Поиск игры:
Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
СЕРИЯ FINAL FANTASY
СЕРИЯ KINGDOM HEARTS
СЕРИЯ FRONT MISSION
СЕРИЯ DRAGON QUEST
СЕРИЯ VALKYRIE PROFILE
ДРУГИЕ ИГРЫ

Рейтинг.ru
FINAL FANTASY VIII: УЛЬТИМЕЦИЯ

Пролог

Эйб спрыгнул с мотоцикла в грязное месиво, подняв веер коричневых брызг, ногой выдвинул подпорку и запрокинул голову, всматриваясь в тяжелые свинцовые тучи, затянувшие небо от края до края.
Вот уже несколько месяцев стояла пасмурная погода. Дождь прекращался на несколько часов, когда серая хмарь над головой чуть светлела, лишь для того чтобы передохнуть, а потом обрушить на Восточный континент новые потоки воды.
Грунтовые дороги размыло, а другие здесь были редкостью – закончившие проект «Восстановление» эстарцы наложили запрет практически на все, что по их мнению могло пагубно повлиять на рожденную из безжизненной пустыни плодородную землю. Правящая династия сейчас как раз вела переговоры о предоставлении разрешения на разгон облаков, но пока безрезультатно. А вода тем временем затапливала все новые и новые территории. Равнины превратились в хлюпающие под ногами болотины, небольшие ручейки и речушки вышли из берегов и разлились на огромные территории, отрезая пути сообщения. Десятки деревень, что за последние полвека расплодились подобно опятам на трухлявом пне, были отрезаны от внешнего мира, лишены поставок провианта, а залитые водой поля не сулили ничего, кроме голода грядущей зимой.
Все это ни мало его не трогало. Что-что, а голод ему точно не грозил, да и крыша над головой у него всегда найдется... по правде говоря, на ту сумму, что сейчас была в его распоряжении, он мог переселить жителей ближайшей деревни в самые дорогие городские гостиницы и содержать их там не меньше месяца. Что ни говори, а шуми умели вести дела и с финансированием проблем не возникало.
Но вот дождь ему все одно не нравился.
Эйб выудил из кармана черной кожанки пачку сигарет и с отвращением отбросил ее в сторону, обнаружив что та насквозь промокла. Оно и не удивительно – вот уже четыре часа назад он покинул Академию, и три из них ему пришлось ехать под проливным дождем. Покопавшись во внутренних карманах, он выудил еще одну нераспечатанную пачку, сорвал с нее пленку и сунул сигарету в рот. Похлопав себя по карманам, он не нашел зажигалки, раздраженно сплюнул и, щелкнув пальцами, запалил крошечный огонек, от которого и прикурил.
Парень не любил пользоваться магией по пустякам. Все его сверстники, особенно те, что называли себя магами, применяли ее по любому поводу, чем донельзя его раздражали. Исключение составляли разве что члены отрядов поддержки, но и те в последнее время без волшебства не могли справиться и с обыкновенной царапиной... за некоторым исключением.
При воспоминании о молоденькой студентке, с которой его связывали нежные чувства, он улыбнулся и тут же представил себе, как она подходит к нему, вытаскивает изо рта сигарету и сердито смотрит на него. Только смотрит. Отчасти, за это он ее и любил – она не тратила попусту слов, не читала из раза в раз повторяющихся нотаций. Только смотрела, и этот взгляд говорил ему больше, чем все слова на свете.
Взглянув на расстилавшиеся впереди темно-зеленые холмы, блестящие капельками дождя, он устало вздохнул. Мыслями он уже был далеко от этих мест – лежал в мягкой и уютной постели одного из самых дорогих отелей столицы, прижимая к себе хрупкое нежное тело, посапывающей на его груди девушки.
Докурив сигарету, он щелчком отправил ее в воздух, навстречу вновь начавшему моросить дождю, носком сапога поддел подпорку, сел на влажное мотоциклетное сидение, недовольно поерзал на нем и рванул с места, выплевывая из-под колес комья грязи.

Глава 1

Забранные досками окна сарая, стоявшего на окраине редкого леса, под сенью большой разлапистой ели, то и дело озарялись голубыми вспышками, а из-за неплотно прикрытой двери доносилось потрескивание.
Внутри пахло озоном и паленым металлом, от чего воздух легко проникал в легкие, но словно наждачка драл горло. Однако, маленькая девочка, что сидела на полу перед огромным металлическим листом, похоже, вовсе этого не замечала.
Короткостриженные темные волосы мелко дрожали на проникающем с улицы ветерке, от которого ее прикрывал накинутый на плечи коричневый плащ. Впрочем, холода она тоже не чувствовала, все внимание огромных карих глаз было приковано к металлу, над которым она плавно водила рукой... рукой, с пальцев которой то и дело срывались электрические разряды. Крошечные голубые змейки пробегали по листу железа, оставляя за собой глубокие темные борозды.
Дверь за ее спиной внезапно распахнулась. От неожиданности девочка дернула рукой, отчего плавная линия пошла зигзагом. Она гневно обернулась, и раскрыла уже было рот, что бы закричать на помешавшего ее занятию человека, но увидев – кто стоит на пороге, улыбнулась.
- Мама! – радостно закричала она и бросилась к стоящей на пороге женщине. – Посмотри, что у меня...
Во внезапно нахлынувшей тишине прозвенел звук пощечины.
Девочка, схватившись рукой за порозовевшую щеку, рухнула на застеленный соломой пол и непонимающе взглянула на мать. Губы ее предательски задрожали, а в уголках глаз набухли капельки слез.
- М-мама...
- Как ты посмела нарушить обещание?! – в глазах женщины плескался гнев.
Она подошла к лежащей девочке и та вся сжалась, зажмурив глаза, в ожидании удара. Но его не последовало.
- Ты обещала мне, что никогда, никогда не воспользуешься магией на людях!
- Я-я... я не... – давясь слезами, девочка замотала головой.
- Значит, отец Кэла лжет?
- Я не... я... – под суровым взглядом матери, девочка умолкла, привела в порядок мысли, утерла кулачком слезы и решительно взглянула на женщину. – Нет, он не лжет... это... правда. Я... прости меня, мама. Я не удержалась. Он... он назвал меня выродком, монстром. Он... я... я сказала ему, что... что он мне нравится, а он... он ответил, что не хочет знаться с... с...
Ее глаза вновь наполнились слезами, и она задрожала всем телом.
- Прости меня, мама, я...
- Ты нарушила обещание, - уже более спокойным голосом повторила мать, - и я тебя предупреждала о последствиях. Отныне я запрещаю тебе пользоваться магией. Слышишь? Запрещаю! Любой!
- Но, мама...
- Никаких но! Живо домой! И сюда ты больше не вернешься! Отныне ты будешь жить, как обычная девочка. Ты поняла меня?
- Да, мама... – понурившись, ответила та. - А я... я смогу потом... я извинюсь перед Кэлом, тогда ты...
Женщина ничего не ответила, и девочка поспешила домой. У нее отлегло от сердца – раз мама ничего не ответила, значит это лишь минутная вспышка ярости. Пройдет несколько дней, быть может, недель и ей снова будет позволено вернуться в тот сарайчик и продолжить свою работу. Она уже кляла себя, за то, что сорвалась на мальчишку. В конце концов, она давно привыкла к тому, что с ней никто не хочет общаться. Все знали, что она «особенная» и сторонились, словно прокаженной. Но он... он был другим. Несколько раз они вместе гуляли и о чем-то болтали. Он никогда не был груб с ней, и он нравился девочке.
Уже на подходе к дому, ее вдруг посетила догадка, и она звонко шлепнула себя по лбу. Ну конечно: ведь там была уйма других детей. Как она могла подумать, что он на глазах у них ответит на ее чувства. А теперь...
Когда она, поднявшись на второй этаж, вошла в свою комнату и рухнула в кровать, глаза ее вновь были полны слез.
- Глупая... глупая дура...
А в это время ее мать, присев на колени подле все еще горячего листа металла, смотрела на свое изображение и улыбалась.
Десять минут спустя, она вернулась домой, поднялась в комнату дочери и, убедившись, что та уже спит, нежно поцеловала ее в лоб.

Сая проснулась от какого-то шума за окном. Она уже привыкла к бесконечным дождям. Ей даже нравилось засыпать под мерное постукивание капелек воды по оконному стеклу и крыше дома. Кроме того, обычно дождь заглушал все прочие звуки, доносящиеся с улицы, охраняя ее сон, но не сейчас...
Откинув одеяло, девочка задумчиво глянула на него, а потом нежно улыбнулась: «мама...»
Нашарив ногами тапочки, она зевнула, потянулась и, щурясь спросонья, взглянула на улицу.
Шел дождь. Но, несмотря на него, в ночи дребезжали язычки пламени.
- Факелы? – недоуменно пробормотала девочка. – Куда это собралась такая толпа?
Еще раз зевнув, она накинула на себя легкую курточку, сунула ноги в непромокаемые полуботинки и спустилась вниз.
- Мам? Мама? – позвала она.
Ей никто не ответил. Взглянув на настенные часы, Сая покрутила пальцем у виска.
- Совсем с ума сошли, в такую рань... куда же их всех понесло?! Похоже, и за мамой зашли...
Девочка почесала взлохмаченную голову, поежилась и выглянула на улицу.
Дождь оказался неслабым ливнем. Вода стекала по черепичной крыше в желоб, а из него с громким плеском падала в большую металлическую бочку, воду из которой обычно использовали для поливки огорода, необходимость которой в последнее время отпала вовсе.
Собравшаяся толпа стояла метрах в пятидесяти от дома. Шум дождя не мог заглушить крики, доносящиеся от людей, но и не позволял разобрать слова.
Накинув на голову капюшон, девочка прикрыла за собой дверь и направилась по покрытой лужами дорожке.
- Мама? – позвала она, дойдя до людей.
Голоса стихли. Все, как по команде, развернулись к ней, а потом медленно отступили назад. Стоять осталась лишь одна женщина, которую до той поры скрывали спины остальных.
- Сая? – с тенью страха в голосе воскликнула мать. – Что ты здесь делаешь?! Быстро иди домой!
- Вот она! – внезапно раздался из толпы крик.
Кричал здоровенный мужик, ростом под два метра. Он был владельцем небольшой забегаловки на окраине поселка и был одним из тех, у кого отвращение к девочке переросло в неодолимую ненависть. Мать запрещала ей приближаться к нему, говоря, что он ненормальный и от него можно ждать чего угодно.
Сая обвела взглядом людей. Тут были почти все взрослые жители деревни, а многие пришли со своими детьми. Был тут и Кэл со своими родителями. Он старался не смотреть на девочку, а на лице его застыло какое-то виноватое выражение.
- Хватайте ее! – заорал все тот же здоровяк.
- Не смейте! – выкрикнула мать. – Она всего лишь ребенок! Она никому не причинила зла!
- Пока, - проговорил отец Кэла, - и то мой пацан чудом уцелел. Не убеги он тогда, эта тварь наверняка убила бы его!
Парень при этих словах дернулся, словно от пощечины, бросил на девочку быстрый виноватый взгляд и отвернулся.
В груди Саи разлилось приятное тепло. Значит, мальчишка чувствует себя виноватым и не злится на нее, следовательно, у нее еще будет шанс все объяснить, извиниться перед ним и... Только сейчас до нее дошел смысл сказанного. Заспанный мозг наконец проснулся, проанализировал все факты и выдал результат, от которого девочку прошиб холодный пот: они пришли за ней, они хотят... убить ее.
- Я не хотела... – задыхаясь от сдавившего грудь страха, прошептала девочка, - простите меня...
Но ее никто не услышал. А толпа двинулась вперед.
- Стойте, - закричала мать, но ее подхватили под руки два молодых парня и оттащили в сторону.
Сая почувствовала, что ее сдавили чьи-то руки, а тело оторвалось от земли.
- На костер ведьму! – прокричал кто-то из толпы.
- Ты что, сдурел?! – зарычал на него другой, - совсем ума лишился, я тебя самого на костре зажарю! Раскроите девчонке череп и дело с концом.
Из глаз девочки вновь хлынули слезы. За последние сутки она плакала больше, чем за весь предыдущий год.
- Не на... – закричала она, но чья-то мясистая ладонь заткнула ей рот.
Все тот же детина, который держал ее на весу, заломил девочке руку и острая боль пронзила плечо, когда в нем что-то хрустнуло. Девочка почувствовала, как по ее ногам побежали теплые струйки, немедленно растекшиеся темным пятном на штанах.
Она до боли закусила губу, почувствовав, как глубоко внутри нее поднимается магия, требующая выхода. Она уже готова была выплеснуть ее наружу, разметав ближайших к ней людей электрической цепью, а после броситься бежать, бежать без оглядки... Но в этот момент ее взгляд выхватил из толпы мать.
Двое парней все так же держали ее под руки, а она отчаянно вырывалась, крича, что бы отпустили ее дочь. Она несколько раз съездила пальцами с длинными острыми ногтями по физиономиям юнцов, пропахав глубокие кровавые борозды, и чуть не выцарапала одному из них глаза.
«Мама запретила...»
Наполнявшая ее секунду назад сила тут же улеглась.
Сая почувствовала, что ее руки чем-то крепко связывают за спиной, а потом она, потеряв опору, рухнула на землю.
Одновременно парни повалили ее и тот, что чудом не лишился глаз, вскарабкался на нее сверху и принялся искать что-то в траве. Женщина продолжала кричать и вырываться, но силы уже покидали ее. Наконец парень нашел то, что искал и вскинул вверх руку. В руке был зажат камень.
- Нет! – услышала девочка собственный крик, когда парень со всей силой ударил им мать по лицу.
Мир исчез за багряной пеленой.

Едва Сая пришла в себя, как тело ее немедленно отозвалось болью. Разум все еще был затуманен. В памяти метались какие-то тени, а в ушах снова и снова звучали крики: «Сая... нет... прости... нет...». Но вокруг было тихо. Лишь монотонный шум дождя...
Постепенно несуществующие голоса стихли. Девочка попыталась подняться, оперевшись на левую руку и тут же вскрикнула, рухнув в грязь. Рука безвольно болталась и была неестественно вывернута. Девочка потрогала ее здоровой, превозмогая боль, поводила из стороны в сторону и, наконец, выбитая из сустава кость встала на свое место.
- А, что же это я... – всхлипнула девочка, утирая лицо ладонью, - вся в грязи... ну вот, теперь мама меня точно убьет...
Она еще раз попыталась встать, и на этот раз это ей удалось.
- Я вся промокла... – плаксиво простонала девочка, стирая комья грязи со штанов.
Внезапно глаза ее широко раскрылись. По телу пробежала дрожь. Сая поднесла руку к лицу и осторожно провела пальцами другой по алым разводам. После этого взгляд ее упал на землю и медленно заскользил по ней...
На краткий миг все звуки потонули в полном ужаса и отчаянья крике.
Девочка стояла на небольшом холме неподалеку от своего дома, а вокруг лежали изуродованные тела.
Разорванные на части, искореженные, с вывалившимися в грязь внутренностями, покрытые глубокими ранами и белыми пузырями мертвой кожи, с вытекшими или же запекшимися глазами... Лишь крови не было – всю ее смысли потоки дождя.
Сая рухнула на колени, и содержимое ее желудка выплеснулось на изуродованное тело. Это была ее мать. Лицо было словно вдавлено внутрь головы. Нос сломан посередине и раздробленные кости, прорвав плоть, торчали наружу.
- Мама... нет... мама, мама!!! – девочка упала на мертвое тело и зарылась лицом в складки насквозь промокшей одежды.
Тело матери всегда такое теплое и ласковое сейчас было холодным, словно лед.
- Мама...
Сзади послышались шаги. Сая обернулась и встретилась взглядом с переполненным ужасом взглядом Кэла.
Мальчишка стоял один, сжимая в руках голову своего отца.
- Сая... – прошептал он.
- Уходи, - прошептала девочка, и вокруг нее поднялся хоровод огненных искр. – УБИРАЙСЯ!
Мальчишка, как завороженный еще с минуту простоял неподвижно глядя не нее, а затем, выронив голову, бросился наутек.
Искорки рванулись было следом за ним, но потом замерли, упали вниз и заскакали по мертвым телам. Воздух наполнился противным запахом паленых волос.

Глава 2

В дверь робко постучали. Сидевшая у камина девочка встала, медленно подошла к двери и распахнула ее.
За дверью стоял Кэл.
- С-сая.... – заикаясь, выговорил он.
- Чего тебе?
- Т-тут ч-человек хоч-чет видеть т-твою м... твою... тебя.
Девочка смерила его безразличным взглядом и бесцветным голосом ответила:
- Пусть войдет.
- Йо! – из-за косяка выглянула голова молодого русоволосого парня.
Нырнув внутрь, юноша тепло улыбнулся девочке и поблагодарил Кэла за помощь, после чего мальчишка немедленно ретировался, прикрыв за собой дверь.
- Ты, Сая, - заявил гость. – А где мама?
- Мамы нет, - сухо ответила девочка, внимательно разглядывая незнакомца. - А вы...
- О! Прошу меня простить, юная леди, - он опустился на одно колено, уставившись в пол, - Эйб Леоонхарт, к вашим услугам.
Парень весело рассмеялся и взъерошил девочке волосы.
- Так, где мама? Нужно поговорить с ней о твоем переезде.
- Переезде?
- Ну, что за несносный ребенок?! - все так же улыбаясь, вздохнул Эйб. – О переезде в Академию. Разве мама тебе не говорила?
- Я не ребенок, а подросток – мне четырнадцать, - тихо ответила девочка, - а мама... умерла.
Улыбка сползла с лица парня. Он подошел к камину и присел возле него на корточки, всматриваясь в языки пламени.
- Прости, я не знал, - вздохнул юноша, - как это случилось?
- Несколько дней назад здесь случился страшный пожар. Больше половины жителей деревни погибло... и моя мама тоже.
Проследив за взглядом девочки, Эйб встал, подошел к ней и глянул в окно, за которым находился огромный холм, покрытый золой.
- Значит, там?
Девочка кивнула.
- Поверить не могу... в такую-то погоду... Что же там случилось? Мальчишка, кажется, его звали Кэлом, который помог мне найти ваш дом, так ничего и не рассказал.
- У него тоже погибли родители.
- Бедняга...
Девочка отвернулась и, пройдя к камину, опустилась в кресло:
- Ну, теперь, когда вы все знаете, вам больше нет смысла здесь находиться, так что прощайте...
- Э, нет, - вновь оживился юноша, - как я уже говорил, я здесь для того...
- Я слышала, - оборвала его Сая, - меня это не интересует. Или... меня никто не спрашивает?
- Нет-нет, - замахал руками Леоонхарт, - разумеется, решение за тобой! Но прошу, выслушай: твоя мама отправила в нашу Академию письмо... она написала, что ты обладаешь даром волшебницы, это правда?
Девочка внимательно взглянула на него, и от этого взгляда парню стало не по себе.
Отведя взгляд, девочка протянула руку к камину и языки пламени, задрожав, выскользнули наружу, пролетели по комнате, а потом угасли.
- Ага, - кивнул парень, старательно отводя глаза, - значит, ты уже умеешь контролировать свою силу?
Девочка кивнула.
- Так вот, понимаешь... Люди, в силу своего не совершенства...
- Вы забавный... – оборвала его девочка и впервые за все время на ее лице промелькнула тень улыбки.
Эйб перестал чесать затылок, ненадолго замолчал, а после выругался.
- К черту! Короче, Сая, ты — волшебница. А эти идиоты вокруг не понимают тебя и бояться. В таком состоянии они опасны. Мама хотела, что бы ты уехала отсюда.
- К вам...
- К нам, - кивнул парень.
- Мне нужно время подумать... - Девочка отвернулась от него, прошла к камину и опустилась в кресло.
- Хорошо, - кивнул он. - Сегодня я переночую в вашей гостинице, а завтра утром уеду. Надумаешь — приходи. А нет... Ну, на нет и суда нет.
Эйб еще с минуту простоял у окна, глядя на выжженный холм, а после вышел из дома, притворив за собой дверь.
Поутихший было дождь вновь лил в полную силу и парень еще раз недоуменно взглянул на холм: после чего же могло остаться столько залы, что даже бесконечный ливень за несколько дней не смог ее смыть.
Впрочем, мысли его быстро вернулись в иное русло.
- Проклятье, ну почему именно я и именно в такую мерзкую погоду должен нянчиться с этим ребенком?!..
Он нервно закурил, но не докурив и до половины сигареты, раздраженно сплюнул, щелчком отправил ее под струи дождя и бросился бежать в сторону гостиницы.

Мерный стук водяных капель нарушил робкий стук в дверь. Через минуту стук повторился и, не дождавшийся ответа гость несмело повернул ручку и толкнул коротко скрипнувшую дверь.
Сидящая у камина Сая даже не взглянула на вошедшего мальчишку, с которого на пол ручьями стекала вода. Тот в свою очередь избегал смотреть на нее.
Кэл приходил к ней каждый вечер. Еще тогда, в первую ночь, когда тело девочки содрогалось от рыданий, перепачканный кровью Кэл пришел к ней домой и несколько часов простоял у двери. Тогда она взглянула на мальчишку, и в ее груди заклокотала дикая ярость. Ведь это он, он во всем виноват. Тогда она чуть не сорвалась и не превратила парня в кровавое месиво. Нет, не магией. Ей хотелось вцепиться ему в лицо ногтями, как это сделала ее мать со своими мучителями перед смертью. Она хотела выцарапать ему глаза и располосовать ногтями все тело. Хотела убить мальчишку собственными руками... Но лишь сидела и плакала. А он стоял рядом и смотрел себе под ноги. С тех пор он приходил каждый день, не то моля о прощении, не то желая отомстить ей за смерть родителей, а может просто желая умереть... Отчасти девочка его понимала — ведь она не видела того, что видел он. Сая почти убедила себя в том, что это была не она. Не она убила всех тех людей. Она не помнила ничего, но вот он... Он-то был там и видел все. Видел, как чудовищные силы, выпущенные ею на свободу, сеяли смерть. Как она убивала его родителей.
Сая перевела взгляд с угасающих язычков пламени на мальчишку, и тот вздрогнул.
Нет, здесь ее больше ничего не держит. Она никогда не простит ни его, ни этих людей. Рано или поздно, весь тот ужас, что девочка прятала сейчас в себе, выплеснется наружу и тогда от деревни не останется и следа. А она... все-таки она любила их. Несмотря на все то зло, что эти люди причинили ей, она любила их... любила Кэла.
- Подойди, - проговорила она.
Мальчишка повиновался. Он медленно приблизился к девочке и замер, пряча глаза.
- Возьми, - Сая кивнула на висящий на стене рюкзак, - пошли за мной... поможешь собраться.

Эйб открыл глаза и недовольно поморщился. Солнце, которое он видел лишь мельком пару дней назад, зависнув на клочке голубого неба за окном, нещадно било своими лучами прямо в лицо. Подушка раскалилась до температуры сковородки, забытой поваром на включенной плите, а одеяло больше походило на крышку духовки, в которой сейчас доходили до готовности его конечности. Все тело блестело капельками пота.
Утерев влажное лицо рукой, парень встал с кровати и, разминая затекшую шею, прошел в ванную комнату.
Даже не задумавшись о том, почему у сверкавшего нержавеющей сталью душа всего один кран, он залез в ванну и, включив воду, нырнул под жесткие водяные струи. В следующее мгновение по помещениям гостиницы пронесся поистине нечеловеческий крик.
Выбивая зубами барабанную дробь, Леонхарт вжался в стену, отчаянно прыгая на одной ноге, уклоняясь от ледяных струй извивающегося на дне ванны душа.
А вода была именно ледяной.
Дверь в его номер чуть слышно хлопнула: вероятно, кто-нибудь из прислуги или соседей заглянул проверить — кто здесь кричал и почему.
Впрочем, Эйбу было не до них. Сжав зубы, он призвал всю свою выдержку, ухватился за извивающийся ужом шланг и, проклиная все на свете, принялся мыться.

Шум в ванной комнате стих и сидящая на кровати девочка обернулась на звук скрипнувшей двери. На несколько секунд в комнате повисла гробовая тишина, в течении которых и вышедший из ванной парень, и замершая с открытым ртом девочка смотрели друг на друга и стремительно заливались краской. Когда оная заполнила все доступное пространство, по гостиничному номеру пронеслась звуковая волна от слившихся воедино криков, хлопнувшей двери и просвистевшего по воздуху полотенца.
Когда последствия звукового взрыва стихли, дверь ванной чуть приоткрылась. В образовавшуюся щель просунулась рука, ухватила сползшее на пол полотенце и исчезла, притворив за собой дверь.

- Так, значит, все-таки едешь? - осведомился Леонхарт.
- Да, Мистер Извращенец.
- Эй! Может, хватит?! Сама пришла! - Парень накинул на плечи кожанку.
- Ты сам меня позвал, - безапелляционно заявила девчонка. - Подумать страшно, что ты собирался сделать с бедной маленькой наивной девочкой...
Смущение уже отступило, и парень всерьез начинал сердиться. Обернувшись, он, было, собрался высказать этой малявке все, что о ней думает, но заметил на лице той веселую улыбку.
- Ладно, забыли, Извращенец. - Сая улыбнулась.
- Забыли, - усмехнулся в ответ парень. - Может, тогда перестанешь звать меня извращенцем?
- Ммм... неа! Имя у тебя странное... Извращенец мне больше нравится.
- Ах ты...
Девчонка подхватила свой рюкзачок, поднырнула под раскинутые в стороны руки и скрылась за дверью, потом выглянула из-за косяка и крикнула:
- Жду тебя внизу, Извращенец. - И улыбнулась.

Глава 3

Далеко позади осталась их деревня. Узкие размытые проселочные дорожки, по которым им пришлось идти, скользя по грязи. Длинная полевая дорога, почти полностью заросшая высокой мокрой травой, перекатывающаяся с одного холма на другой. Несколько затопленных переправ... Добрых десять километров им пришлось идти пешком, а новому знакомому Саи еще и вести свой мотоцикл, который девочка окрестила ржавым ведром на колесиках, за что на полчаса впала в немилость. Наконец, впереди показались макушки темно-зеленых елей и спустившись со следующего холма, они ступили под сень елового леса. Сотня метров по относительно сухой хвойной подстилке и лес расчертила узкая полоса асфальтированной дороги (очень редком явлении на континенте), по которой хлестали струи дождя. Данный факт явно не радовал спутника девочки, но он с видимой радостью выкатил на дорогу своего колесного друга, уселся на него и помог устроиться Сае.
Дождавшись, когда девочка уцепится за него, парень дал газу, и взревевший мотоцикл рванулся вперед, унося их все дальше и дальше от ее родного края... но, как оказалось, не от воспоминаний.
- Держись крепче, - выкрикнул Леонхарт, почувствовав, что хватка девочки ослабла.
- Уху, - шепнула Сая, но ее голос потонул в реве двигателя, шуме дождя и завываниях ветра.
Девочка прижалась щекой к мокрой кожаной куртке, обхватила юношу за плечи и заплакала. Мимо проносились деревья и километровые столбики. В тени деревьев мелькали какие-то звери, однако они ехали быстро, и девочка не успевала их рассмотреть... Но недостаточно быстро, что бы убежать от образа мертвой матери и изувеченных тел.
- Эй, ты там плачешь что ли? - Эйб и сам не понял, почему сделал такой вывод.
- Нет, все нормально, - замотала головой девочка, растирая слезы по лицу и кожанке.
- Лучше плачь, - прокричал парень. - Лучше один раз и по всем, чем всю жизнь по чуть-чуть. Я тоже остался без родителей! Лучше выплакаться, я знаю!
- Спасибо, Извращенец... - девочка еще сильнее прижалась к нему.
- Не за что, Заноза, - прокричал он в ответ.
- Почему Заноза? - всхлипнув, осведомилась Сая.
- Потому что в заднице, - хохотнул Леонхарт и, наклонившись вперед, поддал газу.

Она уже не плакала. Слезы кончились. Но девочка все также сидела, вжавшись в спину юноши. Несмотря на дождь, та уже не была мокрой и холодной. Подумав, что сейчас все дождевые струи достаются Эйбу, Сая мстительно усмехнулась: «это тебе за Занозу». Однако, спустя секунду, на лице девочки вновь расплылась довольная улыбка. Она покрепче ухватилась за него и прикрыла глаза.
«Кататься по такой погоде, да еще и с этим ходячим наказанием... за что?!» - Леонхарт вскинул голову вверх, словно надеясь, что затянутые тучами небеса разверзнуться, и оттуда на него воззрится весь пантеон богов, и его верховный представитель скажет, что это его наказание, за...
Девчонка как раз ухватила его покрепче, отвлекая от тягостных мыслей.
Леонхарт улыбнулся.
«Ничего, сдам это несчастье в Академию и к Элли. И мы вместе унесемся прочь... Поселимся в каком-нибудь мелком далеком городишке, докуда не дотянутся руки Мастера и...»
Удар выбил их с мотоцикла. Девочка коротко взвизгнула, отпустила его и исчезла. Мотоцикл рухнул на асфальт и, высекая искры, прокатился по нему вперед, после чего упал в придорожную канаву. Сам Эйб рухнул на дорогу и покатился по ней, обдирая руки.
Голова кружилась, желудок бунтовал и ежесекундно пытался выплеснуть свое содержимое на дорогу. Подернутый дымкой мир плыл перед глазами, а земля ходила ходуном.
Леонхарт с трудом поднялся на ноги и скорее почувствовал, нежели заметил несущуюся к нему тень. Подбежав вплотную, оная попыталась садануть его по голове увесистой дубиной, но парень отскочил вбок. Мир послушно скакнул следом и навалился на него, подобно небесному своду на плечи атланта.
Не выдержав такой нагрузки, Эйб пошатнулся и рухнул назад, пребольно стукнувшись об асфальт и без того отбитым копчиком.
Пронесшаяся мимо тень обрела более привычные очертания, представ налысо бритым мужиком, чуть старше его самого. Оскалившись, тот размахнулся своей дубиной, которая на деле оказалась стальной трубой, и обрушил ее на поверженного противника. Эйб подставил под удар руку и скривился от боли, когда кость не выдержала проверки на прочность и треснула. Все же он смог воспользоваться представившейся возможностью - ухватил второй рукой дубину, и та немедленно окуталась облачком пара.
Выругавшись, мужик отбросил свое оружие и принялся хлопать себя по штанам руками, кожа на которых стремительно белела.
С вытянутого пальца парня сорвалась рыжая лента и хлестнула мужика по лицу.
Не давая тому передохнуть, Эйб прыгнул на него, повалил на землю и приставил ладонь к его груди. Шум дождя заглушил моментально оборвавшийся крик. Лишь застывшая на перекошенном лице гримаса боли говорила о том, что мужик испытал перед смертью.
Парень резко отдернул голову в сторону. Его здоровую руку оплели серебряные нити, но мгновенно погасли, когда огромный мясницкий тесак рухнул Леонхарту на плечо. За спиной заоравшего парня стояли четверо...

Она очнулась от крика. Перед глазами пролетели видения прошлого. Девочка с ужасом уставилась на свои руки, боясь, что как и в прошлый раз они будут в крови, однако ее опасения не подтвердились. Она лежала на хвойной подстилке, под сенью разлапистой ели. Все тело болело, но никаких видимых повреждений не было.
Девочка приподнялась и огляделась. Ничего. Только еловый лес, стеной смыкающийся вокруг нее. Сквозь редкие прорехи в хвойной «крыше» ей на голову падали одинокие капельки дождя.
- Извращенец?.. - тихо позвала она.
В ответ у нее за спиной хрустнула ветка.
Девочка стремительно обернулась, но в полумраке не смогла разглядеть ничего. Она шарила по хвое, в поисках чего-нибудь, что способно было защитить ее от неведомой угрозы, и ее пальцы нащупали что-то холодное металлическое. Девочка ухватила странный предмет и поднесла к лицу. Это был пистолет. Как любой нормальный ребенок, она знала, что пистолет — это оружие. Она затруднялась сказать, где она об этом узнала и от кого — телевидение на Восточном Континенте все еще не было распространено, а местные мальчишки играли в рыцарей, размахивая деревянными мечами. Но она знала.
Хрустнула еще одна ветка, и на этот раз девочка была уверена, что смогла разглядеть какое-то движение все в той же стороне.
До боли сжав оружие в руке, она навела ствол на проем меж двух стоящих рядом елей и положила палец на спусковой крючок. Она не знала — хватит ли ей сил запустить спусковой механизм и успеет ли она это сделать, когда неведомый враг нападет на нее. Да и поможет ли пистолет против неведомой силы, сбросившей ее с мотоцикла и уволокшей в лесную чащу. Все ее чувства кричали, что нужно бежать, бежать без оглядки. Но разум был парализован страхом и не способен был ни опровергнуть их, ни подчиниться.
Тени меж деревьев стали гуще и от захлестнувшего ее ужаса, девочка едва не лишилась сознания.
- И-извращенец? - умоляюще спросила она.
- Я... - послышалось из темноты.
Леонхарт вышел вперед. Наполненные страхом глаза девочки окинули его с ног до головы. Она узнала его, это был действительно он. Девочка хотела уже броситься к нему, но не смогла сдвинуться с места — белая футболка под разорванной рубашкой была вся заляпана кровью. Присмотревшись, девочка увидела, что и рубашка, и черная кожаная куртка покрыты коричневыми потеками.
- Извращенец...
Парень медленно подошел к ней. Каждый шаг давался ему с трудом.
- Ну и что ты собиралась с ним делать? - парень кивнул на пистолет в руках девочки.
Оружие упало на землю. Парень выудил из кармана помятую пачку сигарет, порылся в ней, обнаружил целую сигарету и сунул ее в рот. Подобрав с земли пистолет, Эйб приставил его дуло к концу сигареты и нажал на курок. Из ствола вырвался короткий язычок синего пламени.
- Зажигалка, - пояснил Леонхарт, - а я ее обыскался...
Парень выпустил струйку дыма и немедленно закашлялся.
- Что ты делаешь?! - выкрикнула девочка.
Вскочив, она вырвала тлеющую сигарету у него изо рта и, затушив о ствол дерева, выбросила в сторону.
Парень обнял девочку за плечи и прижал ее голову к груди.
- Хорошо, что с тобой все в порядке...
После этих слов, парень стал медленно, но неотвратимо заваливаться вперед и Сая, не устояв на ногах, рухнула на спину, а на нее упал и Леонхарт.
- Ты что творишь, Извращенец?! - заорала она, но ответа не последовало.
С губ Эйба сорвалась одинокая розовая капелька...

Очнувшись, Леонхарт понял, что он хочет есть. Даже больше — он проснулся, потому что хотел есть. Еда была смыслом его существования. В подтверждение этого желудок утробно проурчал.
- Сая? - тихо позвал он.
Над ним немедленно склонилась девочка, на озабоченном лице которой играли рыжие блики.
- Очнулся, Извращенец? - осведомилась она и потянулась к его лбу.
Тут он почувствовал, что на голове у него лежит что-то влажное и прохладное. Потянувшись, он стянул со лба мокрую тряпку.
- Да... - поморщившись от боли, он попытался подняться, но девочка тут же надавила ему на грудь, заставив лечь, взяла из рук тряпку и водрузила ее на место.
- Лежи, не двигайся!
- Сая, да я в порядке... есть... есть хочу.
- Больной пошел на поправку? - хмыкнула девочка.
- Ты не понимаешь... метаболизм... Меня серьезно поколотили, были повреждены ткани. Я залечил их, и теперь мне надо...
- Ешь, - девочка заткнула ему рот куском хлеба с чем-то мясным и вкусно пахнущим.
- Колбаска? - улыбнулся он, с наслаждением уплетая бутерброд.
- Ну, извините, чем богаты...
Эйб вновь приподнялся, несмотря на протесты со стороны девочки и, почувствовав за спиной опору — ствол ели — прислонился к ней спиной.
Прожевав бутерброд, он таки избавился от мокрого куска ткани и принял из рук девочки второй бутерброд, благодарно кивнув.
- Что это было? - наконец поинтересовалась Сая.
- Какие-то бандиты.
- Бандиты?! - удивленно воскликнула девочка.
- Ну да, бандиты. Восточной континент сейчас - место довольно дикое. Далекое от цивилизации. И каждый здесь делает что захочет, если это не идет вразрез с правилами, установленными эстарцами. Хотя бы эти деревеньки и поселки, подобно вашей. Где еще в мире ты найдешь их, да еще в таком количестве? Сейчас каждый может принести на континент частичку себя, построить здесь собственный рай... или ад. Это не мои слова. - Парень усмехнулся. - Вот и «грабителям с большой дороги» нашлось место под тучами. Уроды... Натянули веревку поперек дороги, а я, дурак, отвлекся. Хотя, на такой скорости... Короче, сбросили нас ею. Тебя с дороги отшвырнуло, а на меня вся эта свора набросилась.
- Так они?!.. - Девочка не договорила и испуганно зажала ладошкой рот.
- Успокойся, больше они никого не покалечат! - Леонхарт осторожно покрутил головой и издал протяжный стон. - Сволочи все-таки... Руку сломали, куртку попортили, чуть не прирезали... Мотоцикл!
Парень попытался вскочить, но Сая оказалась проворнее, и прыгнула ему на ноги, пригвоздив к дереву решительным взглядом.
- Сидеть! Ничего с твоим мотоциклом не случится!
- Но он же в канаве! А там вода! Если там аккумулятор сгорит или детали проржавеют... А нам еще километров шестьдесят пилить до ближайшего населенного пункта.
- До завтра подождет! - безапелляционно заявила девочка.
Парень только вздохнул, а потом взглянул ей в глаза:
- А у нас нет еще бутерброда?
- Девочка улыбнулась и слезла с его ног. Подошла к мешку и выудила полбуханки хлеба, колбасу, завернутую в плотную засаленную бумагу и тонкий нож.
- Лучше скажи, - приняв из рук девочки еду, продолжил Леонхарт, - ты почему меня хотела из зажигалки пристрелить?
- Ну, я думала, что это как раз один из бандитов... вернее, я не знала, что это были бандиты, просто...
- Да, это-то понятно. Я тебя про другое спрашиваю. Ты ведь волшебница, и умеешь управлять своим даром. Почему не прибегла к нему? С твоими способностями тебе ни один бандит не страшен. Да что там бандит, ты целую толпу на тот свет можешь отправить, и глазом не моргнув! Эт, конечно, не дело, но если уж тебе что-то угрожает...
- Я... - девочка отвернулась и взглянула в мечущиеся языки пламени маленького костра, - я... растерялась. Испугалась. Не знала, что мне делать, вот и...
- Понятно, - кивнул Леонхарт. - Это одна из тех вещей, которым учат в Академии. Когда и как нужно применять свои силы, как, несмотря ни на что, не терять самообладания и контролировать свои страхи... Как... В общем, это тоже не мои слова. Всякий бред. Суть проста — тебя научат защищать себя при любых обстоятельствах.
Смахнув слезы, девочка обернулась, подошла к нему, опустилась на колени и быстро чмокнула парня в щеку с трехдневной щетиной.
- Спасибо, что спас меня!

Глава 4

Мотоцикл они доставали вместе. Эйб спрыгнул в канаву и ушел в воду по пояс. К счастью его колесный друг зацепился за ветки растущего на обочине куста и не полностью соскользнул вниз, однако вытащить сверху его не получилось — земля под ногами была мягкой и при малейшем давлении начинала оседать. Не говоря уже о том, что ноги по ней скользили, как по льду, а уцепиться было решительно не за что. Даже куст, спасший мотоцикл, пожертвовал собой и был наполовину вывернут из земли — того и гляди ухнет в канаву вместе со своей ношей.
Все же, после получаса барахтанья в грязной канаве, вода в которой за время пребывания в ней парня полностью лишилась прозрачности из-за поднятого им со дна ила, Эйбу удалось вытолкнуть мотоцикл наверх, где его крепко ухватила девочка и держала до тех пор, пока Леонхарт чавкал по дну канавы в поисках удобного подъема.
Мотоцикл вместе со своим владельцем были сосланы мыться на протекавшую невдалеке речку, после чего долго обсыхали у вновь сложенного девочкой костра.
- Эйб...
- Ау? - Парень сидел на корточках возле костра с вытянутыми к огню руками.
- Долго нам еще до этой твоей Академии пилить?
- Ну, часов восемнадцать-двадцать... - задумчиво изрек парень.
- Сколько?! - вытаращилась на него Сая. - И мы что же — опять остановимся в каком-нибудь лесу? Или будем ехать без остановок?!
- Не знаю как тебе, а мне до смерти осточертели эти джунгли.
- Джунгли?
Парень лишь отмахнулся и продолжил:
- Лично я намереваюсь заглянуть по пути в один городок — тут, не далеко. Местечко не лучше вашей деревни, но у них есть горячие источники! - Эйб мечтательно прикрыл глаза. - Горячие бассейны, от которых в воздух поднимается пар, вкусная еда, выпивка и общество прекрасных дам — что может быть лучше?!
Парень явно замечтался и потерял контроль над ситуацией, которая тут же ответила ему мощным ударом по берцовой кости, заставив его вернуться с небес на землю и исполнить некий акробатический танец, прыгая на одной ноге.
- Горячие источники, прекрасные дамы... извращенец! - одарив парня уничтожающим взглядом, Сая демонстративно отвернулась и ушла к реке.
- Тьфу! Расслабился... еще чего доброго при Элли ляпнет... За что?!
Затянутые тучами небеса не дрогнули под его взором и остались глухи к немой мольбе.

Солнце, о существовании которого свидетельствовало лишь мутное рыжее пятно, почти сливающееся с серой хмарью, клонилось к закату. Недавно начавшийся ливень быстро выдохся и сменился противным моросящим дождем. Воздух стал по-вечернему прохладным. Поэтому когда вдали показались огни небольшого города, оба — и Эйб, и Сая — облегченно вздохнули.
Парень все же погрешил против истины, говоря об этом городе. Ведь это был именно город, а не какая-нибудь деревушка. Их жалкий бревенчатый домик не шел ни в какое сравнение с огромными увитыми вьюнками каменными особняками. Низенькие декоративные заборчики, выкрашенные в белый цвет, тянулись вдоль мощеных булыжником улиц, огораживая частные участки с сочной зеленой травой и плодовыми деревьями, на которых дозревали фрукты. Вода с участков стекала в специальные канавки, шедшие по обеим сторонам дороги, и уносилась вниз, к раскинувшейся у подножья холма, на склоне которого стоял город, реке неторопливо несущей свои воды на восток. Сая поначалу приняла ее за огромное озеро — она и не думала, что бывают столь широкие реки. Просветил ее на этот счет Леонхарт, коротко выругавшись и сказав:
- Вот ведь... разлилась. Видишь — столбики на реке?
Девочка пригляделась и действительно разглядела несколько темных столбов, высовывающихся из воды на метр-два. Стояли они парами, на расстоянии сотни метров друг от друга.
- Вижу. А что это?
- Мост.
- Мост?! - удивленно воскликнула девочка.
- Ага. Вишь — как затопило... - Парень тяжело вздохнул. - Похоже, здесь нам не проехать... В любом случае, единственное что меня волнует...
- Знаю я - что тебя волнует, Извращенец! - оборвала его девочка. - Давай, вези нас в обитель разврата.
Рев двигателя заглушил глухое рычание Леонхарта, и они понеслись вниз по дороге.

Обителью разврата оказалась трехэтажная гостиница. Первый ее этаж был сложен из камня, а второй и третий — сколочены из досок. Венчала конструкцию покатая крыша, крытая рыжей черепицей. Из высовывающихся труб валили густые клубы дыма, сулящие путешественникам тепло и уют.
На подходе к зданию Сая втянула носом воздух и почувствовала едва уловимый аромат чего-то съестного. Желудок тут же откликнулся утробным урчанием, лишая девочку последней возможности развернуться и бежать от этого неблагонадежного заведения.
Парень лишь усмехнулся и распахнул перед ней дверь. Дождался, пока девочка нырнет в помещение, и последовал следом.
- Эйб Леонхарт, - с порога заявил парень, направляясь к стойке портье, - студент Академии. Два люкса на два дня. Оплата карточкой.
Молодой человек за стойкой приветливо заулыбался (не нагловатому пареньку, а его деньгам, разумеется) и проворно застучал по клавиатуре компьютера.
- А юная леди?.. - закончив вносить информацию о постояльце, портье обратил свой взор на девочку.
- Это...
- Сексуальная рабыня, - ехидно ответила Сая.
Оба парня вытаращились на нее.
- Для любовных утех, - пояснила она, довольная произведенным эффектом.
- Не слушайте ее, - первым пришел в себя Леонхарт, - это... моя сестренка. Сая Леонхарт.
- О!.. - на лицо парня вновь вернулась улыбка, но на этот раз несколько натянутая. - Вот ваши ключи... вас проводить? Имеется багаж?
- Не стоит, мы найдем дорогу. У входа стоит мотоцикл, позаботьтесь о нем.
- Разумеется, сэр, - кивнул портье и, отдав ключи, позвонил в колокольчик.
- Давай быстрее, Извращенец! - крикнула Сая, уже поднимаясь по лестнице на второй этаж. Я есть хочу!
Пробормотав себе под нос нечто нецензурное, Леонхарт направился следом.

Девочка лежала на широкой двуспальной кровати и задумчиво разглядывала мечущиеся по потолку тени. Это деревья за окном в свете уличных фонарей шелестели листьями на слабом ветру и дрожали под несильным дождем.
- Сая Леонхарт... Нет, не звучит.
Перед ее внутренним взором мелькнуло улыбающееся лицо Кэла, но его тутже вытеснило видение мертвой женщины с проломанным черепом. Из глаз девочки скатилось несколько одиноких слезинок. В горле встал комок, а сердце ледяной хваткой сдавило одиночество.
- Мама...

Эйб оказался единственным постояльцем, решившим в столь поздний час, да еще и во время дождя, понежиться в горячих источниках. Несмотря на свои слова о юных красавицах, сейчас он был даже рад отсутствию людей. За последние дни он смертельно устал и хотел просто отдохнуть.
Пелена белесого пара, колыхающаяся над поверхностью воды скрыла его от окружающего мира, и никто не мешал ему наслаждаться горячей ванной. Особенно приятной, если припомнить два его последних купания.
И когда за его спиной послышался звук открывающейся двери, парень издал страдальческий стон, понимая что его одиночеству пришел конец, и сейчас какой-нибудь жирный волосатый мужик, мучающийся от бессонницы, плюхнется рядом с ним и естественно постарается завязать знакомство. Начнет рассказывать о себе, о своей очаровательной жене, о том, как они вместе, наконец-то, скопили денег на поездку и отправились посмотреть мир за пределами родного города... Да даже если это окажется шикарная дама, искательница приключений, маящаяся от скуки... Хоть он частенько и вел себе как последний бабник, но на деле никогда и не помышлял променять свою любимую на кого-то другого. Ведь он любил ее больше всего на свете.
Размышления его были прерваны самым бессовестным образом — чьи-то руки обвили его за шею, а к спине прижался махровый халат.
- Эй! - Он попытался он вырваться из объятий, повернул голову и удивленно воскликнул: - Сая?!
Закутанная в желтый халат девочка крепко прижалась к нему. Глаза ее были красны от слез.
- Сая, что с тобой?! - борясь со смущением и уповая лишь на плотный туман, выдавил из себя Леонхарт. - Я думал, ты уже спишь...
- Я боюсь, - прошептала девочка.
- Чего?
- Я... помнишь — ты спросил, почему я не попыталась защитить себя при помощи магии? Там, в лесу...
Эйб лишь кивнул.
- Я поклялась себе никогда больше не направлять магию на других... на других людей?
- Больше никогда... - в этот момент Эйб отчетливо почувствовал во рту солоноватый привкус крови.
- Тот пожар... в деревне. Его устроила я.
- Что?! - парень развернулся, ухватил девочку за плечи и встряхнул. - Что ты говоришь?!
- Тот пожар устроила я, - повторила девочка. - Но в нем никто не погиб. Ни одного человека. Сгорели лишь тела. Мертвые тела...
Она вновь стояла на холме, заваленном телами. Стояла над телом мертвой матери, смотрела на изуродованные останки соседей, на Кэла сжимавшего в руках голову отца и плакала.
- А всех их... я... я убила раньше.
Несмотря на то, что парень по-прежнему по пояс сидел в горячей воде, его обдало мертвенным холодом. Он отпустил девочку и едва удержался от того, что бы толкнуть ее или же сразу, на месте изрубить на куски — его оружие всегда было при нем.
- Почему? - выдавил он из себя.
- Потому что... - давясь слезами, ответила девочка, - они... они убили маму.
И ее прорвало. В голос ревя, она рассказала, как припугнула соседского мальчишку простенькой магией, как ее наказала мама, как после она проснулась ночью, вышла на улицу и встретилась с разъяренной толпой, которая хотела ее смерти, как ее схватили и...
- Я... я не нарочно... Это была не я — магия! Она вырвалась из-под... из-под... и...
Девочка стояла покалено в воде и тихо всхлипывала.
Ни слова не говоря, Леонхарт отплыл подальше, вышел из бассейна и, обернувшись полотенцем, прошел к выходу. Уже стоя в дверях, он обернулся и тихо сказал:
- Их всех убила ты. Только ты и никто другой.
Дверь с тихим щелчком закрылась. А девочка рухнула на колени в горячую воду и закрыла залитое слезами лицо руками. Ее плечи еще очень долго сотрясались от беззвучных рыданий.

Поплотнее закутавшись в банный халат, Сая тихо ступала по коридорам гостиницы. Ей почему-то стало очень стыдно за свои слова. Она не знала толком почему, но хотела извиниться перед Эйбом. После его слов, у нее на душе сделалось ужасно тоскливо. Она не понимала почему, но чувствовала, что он прав. Что всему виной и вправду она одна. Ни магия, вышедшая из под контроля, ни люди убившие ее маму, ни Кэл, рассказавший обо всем родителям — она одна. Теперь ей казалось, что она пыталась обмануть парня, обманув вначале себя саму. Она хотела извиниться и поэтому, вернувшись с источников, направилась прямо к его номеру.
Девочка остановилась возле закрытой двери, потянулась к ручке, но в последней момент замерла: внутри кто-то разговаривал.
- Да, да... Не уверен. Да, правильно, Эйб Леонхарт. Конечно. Ммм... у нас возникли кое-какие непредвиденные проблемы...
Ее словно обухом по голове ударило. Мир поплыл перед глазами. Предали, снова. Как она могла совершить такую глупость — довериться кому-то после того, что случилось всего несколько дней назад. Как она могла?..
Сая опрометью бросилась прочь. Внутри у нее клокотала магия, замешанная на ярости и страхе. Она требовала, чтобы девочка стерла в порошок того, кто ее предал, и всех вокруг. Отомстить за предательство и защитить себя. Но девочка изо всех сил сдерживала готовую вырваться на свободу мощь. Она бежала по лестнице, зажав руками уши, будто это могло защитить ее от голосов, поющих песнь разрушения в ее душе.
Пролетев мимо удивленно вскрикнувшего портье, девочка выбежала на залитую фонарным светом улицу и бросилась по ней вниз, к реке. Ей казалось, что сзади ее кто-то зовет, но она не слушала. Лишь бежала все быстрей и быстрей.
Пробежав около километра, она свернула на какую-то плохо освещенную улицу, пробежала по ней. Уперлась в тупик и, практически на ощупь, нашарила в полутьме еще один проход меж стоявших рядом домов. Пробежала по нему и вылетела в маленький круглый дворик, поскользнулась на чем-то и рухнула на спину.
Как ни странно, но падение привело ее в чувство. Мир перестал походить на размытое разноцветно пятно. Голоса стихли, а на их место пришел вполне реальный смех.
Над ней склонился какой-то мальчишка с уже проступившей на щеках щетиной и дыхнул в лицо перегаром.
- Малышка... - растянул он рот в довольной ухмылке.
Сознание прояснилось окончательно, и девочка изо всех ударила парня в лицо ногой. К несчастью, все, что на ней было — желтый махровый халат, в котором она выбежала из гостиницы, и удар оказался довольно слабым, но все же заставил парня отступить назад.
Сая вскочила на ноги и развернулась, что бы броситься назад, но наткнулась на здоровенного бритоголового громилу, заслонившего собой весь проход. Тот довольно осклабился и толкнул девочку вперед, в последний момент ухватившись за краешек халата, отчего тот под радостное улюлюканье слетел у нее с плеча.
Юная волшебница шлепнулась на камень, пребольно стукнувшись о него коленями и окинула взглядом собравшуюся толпу.
Их было человек восемь. Самому младшему лет тринадцать, старшему — им оказался как раз тот омбал — девятнадцать, может — двадцать. Типичная шпана, собирающаяся на задворках домов, чтобы распить бутылку-другую, дабы угробить мешающие отдыхать остатки не деградировавшего сознания. Все поголовно довольно ухмылялись, предвкушая веселье.
В груди было пусто. Там, где обычно жила холодная и яростная, убийственная и беспощадная сила, не было ничего. Магия тоже не любит предательств.
«И пусть», - подумала девочка, - «хоть он и предал меня, но все же Извращенец был прав. Я, только я в ответе за смерть всех тех людей. За смерть мамы... И это будет моим наказанием...»
Девочка зажмурилась, в ожидании - когда шпана набросится на нее, но вместо этого заслышала лишь топот удаляющихся ног.
Она осторожно приоткрыла глаза и увидела лишь здоровяка, перелезающего через забор. Когда это ему уже почти удалось, ограда не выдержала, затрещала и целая секция вместе с ним рухнула на землю. Однако здоровяк тут же поднялся и дал деру.
За спиной девочки послышались шаги, и она поспешно обернулась. По темному проходу шел Леонхарт.
Парень присел рядом с ней и накинул на плечо девочке сорванный край халата.
Сая поборола желание тут же броситься в его объятья, и вместо этого решительно оттолкнула его руку и попыталась встать, однако он не дал ей этого сделать.
- Пусти, - истерично закричала девочка, - пусти, кому сказано?!
- Может, объяснишь — что это за внезапная перемена настроения? - спокойным голосом осведомился Эйб.
- Будто ты сам не знаешь! Я все слышала! Слышала, как ты говорил со своей Академий! Ты... ты все им рассказал! Я поверила тебе, а ты... ты... - Девочка вновь заплакала и обессилено рухнула к нему на руки.
- Ты... ты...
Леонхарт ласково провел рукой по ее волосам и прижал к себе, после чего поднял на руки и выпрямился.
- Я никогда не предам тебя, - тихо сказал он.
- Ты... ты уже...
- Если ты действительно все слышала, - Леонхарт улыбнулся, - то должна знать, что я сказал лишь, что у нас возникли некоторые проблемы — река разлилась и затопила мост. Поэтому нам придется ехать в объезд.
- Так ты... - девочка утерла слезы рукавом халата и удивленно воззрилась на своего спасителя. - Ты ничего не сказал про меня?
- Я сказал, что нашел тебя и везу в Академию. А еще сказал, что ты жутко проблемный ребенок! Эй! Ну, хватит уже реветь!
- Спасибо! - она протяжно всхлипнула, но сдержать слез не смогла, и те снова заструились по улыбающемуся лицо. Теперь она плакала от счастья. - Спасибо, Эйб!
Сая обвила его шею руками, а парень лишь тяжело вздохнул, развернулся, и с девочкой на руках двинулся в обратный путь.

Поздно ночью он заглянул в комнату юной волшебницы и, убедившись, что та спит, вышел на улицу. Втянув прохладный, кристально чистый воздух, он порылся в карманах куртки и выудил пачку сигарет.
- Эх, старина, - прикурив, проворчал он, - кажется, ты совсем раскис... Еще немного и можно смело записываться в няньки.
А на его лице играла довольная улыбка...

Глава 5

- Извращенец! Поторапливайся! - Сая уже сидела на мотоцикле и махала вышедшему из гостиницы парню.
- Да, да... иду... - заспанным голосом пробубнил он. - Проклятье, а я думал, что после вчерашнего...
- Чего ты там бухтишь? - весело осведомилась волшебница. - Давай скорее! Мне не терпится увидеть твою Академию!
- Уху, - буркнул Леонхарт и уселся перед ней.
Девочка тут же обхватила его руками и прижалась к спине.
- Эй, не так сильно!
- А тебе неприятно, Мистер Извращенец? - лукаво осведомилась девочка и еще сильнее прижалась к нему.
- Черт бы тебя побрал! - прорычал парень и завел мотор.

- Эй, Извращенец! - На лице девочке играли золотые лучики солнца, нашедшие лазейку меж облаков, а волосы развевались на ветру.
- Чего тебе? - буркнул Леонхарт.
- Не слышу! Говори громче! - закричала Сая.
- Да?! - рявкнул в ответ Эйб.
- Послушай, Извращенец, а у тебя есть девушка?
- Не твое дело!
- Ну, скажи!
- Зачем?!
- Мне интересно!
- Ну, есть! - сдался Леонхарт.
- Расскажи мне о ней!
- Это не твое дело!
- Ну пожалуйста!
- Нет!
- А иначе, я буду всю дорогу тебя щекотать! - весело засмеялась девочка и наглядно продемонстрировала серьезность своей угрозы.
Мотоцикл вильнул и чуть не вылетел с дороги.
- Ты что творишь, дура?! - заорал Леонхарт, справившись с управлением.
- Я ведь предупреждала, - тоном матерого шантажиста ответила Сая. - Ну, расскажи, а?
- Ладно! - обреченно вздохнул парень. - А то еще угробишь нас обоих, ненормальная!
Девочка весело засмеялась.
- Мы познакомились два года назад... - начал он.
- Ты уже сделал ей предложение? - тут же встряла девочка.
- Нет, я...
- Что?! Вы уже два года встречаетесь и до сих пор...
- Да замолчи ты! Либо не перебивай, либо я вообще ничего рассказывать не буду!
- Ладно-ладно, бука! Молчу!
- Ну так вот... Мы познакомились два года назад. Это было мое первое боевое задание. Тогда в Гальбадии вспыхнул какой-то конфликт, и несколько отрядов из Академии отправили на помощь.
- Пострадавшим?
- Не знаю я — кто там пострадавший, а кто нет... - мотнул головой Леонхарт. - Мы наемники. Работаем на тех, с кем Академия заключила контракт. А это, в большинстве своем, те, кто больше заплатит.
- Фи, какая гадость...
- Война вообще мерзкая штука. Не имеет значения — на чьей стороне сражаться. На войне нет ни правых, ни виноватых. Солдаты с обеих сторон не виноваты ни в чем. Они лишь выполняют приказ. Как твоя магия... - парень запнулся. - В общем, нас отправили помочь одной из сторон.
Это было наше первое боевое задание и многие из нас... многие из нас погибли. Она, Элли... то есть Элейм... была в команде поддержки. Из ее отряда выжала лишь она одна. А из нашего — я и мой друг Зиг. Нас окружили, но мы втроем прорвались из оцепления и спаслись. Она спасла нас... ну, а мы спасли ее. После битвы нас всех повысили в ранге, но... Мне до сих пор по ночам снятся кошмары. Я помню лица мертвых знакомых, помню каждого поименно... Из сотни студентов «боевое крещение» прошли лишь два десятка человек...
Позже мы узнали, что так происходит всегда. Именно поэтому в последние годы Академия набирала огромное количество студентов... Мы с Зигом... Я думал, что мы сойдем с ума. Но эта девочка, Элли, с тех пор она всегда была с нами. И в ее присутствии мрачные мысли уходили... В общем, мы — и я, и мой друг — в нее влюбились. Какое-то время она встречалась с нами обоими, и мы об этом знали, а после, когда дальше так продолжаться уже не могло, она выбрала — меня. Зиг — он настоящий друг. И он действительно ее любил... и любит до сих пор. Он пожелал нам с ней счастья, а сам... Сам так и не смог больше найти себе пару... Девчонки вокруг него так и вьются, а он отмахивается от них, как от назойливых мух... Жалко парня... Иногда я думаю — выбери Элли не меня, а его — смог бы я так же, как и он, пожелать им двоим счастья и отпустить любимую... Не знаю...
- Понятно... - задумчиво проговорила девочка. - Придется постараться...
- Постараться?
- Ну да, - с деланным удивлением воскликнула Сая, - ведь рыцарь не должен думать ни о ком, кроме своей волшебницы!
- Рыцарь?
- Ага, у волшебницы ведь должен быть рыцарь?!
- Наверное, но...
- Вот я и выбрала — моим рыцарем будешь ты! Властью данной мне...
Мотоцикл рвануло в сторону, и они исчезли в придорожных кустах...

- Эй, Мистер Извращенец... - плаксивым голосом протянула Сая, - поговори со мной...
- Умолкни! - зло прорычал в ответ Эйб.
- Мистер Извращенец, я в туалет хочу...
Леонхарт лишь глухо зарычал.
- Тогда, ты не против, если я прямо здесь...
- С ума сошла?! - парень вскочил и тут же треснулся головой о железную крышу кузова.
- Шутка, - невинно улыбнулась девочка, но улыбка тутже сползла с ее лица, при виде нависшего над ней Леонхарта. Глаза парня были налиты кровью, руки дрожали, а пальцы судорожно то сжимались, то разжимались.
- П-простите, Эй-йб Леонхартович. Я поняла свою ошибку, б-больше так не буду! - пискнула девочка.
Парень лишь зло выругался и опустился на скамью:
- Прибил бы!..
Они уже часа три ехали в кузове небольшого грузовика, который Эйбу посчастливилось поймать: после непродолжительной гонки по пересеченной местности, мотоцикл врезался в ствол какого-то дерева, а его пассажиры, кувыркаясь, полетели на землю.
Чудом, оставшись невредимыми, они потом с полчаса нарезали по лесу круги — Сая убегала, а за ней носился взбешенный Леонхарт, с криком: «Убью, мелкую гадину!»
Выдохшись, он поднял с земли то, что во что превратился его мотоцикл и неспеша покатил его к дороге. Сая же, с выражением вселенского раскаяния на лице, брела за ним следом. Это, правда, не помогло — потому что, хоть им и удалось довольно быстро поймать грузовик, водитель которого как раз ехал в сторону Академии и даже согласился сделать небольшой крюк и подвезти их, Леонхарт так с ней и не заговорил, как девочка не извинялась. Хотя, возможно причиной тому было далеко не искреннее раскаяние. Сая понимала, что Эйб и вправду на нее разозлился, но никак не могла серьезно взглянуть на сложившуюся ситуации и от души потешалась над взбешенным парнем.

- Приехали, голубки! - крикнул водитель, глянув внутрь сквозь небольшое оконце в кабине. - Выбирайтесь!
- Огромное вам спасибо за помощь! - выбравшись, девочка низко поклонилась, владельцу машины.
- Незачто! - заулыбался мужчина, наверняка думая о том, как бы потратить ту сумму, что ему отвалил за эту помощь Леонхарт.
- Благодарю, - кивнул парень, вытащив из кузова останки мотоцикла.
- Бывайте, голубки! - усмехнулся водила, забрался в кабину и отправился в путь.
Леонхарт размял затекшие от длительно сидения ноги и покатил мотоцикл к воротам.
Высокая белокаменная стена широченным кольцом опоясывала территорию. Прямо напротив них находился огромный арочный проем, почти во всю стену, забранный массивными створками ворот, отделанных красным деревом. А за стеной к темному небу возносились башни черного замка, на вершинах которых застыли каменными изваяниями крылатые монстры.
- Это... и есть Академия? - испуганно прошептала Сая.
- Это? - Леонхарт взглянул на замок за стеной и махнул рукой, - нет, это обитель главного мастера. Вкусы у него несколько... странные. Мы туда сегодня заглянем — сдам тебя деканату и...
Сверкнула молния и на землю, как по команде, рухнули потоки дождя, заглушив слова Леонхарта.
Парень выругался и поспешил к воротам.
Пройдя метров пятьдесят, он обернулся и увидел, что Сая так и осталась стоять на месте.
Голова девочки поникла, тело дрожало под жесткими водяными струями, а вмиг намокшие волосы облепили лицо. Внутри нее поднялась волна страха. Какое-то время перед ее глазами еще стоял силуэт черного замка, но потом и он растворился в волне дикого всепоглощающего ужаса, волной поднимавшегося от самой земли. Из глаз потекли слезы и, смешиваясь с дождевой водой, потекли по побледневшему лицу.
Когда Эйб схватил ее руками за плечи, девочка словно очнулась, выпрыгнула в реальность из жуткого ночного кошмара.
- Эй, да что с тобой такое?! - тряс ее парень.
- Мне... страшно. Этот замок... это место... Здесь что-то... что-то...
- Понятно, - Леонхарт выпрямился, привлек девочку к себе и мягко подтолкнул в сторону ворот, - не обращай внимания. Это и вправду виновато место. Когда-то давным-давно здесь был эпицентр жуткого катаклизма, превратившего Восточный Континент в выжженную пустыню. Звездный плачь или что-то вроде... Здесь множество источников магической энергии, даже я, когда впервые попал сюда, ощутил на себе их воздействие. Ну, а ты, поскольку являешься волшебницей, вероятно, ощущаешь их намного сильнее... Просто не обращай внимания. Несколько недель и ты привыкнешь. Он приподнял девочке подбородок и ободряюще улыбнулся ей.
- Твой мотоцикл! - воскликнула она, обернувшись назад, когда они уже добрались до ворот.
- Да и черт с ним. Пришлю кого-нибудь из первокурсников.
- Сим-сим, откройся! - парень постучал по воротам, и тут же в них образовалась щель, из которой на них взглянули чьи-то внимательные глаза.
- Эйб Леонхарт, - доложил юноша, был отправлен на поиски волшебницы. А это, собственно, она.
Привратник что-то буркнул и скрылся за вернувшейся на место заслонкой. Через минуту послышался щелчок и небольшая, до сей поры незаметная, дверца в одной из створок распахнулась.
Подтолкнув девочку вперед, юноша нырнул следом за ней.
Чиркнув что-то в подставленном ему журнале, он почему-то смущенно улыбнулся девочке и пояснил: - пережитки прошлого.
После чего приложил руку к сенсорной панеле и, дождавшись удовлетворенного писка, нырнул в противоположенную дверцу.
- Как?! - только и выдохнула волшебница.
Все вокруг было залито золотистыми солнечными лучами. Яркие зеленые лужайки, на которых кучками расположились студенты Академии, о чем-то мирно беседующие. Мимо ее лица пролетела радужная бабочка, оставив после себя легкий едва уловимый аромат цветов.
- А вот так! - довольно ухмыльнулся парень, словно этот кусочек Эдема был его собственным творением.
Легкий ветерок шелестел листьями зеленеющих деревьев и подгонял неторопливо ползущие по голубому небу белые облачка. Высоко в небе парили птицы, то и дело, оглашая окрестности криками, а в траве стрекотали кузнечики.
- Невозможно...
- И это слова волшебницы! - хмыкнул парень. - Вот поучишься здесь годик-другой — сможешь весь мир сделать таким.
- Правда?! - глаза девочки загорелись.
- Ну... - парень замялся, - по правде, тебе этого конечно сделать не дадут... природный баланс и все такое... но, в принципе, волшебницы способны и не на такое. Ведь вы — высшая каста. Окружающая реальность... Ах, черт! - Леонхарт шлепнул себя полбу. - Забудь о том, что я только что сказал. Иначе с меня шкуру спустят.
- Я подумаю, - хитро улыбнулась девочка. - Ну, веди меня, мой развратный рыцарь. Веди свою госпожу к... Эй, что ты делаешь! Поставь где взял!
Парень подхватил отчаянно брыкающуюся девочку под мышку, головой назад, и зашагал к стенам замка.

Смирившись с участью багажа, девочка повисла на руке Леонхарта и задумчиво разглядывала плывущие под ней ступени мраморной лестницы. Поднявшись на ее вершину, парень прошел в распахнутые створки замковых ворот — ничуть не меньших, чем на входе в Академию — и быстро зашагал по полированному полу.
Атмосфера райских кущ немедленно исчезла, едва они оказались под сводами замка. Свет с улицы едва пробивался сквозь забранные витражами окна. На сами витражи девочка старалась не смотреть — она не всегда понимала, что именно на них было изображено, но каждая картина вызывала у нее приступ тошноты. Общую их идею можно было охарактеризовать, как торжество смерти над жизнью.
Очень скоро она поняла, что лучше вовсе закрыть глаза: в свете десятков свечей мимо нее проплывали барельефы с изображениями каких-то монстров; с висящих на стенах портретах на нее взирали столь жуткие лица, что казалось они одним лишь своим взглядом могут обратить ее в ничто... или же превратить в одного из тех монстров, что со всех сторон взирали на нее. Даже мраморные плиты слагали неясные картины, от которых к горлу подступала тошнота.
- Не обращай внимания, - поняв о чем думает девочка повторил Леонхарт, - я же говорил — странные вкусы. Привыкнешь.
Когда они поднялись по очередной лестнице, им на встречу вышел мужчина крупного телосложения в сером балахоне с капюшоном, из-под которого был виден лишь курносый нос, да сжатые в тонкую полоску губы.
- Прошу прощения, - обратился к нему Эйб, - не подскажите — где я могу найти главного мастера?
- Какова цель визита? - бесцветным голосом осведомился тот.
- Я привез волшебницу, - Эйб тряхнул своей ношей, отчего девочка немедля пришла в движение и замолотила руками, требуя ее отпустить.
- Понятно, - кивнул мужчина, - главный мастер сейчас в картинной галерее.
- Благодарю, магистр, - чуть поклонился Леонхарт, развернулся и пошел в противоположенном направлении.
Наконец, у одной из дверей он остановился и поставил девочку на пол. В благодарность она не сильно пнула его по ноге и проворно отскочила, опасаясь возмездия, но парень лишь строго глянул на нее и девочка тутже притихла.
Дверь распахнулась перед ней, и из нее вышел еще один мужчина в балахоне.
- Входите, главный мастер ожидает вас, - с этими словами он отошел в сторону, пропуская их вперед.
Картинная галерея оказалась не лучше остальной части замка. К уже виденным гнусным физиономиям прибавились картины гибели мира, орды монстров, разрывающих на части людей и какие-то твари, хотя... Взгляд девочки упал на расплывчатое розовое пятно, выглядывающее из-за перил второго этажа. Ей вдруг очень захотелось рассмотреть эту картину получше, и она уже сделала пару шагов по направлению к лестнице, но внезапно напоролась на взгляд двух черных бусинок-глаз, буквально пригвоздивший ее к полу.
Из-за угла выплыла фигура чудовищных размеров. Она была опоясана толстым металлическим кольцом и парила над полом. Ходить существо самостоятельно, видимо, уже не могло, так как настолько оплыло жиром, что больше походило на кусок желе, которое запихали в огромных размеров бесформенную робу. На заплывшем жиром лице среди множества складок отчетливо выделялся рот, или лучше сказать пасть, размерам которой позавидовало бы любое животное. Носа видно не было, но судя по тому, как тело создания пульсировало, то расширяясь, то вновь сжимаясь, где-то он все-таки был. Маленькие глазки едва-едва выглядывали из-под нависших над ними слоев кожи. Бровей, как и волос у существа не было, а голова имела форму скругленного конуса, словно на нее пролили какую-ту вязкую жижу, впоследствии затвердевшую. Впрочем, это касалось и всего остального тела.
- Вол-шеб-ни-ца, - по слогам выдохнул главный мастер, протянув две огромные лапищи к девочке, немедленно спрятавшейся за Леонхартом.
- Да, я нашел и привез ее, как и было приказано.
- Хо-ро-шо... - довольно забулькало существо. - Мат-та...
- Да, главный мастер, - послышался спокойный женский голос, и вперед вышла девушка, так же закутанная в балахон.
Она откинула капюшон и на приятном лице растеклась теплая улыбка. Женщина присела рядом с девочкой и тряхнула копной золотистых волос.
- Я Матта Хаэн, твой наставник, - представилась она, - не бойся. Здесь ты в безопасности. Ты Сая, верно?
- Да... - девочка неуверенно кивнула, все еще стоя за спиной юноши.
- Эйб рассказывал мне о тебе много хорошего, - женщина все также тепло улыбалась.
- Развартный рыцарь рассказывал обо мне?..
- Развратный... - женщина резко повернулась к парню и вперила в него яростный взгляд, - ты ведь не...
- Нет! - поспешно вскричал он, отшатнувшись назад. - Это все недоразумение — она ворвалась в мой номер, когда я выходил из ванной, и с тех пор называет меня Извращенцем!
- Понятно, - ярость во взгляде женщины тут же улеглась и она вновь улыбнулась девочке, - ну, все мужчины извращенцы, ты должна его простить.
- Тьфу! Просто заговор какой-то!
Сая и Матта весело рассмеялись.
- Ну, я, пожалуй, пойду, - почесал затылок Эйб. - Мне еще нужно мотоцикл притащить — на улице оставил...
- Хорошо, - кивнула женщина, - ты свободен. Спасибо за проделанную работу. А мы с Саей...
- Простите, - подала голос девочка, - можно я... помогу Извращенцу? Это из-за меня его мотоцикл...
Женщина несколько секунд задумчиво всматривалась в ее лицо, а потом кивнула.
- Ну, хорошо. Помоги ему... А потом... Леонхарт, проводите ее в первый жилой блок. Комната номер тридцать восемь.
- Да, мэм, - кивнул парень.
Он задумчиво взглянул на девочку, тяжело вздохнул, а потом подхватил ее под мышку и вышел из комнаты.
- Эй! За что?! Отпусти меня! - брыкалась девочка, но на лице ее играла улыбка. С одной стороны она была рада поскорее убраться из этого жуткого места, а с другой — ей было приятно прикосновение парня.
Из глаз девочки вдруг скатилось несколько слезинок — она подумала, что очень скоро ей придется расстаться со своим рыцарем, но тут же утешила себя, что это не надолго — они ведь будут видеться в Академии. К тому же, он не может ее бросить, и никто не встанет между ними, ведь он — ее рыцарь. Рыцарь волшебницы.

Глава 6

Выйдя из замка и спустившись по лестнице, Леонхарт, наконец, поставил девочку на землю и сунул руку в карман в поисках сигарет. Пачки на месте не оказалась, а за спиной послышался злорадный смешок.
- Живо отдай! - закричал он, пытаясь отнять у Саи свое сокровище.
- Курить вредно! - засмеялась она и сунула пачку под платьице. - Ну, что будешь делать, Мистер Извращенец?
- Ах ты...
- Эйб! Э~йб! - Бежавший к ним парень спас девочку от неминуемой расправы.
- Зиг?! - обрадованно воскликнул Леонхарт и крепко пожал руку подбежавшему юноше. - Как жизнь?! Черт, вроде недавно виделись, а как буд-то...
- Эйб, прости меня! - оборвал его парень. - Это я... я во всем виноват!
- О чем ты?! - недоуменно воскликнул Леонхарт.
- Элли, она...
- Что Элли? Что с ней...
- Я... Как только ты уехал, из Реджета...
- Реджет? Это же ее родной город?..
- Да-да... Из Рэджета пришел запрос в Академию.
- Не может быть! Это ведь совсем рядом! Что случилось?!
- Сказали, что стая каких-то монстров. Но ты же знаешь — Академия требует очень высокую плату за свои услуги. Ну а Элли... она узнала и пошла к главному мастеру, просить, чтобы он сделал исключение. Эта... эта жирная тварь отказала ей! Но... но когда она спросила: может ли наша команда на добровольных началах отправиться туда, ей разрешили!
- Но ведь я...
- Да! Я сказал ей, что вдвоем слишком опасно! Но она и слушать ничего не хотела! Ты ведь знаешь — когда ей в голову...
- Что случилось?! - дрожащим голосом оборвал его Леонхарт.
- Я сказал, что нельзя, а она сказала, что пойдет одна.
- Ты ведь не отпустил ее?!
- Конечно нет! Мы... мы поехали вместе.
- И?!
- Когда мы приехали... Реджет... От города остались одни руины. Все вокруг было усеяно мертвыми телами...
Перед глазами Саи вновь промелькнула картина из прошлого, заставившая ужас ледяными когтями вцепиться ей в душу.
- Элли бросилась к своем дому, а там... Она словно обезумела. Кричала, плакала... А потом налетели монстры. Какие-то крылатые когтистые твари. Она бросилась на них и... Такое впечатление, что она всю свою жизнь училась на боевого мага, а не члена отряда поддержки... Она разметала несколько десятков, прежде чем я вступил в дело. Их были сотни. Я рубил их, а эти твари рвали и кусали меня. Я понял, что еще несколько минут, и мы оба погибнем. Но тут Элли пришла в себя и помогла мне. Я кричал, что нужно бежать, но она орала, что бы я не оставил в живых ни одну из этих тварей. И я рубился до самого конца. Она... она спасла меня. Но когда все было кончено, я обернулся...
- Ну же! Что с ней?! Она в лазарете?! В реанимации?! - Эйб сорвался на крик.
- Прости... прости меня... Я не мог ей помочь... Ты ведь знаешь, я не умею... Да и никто бы не смог помочь. Я не знаю, как она протянула так долго. Все ее тело было похоже... - парень зажал себе рот, что бы сдержать подступившую тошноту, - она... она звала тебя... Прости меня, Эйб, прости... - по его лицу текли слезы.
- Этого не может быть! - Глаза Леонхарта расширились, голос стал хриплым с истеричными нотками, - это невозможно! Зиг, где она, Зиг?!
- Там... к востоку от города... Помнишь, то дерево, где мы любили отдыхать. Я отнес ее туда... Прости...
Леонхарт рывком поднял друга с земли и принялся шарить у него по карманам.
- Ключи, дай мне ключи!
Зиг откинул полу куртки и протянул висящую на серебряной цепочке связку.
Парень схватил их и рванул на себя. Звенья цепочки разлетелись, а Леонхарт бросился куда-то бежать.
- Подожди, Эйб, - крикнула в след девочка и поспешила следом.

Они вбежали в стоящее на окраине здание. Судя по обилию разномастной техники, это был гараж. Парень выволок из дальнего угла мотоцикл и трясущимися руками вставил ключ.
Сая едва успела сесть позади него.
Мотор взревел, и они вылетели на газон. Перепуганные студенты бросились врассыпную.
Эйб несся прямо на закрытые ворота. Девочка вскрикнула и едва не отпустила руки, когда от его тела пробежала невидимая волна, отозвавшаяся эхом в каждой клеточке ее тела. Парень выбросил руку вперед и створки ворот распахнулись с такой скоростью, будто какой-то невидимый гигант размахнулся и со всей силы пнул их. По стене немедля зазмеились бесчисленные трещинки, а гул от удара, подобно громовому раскату разлетелся по округе.
Мотоцикл вылетел из ворот, прямо под струи бесконечного ливня. Вильнул, подняв веер грязных брызг и, промчавшись по чахлой траве, вылетел на дорогу...

Зиг утрировал. Город стоял там же, где и всегда, и издалека могло показаться, что с ним и вовсе все в порядке. Лишь отсутствие света в домах, да дыма из печных труб могло навести на мысль, что что-то здесь не так.
Когда Эйб и Сая спустились с холмов в небольшую низину, по которой были разбросаны сотни две маленьких домиков, появилась возможность по настоящему оценить весь масштаб разрушений. Нет, конечно это не были руины. Но ни один дом, ни один участок неведомые монстры не оставили без внимания.
Дома уныло глядели на пустынные улицы, заваленные разным мусором, пустыми оконными проемами с кое-где оставшимися осколками стекол. Двери были сорваны с петель, скособочены или обращены в груды щепок. В дощатых стенах зияли черные проломы, в которых девочке мерещились тени неведомых монстров, скользящих на границе света и тени. Заборчики, огораживающие небольшие участки повалились на лишенные листьев обгоревшие ветви кустов. Несколько деревьев так же стояли почерневшими столбами, подле которых громоздились горелые сучья. Здания в большинстве своем от огня не пострадали, лишь два-три приземистых домика развалились по дороге обгоревшими бревнами.
Они медленно ехали по пустынным улицам, осматривая мертвый город. Душу юной волшебницы наполнял ужас при мысли о том, какие жуткие страдания обрушились на головы обитавших здесь жителей. Юноша же никак не мог поверить в реальность произошедшего. Он бывал здесь с Элли и не раз. Длинными вечерами они гуляли по тихим улочкам этого городка. Вместе любовались закатом, вместе купались в раскинувшемся неподалеку озере...
На перекрестке он остановился и вгляделся вдаль. Несколько полуразрушенных домов закрывали ему обзор, мешая разглядеть дом возлюбленной. Леонхарт с минуту постоял, но потом тряхнул головой и, повернув в противоположную сторону, устремился прочь из города.

По дороге им попалось городское кладбище. Когда-то, совсем недавно, когда Эйб, Зиг и Элейм выбрались вместе из Академии, они тоже проходили мимо него. Тогда это был совсем небольшой, обнесенный витой оградкой участок земли с двумя-тремя десятками могильных плит. Сейчас же земля была вскопана далеко за пределами той ограды. Бесконечные ряды безымянных могил...
Парень лишь мрачно отметил про себя этот факт и, раздраженно смахнув с лица капли дождя, прибавил скорости. Сая же еще долго смотрела назад. На каждой могиле ей мерещилось тело старого знакомого, односельчанина, тех несчастных, что стали жертвами своих собственных страхов... нет, ее жертвами.
Девочка до боли закусила губу, что бы отогнать непрошеные видения и те поспешно ретировались, но не ушли — вновь затаились в потемках разума, в ожидании подходящего момента для нанесения очередного удара.

Леонхарт затормозил у одиноко стоящего дерева. Ветви старой плакучей ивы под тяжестью бесчисленных листьев склонились почти до самой земли. Помимо нее на невысоком утесе не росло ничего, кроме густой темно-зеленой травы. Сая подумала, что ему должно быть здесь очень одиноко, но посчитав подобные мысли через чур уж наивными побоялась озвучить их вслух. Тем более, что Эйб был явно не расположен к беседе.
Парень соскочил с мотоцикла и бросился под крону дерева. На то что бы найти свежеевыкопанную могилу потребовалось совсем немного времени.
Юная волшебница не могла пойти следом за ним — Леонхарт даже не удосужился поставить мотоцикл на подпорку, и теперь ее роль пришлось играть Сае. Поэтому единственное, что ей оставалось — наблюдать издалека. Хотя в этот момент она горько пожалела, что вовсе не осталась в Академии.
Эйб упал на колени, упершись руками в размытую землю - узкие листики ивы были неспособны защитить землю от низвергающихся с небес потоков дождя. До последнего момента он не верил, что рассказанное другом — правда. Он отказывался верить: «Кто угодно, только не Элейм!». И вот теперь, сидя у ее могилы, он не знал — что ему делать. Как дальше жить, потеряв самого любимого человека на свете.
- Тебе, наверное, холодно там, Элли?.. - прошептал он. - Этот проклятый дождь... Давай, я помогу тебе...
Он принялся яростно раскапывать могилу, отбрасывая комья земли в разные стороны.
- Потерпи, любимая... я сейчас... Я заберу тебя из этой сырости, мы уедем далеко-далеко отсюда. Как и мечтали, поселимся в каком-нибудь маленьком уютном городке.
На лице Леонхарта играла улыбка, не имеющая ничего общего с улыбкой нормального человека. В каждом его движении, в каждом жесте сквозило нескрываемое безумие. Он отрешился от мира. Не слышал жалобного скрежета мотоцикла у себя за спиной. Не чувствовал боли в разодранных до крови руках. Не было и вездесущих капель дождя, что ненадолго притихнув, сейчас ударил с новой силой. Где-то вдалеке сверкнула молния, а спустя пару секунд, по небу прокатился громовой раскат. Но все это было для него не важно. Лишь мелкие надоедливые насекомые, которые вьются вокруг.
Когда руки юноши погрузились в землю по самые локти, в безумной попытке достичь предмета его желаний, он все же предпринял попытку отмахнуться от одной наиболее настырной твари, что вилась вокруг него, хватала, пытаясь оттащить, помешать ему.
Попытка эта не привела ни к чему — назойливое насекомое никак не желало оставить его в покое, и тогда в его груди холодным огнем зажглась звериная ярость, требующая, что бы ее выпустили наружу.
Мозг уже выудил из своих глубин достаточно способов радикальной борьбы с надоедливыми паразитами и за долю секунды прежде чем он спустил проснувшегося внутри Леонхарта зверя с поводка, в голове того внезапно всплыло знакомое лицо.
- Сая... - не своим голосом прохрипел он.
Мир вернулся, а вместе с ним боль и горечь утраты.
Эйб бросил быстрый взгляд на окровавленные ладони, покрытые слоем темно-коричневой грязи, на раскопанную могилу, на девочку, стоявшую перед ним на коленях и отчаянно ухватившую его за плечи.
Ничего не говоря, Леонхарт оттолкнул ее и принялся заваливать яму только что вытащенной из нее землей. Но закапывал он не просто яму, в этой могиле он похоронил частичку души и теперь засыпал ее мокрой землей, от чего грудь то и дело тоскливо сжималась, а из до того неправдоподобно сухих глаз катились слезы...

Назад они ехали также — молча. Только на этот раз Эйб ехал намного медленнее — теперь ему некуда было торопиться. А еще он поехал другой дорогой, сделав приличный круг и миновав тем самым и кладбище, и мертвый город.
- Эйб, - уже у самой Академии решилась заговорить Сая, - не вини себя. Ты не виноват. Ты не смог бы ничего сделать. Я понимаю, тебе больно... Правда, понимаю... Ведь и я тоже...
Леонхарт резко затормозил и развернул мотоцикл, отчего девочка, не удержавшись на сидении, слетела с него и упала в небольшую лужу, ободрав руки об асфальтовое покрытие.
- Замолчи! - заорал Эйб. - Заткнись, слышишь?!
После только что пережитого падения и этих его слов, девочка была не в силах выдавить и слова, а потому не смогла ничего возразить.
- Что ты можешь понимать?! Какого хрена говоришь о том, в чем ничего не смыслишь?! Что «ты тоже»?! - голос его наполняла ярость, а в глазах читалось желание... желание убить ее. - Ты, именно ты убила свою мать и всех жителей! И именно ты убила ее! Убила Элли! Ты не представляешь, на что я способен! Давай — вернись на ту дорогу! Поищи в кустах останки бандитов. И если зверье еще не растащила их, то ты поймешь - что я могу сделать! Что я мог помочь ей! Этот город, все его жители, все эти монстры — я все мог обратить в ничто! Зиг идиот и слабак! Он не мог спасти ее, но я... я... - парень закрыл рукой лицо, потом сграбастал прядь волос и со всей силой рванул ее. - Я... я мог помочь. Мог спасти ее... а вместо этого я был вынужден нянчиться с тобой!
- Я...
- Замолчи! Замолчи, слышишь?! Иначе я убью тебя! Клянусь всем, что у меня осталось, если ты скажешь еще хоть слово, я убью тебя... - крик его сошел до бледного невыразительного шепота, но затем голос вновь набрал силы, лишь для короткого: «убирайся!», которое Леонхарт бросил прежде, чем мотор мотоцикла взревел и Эйб, обдав ее веером грязи, устремился прочь от стен Академии.

Она не помнила, как добралась до внутреннего дворика. Может, это была магия, а может она дошла до Академии сама. Очнулась от некоего транса она лишь в темном углу, меж стеной, делающей здесь поворот, и грудой наваленных друг на друга ящиков, за которыми она спряталась от мира и заплакала.
Голова кружилась, а к горлу то и дело подкатывали волны тошноты. По телу то и дело пробегали волны судорог, а плечи непрерывно дрожали крупной дрожью — ее знобило.
Так плохо ей не было с того момента, как она потеряла маму... как она убила ее. Конечно, Эйб был во всем прав. Именно она виновата во всем случившемся. Вначале она поставила жизни пары подонков выше своей жизни и жизни мамы. А после, когда случилось непоправимое, она обвинила во всем их и погубила множество невинных жизней. После, когда она сама стала убийцей, когда она опустилась до уровня тех самых тварей, что проломили голову ее матери, она не заслуживала жизни, но она не пожелала умереть, хотя подобная мысль и мелькнула тогда у нее в голове. Умри она, возможно, Эйб бы успел добраться назад вовремя, успел бы спасти свою любимую...
Волшебница решительно утерла кулачком слезы с забрызганного грязью лица.
Но теперь пришла пора положить конец ее преступлениям. Она — чудовище. Она не заслуживает жизни. Но если ей не хватает смелости принять смерть, она никогда больше не поставит свою жизнь над чьей бы то ни было еще. Пусть ее режут на части, пусть насилуют, пусть убивают. Она больше не причинит вреда ни одному человеку!
- Сая! - из-за ящиков высунуло лицо Матты. - Ты что здесь... О, великие силы, что с тобой стряслось?! Где ты так вымазалась?! Ты... ты плачешь?! Что-то случилось? Кто-то обидел тебя?!
- Нет-нет, - замотала головой девочка. - Я... я просто упала и больно ушиблась. Все в порядке!
Девочка смахнула последние слезинки и заставила себя улыбнуться.
- Да? - подозрительно прищурилась женщина. - Ну, ладно. Пойдем скорее! Нечего тебе здесь сидеть — так и простудиться недолго! Ты уже и так вся дрожишь! Пойдем, я провожу тебя в твою комнату, ты умоешься, приведешь себя в порядок, отдохнешь... и примеришь подарок.
- Подарок? - озадаченно взглянула на нее девочка.
- Подарок, - лучезарно улыбнулась женщина. - Давай-давай, идем. Сама все увидишь.

Глава 7

Леонхарт с трудом разлепил глаза. Он уже и забыл все прелести пробуждения после дикой пьянки. Ко всему прочему, он не помнил ничего из произошедшего вчера вечером и немало порадовался тому факту, что в постели лежал он один.
С трудом поднявшись, и откинув одеяло, парень обнаружил, что одеваться ему не надо — в кровать он завалился одетым, из-за чего и штаны, и куртка, и рубашка под ней выглядели сейчас донельзя помято.
Простонав, он на ощупь дошел до ванной комнаты, где сунул голову под струю холодной воды.
Резкой болью в память вклинился эпизод «прощания» с Саей и уже проснувшаяся совесть мертвой хваткой вцепилась ему в глотку. Он сел на край ванны и сдавил руками гудящую голову.
- Проклятье!.. Такого наговорил... А ведь она еще ребенок... Я, конечно, я во всем виноват. Она ведь просила меня не уезжать, но я, видите ли, никогда не отлынивал от работы!.. Прости... прости меня, Элли. Не уберег я тебя...
К горлу подступил комок, который из просто чувства вины перерос в нечто большее и оная субстанция, не в силах более скрываться в недрах его организма, выплеснулась в очень удачно расположенный унитаз.

Выйдя из гостиницы, парень с облегчением обнаружил на стоянке мотоцикл. Похлопав себя по карманам, он нашел ключи, и, не веря своему счастью, поспешил к нему.
Мотоцикл оказался Зига, во всяком случае, ключи к нему подошли. Едва временный хозяин уселся поудобнее, как тот натужно взревел и рванул с места.
Погода была хоть и пасмурная, но дождя не было. А холодный влажный воздух ничуть не раздражал, а наоборот приносил облегчение.
Глядя по сторонам, Эйб думал — как странно он себя ведет. Странно, в сравнении со вчерашним днем. Ведь вчера он руками пытался разрыть могилу, выплеснул на ни в чем не повинную девочку ведро грязи, и вряд ли это можно было считать проявлением любви. А сегодня он спокоен и на губах его не боль и печаль всех народов мира, а некое, пусть и весьма жалкое, подобие улыбки. Неужели вот так просто он отпустит ее, отпустит свою любимую и будет жить дальше в мире, где нет ее?
«Да, отпустит», - пришел из подсознания ответ. - «Но отнюдь не просто...»
И тоска, сдавившая грудь была тому свидетельницей.

Он и сам не знал, как его занесло в торговый район этого городишки. Кстати, очень скоро выяснилось, что он не имеет ни малейшего представления о том — где находится. Однако, с этой проблемой ему легко удалось справиться, остановив первого попавшегося прохожего.
Разобравшись с вопросами географии — занесло его далековато — парень решил воспользоваться удачным стечением обстоятельств и пробежаться по магазинам — ведь нужно было загладить вину перед Саей за то, что он вчера ей наговорил.
Выбор подарка поставил его в тупик. Парень совершенно не представлял себе — что ей нравится, и какой подарок выбрать. Часа два он потратил на поиски, после чего взгляд упал на руку, где на среднем пальце было надето кольцо. То самое кольцо, из которого он еще на первом курсе обучения смог извлечь дух хранителя неимоверной силы, что во многом повлияло на его дальнейшую карьеру. Кольцо это с изображением головы льва, с разверзшейся в беззвучном рыке пастью, ему досталось по наследству. И, похоже, никто из его предков, либо не подозревал о таящейся в нем силе, либо не смог с нею совладать.
Немного подумав, он купил у одного лоточника серебряную цепочку, снял кольцо и, повесив на нее, положил в карман.
- Рыцарь, значит?.. - хмыкнул он. - Что ж, волшебница, я принимаю этот титул...
Внезапно лицо его побледнело. Внутри все сжалось. Хранитель, дремавший в его сознании, поднял голову и недовольно зашевелился. Юношу охватила жуткая необъяснимая паника. Он вскочил на мотоцикл, завел его и рванул назад — в Академию. Что-то было не так...

Девочка задумчиво провела пальцами правой руки по серебряному браслету на запястье левой. Ей не нравился этот «подарок». И не нравился он ей той силе, что жила внутри нее. Едва девочка надела его, как потоки магии поменяли свое направление. Браслет стал словно плотиной на их пути, и сила лилась лишь через узенькие бреши, оставленные в этом заслоне. Матта Хаэн объяснила, что это — для того что бы держать магию под контролем, не позволяя ей взять верх разумом. И девочка подчинилась. Ведь она дала слово сделать все, что бы защитить других от себя.
- Все готовы? - женщина как раз вошла в комнату. - Можем приступать?
Ранним утром она пришла за юной волшебницей и отвела в какую-то подземную лабораторию. Ее поместили в прозрачную камеру, а вместе с ней — несколько предметов. И с самого утра она должна была демонстрировать свои умения и возможности.
Ей приходилось превращать воду в лед, передвигать предметы, бросив на них лишь короткий взгляд... пришлось даже расплавить кусок металла, что далось ей с неимоверным трудом.
Она просила, что бы с нее сняли этот браслет, но женщина лишь качала головой, говоря, что без него их «занятия» не имеют смысла. Девочка не видела смысла и в занятиях с браслетом, но спорить не стала.
- Да, все готово, - кивнул хмурого вида мужчина, колдовавший до той поры над хитрой системой различных приборов и датчиков, закрепленных и внутри камеры, и снаружи нее. - Можете начинать.
Послышалось легкое шуршание, и часть серой гранитной стены откатилась в сторону. За ней был плотный малиновый занавес.
- Сая, - обратилась к девочке Матта через специальное переговорное устройство, - сконцентрируй в своих руках огонь, совсем как в прошлый раз, но раза в два-три больше и пусти его волной к тому занавесу.
- Зачем? - недоуменно нахмурилась девочка.
- Просто сделай это, - с нотками нетерпения в голосе ответила женщина.
- Ну, ладно, - пожала плечами волшебница.
Сая прикрыла глаза — так ей было легче сконцентрироваться, что было немаловажно, учитывая, что в ее распоряжении были лишь крохи магии, которым удалось проскользнуть через браслет.
Голова, как и в прошлые разы наполнилась неразборчивым шепотом. Множество голосов что-то шептали ей, но она не могла понять — что. И это была еще одна причина, по которой ей не нравились эти эксперименты с ее силой. Раньше такого не было. Девочке казалось, что голоса доносятся из-под земли и вместе с ними приходил страх, который твердил, что нужно немедленно бежать от этого места.
Но в этот раз все было несколько иначе. Голоса смолкли, прежде чем магия сорвалась с пальцев девочки. Остался лишь один, который тихо, но отчетливо произнес:
«Давай же! Ведь ты — убийца. Тебе не привыкать!»
- Что случилось? - раздраженно воскликнула женщина, когда Сая опустила руки. - Эй, куда ты?!
Волшебница прошла до малинового занавеса, ухватилась за него и отдернула в сторону...

- Эйб! - кинулся к другу Зиг, едва тот въехал в ворота Академии — похоже механизм их не выдержал недавнего потрясения и теперь требовал ремонта. - Эйб...
- Все в порядке, Зиг, - прервал его юноша. - Ты ни в чем не виноват. Никто не виноват... кроме меня. Спасибо, что пытался защитить ее, и спасибо, что позаботился о теле... И прими мои соболезнования... Ведь ты тоже любил ее... кто знает — быть может, еще сильнее чем я.
- Эйб, я...
- Да и спасибо за мотоцикл, - Леонхарт вручил другу ключи, - я его немного поцарапал и запачкал, но я завтра же отвезу его в мойку и лично залатаю все...
- Да, заткнись ты уже! - оборвал его Зиг. - Та девчонка, которую ты привез, волшебница...
- Сая?
- Да, Сая. Матта забрала ее!
- Куда забрала? Ее назначили наставником Саи, так что все...
- Каким к черту наставником?! - взревел Зиг. - Этого демона в юбке?! Я видел, как они шли к лабораториям четвертого блока!
- Ты, наверное, перепутал, что ей...
- Да ни хрена я не перепутал! Очнись, Эйб! Что с тобой?! Начальница исследовательского отдела, которая ненавидит волшебниц до такой степени, что готова лично передушить их всех голыми руками уводит твою девчонку! И куда? В четвертый блок! И на руке этой Саи, что б ты знал, был браслет Одайна-Ребнаха.
- Нет, быть того не может! - решительно замотал головой Леонхарт, и тут же вздрогнул, от внутреннего удара. - Бежим! Нужно быстрее вытащить девчонку оттуда!
- А я тебе о чем?! - крикнул он в спину убегающему товарищу и рванул следом.

- Что это?! Кто эти люди?! Ведь если бы я...
- Это не имеет значения, - бесцветным голосом ответила ее наставница. - Делай то, что тебе сказано. Встань на место и...
- Не буду! - замотала головой девочка.
Она стояла возле отдернутого занавеса и с ужасом смотрела на десяток людей, сидящих на стальных табуретах. Все они были связаны по рукам и ногам, к тому же были явно под воздействием какого-то наркотика, потому что хоть и находились в сознании, похоже, ничего не соображали и лишь вяло покачивали головами.
- Нет, будешь! - чуть ли не прорычала женщина.
Тело Саи выгнулось дугой, когда внутри нее разгорелось пламя чуждой магии. Вернее магия была ее, но больше ей не подчинялась.
Изо рта вырвался крик, от которого вздрогнули даже заключенные-смертники.
Пытка длилась всего секунды, но девочка готова была молить о смерти, только пусть эта боль больше никогда не возвращается.
- А теперь встань на место... - ровным голосом проговорила женщина.
Однако ее что-то отвлекло. Подойдя к одному из людей в лабораторных халатах, она что-то сказала ему, а потом быстро вышла из помещения.

Матта Хаэн вышла им на встречу и хмурым взглядом окинула двух парней. Поинтересовалась:
- Зачем пожаловали?
- Я пришел за Саей! Где она, что с ней? - Эйб старался говорить как можно спокойнее.
- Прежде всего, какое вам до этого дело? - ее брови недоуменно изогнулись.
- Леонхарт, ваше задание успешно выполнено. Мне кажется, что у вас есть более важные дела, чем отрывать меня от работы. Например, вы можете пойти и на пару напиться. Кажется, у вас умерла девушка? Печально. Не лучше ли...
- Не лучше! - рявкнул Эйб. - Что вы хотите сделать с Саей?! Зачем надели на нее браслет?!
- Во-первых, - она ткнула юношу в грудь, пальцем с длинным и острым ногтем, который едва не вспорол рубашку, - вы оба, кажется, забыли где находитесь и с кем разговариваете. Я обязательно напомню об этом инциденте вашему инструктору. Во-вторых, это я - ее наставник, и мне решать, какие методы обучения наиболее приемлемы. И, в-третьих, - голос ее стал больше напоминать змеиное шипение, - вы, кажется, не понимаете что такое волшебницы. Это не люди, даже не монстры — хуже. Чудовища, способные уничтожить мир, который мы стремимся построить! Сая в свои четырнадцать уже убила людей столько же, сколько и вы, но в отличии от гальбадианских повстанцев, это были мирные люди, которые пострадали лишь из-за того, что им не повезло родиться в одном месте с этим чудовищем! Вы не видели, как эта тварь расправлялась с беззащитными людьми! Волшебницы — это чудовища! И пусть скажут спасибо уже за то, что Академия позволяет некоторым из них жить с ошейником на шее, а не отправляет жариться в крематорий во младенчестве!
- Откуда вы знаете про деревню?! - ошарашено уставился на нее Леонхарт.
Женщина лишь окинула его презрительным взглядом, и исчезла в темном проходе, из которого вышли двое в серых балахонах и, прикрыв за собой дверь, встали у входа, всем своим видом давая понять, что внутрь никто не пройдет.
- Что будем делать, Эйб? - зашептал Зиг, когда они отошли подальше. - Эйб?!
Мощная оплеуха привела парня в себя.
- Ты что творишь?!
- Бужу тебя! Ты что — наслушался ее бреда и поверил?!
- Я...
- Понятно все с тобой! Короче, я отвлеку этих двоих, а ты быстро ныряй внутрь и ищи девчонку. Потом хватай ее и деру отсюда! Езжай к моей бабке в город. Там оставь девчонку и возвращайся. Такого ценного кадра, как ты они не тронут! Посидишь недельку в карцере, подумаешь о своем поведении и — здравствуй свобода.
- А как же ты?!
- За меня не беспокойся! - ухмыльнулся парень. - Перекантуюсь у дружков, а после рвану на запад. К черту эту Академию! Ты ведь знаешь — я хочу стать механиком, открыть свое дело... А, к черту этот лирический бред! Давай! Готов?
Леонхарт кивнул.
- Ну и отлично. Только не зевай! Щаз мы посмотрим - как эти деканешки умеют бегать!
Парень решительным шагом направился к «серым». На его лице была широкая улыбка, с которой он намеревался подойти поближе и вломить ближайшему в челюсть, после чего броситься наутек.
Он даже обернуться не успел, когда услышал крик друга:
- Зиг, сзади!
Ледяное копье пробило его тело насквозь, переломав ребра и разорвав сердце.
- Зиг! - заорал Леонхарт и бросился к другу.
Охранники даже не шелохнулись, лишь наблюдали за приближающимся парнем из-под низко надвинутых капюшонов.
Лишь на доли секунды их губы открылись в беззвучном крике, когда вылетевшая из ножен катана рассекла их обоих надвое.
Зиг отточенным движением вложил клинок в ножны и повернулся к подбежавшему другу. Обхватив его за шею, он притянул его к себе, запачкав того кровью, и ровным хорошо поставленным голосом, сказал:
- Будешь последней тварью, если задержишься, хоть на секунду, пшел вперед! Был рад знакомству.
Толкнув Эйба в дверь, он прошел к стене и сполз по ней на холодные плиты пола. Ему очень хотелось взглянуть на небо, но он заставил себя закрыть глаза. Темнота — это единственная настоящая вещь в этой обители лжи и обмана.
- Зиг... - простонал парень, сбегая по ступеням вниз. - «Держись, друг, я мигом!»
А в горле у него стоял комок, ведь разумом он понимал — его друга уже нет в живых.

Новый приступ боли заставил девочку кататься по полу.
- Пожалуйста, пожалуйста не надо! - верещала она. - Пожалуйста, умоляю, не надо!
- Просто убей их, - сухо ответила женщина, глядя сквозь прозрачную стену на корчащуюся от боли Саю.
- Нет, пожалуйста... никогда никого... пожалуйста, не надо...
Под ней растекалась желтая с розоватым оттенком лужа.
- Ты ведь сама не хочешь себе помочь. Похоже, тебе это даже нравится, - издевалась женщина.
- Нет, не надо, остановитесь!
- Убей их и все закончится. Что тебе стоит?! Ты ведь уже убивала людей. Много невинных людей. А эти — преступники. Это даже не люди. Отребья общества. Разве стоят твои мучения их жизни? Убей их и боль уйдет.
- Нет... - еле слышно выдохнула девочка и изогнулась от нового приступа боли.
- Что за упрямая тварь! - зло рыкнула Матта, выключив микрофон. - Снова пустышка! Очистите камеру.
- Вы уверены? - переспросил один из лаборантов. - Главный мастер...
- Главному мастеру я сама все объясню, приступайте.
Помещение наполнилось гулом, потом все содержимое камеры скрыла черная пелена.
Вначале раздался синхронный крик — это жуткие силы, выпущенные на свободу, сожрали заключенных. А после дикий нечеловеческий вопль.
Тьма схлынула и всем предстала жуткая картина: все вокруг было залито кровью, там, где до прихода тьмы была Сая, в луже лежали оторванные ноги. Верхняя же половина девочки лежала в другом углу комнаты. Лишенное одежды залитое кровью тело часто дрожало в такт судорожно сокращавшимся легким. В месте разрыва плоть обуглилась, но кровь все же толчками покидала тело. Глаза волшебницы закатились, изо рта капала розовая слюна.
- Ты смотри — живучая гадина, - хмыкнула Матта. - Но чуть-чуть не успела, да, моя хорошая?..
На левом запястье девочки застыли потеки расплавленного серебра.
В этот момент дверь распахнулась, и к удивлению всех присутствующих в помещение ворвался Леонхарт.
Едва юноша взглянул за прозрачную стену, как глаза его закрыла белая пелена.
Секунда, на которую весь мир неподвижно застыл а после пол в комнате взорвался гранитными брызгами, стены тяжело ухнули, а невидимая волна пронесшаяся по помещению сорвала с лаборантов плоть, оставив на изуродованном полу лишь голые костяки.
Матта Хаэн выжила. Одной рукой она схватилась за лицо, по которому зазмеились алые ручейки, а второй вогнала себе в руку содержимое какого-то шприца.
Эйб немедля рванулся к ней. Плоть у него на руке лопнула, и из нее вырвались алые, залитые кровью пластины.
Матта стремительно прыгнула в сторону и длинные когти лишь выбили из камня россыпь искр, оставив за собой два глубоких следа.
Ядовито-зеленый сгусток парень перехватил второй рукой так же успевшей обрасти когтями и шипами, после чего послал обратно, метнув в след десяток коротких электрических разрядов, которые оставили лишь темные пятна на противоположенной стене.
Куртка Леонхарта треснула, и из-под нее вывалился огромный шипастый хвост, который немедля извернулся и впечатал женщину в стену...

Ей было невыносимо больно. Хотелось кричать и плакать, но она не могла даже пошевелиться. Тело ее жило своей собственной жизнью, тем не менее, отзываясь жуткой болью в ее сознании. К тому же вновь вернулись голоса.
Вначале они заставили ее разломать плотину, прежде чем огненный вихрь сметет ее с лица земли. И обрекли тем самым на вечные муки. Теперь голоса шептали, что бы она пожелала их силы. Сая не знала — какой силой может обладать бесплотный голос той неведомой твари, что угнездилась под фундаментом Академии, но что-то внутри противилось этому.
- Мне не нужна твоя сила! - кричала она в пустоту, плотной стеной обступившую ее.
- Нужна, ведь иначе ты умрешь.
- Я заслуживаю смерти.
- Конечно, заслуживаешь, но не такой.
- Теперь это уже не важно. Я умру. Еще несколько секунд и все кончится.
- Но эти секунды будут для тебя длиться целую вечность. Прежде чем боль уйдет, ты сойдешь с ума.
- Пусть так.
- Но ведь я могу помочь.
- Зачем тебе это?!
- Что бы обрести тело.
- Неудачный ход, разговор окончен, - Сая хотела ухмыльнуться в лицо неведомому собеседнику, но рта у нее не было, не было и тела. Оставалась лишь боль.
- А как насчет мести?
- Кому? И я не буду никого убивать.
- Конечно, - согласился «голос», - ты не можешь. Даже если захочешь. Ты запечатала свою силу. Волшебница, которая запечатает силу, не сможет ею воспользоваться. И поэтому тебе нужна моя.
- Зачем?
- Что бы убивать. Убивать людей. Убить бесчисленное множество людей.
Снова попытка рассмеяться наткнулась на физические ограничения.
- Убирайся из моей головы. Поищи себе ненормального маньяка.
- Зачем искать, когда его можно сделать? Ты знаешь - как из человека сделать безумца.
- И как же?
- Ты знаешь, - повторил голос. - Вспомни своего рыцаря, вспомни его вчера.
- Убирайся, - заорала девочка.
- Смерть одного единственного дорого человека способна пошатнуть его разум, - не послушался «голос». - А кого нужно убить, что бы с ума сошла ты?..
Зрение вернулось к ней. Она сомневалась, что видит глазами. Сомневалась, что увиденное ею правда, а не бред умирающего или же иллюзия, насланная «голосом».
Но то, что она увидела, не просто пошатнуло ее разум, а с размаху метнула сознание в самое сердце водоворота безумия. Здесь было спокойно и тихо. Не было звука, не было света. И все же она видела, как ледяные кинжалы вскрывают грудь прижатого к стене Леонхарта, который изо всех сил пытается освободиться от стальной хватки ее былой «наставницы».
Тела обоих были обнажены и изуродованы настолько, что больше напоминали разделанные туши в мясницкой лавке. Лишенные кожи, с порванными мышцами и обломками костей на этом островке спокойствия застыли в схватке два монстра, более непохожих на людей, и лишь залитые кровью лица связывали их со знакомыми девочке людьми.
Она закричала, и воды безумия обрушились на нее, заполняя собой каждую клеточку ее организма.

Прозрачная стена взорвалась, и поток зеленого пламени обратил в ничто одного из монстров.
- Не смотри на меня, - прошептала Сая, - не смотри на меня.
Но кулем рухнувший на пол Эйб все-таки посмотрел... и улыбнулся ей.
- Я... во всем виноват, волшебница... - он коснулся ее лица, изборожденного вздувшимися венами, и нежно поцеловал в лоб, после чего вложил в дрожащую руку кольцо на серебряной цепочке. - Простите, вашего рыцаря...
«Спи, дитя», - шепнул голос. - «Месть свершится, спи. Ты не убийца. Убийца — я».

Двор взорвался ослепительной вспышкой. Голубое небо над Академией треснуло, и в образовавшийся проем хлынули потоки дождя.
Студенты, инструктора и деканы в ужасе глядели на поднимавшуюся из дымящегося разлома волшебницу. Пустой череп, лишенный передней стенки, обтянутый мертвой кожей, подобно короне, венчали массивные рога, похожие на костяк гигантской летучей мыши. Из перетянутого жгутами артерий и вен тела торчали две гигантские руки с длинными когтистыми пальцами, увенчанные обагренными в крови пластинами. Вместо ног же из разлома показалось тело девочки со сложенными на груди руками. Оба тела были едины, но из нижнего словно ушла вся жизнь: серая пепельная кожа, отсутствующее выражение на лице, даже свисавшие вниз волосы потеряли краски и поседели. И ее тоже обвивала паутина непрерывно пульсирующих толстых кровеносных сосудов.
Следом за ней из разлома вылетел черный монстр с бугрящимся мышцами человеческим телом, гибким хвостом и головой льва, увенчанной короной из алых пластин, кои торчали по всему его телу. Чудовище издало рев и распахнуло за спиной огромные белоснежные крылья, после чего простерло руку к возвышающемуся в центре замку.
Земля дрогнула, и огромный кусок скалы вместе с замком и монстром устремился в затянутое черными тучами небо.
Волшебница же лениво отмахнулась от эскадры огненных шаров и раскинула в стороны руки. По ее телу от «низа» и до «верха» пробежала волна дрожи, которая закончилась, достигнув пустого черепа, и свернулась там шариком яркого желтого света.
В следующий миг он взорвался, и золотой свет, проникая сквозь людей и дома, обращал в ничто все на своем пути.
В считанные мгновения Академия перестала существовать.

Эпилог

Она шла по пыльной дороге. Здесь давно уже не было дождя, но растениям хватало влаги подземных вод, а животные облюбовали себе несколько небольших речушек, так что в целом столь незначительно изменение климата не особо сказалось на природе этого края... Чего не скажешь обо всем остальном мире, где солнца не видели уже несколько лет. Ведь ему было позволено светить лишь здесь.
Она взглянула в голубое небо и недовольно прищурилась, когда светило ужалило ее в глаза. Внутри тут же пробудилась безумная ярость, но она без особого труда совладала с ней — это в первые месяцы безумие полностью завладело ее разумом. Теперь же он был чист и предельно ясен. Более того, он непрерывно работал и искал, искал самые невероятные пути достижения ее целей... и не находил, но это лишь пока.
Она провела рукой по раскаленной ограде кладбища и, как всегда, ощутила жгучую боль, сдавившую грудь.
Поспешно отдернув руку, она ускорила шаг, и через секунду была уже далеко от того места. Каждый год она шла этой дорогой, каждый год прикасалась к ограде и отдергивала руку из-за страшной боли. Она не знала — зачем это делает. Ей очень не нравилось это место. И тем не менее... Возможно, это было доказательством того, что она все еще жива.
Плакучая ива впервые за долгие годы дала потомство и теперь на утесе росло уже два дерева, хотя спустя еще несколько лет большое погибнет, иссохнет под лучами солнца, расколется, его подточат древоеды, а после сильный порыв ветра снесет его вниз с обрыва.
Ей будет не хватать этого дерева, но она надеялась, что ей удастся подружиться с его потомком. Оба они не боялись ее, хотя и чувствовали смертоносную силу живущую внутри нее. Единственные оставшиеся в живых, кто не боялся ее...
Присев на корточки подле трех поросших травой могилок, она коснулась пальцами одной из плит. Теплая... На ней, все так же, уже многие годы лежало кольцо на серебряной цепочке.
- Спи спокойно, мой верный рыцарь, - прошептала она, как делала уже многие годы. - Я не заслуживаю твоей верности. Но ты заслуживаешь отмщения. Клянусь, мой рыцарь, я уничтожу тех, кто обрек тебя на страдания, а после ты проснешься в новом мире, где будешь счастлив с той, которую любил. С теми, кто был тебе дорог...

Конец.

Equilibrium Keeper
01.03.2009
Только зарегистрированные пользователи могут
оставлять комментарии на сайте.
Комментарии (всего: 11)
« [1] 2 »

   Ketzal :: 27 ноября 2014, 05:16 ::  
Equilibrium Keeper - Спасибо!
Интересное, впечетляющее произведение. Правда довольно жестокое, местами натуралистичное, но оправданное трагедией происходящего.
Действительно можно таким образом увязать события оригинала - истории, рассказанной в FINAL FANTASY VIII и имеющей некоторые загадки и недосказанности.
Но, кто знает, что действительно не поведали нам сценаристы FINAL FANTASY VIII, может у них было другое сюжетное разрешение недосказанной истории.
Может, когда-нибудь расскажут в новой игре серии FINAL FANTASY. Тем более, что отменили сами себе запрет на предистории и продолжения своих игр.

   Шемас :: 10 ноября 2012, 16:07 ::  
Cloundd:
прочитанное до сих пор не выходит из головы...
Cloundd:
Добавлено (через 7 час. 52 мин. и 36 сек.)
Попробуй еще полчасика подождать.

   Cloundd :: 10 ноября 2012, 15:47 ::  
вау... я впечатлён, однако

Добавлено (через 7 час. 52 мин. и 36 сек.):

прочитанное до сих пор не выходит из головы... браво. браво

   Last Romantic :: 6 января 2012, 22:35 ::  
Редко читаю фанфики из за их низкого качество в большинстве своем. Но этот явно не такой. Кипер, ты молодец!

   Demill :: 21 апреля 2011, 12:13 ::  
Отлично, офигенно, супер. Автор молодец!

   Норгр :: 25 января 2011, 19:10 ::  
Это. Очень. Впечатляет.

   N.D. [ модератор ] :: 30 ноября 2010, 01:14 ::  
Перечитывал, чтобы вновь окунуться в это сильное по эмоциям повествование

   Юна :: 27 ноября 2010, 15:39 ::  
шикарно.

   KakTyc :: 28 апреля 2010, 18:41 ::  
Красиво!
Немного быстро, но очень красиво.
Оторваться не могла.

   Neta :: 13 апреля 2010, 23:05 ::  
Нет слов... Одни эмоции...
Спасибо автору.
« [1] 2 »
ФАЙЛЫ
ДРУГОЕ
Партнёры: 
Все материалы (c)     
Final Fantasy Forever     
Дизайн и движок (c) 2009     
EvilSpider