Поиск игры:
НОВОСТИ БАЗА ИГР РЕВЬЮ ПРОХОЖДЕНИЯ СТАТЬИ ИСТОРИЯ FF ВИДЕО ГАЛЕРЕЯ ФОРУМ
РЕГИСТРАЦИЯ  |  ЗАБЫЛИ ПАРОЛЬ?
FRONT MISSION 3,5

 «...спросите Господа, и он ответит: за какой грех послан Синдром Диксона!
    С.п.и.д был послан за разврат, а не покарали ли нас за умничество?!!!»
Карл Дитрих V. Баптистский проповедник.

Склады северного филиала Киришима Индастрис. Намуро. 2157 год, 45 лет  после событий 3-й части игры.

В этот вечер быстро темнело, погода тоже на глазах портилась. Маленький, ярко раскрашенный школьный автобус бесшумно подлетел к проходной, где в небольшой будке дежурил сонный охранник. Расходились по домам рабочие, запирались ангары, проносились в сторону посадочных площадок немногочисленные грузовые вертолёты.
Высокий крепкий старик, с длинными, ещё едва начавшими седеть волосами и вычурной тростью в руках, улыбаясь, встречал выпрыгивающих из ховера радостных пятиклассников. Днём прибыл какой то секретный груз, который тут же было приказано запереть за семью замками на пятом складе, и не задавать лишних вопросов. А в остальном, всё было отлично. Начальство было не против проведения экскурсии, и показать детям несколько старых ванзеров и боевых машин сочло даже некоторым своеобразным заделом на будущее.

- Господин Кусама, вы сегодня задержитесь? - поинтересовался охранник, с усмешкой разглядывая ребятишек.

- Верно, Рю, покажу внуку старые ванзеры.

Второй ангар вовсе не был музеем, просто вся техника многолетней давности время от времени сдавалась в аренду. В частности, в моду входило «живое кино», и режиссёры зачастую брезговали оцифровкой. Периодически корпорация организовывала выставки, где наряду с новинками выставляли пару-тройку машин прошлых лет. Также в ангаре хранились ванзеры конкурирующих корпораций, которые раньше использовали для испытаний. Риого включил свет, не без удовольствия услышав восхищённые возгласы ребятишек. Посмотреть было на что. Боевые машины выглядели внушительно и грозно, а старинное вооружение только дополняло эту картину.

- Экспонат первый: Jinyo Mk110, длительное время был основной ударной силой нашей армии. Предпочтительное оружие: пулемёт или дробовик, средние показатели брони и скорости. Я сам когда-то водил такой, хоть и предпочитаю Grezex , хотя... в интересах нашей компании, я вам ничего такого не говорил... А вот, рядом с ним не менее знаменитый Enyo Mk109, один из лучших ракетных ванзеров, хотя иногда их вооружали и бронебойными винтовками, но... на мой взгляд — точности для них маловато.

- Господин Кусама, а мне отец говорил, что самым точным в то время был Rekson M4F!

- Ну отчего сразу  Rekson? Кстати вот и он, во втором ряду. Показали точности у него и вправду хорошие, но строго между нами — слишком уж капризный ванзер. Довольно подвижен, удобен в управлении, но электроника часто барахлит. А вот наш  Shunyo Mk111, куда надёжнее и идеально подходит под винтовку.

Пол под ногами едва заметно дрогнул, стены и ворота ангара едва слышно завибрировали. Дети ничего не заметили, продолжая возбуждённо бегать вокруг машин, но Риого встревожился. Кто мог шуметь на территории складов,  охрана патрулировала внешний периметр, а рабочие давно разошлись. Грабители? Да ещё и в такое время? В эту секунду взвыла сигнализация, а спустя мгновение в ангар влетел запыхавшийся Рю. Вид у него был жалкий, видимо, по пути он пару раз упал, причём с довольно плачевными последствиями.

- Господин Кусама… Риого… там какие-то ванзеры! Прорвали ограждение и уничтожили охрану!  Направляются к пятому складу, полиция всё время выходит на связь и спрашивает, не неполадки ли в системе сигнализации?! Я им объяснял… А данные с камер на их мониторы просто не поступают!!!

- Значит плохо объяснял, Рю. Я  свяжусь с ними… Тебе задание… нет, даже приказ, срочно посади детей в броневоз, вон в тот, что справа. Он заправлен и на ходу, и на полной скорости уезжай в город. Я посмотрю, что к чему…

- Но, господин Кусама, я могу помочь, у меня лицензия!

- Увози детей, Рю. Приказы не обсуждаются!

Слушая как охранник дрожащим голосом рассказывает об уникальной возможности прокатиться  на настоящем бронированном тягаче, Риого направился к своему ванзеру. Совсем недавно он проводил на нём испытания против новой модели, поэтому  Grezex был в боевом состоянии. Конечно, разумнее было бы снарядить более современную машину, но времени было слишком мало. На улице шёл дождь, около пятого ангара двумя неподвижными тенями возвышались ванзеры нарушителей. Странно, что его до сих пор не обнаружили или их системы были повреждены во время боя с охраной? Сканеры с такого расстояния не давали чёткой информации, но по силуэтам опытный пилот определил, что джаммера среди противников не было. Один, около дверей, скорее всего ракетчик, второй с винтовкой  дежурил невдалеке от грузового лифта, с помощью которого доставляли баки с топливом в подземное хранилище. План созрел почти мгновенно. Риого достал из кармана пульт дистанционного управления, и платформа, повинуясь лёгкому нажатию кнопки, неспешно поползла вниз. Как он и ожидал, оба противника отвлеклись, тот, что стоял ближе к лифту, так и вообще уставился вниз. Медлить не имело смысла, от сильного удара щитом в спину, новенький сингапурский Pare PAW 12 рухнул в шахту, не успев даже понять, что же с ним случилось. Риого всё рассчитал правильно — выберется оттуда противник ещё не скоро. Второй ванзер атаковал сразу двумя ракетами, однако вместо того, чтобы сразу сменить позицию, самонадеянно остался стоять на месте. Какой бы «умной» не была боеголовка, она всё равно плохо различает ванзеры, находящиеся на близком расстоянии друг от друга. Grezex метнулся к ракетчику так стремительно, что одна из ракет поразила своего же хозяина. У современных моделей правда встречаются и датчики «свой-чужой», но, видимо, налётчик вооружился не самым последним образцом. Риого успел принять удар на щит, который, не выдержав такого удара, тут же раскололся. Его противнику повезло меньше: «ноги» ванзера напоминали попавший в аварию автоховер, правая рука повисла на армированных проводах,  ракетная установка вообще отлетела метров на десять в сторону. А вот пулемёт на Grezex был установлен новый — H&K 518, первая же очередь превратила красавец-ванзер в подобие продырявленной пулями жестянки. Риого с наслаждением наступил тяжёлой ногой своей боевой машины, чувствуя, как  со скрипом проминается корпус поверженного противника, и двинулся в глубь ангара. Внутри было много контейнеров с готовой продукцией. С некоторых пор Киришима вышла на рынок автоховеров, которые со склада отправлялись в порт Намуро, а оттуда на корабле в бывшую республику Завтра, ныне сменившую название на В.Р.Ф — Великая Российская Федерация. Торговля шла неплохо. Около небольшого, всего метра два в длину, контейнера застыл с плазмоганом и кастетом в руках тяжёлый Kasel  M14 чёрного цвета без каких либо опознавательных знаков.

- Риого? Прошу не говори ничего… Давай сделаем так… Я выстрелю тебе по ногам и уйду через туннель. Обвинить тебя будет не в чем… ты сделал всё что мог.
- Ах вот кто пришёл сюда незваным гостем. …Кадзуки… Или лучше называть тебя «Чёрный демон Такемура»?

- Тут нам не в чем друг друга упрекнуть. Не по трупам ли моих товарищей ты пришёл в этот ангар?

- Нет… Кадзуки… я не такой как ты… Думаешь, я не смотрю новости? Твои руки не по локоть, по плечи в крови. Оставь контейнер и просто уходи.

- Ну что же… попробуй, останови меня, по правде… одним боем больше… одним меньше…

Ванзер может при желании двигаться очень быстро, словно на роликовых коньках. Поливая противника очередями, Grezex скрылся за одним из контейнеров. Одно удачное попадание, и плазмоган вылетел из руки противника. Однако внезапно тяжёлый контейнер, словно ковш бульдозера, устремился на него, стараясь раздавить ванзер Риого словно пустую банку из под газировки. Он не успел совсем чуть-чуть. Левые рука и нога его машины оказались зажаты между двумя гигантскими стальными ящиками, словно в тисках.

- А что ты теперь скажешь, Риого! А?!

Патронов осталось на пару очередей, но промахнуться было трудно. Покорёженный и пробитый в нескольких местах корпус Kaselа всё увеличивался в прицеле, занося руку с кастетом для последнего удара. «Вероятность 75%», «Вероятность 89%» — твердил бортовой компьютер. Снаружи послышался шум винтов полицейских вертолётов, они в принципе явились вовремя, учитывая повреждённые камеры наблюдения и неразбериху. «Вероятность 95 %». Риого выстрелил…

Склады северного филиала Киришима Индастрис. Полчаса спустя.

Неприятные и холодные капли дождя, заставляли его морщиться даже в кабине ванзера. Следователь Акира Судзуки направил свой новенький полицейский Kyokei Mk120А прямо к чернеющему пролому в стене ангара. Неподалёку уже топтался «специальный ванзер» господина Накамуры, из динамиков доносились сдавленные проклятия. Старший следователь был до неприличия толст, и просторная кабина модифицированного Kaselа М 22  и то казалась ему тесноватой.

- Проклятие, Судзуки, я уже заглянул, да тут… сожри меня демон, настоящая Трафальгарская битва!!!

- На ванзерах? Странно…

- Почему? Она вроде на танках была?

- А я помню, господин Накамура? Вроде самолёты были…

- Не суть… я тут осмотрел эти два ванзера… странно… очень странно…

- Отчего же?

- Ну, смотри сам. Судя по моей базе — оба опытные пилоты. Кусама Риого, местный сотрудник, в прошлом испытатель ванзеров, воевал… А вот второй, сожри меня демон, сам Кадзуки Такемура!

- «Чёрный демон»? Ого!!! Хотя жаль, что у нас… теперь шуму будет. А что странного то? Подрались, оба погибли.

- А ты сам взгляни…

Акира вышел из ванзера и внимательно осмотрел обоих противников. Покорёженные машины выглядели ужасающе, на фоне ещё больше пострадавших контейнеров. Пол был усеян обломками вперемешку с пулемётными гильзами.

- Хм, и вправду странно. Оба целёхоньки… Промахнуться с такого расстояния… причём обоим… С другой стороны — возраст…

- Вот и я говорю, но… пусть сначала эксперты посмотрят… хммм… кстати, где их демоны носят? Теперь уж точно: жди J.P.S и военных…

- Интересно, что в том странном маленьком контейнере с кучей пломб?

- Ну, сейчас я приду, и глянем, пока эксперты не нагрянули. Чутьё подсказывает мне, Акира, что из-за него весь сыр-бор…

Вопреки ожиданиям странный железный ящик довольно легко открывался: или вернее уже был открыт, так как кодовый замок всё же имелся. В контейнере обнаружилась прозрачная капсула, заполненная мутной жидкостью. Внутри, подключенный к портативной системе жизнеобеспечения спал человек.

- Министр финансов Такеда! — изумлённо вскричали оба следователя.

Неподалёку от полицейского участка Намуро. Утро.

Утро было солнечным, и о вчерашнем дожде ничего не напоминало. Акира Судзуки, стоически выждав простой в пробке, припарковал свой потрёпанный автоховер и купил в автомате газету. На первой странице истерично кривлялся какой-то современный рок-идол, чуть ниже мигали пёстрые рекламные объявления. Полоса криминальной хроники предательски пустовала. «Повар избил поварёнка скалкой…» — с умным видом цитировал в таких случаях  г-н Накамура какого-то старинного писателя. Акира стал полицейским по двум причинам: его отец работал в полиции и дед его тоже там работал. Месяц назад ему исполнилось тридцать пять, он был высок ростом, сутул и коротко стрижен. Носил светло-серый костюм и начищенные до блеска ботинки. Дома, кроме кота по кличке «Каге», следователя никто не ждал. В участке было шумно и пахло кофе, около конторки дежурного истошно орал какой-то раскрасневшийся старикашка, но это, по сравнению с комиссией на прошлой неделе, было мелочью. Господин Накамура тоже изучал газеты, причём сразу три. Шум рекламы и сбивчивая речь репортёров сливались в какое-то мало понятное тявканье.

- Нашли что-нибудь интересное, господин старший следователь?

- Интересное… а, привет Акира, садись… вот: «Вчера, по состоянию здоровья, подал в отставку наш бессменный министр финансов, г-н Хироши Такеда…» ммм… так… а, вот: «По некоторым данным, многие связывают его уход с прогрессирующим синдромом Диксона».

- Ясно… утром он подаёт в отставку, а вечером два следователя находят его в каком-то ящике, в чёрт знает каком складе кампании Киришима Индастриз. Да, господин Накамура, никаких документов и зацепок в офисе представительства Киришима не нашлось. Зато у них нашлась куча упрёков в адрес работы полиции.

- Занятно… Знаешь, что меня удивило?  Гроб… ну, то есть контейнер J.P.S, ясно дело, конфисковали, но… «дело» отобрать даже не пробовали, а напротив — предложили работать параллельно, так сказать, сотрудничать… Когда такое было, а? Нет… я старый больной человек… издеваться …да ещё вот так…

- Господин Накамура… а что, если пошерстить в порту? Груз явно вот-вот должны были куда-то отправить…

- Вот, это дело… займитесь с Такеши, да… тут по сети с нами связывается… весьма настойчиво… некто «Злой Волк»

- Простите…?

- Не знаешь такого? Хммм… посмотрю по базе… странно. А, постой минутку, Акира… у меня опять проблемы… с женой, как тот раз, помнишь? Я тут думал… давно мы вот так просто, за чашкой сакэ…

- А… да… неет, господин Накамура… всё наладится… я …побежал…

- Эй! Акира-кун! ....!!!!!

Старый порт Южно-Курильска. Виктор Волков. За полчаса до нападения на склады Киришима Индастриз.

- Подожди, сынок, успокойся. Теперь рассказывай. - наливая в большую кружку чай, наставительно говорил отец Виктору.

- Ну… и вот, тут терпение у меня и лопнуло, батя! Что эти юсовцы о себе думают!? Да ещё и говорит со мной, не выходя из погрузочного ванзера!

- А ты сына, поспокойнее...

- Спокойнее?! Да у них груз без документов, регистрации! А он мне ещё и угрожает: мол, смотри, у нас тут связи!!!

В тот день у таможенников нового порта произошла очередная стычка с так называемыми «представителями» корпорации  My World. Получив разрешение, эта телефонная компания из U.S.N быстро опутала своими «проводами» и вышками  почти весь Сахалин и Курилы. Конкуренции особой не нашлось, и вскоре среди обывателей поползли разные слухи: от банальных шпионских баек до вполне правдоподобных рассказов о крутой мафии со связями во властных структурах. Пару раз Виктор под давлением начальства закрывал глаза на «странные» грузы, но в этот день терпения  у него и вправду просто не хватило. Груз был арестован и отправлен  на склад старого порта, где работал  отец Виктора — Григорий Петрович.

-  Ну, это не беда, сын… Начальство пусть разбирается, а ты всё правильно сделал — по закону…

- Батя, это не всё ещё. Квартиру мне спалили — раз! Автоховер — два! Я… в общем, Ольгу с детьми пока в деревню отправил… А если сюда кто заявится… ты уж прости, батя…

- Ну… ну… ради вас ведь живём… В милицию звонил?

- Да что толку, а?! Всё у этих… тут куплено…

Во дворе послышался грохот, после чего пол в каюте старого буксира, который отец Виктора приспособил под сторожку, едва заметно завибрировал. На мониторах появилось изображение проломленной ограды и двух ванзеров довольно необычной конструкции. Внешне они сильно напоминали старые «Рэксоны», но стоило приглядеться и становилось понятно — нарушители двигались с почти что человеческой грацией. Оружие, зажатое в стальных руках, тоже было редким — недавно принятые на вооружение в некоторых странах беззвучные встроенные лучемёты. За спиной у одного из ванзеров виднелся джаммерный «рюкзак» неизвестной конструкции.

- Батя... я глазам не верю! Это же… «Shedow MK 1»!!!

- Да ну тебя… сказки всё это… ну-ка… - его пальцы мелькали над голографическими клавишами.

Охранные дроны — не ахти какая новинка, в некоторых странах они под запретом из-за пары нелепых несчастных случаев, но Григорий Петрович где то-достал «по знакомству» и с гордостью поручил им охрану порта. Нанести серьёзный урон ванзеру, да ещё и такого класса, они конечно не могли. Но потрепать противника — запросто, например, повредить джаммерный ранец.

- Так, сын, слушай внимательно: тут сразу у буксира стоит мой старый «Киров М5» на ховере. Хватай свой груз и дуй через пролив… если сторожевик заметит, просигналь «два длинных, один короткий».....

- Так это уже воровство, батя!

- А что ты им там докажешь, с пустыми-то руками?! Дальше: там, по карте… у меня в памяти… найдешь деревню Шибетсу,  спросишь Ли… это забавный такой китаец… он мне кое-чего должен, так что укроет тебя. Давай, живо!

Во дворе грохотали выстрелы — дроны обрушивали ракеты на противника, горели какие-то склады… Виктор, управляя неповоротливым «Кировом»,  кое-как ухватил с грузовика неудобный контейнер. Отплывая от вовсю пылающего порта, он с облегчением заметил, как катер отца, набирая обороты, стремительно несётся вдоль берега. Слава богу, что его старик не был склонен к самоубийственным жестам…

Младший следователь Такеши Канто. Проходная порта города Намуро. Полдень.

- Чен знает много, Чен продаёт лапшу  «по-осакски» около этой проходной уже семь лет. Чен знает много секретов, но он очень-очень бедный человек. Чен настолько беден, что порой даже забывает всё то, что ему довелось узнать за день. Скоро старость высушит мозги Чена и он будет забывать всё ещё быстрее, чем раньше. Чен так беден… так беден… так беден…

Такеши сморщился и пару раз стукнул пальцами по электронному переводчику, вставленному в ухо. Ответом был недовольный скрежещущий звук. По-видимому, причиной отказа переводить были не неполадки, а на самом деле кардинально пошатнувшееся финансовое положение Чена — надоедливого, но весьма информированного эмигранта из Д.Х.Ж. Выйдя из офиса, они с напарником решили разделиться: Акира отправился в архив, а ему выпала честь самостоятельно проверить порт и купить на запас побольше кофе. Опрос администрации и рабочих ничего не дал — все удивлённо качали головами, а некоторые многозначительно закатывали глаза — мол сам понимаешь, что молчание это золото. Надежда была только на Чена…

- Уважаемый господин продавец лапши! Следователь Канто сегодня очень зол. Он так зол, что может совершенно случайно позвонить своим друзьям из санэпидемстанции, потому что он сегодня так зол… так зол… так …зол. При этом он не говорит, что ваша лапша-то — совсем не «по-осакски», а чёрт его знает по-каковски!!!

- Хммм.. Чен мало знает, но вроде как …господа из корпорации My World разговаривали тут вчера утром. И вроде как… господа упоминали какой-то «тот контейнер» и очень волновались. Чен далеко стоял, но всё услышал…

Так, это уже что то… Компания, предоставляющая услуги быстрой связи почти что всему миру. Да, это серьёзно… Связи с военными USN и Евросоюза — ещё серьёзнее… Единственная страна, которая с прохладой восприняла быстрый взлёт заокеанской фирмы — республика Зав… ой, то есть ВРФ, но всё равно, это скорее вопрос времени.
Такеши поспешил к припаркованному в стороне автоховеру. Нужно было поделиться новостями с Акирой и купить, наконец, этот треклятый кофе для офиса. До машины оставалось каких-то пять метров, когда неожиданно наушник автопереводчика завибрировал, переключаясь на быструю связь:

- Эй, Такеши-сан, как успехи? А мне таки удалось узнать малость про этого «Злого волка». Подлетай в офис, а то господин Накамура с горя начнёт опять на что-нибудь жаловаться, без кофе то…

- Да куплю я… Тут вот что удалось выбить из Чена: это может и не совсем точно, но… компания  My World, по-видимому, причастна к переправке таких вот забавных грузов наподобие нашего министра.

Около ховера стоял какой-то человек. Спокойно так, словно ждал, когда следователь подойдёт к машине. На нём была необычная  красная шёлковая куртка-ветровка, украшенная изображениями ярко-оранжевых переплетающихся драконов. Канто слишком поздно понял, что к чему. Рука рванулась к кобуре, но кто-то очень тихо подкравшийся сзади, точно и коротко ударил его по затылку. Тупая боль и темнота навалились на него словно два злобных борца-рестлера. Всё, что удалось запомнить — красный цвет и яркие, змеевидные драконы на рукавах куртки…

Офис господина Шо Накамуры. Намуро. После полудня.

- Итак… Виктор Григорьевич Волков. Тридцать четыре года. Так… жена… дети… Бывший военный, ванзер-лицензия по специальности огнемётчик-блокиратор. В сети так же известен под ником «Злой волк», хакер-любитель. Мать… так, это пропустим… А, вот, тут интереснее, отец: Григорий Петрович Волков. Ныне работает сторожем—кладовщиком в старом лодочном порту города Южно-Курильска, а вот в прошлом три раза задержан за контрабанду вместе с Ли из Шибетсу. Ну… помните? Противный такой китаец…

Господин Накамура, не прекращая изображать внимательного слушателя, достал из ящика стола внушительную горсть разноцветных пилюль и с причмокиванием запил их изрядным глотком чая. Настроение у него было отвратительное — мерзавец Такеши не привёз кофе. Главное, вчера он пол дня клялся достать чистейшей Кении АА Масай обжаренной по методу Тостадо, а вместо этого шляется где-то по портовым барам…

- Господин Накамура?!

- Хрр… что??! Аааа, да… китайцы, эта банда с улицы Фудзи… а  их не поймал Мидзуки?
- Вы слушали? Ойхххх…

- Ну…

- Дальше. Так вот, как я понял, с Виктором произошла какая-то странная история. Да такая, что ему пришлось на ховере форсировать пролив. Заметьте, в гости к Ли. Странность также в том, что на местные органы власти он не надеялся и предпочёл через этого старого маразматика выйти на нас. Главное — проблемы у него ни с кем-нибудь, а с компанией My World, о которой говорил сегодня Такеши. Вкратце — Виктор хочет встретиться, но …ждёт нас у Ли.  Просил приехать на ванзерах и без посторонних.

Лицо старшего инспектора посерело. Слово «ванзер» для него было равносильно слову «расстрел» или вообще чему похуже. В кабине бронированной машины его постоянно тошнило. Вдобавок к этому, машиностроительные корпорации очень не любили Накамуру, по крайней мере, он был в этом твёрдо убеждён. Иначе бы они удосужились снабдить каждый ванзер удобным лифтом, кабиной, креслом… Однако упускать такую зацепку и возможность утереть нос   J.P.S  он никак не мог и не хотел…

Полицейский участок Намуро. Ванзерный ангар.

Полицейский ванзер должен уметь всё. Акира был согласен с этим утверждением, ведь за всё время, проведённое на службе,  с чем только не приходилось  сталкиваться. Например, полгода назад он почти четверть часа вёл позиционный бой с каким-то психом-дезертиром, угнавшим с военной базы новенький боевой вертолёт. А в прошлом году, так и вообще, они с Такеши попали в засаду: по ним прямо из окон били плазменными пушками. Канто тогда сильно обгорел, как, впрочем, и сами бандиты, не знавшие как управиться с новомодным оружием. Не даром ведь плазмоганы в ходу пока только в ванзерных войсках. Новенький Kyokei Mk120А сам чем-то напоминал вставшего по стойке «смирно» полицейского. Он был значительно легче своего предшественника, а стальные «руки» были усилены дополнительными броневыми листами, позволяющими ванзеру вставать в так называемый «боксёрский блок». Показатели брони, само собой, были ниже, чем у военных образцов, но зато скорость, увёртливость и подвижность просто поражали. Современные системы наведения и сканирования позволяли «вести» сразу несколько целей, а время захвата занимало какие-то доли секунды. Бортовой компьютер «Мицубиси Мк12» позволял сканировать и просчитывать траектории полёта вражеских ракет почти мгновенно. Мало того, количество доступного «обвеса» тоже приятно удивляло: противопожарные капсулы, система противоракет, гибридная броня, дополнительные сканеры, фары… и многое-многое другое. Ванзер уже установили на платформу и подготовили робота для установки дополнительного снаряжения. Механик, приглашающе помахал рукой, с неприязнью поглядывая в сторону Накамуры, который смотрел на свой «специальный» Kasel М22 словно на катафалк.

- В обе руки, пожалуйста, если можно «FN 100-500», мы очень спешим. - спокойно попросил Акира.

- Два «стопятьсотых»? Ни за что! А где я столько кассет достану. Может быть вам, господин Судзуки, сразу с выставок заказывать новые образцы? Что за ковбойство? А… это тлетворное влияние…

- Ну, старина, дело опасное… последний раз, а?

- Ну чтоб…!!!

С недавних пор  в моде был тяжёлый, вмонтированный в руку «H&K 518», так как имел просто ужасающие показатели по бронебойности, однако ничем другим он особо  не отличался. За довольно крупный, бронебойный патрон, этот пулемёт платил полным отсутствием самонаведения. Последняя же модель производства Fabric Nacional могла похвастаться лучшими точностью, скорострельностью, и, вдобавок, — пулями с программируемыми микроконтроллерами, приёмниками сигнала и маячками для отметки целей. Можно было даже работать в паре с винтовочниками, давая им практически сто процентное наведение на цель. Датчик «свой-чужой» и почти мгновенный выбор боеприпаса для оптимального прохождения брони противника дополняли список.

Господин Накамура был консервативен — щит и кастет, плюс — неизменный сенсорный ранец. Зачем столь ценное снаряжение при полном отсутствии ракетчика в отряде — известно было только Богу и самому господину Накамуре.

- Хорошо, если информация этого русского и вправду окажется ценной… - услышал в наушнике Акира хриплый голос начальника.

- Это верно, шеф… это верно…

Ворота ангара послушно открылись. Впереди их ждала дорога, на пару с неизвестностью.

Шибетсу. Ангарчик Ли. Вечер того же дня.

Акира много раз встречал русских, но бывший военный в его представлении должен быть этаким здоровенным детиной с квадратной челюстью и короткой стрижкой. Виктор был другим: невысоким, крепким, худощавым. С длинными, до плеч волосами и в очках. Мало того, он непрерывно что-то выстукивал на голографических клавишах переносного лэптопа, и не прекратил этого занятия, даже когда господин Накамура недовольно хмыкнул. В ангаре Ли было полно всякой техники: от старых газонокосилок до настоящих боевых ванзеров, аккуратно сложенные в самом дальнем углу картонные коробки с товаром были заботливо прикрыты брезентом. Имелся и робот с платформой для установки новых частей, и небольшой грузовой лифт, намекающий на подземный гараж, а то и склад. Сам же китаец уже давно осаждал старшего инспектора, успев расспросить беднягу о всех его хворях, жене и проделанном нелёгком пути.

- Нет …ломануть их сервера — это самоубийство - заключил русский, со вздохом откидываясь на спинку стула. Проблема в том, господа, что в наше смутное время любая информация опасней порой, чем самая новая межконтинентальная ракета, а у нас пока её не ахти… Итак… У себя на родине, мне хм… посчастливилось арестовать некий груз компании  My World, которая в нашем отдалённом от столицы регионе набрала много власти. После чего у меня начались неприятности, которые увенчались попыткой компании вернуть своё имущество силой.

- Почему вы уверены, что это были именно они? А не, скажем, ваши спецслужбы? - спросил Накамура.

- По некоторым причинам… Наши спецы, на юсовских ванзерах «Shedow Mk1»  не ездят, да и чувство у мен…

- Ха ха ха, а вы шутник, «Теней» не существует, это вымысел.

- Отчего же... - вмешался Судзуки — Существуют: в книгах, играх и жёлтой прессе. В кино пару раз мелькали…

- Тем не менее, я их отчётливо видел, а в ванзерах, вы уж поверьте, я разбираюсь. - заверил его Виктор.

- Хорошо, допустим… Спасибо вам Виктор за…

- Постойте, это не всё. Что вам известно о синдроме Диксона?

- Хм… неизлечимая болезнь. Этакое повреждение психики, когда разум разрушает тело, а почему вы спрашиваете?

- А спрашиваю я потому, что некий доктор, по имени Майкл Джонсон предложил весьма интересный метод лечения: разум одного человека с болезнью не справляется, это доказано. Но вот если объединить несколько… как бы это сказать… сознаний… в одно, то болезнь отступает. Ну, имеется в виду — объединить больных со здоровыми. И ещё — два года назад даже проводились исследования и эксперименты, официальные, правда, засекреченные. Было нелегко всё это добыть, вы уж мне поверьте… но их поспешно свернули, тут уж не могу сказать, по какой причине.

- Полезная информация, а этот доктор… как вы вышли на него? - недоверчиво поинтересовался Накамура.

- Я?! Сто лет бы его не видеть… это он на меня вышел… мать его… вон там в углу контейнер видите?

Ли поспешно сдёрнул брезент с какого-то гробоподобного ящика, стоящего в углу. Акира уже не сомневался, что предстанет перед их со старшим инспектором глазами. Да и когда русский завёл разговор о My World, он сразу заподозрил, какой «груз» удалось арестовать в Южно-Курильске.

- Он, Акира-сан?

- Да, точно такой же ящик шеф…

Пригород Имабари. Остров Шикоку. В это же время.

Господин Танака сколотил своё состояние на гостиничном и ресторанном бизнесе. Теперь же, когда его сыновья крепко взяли семейное дело в свои руки, ему не оставалось ничего иного, как наслаждаться тишиной, покоем и свежим воздухом, созерцая цветение яблонь в своём роскошном саду. В жизни ему часто везло. Масса дел не мешала  успешно преподавать в школе айкидо и писать стихи, уделять время семье и не забывать о друзьях. И с женой ему тоже повезло, причем несказанно.
Удивительно, её ровесницы уже давно превратились в ворчливых старух,  а она была всё еще стройна, красива, горда. Способна помочь в трудную минуту делом и советом, поддержать, успокоить… Именно поэтому господин Танака очень беспокоился, когда Алиса, получив известие о смерти брата, стала собираться в дорогу.

- Я попрошу полковника Садзеборо встретить тебя в Осаке. Мы с ним старые друзья, вдобавок — он человек старой закалки. И если всё, что тебе стало известно — правда, то этот выскочка Ногато…

- Я благодарна тебе… прости, но… Да, ты прав, нам вскоре понадобятся такие люди… причём, все…

- Алиса, я очень беспокоюсь, подумай… вон… о детях, да!
- Дети давно уже выросли, Сабуро.

- Я понимаю…

- Ты смотрел телевизор, новости?

- Нет, я предпочитаю газеты, от них меньше шума.

Алиса быстро нажала пару кнопок на небольшом наручном пульте. В воздухе немедленно засветился полутораметровый экран, на котором какая-то журналистка оживлённо вела репортаж с улиц Токио:

-  ...здорового демократического общества! Именно поэтому сторонники министра внутренних дел Ногато решили провести массовый митинг в поддержку его молодой, но уже имеющей значительный политический вес партии. Многие западные компании положительно смотрят на это новое поколение восточных политиков. Если правительство не примет…

Сабура нахмурился, он вообще не любил политику, причём, чем старше он становился, тем меньше его интересовали подобные новости. Но сейчас он выглядел ещё более взволнованным, чем за минуту до просмотра.

- Это ...наше телевидение?

- Нет, это из USN с переводом. My World news.  Теперь ты понимаешь — к чему все эти крики об очередных нарушениях чьих-то прав и свобод?

- Понимаю, и именно поэтому тебе лучше остаться! Я… я твой муж, и тебе надо под… это… слушать меня, вот...!

- Хорошо, конечно… ты для меня самый лучший, самый дорогой. Пришлю тебе открытку из Осаки, до встречи.

- Алиса! Подумай о… Ох… ладно… Удачи, родная.. Береги себя…

Шибетсу. Ангарчик Ли. Вечер.

Ли суетился вокруг старого «Кирова» словно хомяк вокруг кормушки. Если военные ванзеры могут с гордостью назвать своими предками танки, то прародителем этой устаревшей конструкции явно был трактор. Теоретически, этот труженик речных портов и состоятельных фермерских хозяйств мог вести бой, но полная неприспособленность к таким подвигам бортового компьютера и практически полное отсутствие брони быстро бы охладили пыл любого, даже самого отчаянного экспериментатора.

- Пять сотен, плюс эта развалина и «Желание 12» твой. Ты посмотри на эту подвеску, как он тебя ещё плавает?

- Ли, старина. Ведь это не просто ванзер, это моего отца ванзер, понимаешь?

- А… и, то есть, карты все на месте? И сторожевики его помня…  - О, господин Накамура, посмотрите какие автоховеры тут у нас....!

Акира вышел покурить. Торговля Виктора с Ли продолжалась уже около получаса. Они спорили так бойко, что даже его шеф начал неосознанно принимать в этом активное участие, периодически вплетая в разговор разнообразные жалобы.
Шибетсу был довольно крупным посёлком, тысяч пять жителей, не меньше. Однако ближе к побережью, дома были преимущественно одно-двухэтажными, причём практически однотипными. К примеру, метрах в двухстах вдоль по улице красовался симпатичный ангарчик, практически брат-близнец того, в котором на данный момент шла бойкая торговля. Инспектор прислушался. Около ангара-близнеца остановился тяжёлый полицейский броневоз, на таких обычно доставляют спецназ к месту задания. В воздухе замелькали прожектора вертолёта. Полицейские ванзеры поспешно окружили строение. Неожиданно послышался громкий, усиленный динамиками голос их командира:

- Накамура Шо, Судзуки Акира! Выходите с поднятыми руками! При попытке активации ванзеров стреляем на поражение! С вами говорит командир отряда, старший лейтенант Ногато. Немедленно сдавайтесь!

Акира со всех ног кинулся обратно. Ли молодец, из-за домов его убежище трудно было заметить. А уж перепутать — проще простого. Внутри его товарищи тоже заподозрили неладное, шеф так и вообще сидел в ванзере.

- Что за глупости, Судзуки? Они что, белены объелись, эти спецназовцы?! - прогудел Накамура из своей машины.

- Боюсь, придётся уступить вам ванзер. Всё работает, всё заряжено. А мне пора на лифт, господа. - Печально вздохнув, проговорил Ли.

- Ну что? Переговоры, как я понимаю, придётся вести с помощью оружейной дипломатии, господа полицейские? - спросил Виктор, кивнув в сторону выхода.

- Похоже на то… - печально ответил Акира. Я знал, что коррупция сильнее любого закона, но не на столько же… а как вы, шеф?

- Я буду участвовать…

Где-то на улице командир отряда спецназа начал обратный отсчет…

Такеши Канто. Где-то....

Голова постепенно проходила, а вот зрение сфокусировалось с превеликим трудом. Комната небольшая, чистая, стены и пол обшиты белым пластиком. Из мебели только кровать и стол, в углу санузел. Маленькое белое блюдце с одинокой таблеткой и пластиковый стаканчик с водой. Никаких картинок, знаков, надписей — всё правильно, ни к чему пленному знать лишнее. Такеши встал с кровати, походил из угла в угол. Спустя минут пятнадцать, дверь в его камеру открылась и вошёл… ванзер. Да, самый что ни наесть настоящий, только ростом чуть повыше обычного человека и немного более изящный. Этакий робот из старинного фильма, просто очень хорошо сделанный. Однако то, что скопировали этот механизм именно с ванзера, сомнений отчего-то не возникало.

- Вы (ты), уже (совсем) проснулся (встал) (пробудился)? - спросила машина. Голос был жутковатый, вопросительный тон плохо распознавался. Казалось, что странному гостю приходилось фильтровать огромный поток информации, прежде чем выцедить из неё нужные слова.

- Вы понимаете, что похищение сотрудника полиции, при исполнении…

- Да (понимаем(ю)) (знаем) (осознаём) - ванзер аккуратно взял пальцами механической руки стаканчик с водой; всмотрелся в него.

- А если понимаете,  то хочу вас в первую очередь проинформировать…

- Нет нужды (не страшно), (пустые угрозы) (нечего бояться) (тоже мне напугал).

- Кто вы…? Как мне вас называть?

- Верно (правильно) (хороший вопрос) (с этого и надо начинать).

- И всё же?

- Зови меня (нас) Легион.

- Не оригинально…

- Неужели? (странно) (почему же?) (по-моему, отлично).

- Вас трудно понять, объясните же всё наконец!

- Не я (мы), трудно (тебе) (понять).

После этих слов дверь снова открылась, и в камеру вошёл ещё один посетитель. Невысокий, седой, одетый в строгий серый костюм с галстуком. Бывший министр финансов Такеда выглядел значительно лучше, чем будучи запертым в гробообразном контейнере. Странно только, что он тут, а не на допросе в J.P.S… Или же это и есть… Министр кивнул ему, сел рядом, вопросительно посмотрел на говорящий ванзер, тот в свою очередь дал знак, что мол начинай.

- У меня не так много времени, молодой человек - он постукал пальцем по какому-то браслету с множеством датчиков, закреплённому на запястье. - Но всё же мы решили, что так будет проще с тобой договориться.

- Ах, даже вот как?! Так значит я не пленник? Можно идти?!

- Не пленник, скажем… дорогой гость, которого мы не хотим отпускать. Знаешь, а ведь мы не такие уж и преступники. Начну наверное из далека. Этот мир болен, Такеши. В Европе толпа гламурных клоунов обжирается деликатесами и сорит деньгами, не зная чем заняться, а в Африканском союзе даже в наше время многие дети не умеют читать и ложатся спать голодными, умирают от простых болезней. Народы расколоты, прозябают под грузом собственной гордыни и эгоизма. Войны… кровь… смерть… нет… миллионы смертей. И ты, младший следователь Такеши Канто, можешь помочь всё это изменить. Признаться, по началу мы не знали, как с тобой поступить, но по великой случайности оказалось, что ты нам очень подходишь… Спроси себя: доволен ли ты своей жизнью? Можешь ли с уверенностью сказать, что не хотел бы всё это изменить. Получить возможность управлять целым миром, не как тиран, но как бог так нужный ему, как частичка бога? И тогда каждый человек сможет сказать, не кривя душой: «Это мой мир!»

- Вы бредете… вы безумны…

- Возможно, но допусти хоть на секунду, что я прав. Сможешь ли ты от чистого сердца отвергнуть эту возможность?

- Никогда! Ничего вы от меня не добьётесь!!! Убирайтесь отсюда!!!

Совсем недалёкое будущее. Вечер следующего дня. Такеши Кадто и Хироши Такеда.

- Не переживай, мой мальчик. Осталось совсем немного. Поверь мне, это не страшно.

- О, я переживаю не об этом, Хироши-сан. Миру ещё не скоро предстоит прозреть… да и моим товарищам тоже…

- Как знать, Такеши. Не волнуйся…

Акира Судзуки, Шо Накамура и Виктор Волков. Шибетсу.

Летала сталь над полем боя

Словно уже не тяжела.

Она мечтанием жила

Отринуть тяжкий гнёт покоя,

И ввысь умчаться как стрела,

Кому-то злую смерть готовя...

Командир спецназа досчитал до конца, и в ту же секунду ударили пулемёты. Ангарчик превратился в настоящее решето за какие-то доли секунды. С криком разбегались люди, многие прятались в подвалах своих домов.  Всего в отряде было два пулемётчика, один блокиратор с огнемётом и джаммерным ранцем РЭБ. Командир был типичным рукапашником, вооружённым двойным шипом  Mk103 Spike и щитом-заслоном. Кроме этого, в небе кружил вертолёт. Ванзеры спецназа так же не походили на стандартные полицейские   Kyokei:  командир управлял относительно новым  Persis MkХIISP компании Leonora, пулемётчики — более лёгкими Novaraid SP Х, блокиратор предпочёл Walrus.

- Что-то мне не хочется идти против своих… - возмущался Накамура, выводя ванзер из ангара.

- Боюсь, что намерения у них куда менее миролюбивые… - возразил Виктор.

- Всё равно, это какая-то ошибка! Надо попробовать поговорить с ними, нельзя же так…

- Боюсь, это бесполезная затея. Посмотрите, что они с домиком сделали. Я бы вообще предложил тактическое отступление: нас меньше, шансы одолеть в открытом бою отряд обученных спецназовцев у нас не велики.

- Есть предложения?

- Ну… если бы мы смогли вывести из строя их блокиратора и продержаться до конца перезарядки моего ранца, пока я не буду готов ударить по ним второй ЭМИ, то… шансы удрать вполне неплохие.

- Хорошо, только в этот раз Акира…

Вертолёт заметил их первым, выпустив сразу несколько ракет. Закреплённые на плечах ванзера Судзуки установки выпустили рой ложных целей, сбив две из них. Прорвавшуюся принял на щит господин Накамура, в то время как очереди пулемётчиков уже хлестали по стенам и крышам домов, вышибая целые куски старой штукатурки и поднимая густые облака пыли. В сторону Акиры метнулся ванзер Ногато, резко атаковав шипом по корпусу и тут же, мгновенно крутанувшись, щитом по ногам. Инспектор увернулся и от щита, и от «дырокола». Где-то в стороне кружились словно в танце ванзер Виктора и вражеский блокиратор, стараясь выйти на дистанцию действия электромагнитных импульсов, не переставая осыпать друг друга минами-капсулами из огнемётов. Несколько из них, попали в окно стоящего неподалёку дома. Хлипкое одноэтажное строение мгновенно вспыхнуло, словно стог сухого сена… Джаммерный рюкзак мгновенно выводит из строя электронику попавшего под удар одного или нескольких ванзеров противника. Однако использовать его как поражающую всё вокруг без разбора электромагнитную бомбу было невозможно — первым бы пострадал сам ванзер, несущий на себе подобное устройство. Поэтому рюкзак создавал множество сжатых, направленных электромагнитных импульсов, которыми блокиратор атакует неприятеля, словно дикобраз иглами, сам при этом оставаясь невредимым. Когда-то давно, ещё в XXI веке, подобный эффект достигался с помощью взрывчатки, чтобы быстро «сжать» магнитное поле. Теперь же, технология далеко шагнула вперёд. Краем глаза он заметил, как Kyokei  Акиры, ведя огонь сразу из двух стволов высоко подпрыгнул, оттолкнулся одной ногой от остова расстрелянного ангарчика и практически отрубил двумя очередями хвостовой несущий винт вертолёта, отчего тот смешно закружился и с грохотом рухнул, где-то за домами. Виктор знал, что рано или поздно он или же его противник допустят ошибку. Первым её совершил вражеский пилот. Опытный воин, он всё равно слишком поздно заметил, как противник выстрелил насколько капсул на землю, и с разгону въехал в лужу расплавленного асфальта. Секундного промедления было достаточно, чтобы его ванзер под действием электромагнитных волн превратился в неподвижную бронированную статую. Акира, принимая пули на минищиты рук и  без конца уворачиваясь, стремительно отступал. Броня во многих местах была пробита, барахлили системы наведения. Метрах в десяти весь покорёженный «специальный» ванзер Накамуры с разгона впечатал машину командира в остов горящего дома, и тот, потеряв равновесие, обречённо хватался за кирпичные стены, отламывая стальными пальцами целые фрагменты, словно непоседливый ребёнок куски пластилина. Kyokei отстреливался, гильзы отлетали в стороны как конфетти из адской хлопушки. Неожиданно за спинами спецназовцев возник, словно демон из преисподни, Виктор, поливая всё вкруговую струями обжигающего пламени, и неотразимый удар ЭМИ мгновенно остановил пулемётчиков, надолго выведя из строя их системы. Накамуру пришлось оттаскивать от поверженного врага, словно драчливого мальчишку. Его ванзер, едва держащийся на покорёженных ногах, всё бил и бил сверху вниз, превращая красавец Persis в груду бесформенного железа. Из динамиков слышались хриплые проклятия вперемешку с жалобами на жизнь и весь мир. Прибрежные улицы Шибетсу были объяты пламенем, вдалеке слышался шум пожарных сирен. Отступая, они встретили перевернутый полицейский автоховер. Похоже, этому «спецназу» нападать на своих было не в первой… Наступала ночь, и шоссе на Шари пустовало, только два страшно повреждённых ванзера — полицейский и военный, двигались по нему, подхватив под руки практически безногий Kasel, словно раненого в смертельной схватке товарища…

Алиса Танака (Такемура)  и полковник Садзеборо. Осака. Утро следующего дня.

Ей насколько раз любезно предлагали взять аэротакси, но Алиса хотела просто пройтись по городу, игнорируя даже разноцветные движущиеся дорожки. До встречи с полковником оставалось ещё около двадцати минут, и можно было прогуляться. Люди как будто чему-то сильно радовались, словно во время праздника. У многих к курткам или рюкзакам были прикреплены бросающиеся в глаза ярко зелёные брелки в форме глобуса — символа оппозиционной партии. У некоторых были белые шарфы с таким же рисунком. Вся эта жизнерадостная толпа сильно напоминала разошедшихся футбольных фанатов, впечатление усиливали снующие повсюду стайки вечноорущей молодёжи. Кафе, где была назначена встреча, располагалось неподалёку от входа в один из местных крупных банков. Полковник уже ждал её, с кем-то разговаривая по быстрой связи. С их последней встречи он заметно постарел, на лице прибавилось морщин, а в волосах седины, но это был всё ещё крепкий и подтянутый военный, каким Алиса его помнила.

- Полковник, я так рада, что вы согласились придти. Я тут прогулялась по городу…

- Приветствую тебя, да… трудно не заметить. Видимо, Нагато совсем озверел, хотя я тут успел прочесть последние новости: у него погиб сын, командир полицейского спецназа. Странно всё это. Ты помнишь фамилию следователя, который начал расследовать дело о нападении на склады Киришима? Так вот, не прошло и пары дней, а он уже сам в розыске. Спецназ как раз его и хотел задержать в Шибетсу. Странное совпадение. Сначала на твоего брата посыпались обвинения, одно другого страшнее. Теперь вот похожая история.

- Так вам удалось достать доказательства?

- Да… Нельзя сказать, что это было легко сделать но… наши люди в штабе партии Нагато очень сильно рискуют. Неловко говорить о деньгах, тем более когда речь идёт о вас с Сабуро… но…

- Я понимаю, полковник, муж обо всём позаботится.

- И ещё одно, Алиса… Я знаю, что ты вероятно захочешь немедленно очистить имя своего брата, но… если возможно. Может подождём с этим немного? Если мы разоблачим Нагато и сорвём его планы, этот материал будет ещё одним подтверждением правомерности наших действий. Но сейчас, когда народ сходит с ума, и звучат революционные лозунги…

- Хорошо, я тоже так думаю. Только пообещайте мне тогда… что я лично пообщаюсь с Нагато, когда все эти лозунги уже не будут звучать там громко.

- Иными словами…

- Там видно будет. Спасибо вам, полковник.

Он незаметным щелчком отправил по гладкой поверхности стола  крошечный информационный кристалл, молча поклонился и направился к ожидающему его автоховеру. Алиса, немного подумав, всё же  заказала себе кофе и утреннюю газету: надо было хоть немного отдохнуть после поездки, да дел до завтрашнего утра у неё в Осаке пока не было. Людей за столиками оставалось совсем немного, когда к ней подбежала радостная, рыжеволосая девушка лет семнадцати с электронным блокнотом в руках и целым ворохом зелёных брелков и шарфиков в небольшой, перекинутой через плечо сумке. В трёх шагах от неё, за свободным столом расположились двое её приятелей, тоже с ног до головы увешанных похожей символикой.

- Здравствуйте! Социальный опрос!!! Поддерживаете ли вы нынешнее правительство или же партию Реформ господина Нагато?!

- О, благодарю, я пожалуй воздержусь… спасибо вам.

- Как?! Вам совсем безразлично, что будет со страной? И до чего её могут довести эти… эти скрытые империалисты со своей «управляемой» демократией?!

- Ну, я не так сильно интересуюсь политикой…

Девушка слегка растерялась, то и дело переводя взгляд с мирно попивающей кофе Алисы на сидящих за столиком товарищей, как будто ища у тех поддержки. Помощь не заставила себя долго ждать:

- Эй, старушенция! Ты глаза разуй вон… И посмотри, что в мире делается! - в подтверждение своих слов он с силой пихнул лёгкий пластиковый столик, отчего недопитая чашка кофе тут же вылилась Алисе на костюм.

То, что произошло после этого, очевидцы описывали по-разному. По словам одной пожилой дамы, сидевшей ближе всех, парень просто поскользнулся и сильно, но отчего-то два раза стукнулся лицом о край столика. Полсекунды спустя с криком упал его напарник, схватившись за разбитый нос, куда случайным образом отрекашетила чашка. Девчушка тихо повизгивала, зажав рот руками, Алиса с добродушной улыбкой похлопала её по плечу, после чего, придирчиво осмотрев разбросанные по асфальту шарфики, выбрала один, на котором поблёскивали красные капельки крови одного из неудачливых агитаторов.

- Как символично… - задумчиво проговорила она, направляясь к выходу.

Акира Судзуки, г-н Накамура и Виктор Волков. Лес неподалёку от Шари. В это же время.

- …и старший инспектор Накамура Шо. Преступники! …заметьте, я подчёркиваю… обвиняются в злостном нападении на сотрудников полиции, связях с агентами иностранных спецслужб… ну это видимо со мной… Разбое, вандализме… ну, это вы и сами знаете. О!!! Пиратстве! Странно… И на закуску — убийстве офицера полиции. Ну, это мы переадресуем уважаемому господину Накамуре. - наставительно вещал Виктор, глядя в экран лэптопа и время от времени  вздымая вверх указательный палец.

Сам же шеф суетился вокруг укрытых в зарослях ванзеров, наваливая на них наспех оторванные ветки. Идти в Шари не было смысла, как собственно и долго находиться на одном месте. Помощи тоже ждать было неоткуда. Периодически в стороне пролетали вертолёты, от чего Акире становилось по настоящему страшно. Ему постоянно казалось, что о месте их нахождения уже давно всем известно, и в ту минуту, когда они вот так сидят сложа руки и читают неутешительные новости, вокруг них уже сжимается кольцо, и скоро их всех арестуют. А в худшем случае и вообще убьют. Виктор всё ещё продолжал делиться с ними впечатлениями о последней полицейской сводке, как на небольшой полянке, словно из ниоткуда, возник ванзер. Его появление было настолько бесшумным и незаметным, что никто, кроме смотрящего в этом направлении Акиры, его стразу не заметил. Подобные машины инспектор видел до этого момента только в кино. Внешне — почти как знаменитый робот из старинных «Звёздных войн», только чёрного цвета и вместо стилизованной под человеческое лицо маски, на широких «плечах» мигала объективом высокочувствительная модульная камера, защищённая с двух сторон  бронированными полусферами. В правой руке ванзера был зажат встроенный лучемёт. Независимо вращающиеся стволы уже держали на прицеле всех троих беглецов. На левую, вместо обычного заслона был установлен генератор силового щита. Устройство относительно новое, эффективное против пуль, дроби и ударных видов оружия. Однако на очень непродолжительное время. За спиной - рюкзак неизвестной конструкции и предназначения, по-видимому, именно ему «Shedow MK1» был обязан своим уникальным камуфляжем. О способностях этих машин давно ходили легенды. Бойкие сценаристы наделяли «Тени» то всеуничтожающим оружием, то способностью летать и невообразимой непробиваемой защитой. Кто-то даже умудрился изобразить их в качестве живых существ, воюющих за свою свободу от людской тирании. И вот теперь двум скромным инспекторам из Намуро и одному наглому русскому хакеру суждено узнать правду, возможно последнюю в их жизни. Эх, надо было наверное всё же оставить контейнер у Ли…

- Всем поднять руки (сдаться) (оставить сопротивление) - прозвучал слегка искаженный динамиками, но абсолютно лишённый интонации голос пилота.

Все отреагировали примерно одинаково. Только господин Накамура, так и остался стоять спиной ко всем, не выпуская из рук с таким трудом отодранную от ближайшего куста ветку и невнятно пытаясь на что-то пожаловаться. Однако и с ванзером что-то происходило. Со стороны он напоминал человека, попавшего под удар свето-шумовой гранаты: он не стрелял, а как будто боролся  с какой-то одному ему видимой сетью, то пытаясь поднести к голове руки, то резко сорваться с места. Акира так бы и остался смотреть на эту, не понятно по какой причине начавшуюся борьбу, если бы громкий, усиленный динамиками голос из за деревьев не приказал:

- Всем немедленно в ванзеры!

Виктор от удивления даже снял с уха автопереводчик. Говорили по-русски…

Полковник Садзеборо и другие. Военная база Сасебо. Полдень.

В небольшой комнате для совещаний царила напряжённая тишина, несмотря на то, что многие из прибывших на базу командиров были знакомы лично. Некоторые чувствовали себя неловко, примеряя  непривычную роль участника заговора, иные же просто ждали. Полковник сам ожидал, что на встречу приедет как минимум вдвое больше людей, но, по-видимому, был не учтён тот факт, что некоторые всё же решили воздержаться и занять выжидательную позицию. На небольшом столике по центру тускло светилась голографическая карта союза, на которой ядовито-зелёным цветом были отмечены очаги активности оппозиционеров. Если верить этим данным, то партию Ногато активнее всего поддерживали на Филиппинах и в центральной части Японии. Индонезия была практически чиста, а вот Австралия разделилась почти на две равные части.

- Полковник, разрешите спросить: а стоит ли нам рассматривать всех не пришедших на встречу как возможных… ну, вы понимаете? - поинтересовался командир базы Нагасаки.

- Об этом рано судить, всё только начинается. Теперь, если позволите, мой заместитель выступит с докладом, по окончании которого я отвечу на вопросы.

Командиры баз слушали очень внимательно. Докладчик поведал о ситуации в Токио и Осаке, бездействии местных органов власти и упомянул о процентных соотношениях сил во всех регионах. Далее речь пошла о докладах внедрённых в партию Нагато агентов. По имеющимся данным, основное финансирование избирательной компании взяли на себя несколько западных фирм, крупнейшей из которых являлась компания My World.

- Зловещая рука запада? Полно вам, Садзеборо… Вы начитались шпионских романов. Финансирование — не такой уж и грех… Вот если бы вам удалось доказать, что Ногато выполняет некие руководства… - прервал выступающего полковник Аракава.

Докладчик продолжил, кратко информировав собравшихся о деятельности вышеназванных компаний, после чего Садзеборо ответил на вопросы. В основном собравшиеся интересовались возможными последствиями, прогнозами на будущие. Многие так и вообще прямо спросили, что им надо делать.

- Тут некоторые спрашивали о «зловещей руке запада» - сказал в завершении Садзеборо, - так вот, господин Аракава, наш народ довольно легко обмануть и порой очень непросто вывести из заблуждения, но в любом случае знайте — нам, военным, гораздо легче отрубить эти «зловещие руки», что уже много лет тянутся со всех сторон, чем потом  напалмом выжигать последствия.

Собрание завершилось. Расходились прибывшие в  Сасебо командиры баз. И только полковник Садзеборо нахмурившись смотрел на расползающиеся по карте мерзкие словно плесень зелёные пятна…

Акира Судзуки, г-н Накамура и Виктор Волков. Лес неподалёку от Шари. Утро.

Акиру не нужно было просить дважды, он кинулся к своему ванзеру, опередив даже пыхтящего господина Накамуру. «Тень» сопротивлялась электронным атакам противника с упорством попавшейся на крючок акулы. Из-за деревьев прогремели первые выстрелы: судя по звукам, нападающие стреляли из бронебойных винтовок.

- Не подходите к нему близко, можем зацепить импульсами. - посоветовали в очередной раз незримые доброжелатели. - Постарайтесь сбить защиту, и этот чёртов ранец, давно хотим посмотреть, что у этого птенчика внутри…

Накамура, волей случая определённый в болельщики, тотчас излил душу. Досталось всем, даже губернатору калифорнии. Виктор, стараясь держаться на расстоянии, выстрелил под ноги противнику несколько мин-капсул, вражескую машину не несколько секунд поглотило пламя, однако значительных повреждений она не получила. Тем временем на поляну вышли ванзеры, что попытались захватить неугомонный  Shedow. Командир отряда, пилотировал тяжёлый «Тиран», дополнительно оснащённый редкой моделью гибридного джаммерного ранца, который мог не только поражать вражескую электронику, но и наводить на цель ракеты. Сразу за ним следовали два вооружённых винтовками «Вызова», тоже оснащённые гибридными ранцами, замыкал отряд довольно редкий ванзер «Оборона», несущий сразу две установленные на плечах ракетные установки, одна из которых явно была модифицирована для уничтожения воздушных целей. Акире раньше не доводилось видеть машин, способных выстоять под ударами стольких электромагнитных импульсов, он выпустил несколько очередей, сменив боеприпасы на бронебойно-зажигательные, однако силовой щит противника упрямо не хотел гаснуть. Виктор, оставив тщетные попытки повредить противника огнемётом, присоединился к соотечественникам, пытаюсь сломить на удивление устойчивую электронику с помощью своего ранца.

 - Семёныч, скоро щит собьём ему гаду, глуши самоуничтожение, а то опять месяц ловить будем… - обратился один из русских к своему напарнику.

- Легко сказать …глуши… Прошлый раз он подлюка все ракеты себе подорвал!

- Ну так этот-то — лазерщик…

Выручил всех, как ни странно, господин Накамура. Изливая проклятия, он, как следует размахнувшись, метнул в противника сначала свой тяжёлый кастет, а потом и щит. Где простой намурский следователь научился подобным трюкам, для его новых и давних товарищей осталось загадкой, однако «Тень» после двух тяжёлых попаданий потеряла силовую защиту и пропустила очередь бронебойных по рюкзаку. Этого хватило, чтобы наконец сломить сопротивление.

- Благодарим за помощь. Разрешите представиться: командир спецотряда ГРУ, капитан Семёнов.

- Командир отряда …несчастного… загнанного отряда…

- Господин Накамура! Мы полицейские из Намуро, нас преследует мафия, ну, знаете как ру...

- Следователь Судзуки! Ребят, помогите, а?

Те же. Экранированный броневоз спецназа ГРУ. Пятнадцать минут спустя.

Ещё совсем недавно Акира удивлялся возможностям заокеанского ванзера, над которым теперь колдовали механики в грузовом трюме, но увидеть схожие технологии на броневозе ВРФ он никак не ожидал. Тяжёлый грузовик был способен перевозить до двенадцати ванзеров и был вооружён двумя обычными ракетными установками и одной зенитной, дополняла и без того внушительное вооружение многоствольная пушка. Всё оружие до поры скрывалось в корпусе, этого требовала антирадарная защита. Но главной особенностью этой машины была практически полная невидимость. Как можно было обмануть современные сканеры, Акира не знал, но он до недавних пор и в существование Shedow не верил… А человеческий глаз не различал подвоха даже с расстояния вытянутой руки. Как просветил его Виктор, броневоз можно было засечь только по звуку, да и то с близкого расстояния, однако, по его мнению, до массового производства подобных машин они с Акирой не доживут. Их разговор прервал появившийся из грузового трюма механик.

- Мужики, это определённо надо видеть…

Командир вопросительно посмотрел на него.

- Да лан! Всё равно потом узнают, если доживут, конечно...

Наполовину разобранный корпус «Тени» занимал почти весь отсек. Ничего особенного на первый взгляд — провода, схемы, моторы… вот только кабины пилота, да и его самого не было. Совсем.

Кабинет министра внутренних дел Ногато. Токио. В это же время.

Из открытого окна омерзительно сквозило. Главная особенность бессонных ночей — это, скорее всего, полное непонимание человека, их пережившего, отчего это он, как последний идиот, пренебрег сном. Казалось бы ещё пару часов назад ты убеждал себя в абсолютной правильности выбора, а под утро гадкое, всеуничтожающее желание упасть под стол и захрапеть, сводит на нет все былые аргументы. Когда Ногато был ещё заместителем, начальник всегда не одобрял его ночные посиделки, хоть и ни разу не говорил об этом, так, разочарованно хмурился. Потом же, благодаря несчастному случаю в сауне, у старика отказало сердце, и новый министр получил полное право укорять себя за всё это сам. Помимо такой возможности, у него появилась власть, бойкая оппозиционная партия, в старые времена — явление нереальное для члена действующего кабинета министров. А еще у него появился новый хозяин, а это как собственно и раньше, и во все времена тот, кто платит деньги и отдаёт приказы, а изредка — высказывает пожелания. На столе весело переливался разными цветами голографический монитор, насылая зловещие отблески на фарфоровую чашку с недопитым холодным кофе. На улице начинали свою привычную перекличку сигналы немногочисленных автоховеров, шумели аэропоезда. Роботоподобный ванзер возник из неоткуда так внезапно и бесшумно, что показалось, что его принесло ветром из полуоткрытого окна. Он же, привыкший к подобным эффектам, небрежно проплыл по темно-зелёному ковралину и поднял со стола ту самую чашку; всмотрелся в неё.

- Вы так всегда делаете? - чуть хрипя от смущения, начал разговор министр.

- Делаю что? (Что делаю?) (Вы о чём?) - прогудел робот.

- Ну… вы в момент разговора всегда смотрите в стаканы… или кружки… я заметил…

- Да, вы правы. - он на время оставил свою странную манеру говорить. – Вижу, в этом что-то знакомое. Там, в этой жидкости, масса частиц, бактерий, всякой грязи, а человеческое зрение при быстром визуальном контакте видит лишь однородный чёрный кофе и воспринимает его как единое целое. Разве это не забавно?

- Да… пожалуй. Так о чём пойдёт речь? Понимаете, завтра похороны сына…

- Да, примите наши соболезнования. Тем не менее, на лицо два неприятных факта: правительство одобрило поправку, запрещающую членам действующего кабинета быть лидерами общественных организаций, политических партий. Второе, на выборах вы не набрали должное количество голосов, хотя по нашим данным вас поддерживает большая часть страны. Ваши действия? Мы не хотим напоминать о затратах… - он поставил кружку на место.

- Заявим протест… А что касательно поправки, то… партию временно возглавит мой заместитель, ничего не случится…

- Ах, ничего… В народе популярны вы, господин Ногато, а не заместитель. Ваше лицо улыбается с плакатов, первых страниц газет, именно его кажут по нашим телеканалам. А выборы, довольно мерзкая подтасовка, они перестраховываются, но есть одно средство. Вы слышали когда-нибудь о «цветных» революциях?

- …ммм… нет, впервые от вас.

- Так вот. Они были нередким явлениям на территориях бывших провинций республики Завтра… ну или ВРФ… но для нас сути это не меняет. Начало двадцать первого века. Бескровное смещение действующей власти, плюс обычно смена контролируемой демократии, на обычную. Хотя, на самом деле смена одной контролируемой на другую. Ну, и сам процесс весьма примечателен — толпы народа на улицах, палаточные городки, единодушие, резкий взлёт показного патриотизма… И в роли символа что ли… какой-нибудь цвет… в вашем случае — будет зелёный.

- Это авантюра… это может плохо закончиться… я не могу так! Мне проще…

- Вам проще? Не будьте настолько недальновидным. Упаси вас бог ввести в города ванзеры. Военные — наш козырь в рукаве, причём он пока что не бьёт все карты, вы понимаете?
- Да, конечно…

Ногато очень хотелось запустить в ненавистного робота стулом, но он сдержался. Как бы то ни было, но именно этой компании, в лице не званного стального гостя он был обязан очень многим. Смерть сына сильно потрясла министра, и он планировал поквитаться с убийцами, а с помощью My World это будет гораздо проще сделать.

- И помните, Ногато. Иногда последствия неправильных действий незаметны и проявляются не сразу, ровно так же, как и расплата за них может быть весьма и весьма неожиданной. А это вдвойне обидно, согласитесь. Человеческое зрение, один из главных самообманов на планете…

Он исчез так же внезапно, как и появился. Спустя секунду, Ногато заметил на тонком фарфоре чашки тонкую, словно паутинка трещинку, которая всё удлинялась и разветвлялась словно река с множеством притоков, а потом тоскливый полутреск-полузвон оповестил о взрыве сотен крошечных осколков, плеске чёрной жидкости и падении тягучих нетерпеливых капель, на безмятежную гладь спокойного, зелёного ковролина…

Акира Судзуки, г-н Накамура и Виктор Волков. Подводный авианосец «Александр Невский». Нейтральные воды. После полудня.

Корабль поражал своими размерами, широкими коридорами, просторными каютами. Такие на обычных подлодках не встретишь. Всего в третьем авианосном флоте ВРФ было два таких авианосца, и один обычный, надводный. Кроме двух уникальных броневозов, способных, как выяснилось, неплохо передвигаться и по воде, на его борту базировались две группы подводных боевых катеров, а так же специальные штурмовики и перехватчики, способные стартовать прямо из-под воды. Господина Накамуру он нашёл в кают-компании, среди тех самых спецназовцев, так, кстати, спасших их в лесу, неподалёку от Шари, и сразу всё понял. Лица у бойцов были каменные, у некоторых и вообще смущённые, кто-то смотрел себе под ноги, а командир — невысокий, смуглый мужичок лет пятидесяти, так и вообще сочувствующе похлопывал старшего следователя по плечу. Выбора не оставалось, Акира метнулся к шефу и, извиняясь сразу на нескольких языках, вытолкал начальника в коридор. Спецназовцы проводили их туманными взглядами, командир негромко хмыкнул в усы и покачал головой…

- Господин Накамура! Вы опозорили нашу полицию! Вам нет больше места среди полицейских Намуро!

- Ха ха, молоко ещё на губах не обсохло, а уже смеешь меня учить! Щенок! Защищайся!

- Вот! Как в том фильме! Правда, похоже получилось?

- Похоже, но кроме шуток, шеф… ну что вы всем жалуетесь? Правда подумают чёрт знает что…

- Судзуки, мне так легче. Сам видишь, во что мы вляпались. Ну, хорошо, согласен… Ты Виктора не видел?

Те же и командующий флотом. Комната для совещаний. Полчаса спустя.

Собрались, похоже, все, от экспертов до знакомых ещё по броневозу механиков. Появился и Виктор, да ещё и с таким довольным видом, словно его полностью амнистировали, а моральный ущерб возместили шестизначной суммой. Командующий жестом пригласил всех садится, на просторном столике послушно вспыхнула голографическая карта региона.

- Итак, господа, начну наверное с самого начала. Вам и особенно господам полицейским наверняка интересно, с чем мы на самом деле столкнулись…

Он говорил долго, изредка что-то спрашивал командир спецназа, иногда и техники дополняли его рассказ своими комментариями. Чем больше узнавали Виктор и следователи о своём новом противнике, тем больше им хотелось поскорее забыть всё это, словно самый страшный сон, а получалась примерно такая картина…

Рассказ командующего флотом.

Первым открытием доктора Джонсона, чьё тело теперь мирно покоится в специальном контейнере для перевозок, было обнаружение странной особенности, синдром Диксона не прогрессирует во сне. Пока человек спит, можно не беспокоиться, что болезнь разрушит организм, но мало кого обрадует перспектива проспать всю сознательную жизнь. Транспортировка таких больных, так же была делом довольно хлопотным: по неясным причинам они не переносили авиаперелётов, да и по земле приходилось передвигаться с частыми остановками. Оставалось только море. Правительство до поры интересовалось экспериментами, которые доктор проводил, пытаясь объединить несколько разумов в один, пока на одном из них не произошла одна странность. Если раньше опыты ставились только на больных людях, то в этот раз было задействовано несколько добровольцев, из числа вполне здоровых людей. Подключение подопытных в спящем состоянии ни к чему не привело, в бодрствующем — тоже. Но вот когда здоровых погрузили в сон, а больных нет — результат был потрясающим, синдром отступил, и мало того, у многих наметились признаки выздоровления. Но была и другая, довольно грустная и трагическая сторона: здоровые люди, после пробуждения впадали в безумие и вскоре погибали. Возможно, Джонсон смог бы найти решение и этой проблемы, но эксперимент спешно свернули.

- А тот факт, что доктора мы привезли в контейнере, видимо указывает на то, что он сам серьёзно болен. Кто-то не дал ему довести дело до конца? - поинтересовался Виктор.

- Отчасти — да, однако не всё так просто…

Командующий откашлялся и продолжил: Однако его работа не осталась незамеченной. В мире всегда найдутся люди, готовые платить любую цену за собственное здоровье, и благополучие своих близких. У них, как правило, есть связи, деньги, власть и как следствие полное пренебрежение к жизням и правам простых смертных. Люди для них — не более чем батарейки, расходный материал. Джонсон слегка поупрямился, и приступил к работе. Вскоре подобралась неплохая, в кавычках, компания с кучей средств и обиды на господа бога со всем миром. Так возникла корпорация My World, поставившая себе цель, ни много ни мало, стать теневым правительством всего нашего грешного мира.

- А что же Джонсон? Да и… должны были пропасть сотни людей… неужели никто не заметил?
- Джонсону ничего иного не оставалась, как работать на их светлое будущее. Всё было гладко, пока он сам не заболел. Компания решила срочно переправить его на главную базу. Знать бы только, где она. На пути злодеев, простите уж мой сарказм, встаёт храбрый таможенник из Южно-Курильска, Виктор Волков. Что касательно пропажи людей, то заметят, когда начнут пропадать миллионы, а так… вы же читаете газеты — инопланетяне, дыры во времени, да и Бермудский треугольник никто не отменял. Но если вас интересуют подробности, то взгляните на карту. Красным цветом отмечены самые пострадавшие области. Основной удар пришёлся на южные штаты USN, вам в Австралии и на Филиппинах тоже досталось. По неполным данным — семьсот тридцать четыре человека.

- А «Тени» надо полагать, их глаза и уши? Однако… беспилотные аппараты — дорогое удовольствие, да и управлять ими… -  земетил Акира.

- В точку! - вмешался один из сидящих за столом техников. - Было время, когда чуть ли не все войска хотели вооружить подобными образцами. Но возникло несколько сложностей. Во-первых, финансовая сторона вопроса. Гораздо дешевле обучить пилота и посадить его в истребитель или в ванзер, совсем другое дело — когда надо создать сам аппарат, кабину для управления на земле, а какой силы сигнал должен соединять машину и пульт управления?  Да и пилота всё равно придётся обучать, ИИ, как вы знаете, до сих пор не на высоте. Во-вторых, если все эти пилоты сосредоточены на одной базе, то уничтожение данного объекта приведёт к превращению дорогостоящей военной техники к кучу трофеев. Встанут ванзеры, самолёты разом потеряют управление… А если размещать кабины на нескольких объектах, то… это даже My World не по карману. Но в остальном у них все условия: современные спутники, антенны, передатчики… Да и ванзеры просто превосходны, хотя по нашим данным процент «Теней» среди них невелик, но связи среди военных — не шутка, не удивлюсь и другим сюрпризам.
- Вы хотите сказать, что все эти толстосумы сидят, где-то в одной норе? И если мы узнаем где, то можно будет покончить с ними одним ударом?

- Ну… за небольшими исключениями, именно так.

- Стоп! Я всё понял! - с мрачным лицом высказался господин Накамура. - Я этот фильм видел. Храбрые воины взяли штурмом цитадель Тёмного Лорда и разбили амулет Власти, а империя Зла сразу рассыпалась в прах. Так не бывает.

- Согласен с вами. Однако борьба с последствиями, это уже путь к победе. Видите ли, компания My World  далека от сказочной империи Зла. На 85% это нормальная, богатая корпорация, и в ней работает уйма обычных, амбициозных молодых людей, которые просто делают свою работу. Если отрубить сгнившие головы, скажем так, у этой гидры вырастут взамен вполне свежие и совсем не страшные, по крайней мере, для рядового обывателя. И мировое господство им светит, разве что на рынке связи и высоких технологий.
- Хорошо. Так значит, ваш флот собирается ударить по их основной базе. А что делать нам? - Накамура явно прибывал в боевом расположении духа.

- Ударить? Нам? – вы, верно, шутите, инспектор. Перспектива  войны — не самая радостная новость для любой страны, включая нашу.

- А вот если это будет отряд разыскиваемых японских террористов и предателей родины, без страны, рода и племени… - я вас правильно понимаю? - поинтересовался Судзуки, глядя прямо в глаза командующему.

- Вы весьма проницательны. Скрывать не буду, ваше появление на арене оказалось весьма кстати. Ну и не сомневайтесь — мы вам поможем, усилим ваш отряд ещё парой-тройкой «террористов», разработаем детальный план.

- А что нам с этого?

- Вам? Виктор и его семья будут под нашей защитой, поможем с жильем, трудоустройством. А вы со старшим инспектором… получите гражданство, ну и тоже любую помощь. Сможете работать по специальности.

- Что ж, спасибо. Признаться, я хоть и люблю холодный борщ и чай с лимоном, но нет… это уже слишком для нас…

- Тогда, после улучшения обстановки, окажем вам содействие по возвращению на родину. Возможно, вас там встретят как героев… но я подчёркиваю, возможно.

Дальше слово взял Виктор. По его словам, пока все сидели в кают-компании и слушали плачь и жалобы Накамуры, он с местными программистами неплохо потрудился. Как и всегда, каждое преступление оставляет финансовый след. И, по мнению Волкова, им таки удалось установить кандидатов на роль так называемой «берлоги». Первый объект с подозрительно высокими расходами на медицинское оборудование располагался на небольшом островке, недалеко от Аляски. Второй в Австралии, возле города Брума.

- А как на счёт их главного офиса в Далласе?

- Ну, это для туристов, как я думаю. Вы проверяли?

- Да, ничего странного, разве что выкупили почти целый квартал, как свидетели Иеговы в Нью-Йорке, правда не такой большой.

После недолгих споров, командующий убедил их, что их цель, скорее всего, тот самый объект в Австралии. Акира не спорил. Теперь у них хотя бы появилась возможность нанести ответный удар.

Полковник Садзеборо. Военная база Сасебо. В это же время.

- Это единственное, чем можно объяснить такое единодушие в современном обществе! - заливалась с экрана молоденькая журналистка. Позади неё можно было разглядеть импровизированный палаточный городок, который несколько часов назад разбили сторонники Ногато. Сразу за ним виднелась заполненная народом площадь, митингующие гордо и радостно размахивали светло-зелёными флажками, у некоторых в руках были портреты министра внутренних дел. Вся эта масса народа, одновременно что-то кричала, аплодировала, смеялась и гудела, пытаясь перекричать вещающего с наспех сооружённого помоста, активиста оппозиционной партии, получалось не очень.
Немногочисленные полицейские, так же с улыбками слушали выступающего, у многих в руках тоже были флажки, а стоящий неподалёку полицейский ванзер, украшал повязанный на ствол дробовика, словно ленточка, шарфик. Полковник невольно оглянулся. За окном шумела и жила своей обычной жизнью база. В ангарах снаряжались ванзеры, сновали юркие погрузчики. Это был его мир, солдаты готовые на всё ради своей страны и своих командиров. Он невольно сравнивал их с теми, на экране. От осознания того, что кто-то из них мог бы оказаться там, в толпе митингующих, полковника слегка передёрнуло. Но он верил в них, верил ровно настолько, насколько знал, что вся эта показуха с палатками, митингами и революцией рано или поздно закончится, и настанет время таких людей, как те, что готовили к бою свои ванзеры. А время Ногато, как он надеялся, никогда не наступит.

- Несогласие с результатами выборов, всколыхнуло народ в таких крупных городах как Токио, Осака, Акинава. Не удивительно, что осознающее явное нарушение своих демократических прав и свобод общество  сказало решительное «Нет!» действующим властям, и теперь остаётся ждать, что же ответят…

Полковник не стал смотреть дальше. Голографический экран погас, оставив Садзеборо ждать, какие действия предпримет его противник.

Австралия… она для всех разная. Кто представляет себе засушливые пустыни, иные так и вообще —  кипящие жизнью города, некоторым на ум стразу приходят непроходимые джунгли с крокодилами, змеями и дикарями. Но тут, в окрестностях Брума, природа демонстрировала отвесные, поросшие зеленью скалы, низвергающиеся с них тонкие нити водопадов, обрамлённые в камень устья рек. Спокойный север, грустный юг, мятежный запад и мудрый восток… А северо-запад был изменчив, то засушлив то влажен… Трудно, оказавшись здесь, среди такого умиротворяющего пейзажа, думать о политических заговорах, секретных вражеских объектах и предстоящих битвах, но что делать — приходится. По информации Виктора, тут располагалась меньшая из попавших под подозрение «берлога» противника. Неприятной проблемой была и находящаяся неподалёку  военная база, способная за каких-то двадцать минут перебросить к Бруму до тридцати ванзеров и примерно столько же вертолётов.
По плану командующего, эти воска можно было отвлечь ложной атакой с юга и вдобавок заглушить все системы связи атакой со спутника. На вполне уместный вопрос Накамуры о том, что по спутнику можно вычислить страну, спецназовцы лишь туманно намекнули, что, мол, это необычный спутник, и обвинять кого-либо в его использовании, равносильно обвинению в адрес Голландии, по поводу происков «Летучего голландца». А ангаре авианосца  вовсю шла подготовка к миссии. Отряд планировалось усилить двумя ракетными ванзерами, доверив наведение на цель сенсорному рюкзаку господина Накамуры.

- А что мы будем делать, окажись в охране пара-тройка «Теней»? - полюбопытствовал Виктор, закончив руководить установкой гибридной брони на своё «Желание».

- Ну, пойдём. Пора тебе с ними познакомиться. - ответил механик.

В двух отдельных боксах, в самом конце ангара стояли два абсолютно новых ванзера. Внешне они скорее напоминали танки, которым вместо гусениц прикрутили две короткие толстые ножки, а вместо пушек на круглых вращающихся башнях были установлены парные многоствольные пусковые установки залпового огня. В конце двадцатого века подобные системы были неизменными участниками многих войн. Направленный залп взвода таких установок без труда превращал территорию из нескольких десятков квадратных километров в хорошо вспаханное поле и был способен полностью уничтожить даже небольшой город. О разнообразии боезапаса можно было и не говорить: существовали осколочные, кумулятивные, высокоточные противотанковые, термобарические и даже способные устанавливать мины или выпускать беспилотные разведывательные аппараты.

- Знакомьтесь, новенькие «Тарнадо 9к103». Несут на себе установки, выпускающие по 12 электромагнитных кассетных снарядов нового поколения. Полный залп всего за 15 секунд. Справятся даже с вашими страшными «Тенями». Специальная система задержки срабатывания, обеспечивает практически беспрерывный перегрев вражеских электронных схем. Ваша задача сводится только к заманиванию врага под огонь.

- Было бы всё так просто, как вы говорите. Как нам, например, не попасть под удар?

- В этом нет нужды, датчики «свой–чужой» позволяют нанести направленный удар по врагу, попавшему в зону поражения. Об остальном не беспокойтесь.

 Австралия. Военная база «Анна Плэйнс». К югу от Брума.  Двумя часами позже.

В эту ночь командиру Ричарду Дарвину приснился неприятный сон. Он был птицей и парил над вверенным ему объектом, осматривая окрестности и наслаждаясь потоками свежего, струящегося воздуха. Всё было прекрасно, пока около границ пустыни он не заметил какое-то движение. Конечно! Проклятые повстанцы решили отомстить за то, что их загнали в этот засушливый ад! Надо сообщить своим, срочно. Где, чёрт возьми, эти патрули! Проснувшись, Ричард даже не удивился поднятой тревоге. Занудливо и грустно выла сирена. В небо поднимались вертолёты. Вбежавший заместитель доложил, что десять минут назад на южном направлении атаке подверглись патрули.

- Прикажите им отступать под защиту наших систем защиты. Повстанцы недостаточно сильны, чтобы нанести урон базе, их слишком мало.

- Но сэр… Кто-то очень умело глушит всю нашу связь. Да и… к чему ставить под удар базу? Не проще ли оправить ванзеры и вертолёты? Мы столько времени ловили их в пустыне как крыс, не послал ли нам Господь шанс покончить с этим отребьем?

- Отставить… Я сегодня видел сон, капитан. А моя бабушка всегда говорила: «Сделай всё наоборот, если приснится всякая гадость». Я просто уверен, что пока мы тут бегаем, неприятель атакует Брум! Не спрашивай, что там… Но кое-кого ожидает неприятный сюрприз.

- Так я соберу отряд?

- Да, для защиты оставь взвод ванзеров и половину вертолётов, выступать нужно немедленно!

- Да, сэр!

Судзуки, Накамура и другие. Километрах в пяти от Брума. В это же время...

- Вышка как вышка, базы тут нет… - изрёк Накамура, разглядывая объект в бинокль. – Пустышка…
- Как знать, как знать… На наших приборах два Kasel M12 и один Hoshun Mk112, да и «Тени» наверняка тут крутятся.

- Hoshun? Старьё, правда… надёжное старьё… Вот, кстати, и вход, там чуть к северу, видишь?
- Угу…

План был прост: навязать охране бой, дождаться теней и обрушить на них удар новых залповых установок. Тем временем броневоз под прикрытием Виктора прорывается ко входу, и отряд спецназа берёт бункер штурмом. Акира настаивал на более тщательной проверке, ведь не исключено, что Такеши именно здесь, но командующий напомнил об угрозе со стороны базы «Анна Плэйнс». В случае же обнаружения «лёжки» объект планировалось взорвать. Первый патрульный Kasel получил сразу три точных попадания ракет ещё до того, как налетевший с фланга Накамура успел обрушить на него яростный удар щита. Чуть в стороне отступал под градом пуль Hoshun, отстреливаясь из ружья, стараясь при этом поразить рюкзак «специального ванзера». В эфире творилась неразбериха. Слышались крики, хрип раненых, требования подкрепления и крепкая брань на разных языках. «Тени» атаковали сразу, как только успели открыться. Ванзер Акиры, получив несколько точных лучей по ногам, рухнул, успев несколькими точными очередями отстрелить Hoshun Mk112 руку с ружьём. Накамура, отбросив оплавленный щит, маневрировал. Его тяжёлая машина танцевала среди сверкающих вокруг лучей, словно подросток на дискотеке, пока пара из них не срезала обе ноги, словно те были из картона.  В эфир добавилось жалоб и угроз на японском. Но в этот момент с неба обрушились десятки капсул. Не было ни взрывов, ни красочных вспышек, но вражеские ванзеры внезапно прекратили стрелять. Их движения замедлялись, становились отрывистыми и конвульсивными, словно у затравленных дихлофосом тараканов. Спустя пару секунд они застыли, ещё через некоторое время из кабин стали вылезать пилоты, подняв руки и щурясь от солнца.
Атакующим повезло, базу охраняли обычные пилотируемые ванзеры. Что бы тут не произошло, кукловоды не узнают об этом мгновенно.

- Ракетчики, это Виктор, мы открыли ворота. Давайте газ да побыстрее, броневоз не может долго глушить их связь.

- Вас понял, даю залп!

На станции царил переполох. Связь восстановить не удавалось, а снаружи шёл бой. Сотрудники как раз заканчивали подключать дополнительный генератор, когда в центр управления неспешно, со скоростью идущего человека влетала ракета. Директор и главный врач, застыв, с удивлением смотрели на неё как на призрак, открыв от удивления рты.

- Приветствую вас. Я — газовая ракета «Туман М4», пожалуйста, соблюдайте осторожность перед газовой атакой. Уберите подальше острые предметы и займите удобные положения сидя или лёжа. Не старайтесь ничего предпринять. Желаю вам приятного сна. Приветствую…

Сотрудники замерли. Кто-то старался выполнить рекомендации, иные же рванулись к шкафчикам в попытке достать респираторы. Только главный врач, с усилием подняв над головой полупустую тумбочку, шагнул к проплывающей мимо ракете. Он был единственным, кто погиб.

- Икебана, это дельфин. Как слышно?! Немедленно уходите, к вам приближаются вертолёты, около пятнадцати штук. На подходе ванзеры, немедленно уходите!

- Дельфин, вас понял! Все в броневоз! - отозвался Накамура. - Волк, что там у тебя?!

- Икебана, нашли много интересного, но объект не тот! Повторяю, объект не тот!

В воздухе промчались первые винтовые машины, и, спустя несколько секунд, над ванзерами кружило уже несколько вертолётов, взяв их на прицел. Ракетчики успели отступить, воспользовавшись способностью броневоза к маскеровке. Перед входом в бункер остались только два подбитых ванзера Накакмуры и Судзуки.

- Нарушители, немедленно сдавайтесь. Деактивируйте системы вооружения и выходите с поднятыми руками. Мы гарантируем вам жизнь в обмен на сотрудничество!

Подтягивались вражеские ванзеры, ломая окружающие бункер деревья. Где-то внутри всё ещё искал способ спасти свой отряд Виктор, а броневоз набирая скорость, уходил в сторону моря. Акира, чуть помедлив, отключил все системы своего ванзера. Точно также поступил и Накамура, в этот раз  ни на что не жалуясь…

Подводный авианосец «Александр Невский». Неподалёку от Брума. Виктор Громов.

Историю о том, как отряд спецназа выбирался из окружения, уже пересказывалась на разные лады всей командой. Неизменной оставалась лишь роль Виктора, сумевшего вовремя найти план базы и вывести солдат через какой-то загадочный туннель, о назначении которого бравые спецназовцы предпочли умолчать, ровно  как и сам Виктор. Однако улов того стоил — в руки нападающих попало немало ценной информации о «Тенях», средствах управления ими, и особо ценной находкой оказался дневник главного врача, которому, к несчастью, во время газовой атаки не повезло, неким мистическим образом,  на голову эскулапа свалилась тумбочка. Виктор незамедлительно доложил командующему флотом об этой весьма важной находке, которая проливала свет на многие события недавних дней, казавшиеся до этого момента весьма и весьма странными. Согласно полученной информации, база под Брумом не была просто ложной целью, а имела весьма определённое назначение — испытательная лаборатория, наспех созданная в основном с одной задачей — разгадать секрет Джонсона. Доселе считалось, что простодушный учёный предоставил компании My World полную информацию о своих исследованиях, но эти выводы оказались преждевременными. Начав работать, он, прежде всего, постарался сделать себя незаменимым. Выбор при похищениях падал не на случайных людей, как говорил ранее командующий. Была какая-то особенность, объединяющая их, но, судя по записям главного врача, а в недавнем прошлом — ассистента Джонсона, знал о ней только сам беглый профессор. Проблем добавляло и то, что то ли от страха, то ли по иным причинам, светоч медицины сбегал из My World уже в третий раз. Опасения за свою жизнь зачастую толкали его  на шантаж, побег или в бутылку, что непременно приводило к излишней болтливости. По мнению автора дневника, наставник уже давно подписал себе смертный приговор, и единственной причиной нахождения  его в этом мире был секрет выбора «батареек». Голову поломать было над чем: люди, которых подбирал Джонсон, абсолютно не имели ничего общего, за редкими исключениями, некоторые, как показали эксперименты, тут были не причём. «Легиону» был необходим Джонсон, и именно тот факт, что контейнер с профессором волей случая поменял владельца и заставил My World запаниковать.

- Интересно… наши ребята ещё живы? - спросил Виктор, стараясь скрыть волнение.
- Скорее всего, их допрашивают. Если даже их взяли в плен сторонники Ногато, то и им не нужна информация.

- Мы… спасём их? Это возможно?

- Нет. Как уже говорилось, начинать войну мы не станем. Я не могу атаковать базу OCU, даже если на ней не совсем лояльные своему правительству силы.

- Так… мы их бросим?

- Нет конечно, мы подождём. Как доложили наши информаторы, у партизан скоро командиру «Анна Плэйнс» будет не до допросов. Об одном молюсь, чтобы наших японцев не успели переправить на острова.

- Есть план?

- Виктор Громов, вы хоть и снова, можно сказать на службе…

- Так точно! Господин комфлота!

- Ладно тебе, иди… вольно.

Министр Ногато. Похороны. Период ночного бодрствования.

На него навалилась странная душевная пустота, сразу после того, как закончили приходить посетители. Он просто сидел неподалёку от входа в комнату, следя словно загипнотизированный, за действиями священника-буддиста. Ногато всё ещё трудно было поверить, что в гробу, под расшитым золотистым покрывалом, его единственный сын. Тот, ради которого он начал всё это. Что ему теперь власть, достаток, когда некому всё это передать. И почему… почему? Он же почти уговорил сына уйти из спецназа… Маленький, роботообразный ванзер появился как всегда бесшумно, стоило Ногато на пару минут выйти на улицу. Посмотрел на министра, потом в сторону освещённого дверного проёма. Заговорил тихо, но без намёков на соболезнование.

- Ещё долго?  Положение слишком тревожное (нам страшно) (что-то не так).

- Уходите…

- Поймите, Ногато, пока вы тут сидите, там на площади тает революционный пыл (уходят) (сомневаются). Палаточные городки стали походить на сборища бездомных.

- И вы пришли сюда, чтобы…!!!

- Поймите, сейчас не время для личных…

Ногато посмотрел на него. Он молча всматривался прямо в объектив модульной камеры, словно стараясь увидеть там что-то очень важное. Так прошло несколько секунд, после чего министр неожиданно повернулся к роботу спиной и направился к припаркованному неподалёку автоховеру. Стараясь не обращать внимания на дрожь в руках, он открыл дверцу и завёл мотор. На крыльцо вышла жена, однако нежданный визитёр даже не стал прятаться, только лишь смотрел вслед отъезжающей машине.
Автоховер одного из самых влиятельных людей в OCU направлялся на базу «Тиба».

Акира Судзуки. База  «Анна Плэйнс».

Камера. Почти как обычная в изоляторе, только более просторная и холодно так, что пробирает до самых костей. Мебель, лежанка, санузел — забудьте. Просто стальные стены, запертая дверь в одной из них. На потолке пара ламп светит тускло и уныло, как будто знает о пленнике всё и сочувствует своим молчаливым, едва заметным сиянием. Акира попытался сесть, но руки и ноги были скованы какими-то устройствами наподобие древних колодок, удалось, правда, встать на колени. Создавалось впечатление, что пленных на базе не держали ни разу. Неожиданно дверь открылась, заставив младшего следователя невольно завалиться на бок. Двое хмурых солдат внесли небольшой складной столик со стулом и тяжёлое металлическое кресло, всем своим видом кричащее о родстве с электрическим стулом. Следом за военными в помещение вошёл ещё один человек. Невысокий, сутулый, с хитрой лисьей мордочкой и одетый в строгий серый костюм. В руках незнакомец держал кожаный портфель.
Солдаты, по-прежнему, не говоря ни слова, резким рывком усадили Акиру в кресло. Неудобные колодки сняли, зато руки надёжно приковали к подлокотникам с помощью толстых металлических полос. Видимо, сходство с электрическим стулом не было только внешним. Человек в костюме, следователь… На адвоката тут вряд ли стоит рассчитывать, тем более на своего. Но всё же… не тупой вояка, способный выбивать признания под дулом пистолета, и то ладно… Человек тем временем расстегнул портфель и достал пластиковую бутыль с водой, а следом за ней несколько средней толщины папок. После чего дружелюбно улыбнулся и протянул через стол руку.

- Следователь Свенсон, ох… простите, забыл …но я могу освободить вам одну руку. Хотите пить?

Шо Накамура. Этажом ниже…

Хороший, поставленный удар это вам не просто так. Можно конечно дать человеку в ухо посильнее, и так сойдёт. Или же — залепить пощёчину, аки интеллигент позапрошлого столетия, а тут же нет, сильно, точно и больно. Со знанием дела, чтобы каждое нервное окончание, каждая косточка почувствовала. Господин Накамура, не смотря на солидный вес, любил порой от нечего делать качаться на стуле. Как следствие — часто падал, и ничего, без травм. Но тут же… или стул был специальный или не повезло так сильно… Первый же удар заставил его завалится вместе с хлипкой конструкцией, к которой он был прикован и только потом почувствовать резкую боль во рту и привкус крови.

- Я старый и больной человек, как вы можете так издеваться? - прохныкал он, глядя в глаза стоящему над ним солдату.

- Заткнись, жирная свинья…

Допрашивал старшего следователя явно не гражданский. Одет громила был не в форму, однако Накамура просто чувствовал — военный. И, вдобавок, садист и псих. Ничего не спросил, не поздоровался, сразу резко и точно врезал по зубам.

- Я знаю свои права, за что мне это… я же ничего не делал…

Пинок по рёбрам, брань, оскорбления… Сильные руки опять поднимают его вместе со стулом. В глазах пелена, зрение не сфокусировать, видимо это входит в программу избиения. Интересно… Акира же моложе… неужели будут пытать? Времена меняются, годы идут, а методы верны добрым традициям прошлого. Хотя… хотя подход возможно индивидуальный. Удар. Потеря сознания…

Алиса. Неподалёку от секретной лаборатории USN. Штат Аляска.

Бортовой компьютер неустанно сканировал ровную белую поверхность. Снежная гладь обманчива, может таить под собой глубокие проломы в толще льда, застывшие водоёмы, способные выдержать человека, или бодро скользящий снегоход, но под весом  бронированной машины  скинуть надоевшую корку льда и принять в объятия тугих застылых вод чей-нибудь неосторожный ванзер. Алиса бывала в этих краях всего лишь однажды, в отличии от Эммы, пропадавшей тут месяцами. Однако сложилось так, что именно сюда привело её расследование деятельности и контактов министра внутренних дел. Профессор Маккартур уже ждал её. Невдалеке виднелись очертания небольшого грузового ховера. Единственный человек, способный совершить то, о чём она его попросила, старый друг. Он терпеливо, кутаясь в пуховик и покашливая, выслушал все новости. Помолчал, прежде чем ответить.

- Формально, того, что я тебе сейчас отдаю не существует. Да и, по сути, ты всё равно одна из немногих, способных собирать «на коленке» подобные устройства. Это я говорю как друг, но как американец, должен втайне радоваться тому, что там у вас творится. Но я не радуюсь, мне горько.

- У нас… У вас… Профессор, как бы громко это не звучало, весь мир под угрозой. И я бы не стала без веской причины воскрешать это… Но иного пути нет.

Они ещё какое-то время разговаривали о разных мелочах, погоде. Маккартур интересовался, как дела у Сабуро и детей. А потом профессор неспешно отправился в сторону белых куполов лаборатории, а Алиса, запрограммировав оставленный ей вездеход следовать за ванзером, некоторое время изучала присланный ей инфочип. Информация обошлась недёшево, но оправдывала потраченные средства.
«Значит Брум был пустышкой… Надо же, почти под самым носом… Знать бы раньше…» - подумала она, направляя свою машину в сторону побережья.

Акира Судзуки и следователь. База «Анна Плэйнс».

- Вы извиваетесь, оправдываетесь, выкручиваетесь… Офицер полиции, награждённый не раз за храбрость и сумевший предать всё то, что защищал. Ложь не делает вам чести. Судзуки… возможно потомок уважаемого рода самураев, врёт как школьник в кабинете директора. А я, ведущий свой род, возможно от сосланного каторжника, ни разу не соврал, войдя в эту дверь!

- Я… даже не знаю…

- Не знаете? А я вам скажу, что это! Совесть, всё ещё сохранившаяся совесть слуги своего народа. Вот … нам не нужны публичные казни. Просто подпишите пару бумаг. Вас разжалуют в постовые. А ещё… сделаете заявление по телевидению, текст вам дадут. Расскажите всю правду… вас даже не обвинят в измене, нет. Ведь вы — просто жертва обстоятельств… Вас пытались завербовать, но Акира Судзуки, вовремя сумев сориентироваться, стал сотрудничать с законной властью.

- Пожалуй… вы правы… Да, это слишком далеко зашло…

Принесли обед. Два молчаливых солдата поставили перед следователем металлический поднос. Приятный аромат, улавливаемый ещё из-за двери, принадлежал гороховому супу с копчёными рёбрышками, стэйку с рисом и салату из спаржи. Дополнялось всё это солидной чашкой кофе. Правильные ответы. Он именно эту фразу отметил ещё с самого начала разговора. Они сопровождались маленькими призами, значение которых тут, в мрачной камере для пленных взлетало до небес. И подобные ответы ломали всё. Волю, память о данных обещаниях, клятвах самому себе. Вытесняли из головы тревогу о Накамуре, с которым бог весть что делают местные костоломы, и умело подменяли её на уверенность, что с товарищем всё в порядке, он тоже сидит вот так за столиком и лопает суп, изредка на что-нибудь жалуясь. Судзуки доел и обречённо проследил взгляд следователя, а потом и сам посмотрел на лежащий перед ним документ.

Шо Накамура. В это же время.

Бугай, старательно избивавший старшего следователя, похоже притомился. Присев на край стола, он, пытаясь придать своему лицу хоть какое-то серьёзное выражение, положил перед Накамурой  документ и ручку. Далее последовала немая сцена, которая длилась около минуты и способствовала возвращению на физиономию дознавателя удивлённого, и несколько даже растерянного выражения. Видимо, кабинетный вояка был уверен, что пленник сразу же подпишет всё, что скажут.

- Это… Подписывай…

- Что подписывать? - прохрипел Накамура.

- Что?!!! То, что ты шпион! Китайский шпион!

- Почему китайский?

Удар ногой в грудь доставил больше неприятностей ударившему, чем подследственному. Первый, похоже, растянул ногу и вдобавок стукнулся об стол, а пленник только качнулся на стуле и, удержав равновесие, вернулся в исходное положение. А когда дознаватель, шипя под нос ругательства и занося для удара кулак, приблизился, вдруг резко посмотрел ему прямо в глаза. Кулак остался на месте. Повезло, что этот костолом не лишил его зрения… В бытность свою следователем, Шо часто проводил допросы и прекрасно усвоил, на каких людей действуют только угрозы, а каких можно задавить всего лишь угрожающей атмосферой и парой точных, обезоруживающих фраз. Некоторые сдавались сразу, начиная сбивчиво рассказывать о подвигах, порой даже не имевших отношения к делу. Но тут, в незнакомой обстановке, подготовиться к подобной атаке было непросто, ой как непросто…

- Не стыдно, молодой человек? - спросил он таким строгим голосом, что оппонент так сразу сник и опустил занесённую для удара руку.

- Ккк …ак? Почему ….стыдно?

- Вот сядьте и подумайте! Почему вам должно быть стыдно. - любой, даже самый авторитетный учитель в самой суровой школе не смог бы повторить интонацию, с которой это было сказано.

- Но… тут, извините… я спраш…

- Что вы? Пожалели бы лучше свою мать!

- А что? А я …я ей вчера написал, да… А откуда вы знаете…

Под пристальным взглядом Накамуры дознаватель, утирая со лба пот, медленно сел на стул и опустил взгляд.

- А вот теперь вы мне объясните, молодой человек, почему вы назвали меня китайским шпионом…

Внезапно послышался какой-то грохот, а потом ещё и ещё. Тонкие стальные листы, которыми были обшиты стены камеры, гулко завибрировали. Послышался звук осыпающейся штукатурки и топот нескольких десятков ног за дверью. Звонко и неприятно выла сирена. От очередного толчка, лежавшая почти на самом краю стола ручка, скатилась на пол. Допрашивающий старшего следователя военный вскочил со стула и, стараясь не смотреть Накамуре в глаза, исчез за дверью с рекордной скоростью. У подследственного появилась возможность глубоко вздохнуть, и перевести дух…

Министр Ногато и командующий базой «Тиба». Тремя часами ранее.

- Хотите кофе, министр? Ах… примите мои соболезнования, ещё раз. С вами всё в порядке, взгляд у вас какой-то… странный?

- Да, да всё… Пришло время действовать, друг мой. Мы… покажем людям на площади перед домом правительства, что армия тоже с ними.

- Простите, но я думал, что мы вступим в игру только если Садзеборо не выдержит и ударит первым… Министр обороны, к тому же…

- Забудьте об этом маразматике. Он на их стороне… Мы просто введём в город ванзеры, я сделал пару звонков, подкрепление с северных баз уже в пути.

- Да, как скажете. Но запрет на бои в городе никто не отменял…

- Какие бои? О чём вы, это будет… парад, да в честь нашей победы.

Командующий отдал несколько приказов, а Ногато попросил  снарядить «его» ванзер. На одной из выставок, он, пользуясь своими связями, купил этот прототип, на всякий случай, несмотря даже на предложенный заокеанскими друзьями Shedow. За всё это время, разбираясь с делами и с этой навязанной ему цветной революцией, он так не разу и не заглянул в ангар, любезно предоставленный ему командующим базой «Тиба». Однако сейчас настало время испытать свою относительно недешёвую покупку.
Ногато получил ванзер-лицензию полтора года назад и считал себя довольно опытным пилотом, способным справиться с любой ситуацией, даже если дело дойдёт до настоящего, а не тренировочного боя. Токио был одним из тех городов, которые никогда не спят. Яркие рекламные вывески сотен ресторанов и разных магазинчиков, гул автоховеров, стайки молодёжи неподалёку от них, все испуганно, с нарастающей тревогой смотрели, как двуногие стальные гиганты с грохотом входили в столицу…

Полковник Садзеборо. База Нагасаки. В это же время.

Полковник смотрел в окно. Эта привычка появилась у него с того самого вечера, когда он собирал у себя командиров союзных баз. В эти моменты он вспоминал все свои разговоры, действия и ходы, старался понять, был ли он в прошлом способен предотвратить надвигающуюся и практически неизбежную войну? Избежать жертв… как своих солдат так и среди мирного населения? В городах был запрет на сражения ванзеров, да, но кто придумает такой же, подобный этому, но уже для людей? Да и первый-то был пустой формальностью, минувшие войны это наглядно продемонстрировали. В эту минуту в кабинет ворвался, словно шальной метеор, его заместитель с лэптопом в руках.

- Господин полковник, разрешите обратиться! Они начали! В Токио ванзеры и танки с базы «Тиба».

- Подтверждения?

- Да какое там… простите. Транслирует «Первый канал» и в сети уже более пятидесяти роликов! Наши разведчики докладывают о приближении некоторых сил противника с двух северо-западных баз. Отдать приказ?

- Да, общая тревога. Перехватим их подкрепления. Что там с «Анна Плэйнс» и Мельбурном?

- Партизаны уже начали атаку. По нашим сведениям, они хотят освободить двух своих информаторов… якобы полицейских, захваченных около Брума. К ним на помощь выдвигаются ванзеры с базы «Дарвин».

- Отлично, держите меня в курсе.

За окном оживала полусонная база, бегали солдаты, звучала сирена. Полковник так и не смог ответить себе: правильно ли он поступил, отдав этот приказ. Обратной дороги не было…

База «Анна Плэйнс». За полчаса до этого.

Где-то гремели взрывы. Стены командного пункта то и дело тряслись, с потолка сыпалась штукатурка. По голографической карте пробегали  волны ряби, гасли зелёные изображения, присвоенные отрядам и технике. Заместитель что-то орал в микрофон, пытаясь перекричать этот грохот, но получалось неважно. Судя по последним данным, противником были уничтожены почти все беспилотные летательные аппараты, потери среди вертолётов и ванзеров так же были внушительными. Партизаны атаковали на удивление слаженно. Судя по тому, с какой лёгкостью им удалось вынести практически все беспилотники, у них явно нашлось несколько передвижных русских «Панцирей С - 5А» или более современных египетских «Люксор 2».

- Отправьте звено вертушек на поддержку третьему патрулю!

- Да, сэр!

На мониторах, что обеспечивали внешний обзор, было хорошо видно, как несколько винтокрылых машин устремились в сторону холмов, около которых уже около двадцати минут, отбивались от превосходящих сил противника трое попавших в засаду патрульных. Дружный залп НУРСов превратил квадрат в пылающее подобие ада, и казалось, что выжить при подобной атаке никто не смог. Но внезапно на встречу вертушкам устремились закрученные спирали дыма — следы от управляемых ракет «земля-воздух». Одна, другая, третья. Партизаны били из укрытий, с вершин холмов, практически отовсюду, и вот уже первый вертолёт, получив несколько точных попаданий, бесформенной кучей горящих обломков рухнул вниз. Переносные зенитно-ракетные комплексы были очень популярны в период, когда авиация отвоевала лидирующие позиции у бронетехники. Один человек, вооруженный таким недорогим, по сравнению со стоимостью боевого самолёта, оружием, представлял собой вполне реальную угрозу практически любому пилоту, вынужденному выполнять боевые задачи на доступных для ПЗРК высотах. Комплекс был прост в обращении и легко переносился. Устройство современных ракет включало в себя не только пресловутые датчики «свой-чужой», но и сложную систему пассивных инфракрасных датчиков, совместную с наведением по лазерному лучу. Специальная встроенная схема управления автоматически переключала режимы стрельбы «вдогонку» и «навстречу», плюс целая система миниатюрных, твердотопливных двигателей обеспечивала уникальную маневренность во время преследования цели. Снизился так же и вес: как самой установки, так и снаряда. Если в прошлом  управляемые ракеты у той же шведской системы RBS 70 тянули  аж на  24  килограмма, то новые образцы редко превышали восемь-десять.

- Сэр, они прорвали периметр!

- Активируйте кинетику! Сметём их!

Тяжелый «Grapple M11» командира партизан, увернувшись от нескольких очередей, с разгону впечатал и без того повреждённый «Enyo Mk114» в стену ангара, следом за ним в пролом устремились пехотинцы, при поддержке пары модифицированных «Genie 5» и танков. Несколько бросившихся на перехват бронемашин, были играючи уничтожены залпами из РПГ. Пехота всё ещё представляла угрозу для техники, хотя роль её снизилась, когда с конвейера сошёл первый ванзер. Всё складывалось успешно: до бункера было рукой подать, когда метрах в пятидесяти из подземных укрытий появились автоматические гаусовые турели. Первые же очереди тяжёлых, разогнанных до безумной скорости стальных болванок практически раскололи на части оба танка, а один из оказавшихся в зоне обстрела «Genie» отшвырнули метров на пятнадцать, словно игрушку.

- Отходим! - заорал командир. - Артиллерия, удар по квадрату 7-12! Работает кинетика! Повторяю, у них кинетика!

Внезапно одна из башен взорвалась, получив прямое попадание высокоточной ракеты. Гаусовые установки наносили чудовищный урон, но отнюдь не были неуязвимыми. Подоспевшие вертолёты с базы «Дарвин», обрушили настоящий огненный дождь на всю защитную систему неприятеля. Из-за холмов показались идущие на подмогу ванзеры. Увы, защитникам «Анна Плэйнс» не суждено было выиграть этот бой.

- Все к лифтам! Не забудьте, на базе пленные!

- Вас поняли, занимаем позиции!

Через двадцать минут, остатки солдат, оборонявших командный центр сложили оружие...

Площадь около дома правительства. Токио. В это же время. Бывший министр внутренних дел Ногато.

Полицейские ванзеры смыкали свои гигантские щиты, выстроив заслон, словно фалангой закрывающий подступы к зданию. Когда первые машины с базы «Тиба» показались на выходящих на площадь улицах, митингующие в палаточном городке дрогнули, и началась паника. Люди разбегались, пытались прятаться в соседних домах, около входа в подземку вообще началась давка. Не получив никакого предупреждения, сторонники Ногато не знали, дружественная ли армия входит в город. Перспектива скорой гражданской войны, домыслы и слухи сделали своё дело, превратив спокойных доселе митингующих в разрозненную и неуправляемую толпу. Командир полицейского спецназа, лейтенант Исида с тревогой всматривался в головной ванзер:

- Хотелось бы знать, что это ещё за мерзость? Кто-нибудь видел похожее?

- Бьюсь об заклад, что это сам Ногато. Совсем мерзавец обезумел. К демонам… да это инопланетный треножник какой-то… - отозвался сержант, после недолгой паузы.

- Ага… буду знать хоть, куда залепить первую ракету, если что… - послышалось в наушниках.

- Отставить…

Устрашающий прототип ванзера и правда возвышался над остальными машинами, словно великан над войском гномов. Размахивая четырьмя стальными руками, он как будто подгонял следующих за ним солдат. А те шли медленно, не спеша, то ли осознавали, что боятся им нечего, или же наоборот демонстрировали свою неохоту подчинятся.

- Говорит лейтенант Исида. Командующий отрядом полицейского спецназа! Господин Ногато, вы нарушаете закон! Немедленно покиньте пределы города!

- Иначе что? Вы смеете спорить с министром внутренних дел?!

- Бывшим министром! Уже 15 минут как…

Следовавшие за гигантским ванзером Ногато военные, как по команде остановились. Потом один из них направил свой «Jinyo» в сторону застывших около входа в здание спецназовцев. Пилотируемый разжалованным министром прототип неспешно повернулся к нему:

- Чего вы ждёте? Очистите дорогу от этого мусора!

- Ответ отрицательный, господин бывший министр…

- Что?! Они… это же они погубили моего сына! Ну же… я приказываю! Ну что же… Тогда я сам!!!

Закреплённая на левом плече ванзера ракетная установка дала залп так быстро, что спецназовцы не успели среагировать. Они нет, но стоящий за спиной стрелявшего военный мгновенно выпустил несколько маленьких юрких «Фоксов», как будто ждал такого развития событий. Миниатюрные ракеты-перехватчики, обладали уникальной скоростью, хоть и применялись только на близких дистанциях. Тяжёлая ракета Ногато, взорвалась, не долетев до цели каких-нибудь трёх метров. Чудовищный ванзер обернулся.

- Что это значит? Я вам приказываю!

- Вы… министром обороны вас тоже пока не назначили…

- Есть приказ вашего командира!

- Хм… считайте, что он временно отстранён от командования…

Ногато прошиб пот, и застилающая всё это время глаза пелена ярости тоже отступала. Он только теперь обратил внимание на то, что его теперь держали на прицеле не только спецназовцы, но и пришедшие с ним с базы «Тиба» солдаты. Возможно, следовало бы послушать рекомендацию «Легиона», но его окончательно сбил с толку тот ночной визит стального гостя… Однако трезвость мышления вернулась ненадолго: злость, обида, недавняя смерть сына, вновь притупили чувство страха. Да как смеют эти слабаки приказывать ему, человеку, недавно державшему всю эту страну за горло!?

- Пропустите меня… Иначе… вы все… все  тут останетесь!

- Ногато! Отключите все системы и выходите с поднятыми руками!

Ванзер бывшего министра сделал шаг… Раздались выстрелы. Как будто сорвалась какая-то тугая, натянутая до предала пружина, в душах военных и полицейских сошедшихся на площади. Пули рикошетили от новейшей брони прототипа, гулко ухали взрывы, подбрасывая в воздух фрагменты мостовой вперемешку со щебнем. Неожиданно потрёпанный, но не получивший серьёзных повреждений, ванзер Ногато начал трансформироваться. Вернее даже не он сам, а закреплённый за его спиной рюкзак, оказавшийся реактивным ранцем неизвестной конструкции. Спустя пару секунд, огромная боевая машина взмыла в воздух и скрылась из вида. Стрельба смолкла. Исида, провожая взглядом улетевший прототип, приблизился к ванзеру командира военных.

- Хммм… удрал…

- Как есть, сдрейфил… - отозвался тот.

- Так что делать будем? На подходе войска с двух других баз… Сомневаюсь, что с ними удастся договориться…

- Что делать? ….Да как обычно… вы будите служить, а мы — защищать, лейтенант…

Подводный авианосец «Александр Невский». Командующий, Виктор, Накамура и Судзуки. Утро.

Матросы, чертыхаясь, выгружали с прибывшего из Брума вертолёта контейнеры и оборудование. Повторный визит на станцию был, правда, идеей командира прибывших из Дарвина солдат, однако Накамура очень гордился тем, что именно ему удалось уговорить военных отпустить их с Судзуки с партизанами без разбирательств. По пути старший следователь чудодейственным образом успел рассказать свою историю всем, включая пилотов, вследствие чего от слов «Меня избили…» у Акиры начинался нервный тик. Командующий с Виктором встретили их в ангаре, где шла подготовка к атаке логова «Легиона». Техники снаряжали какие-то ванзеры, преимущественно европейской конструкции и без опознавательных знаков. Командующий проследил взгляд Накамуры:

- Да, да… Мы теперь — корсары…

- Хмм… А меня же, Дмитрий Семёнович, избили…

- Господин Накамура!!!

Виктор, оттащив разозлившегося следователя от шефа, повёл его куда-то вглубь ангара, где около каких-то странных устройств, помимо техников расхаживали и пара врачей. Неподалёку от них в отдельных боксах стояли два странных на вид ванзера, отличающиеся от остальных огромными несоразмерными рюкзаками. Узнать надоевшие за всё время их злоключений «Тени» удалось не сразу. Пока Судзуки разглядывал новые машины, к ним подошла какая-то женщина лет 45-ти на вид, и улыбнулась:

- Так это о вас так много рассказывают по телевизору?

- Акира, познакомься. Алиса Танака, у нас ...как выяснилось, общие интересы, и она нам очень помогла. - представил незнакомку Виктор.

- А что с пилотами? - спросила она, сразу переходя к делу.

- Ну так, теперь, когда из под Брума они привезли столько «спящих», переживать не о чем. - ответил Волков, подмигнув Судзуки с таким заговорщицким видом, что тому стало жутко.

- Я что-то пропустил? - поинтересовался он.

В этот момент послышался шум и крики. В другом конце ангара Накамура возмущался и махал руками, всем видом давая понять, что он с чем-то не согласен. Командующий и пара техников, обступив его, напротив спокойно в чем-то убеждали. Но старший следователь только сильнее злился и демонстрировал несогласие.

- Есть у нас один план… - виноватым голосом сообщил Виктор.

- Опять без нас никуда…

- Увы… Ваш товарищ, Такеши, кажется… он ведь ещё в плену у «Легиона»? - спросила Алиса, беря Судзуки под руку…

Утро сменилось днём. К столице приближались войска сторонников Ногато, а подводный авианосец «Александр Невский» взял курс на один из островов неподалёку от Аляски. Где-то там, среди снегов и льда, готовился к эвакуации «Легион», а полковник Садзеборо спешно вылетел на юг Австралии, где ситуация была особенно угрожающей. Сабуро Танака пригласил в гости сыновей, и о чём-то долго с ними советовался. А для кого-то это был просто ещё один день. Фигуры были расставлены, оставалось лишь сделать правильный ход…

Алеутские острова. Виктор, Акира Судзуки и Накамура.

Аляска… Полудикий край горных вершин, обманчивых ледников и свежего, не испорченного переизбытком двуокиси углерода, воздуха. Когда-то давно местные жители верили, что неподалёку находится край света, а причудливые всполохи полярного сияния ни что иное как отсвет далёких костров, около которых собираются их предки. Это чарующие каскады зелени, быстрые реки, помнящие Золотую лихорадку, и морозное северное небо, чистое, словно осколок сияющего льда. Броневозы устремились к побережью, вспенивая и без того неспокойную поверхность холодных северных вод. Один из них, самый лёгкий, под прикрытием невидимости, отклонился к северо-западу, туда, где всего в тридцати метрах от берега скрывался в зарослях один из запасных грузовых лифтов. Главная база «Легиона» располагалась в одном из заброшенных старых бомбоубежищ. Виктору с Алисой удалось добыть план одного из них, но это не гарантировало стопроцентного сходства. В те далёкие времена, когда мир жил в постоянном страхе, опасаясь начала атомной войны, подобные бункеры представляли собой этакие произведения искусства — мрачные памятники человеческой осторожности и желанию выжить.

- Действуем по плану «А» - послышался голос Виктора - вы, кстати как? Приспособились?

- Лучше бы я умер… - проворчал Накамура - а нельзя было без этого?

- Увы… на комфорт и шезлонги времени не было…

- Хмм… А план «Б» есть? - скептически просипел Судзуки.

- Ну… нельзя сказать, что его нет совсем… но в то же время…

- Ясно… Если бы я сейчас летел на «Зеро», у него отпали бы шасси…

- Ээээ… Не у одного тебя, у  всех бы отвалились.

Тем временем... Алиса, спецназовцы.

Впереди, за небольшим ущёльем виднелась база. На первый взгляд она казалась заброшенной, но стоило приглядеться, и становилось ясно — «Легион» хоть и затаился, но он здесь и готов встретить любых незваных гостей. Рискованный план, которому Виктор присвоил скромное обозначение «А», требовал от спецназовцев практически невыполнимого. Нужно было начать бой и продержаться достаточно долго, настолько, чтобы Накамуре и Судзуки удалось с помощью Виктора взломать коды к лифту и пробраться на территорию базы, туда, где на глубине нескольких десятков метров дремали в своих капсулах руководители компании My World.

- Ну что? Разворошим осиное гнёздышко? - спросил командир отряда, прежде чем отдать приказ ракетчикам.

Тяжёлые установки практически одновременно дали залп. Четыре мощные противокорабельные ракеты, конечно же, не могли нанести серьёзные повреждения такому сооружению, как это. Но шуму наделать — вполне. Грохот, разлетающиеся осколки железобетона и скрученных прутов арматуры, ураган пыли, смешенный с фонтанами липкой грязи возвестил о начале операции, лучше чем последовавший за ним вой сирены. Около бункера, по очереди, будто бы по заготовленному сценарию, сбрасывали свой камуфляж «Тени». Их было не на много больше, вот только если бы это были обычные ванзеры…

Виктор, Судзуки и Накамура. Вход «со двора».

Как только раздались взрывы, и первые выстрелы послышались со стороны побережья, ванзеры охраняющие грузовой лифт тут же сбросили маскировку. Возможно, маскировочный режим был связан с большими энергозатратами и не позволял атаковать, предварительно не отключив его. Один из охранников сразу же направился в сторону берега. Второй остался на месте. Высокочастотная модульная камера тревожно вращалась, сканируя окрестности.

- Ну вот, планы уже немного изменились… - проворчал Виктор.

Но в это же мгновение второй ванзер так же отошёл от лифта, только направился не к морю, а в обход базы, видимо проверить, нет ли там вражеских сил. Пришло время действовать: Виктор, подведя броневоз почти вплотную ко входу, возился с кодами доступа, стараясь успеть поскорее, но тяжёлые створки открылись только с четвёртой попытки.

- Ну, всё, ваш выход… Постарайтесь уж, ребята…

- А ты теперь куда?

- Ну… мне разрешили импровизировать. Думаю… сымитировать ложную атаку с восточной стороны. Может получиться оттянуть часть их сил на себя…

- Похоже на самоубийство…

- Кто бы говорил… Удачи, парни. Жаль, что ваш товарищ там у них… Всё было бы гораздо проще…

- Увы… лёгких путей не бывает…

Виктор сел в ванзер, проверил оборудование и направился в сторону леса. На полпути он оглянулся, но тяжёлый грузовой лифт уже увёз броневоз с двумя ванзерами куда-то в глубины подземного бомбоубежища…

Побережье. В это же время...

- Что-то мы сбавляем темп… –  от взрыва ванзер Алисы пошатнулся, электроника отключилась на пару секунд.

Противник играл с ними словно обленившийся кот с загнанной в угол мышью. Рядом грохотал дробовик Совицкого. Машина командира русского спецназа, побитая и потерявшая скорость, обрушивала на безупречную броню новеньких «Теней» заряды крупнокалиберной дроби, принимая на покореженный и оплавленный щит высокотемпературные заряды плазменных пушек. Времени оставалось немного: охрану удалось отвлечь, но теперь нужно было отступать подальше от базы, а шансов продержаться под огнём превосходящих сил противника оставалась с каждой секундой всё меньше. Заканчивались ракеты–перехватчики, вокруг гремели взрывы, осыпая их машины осколками грязного камня вперемешку со льдом и землёй. Краем глаза Алиса увидела, как один из вражеских «Хошунов» метнулся на полной скорости в сторону их второго ракетчика, который пытался вернуть управление своему пылающему ванзеру, пригнулся, словно зверь перед прыжком и, резко меняя направление, с размаху вбил оба острия боевого шипа прямо в кабину пилота. Она хотела атаковать с близкой дистанции, потратив последние заряды, но умирающий пилот нашёл силы среагировать: объятая пламенем машина, намертво вцепившись стальными пальцами в не успевшего разорвать дистанцию противника,  рухнула вместе с ним в одну из ближайших расщелин, что в изобилии украшали береговую линию своей обманчивой глубиной, скрываясь под некрепким льдом или толщами спрессованного с грязью снега.
Внезапно послышался шум. Что-то стремительно приближалось откуда-то сверху, заполняя эфир помехами и ослепляя камеры вспышками маневровочных двигателей.
Отчасти это помогло выиграть несколько секунд. «Тени» в замешательстве спешно брали на прицел нового нарушителя, забыв на время о нападающих. Огромный ванзер Ногато, постоял неподвижно, пока пилот идентифицировал себя, а потом стволы крупнокалиберного пулемёта закреплённого на  правой «руке» гигантской машины, начали вращение, беря на прицел ванзер Алисы.

 
- Госпожа Танака, рад встрече… Не спрашивайте, откуда я знаю, мои сканнеры безупречны, впрочем как и вся эта конструкция. Она мне очень нравится, давно мечтал испытать новое вооружение. Наверное, не стоит уточнять, что сопротивление только продлит ваши мучения.

Огромный «треножник» бывшего министра внутренних дел, сделал шаг вперёд…

База «Легиона». Судзуки и Накамура.

Дистанционное управление броневозом не отличалось сложностью. Подъемник умчался обратно наверх, оставив их в тёмном помещении с кучей контейнеров, тёмными силуэтами грузовых ванзеров и единственными открытыми воротами, около которых застыл в ожидании, маленький человекоподобный робот, который почти по-человечески смотрел на них, склонив на бок свою модульную камеру и скрестив на груди металлические руки. Внезапно вспыхнули лампы внутреннего освещения, демонстрируя множество подвижных кинетических пушек, закреплённых под потолком на специальных передвижных лафетах. Немного, пять или шесть, но в принципе вполне хватило бы и двух, чтобы за пару секунд оставить от нарушителей только мимолётное воспоминание.

- Там нет взрывчатки… - голос робота не отображал интонаций, однако чувствовалось, что он как будто борется с другими желающими высказаться. – вернее там нет ничего такого, что способно бы было повредить даже этому помещению, не то что всей базе. Наши сканнеры засекли бы любой, даже самый ничтожный «фон». Может быть, назовёте причину не отдавать приказ операторам кинетических установок? Хотя нет… Джонсон, верно? Последнее время мы его чувствуем, на небольших расстояниях. Не то, что бы точно, но… Значит, как я понимаю: беглый гений в обмен на товарища по работе?
- Нет. – в стенах полупустого зала, ответ прозвучал глухо.

- Тогда что? – после недолгой паузы поинтересовался робот.

Однако тут их прервал Накамура. Не обращая внимания на взявшие их на прицел пушки, ванзер старшего следователя замахал железными руками, демонстрируя крайнее возмущение пилота:

- Акира, что ты задумал? Мы же договаривались, что ты делаешь?!!

- Замолкни, старая свинья! В обмен на своего доктора вы подключите меня к «Легиону», всё просто.

- Акира?! Да ты… предатель… ты… - ванзер Накамуры атаковал достаточно быстро, но ему не хватило каких-то долей секунды. Пулемётная очередь отшвырнула Kasel в кучу контейнеров, одновременно с пулемётами Судзуки машину старшего следователя поливали потоками ускоренных зарядов кинетические орудия «Легиона». Летели искры, обломки брони, иногда казалось, что сквозь многочисленные отверстия вылетали бисеринки крови.

- Браво! – робот жестом остановил огонь убийственной артиллерии. – превосходное доказательство преданности. Нам нужны такие люди как вы? Но вот вопрос… вы с лёгкостью предали своих товарищей: начальника, напарника, который в плену…

- Мы оба знаем, что Такеши тут добровольно. Записи главного врача с Брумской лаборатории были на редкость красноречивы… А что до Накамуры, то… мне просто надоело его бесконечное нытьё.

- У нас мало времени… Ну что же, мы вас подключим. Однако за всё приходится платить: поработаете пару лет обычной «батарейкой», если Джонсон, конечно, сочтёт вас подходящим кандидатом на эту роль…

- Нет.

- Второй раз слышу это слово… На третий, полагаю, стоит ответить кинетикой?

- Вы болтливы, это позволило выиграть время.

- Время? Для кого?! Ваших друзей уже добивают! За всё приходится…

- Платить? Тогда, можно мы расплатимся золотом?

Сначала жёлтые лучи вырвались откуда-то из глубины, расширяясь и множась словно солнечные зайчики, потом послышался звук, так не похожий на грохот взрыва, но всё равно внушающий страх и желание бежать подальше от его источника. На месте хорошо укреплённой базы «Легиона» рождалось маленькое солнце. Яркая вспышка стирала железобетонные монолиты, словно вооружённый ластиком ребёнок не понравившуюся картинку. Яростная волна налетала на лишившихся управления «Теней», заставив тяжёлые боевые машины спецназовцев пригнуться, словно идущих против ветра людей, а «треножник» Ногато прикрыться стальными «руками». Заряд «Мидас» был небольшим, гораздо более скромным, чем тот, что уничтожил флот Д.Х.Ж почти тридцать пять лет назад, но и его хватило для уничтожения базы «Легиона», и только аккуратный полусферический кратер, отмечал то место, где она некогда находилась. Алиса огляделась. Беспилотные машины противника застыли неподвижными манекенами, только Ногато и пара Hoshun Mk112 приводили в порядок электронику. Позади неё в строю оставался только один пулемётчик да ванзер Совицкого, опираясь, чтобы не упасть на выступ каменной стены, пытался перезарядить свой дробовик.

- Впечатляет… Проклятие, не ожидал от вас применения камикадзе… Но это ни чего не меняет, сейчас и вы отправитесь в праотцам… - Ногато  повернулся к ним.

Алиса увидела только как неспешно, будто при замедленной съёмке,  её ванзер берут на прицел наплечные ракетные установки «треножника». Потом последовал залп: ракеты и очередь из пулемёта куда-то исчезли, заодно с почти  что половиной Ногатовского многоствольника. Огромный ванзер, будто шокированный тяжёлым ранением человек, с недоумением уставился на обрубок своей стальной руки. Из-за невысокого, покрытого снегом холма выходили ванзеры — один, второй, третий… Все окрашенные в одинаковые серо-красные цвета. Среди них нетрудно было заметить парящую на ховере орудийную установку, напоминающую чем-то радар, но, глядя на неё, становилось понятно: именно она так играючи свела на нет недавнюю атаку ванзера-прототипа Ногато.

- Говорит Вулонг! – послышалось в эфире. – Всем сложить оружие! Любой, кто не выключит орудийные системы, будет разложен на молекулы за несколько мгновений!

- Это мы ещё посмотрим… - прорычал из кабины «треножника» Ногато.

Яркая, светло-синяя сфера вспыхнула мгновенно, как только шевельнулись ракетные установки прототипа. Устрашающий ванзер бывшего министра обратился в пыль вместе с пилотом, не успев даже взять на прицел грозную орудийную установку наёмников. На землю осыпались немногочисленные обломки — всё, что осталось от некогда наводящей ужас машины. Пилоты двух оставшихся Hoshun тоже решили не искушать судьбу. Тут в эфире послышались ругательства.   Из-за спин бойцов Вулонга, что продолжали держать под прицелом оставшихся в живых противников, показался метановый ванзер. Алиса вместе со всеми с недоумением уставилась на этот странный привет из прошлого.

- Алиса! Дорогая, ты тут?! Это ужас какой-то, как ты могла?! Почему так далеко?!

- Сабуро… о боги, где ты это…

- Мы отговаривали… - послышался в эфире смутно знакомый голос командира наёмников.

- Но на сайте было написано, что это самый лучший и экономичный ванзер! – с обидой в голосе парировал муж Алисы.

 
Десять минут спустя…

Вдалеке показались тяжёлые транспортные вертолёты вооружённых сил . Летели низко, особо не торопясь. Каждый нёс подвешенный на специальных креплениях ванзер. Ввиду экономической нестабильности последних лет, когда некоторые местные компании стремительно богатели, а уровень благосостояния государства и его армии падал, удивляться такой задержке не приходилось.

- Сто лет тебя не видела, Эмилио. – Алиса открыла пластиковую бутылку с водой и жадно сделала несколько глотков.

- Ну, я не настолько стар, милая… - старик взял её под руку и повёл в сторону импровизированного медпункта, который соорудили прямо на холме, бросив на мёрзлую землю пару брезентовых чехлов и тёплых курток.

- И всё же,  мне не понаслышке знакомы ваши расценки: последнее время  клиенты Вулонга это в большинстве своём целые страны, а не скромные частные предприниматели.
- Это так, и дело тут не совсем в деньгах. Видишь ли, Алиса, мы ведь страшные антиглобалисты: ни к чему нам теневые правительства всея мира. Ну и причина, по которой бравые местные вояки ограничились скромным наблюдением, тоже связана с этим.

- Антиглобализмом?

- Нет, с нашими клиентами. Местный президент нанимал нас два раза, губернатор этого штата и вообще семь раз. А вот как платить… Ну да ладно, к нам тут гости, ну в смысле хозяева…

Вспыхнули двигатели мягкой посадки, и пять новеньких ванзеров армии USN не спеша двинулись в сторону холма. Эмилио помахал им рукой. Судя по знакомой расцветке, отряд «Сиреневый дым» всё ещё существовал.

-  Капитан Сэмуэль Вайкарт. Вооружённые силы USN –  представился командир отряда, невысокий молодой человек лет тридцати.

- Хммм… Денис Вайкард?

- Да… да, отец умер почти два года назад. Вы его знали?

- Нам приходилось работать вместе. – ответила Алиса. Командир Вулонга тоже коротко кивнул.
- Ну, в общем… От лица правительства и командующего, поздравляю вас с успешным завершением международных учений.

- Что-что?! Учений…?

- Именно. Впервые за долгие годы нам удалось отработать взаимодействие регулярных отрядов с представителями некоторых вольнонаёмных организаций.

- И никаких претензий? – уточнил на всякий случай Эмилио.

- О чём речь? Всё получилось, как мы запланировали. Укрепления условного противника уничтожены.

- А… как же база? – удивилась Алиса.

- База? Чья? Аа… если вы о старом бомбоубежище, то в ходе плановых стрельб оно было полностью уничтожено. Не мне вам объяснять, как подобные  пережитки прошлого давят на карман честных налогоплательщиков. Да и, если серьёзно, между нами, так сказать… Вы и вправду думали, что такая необычная политика My World устраивает всех в нашей стране? Всегда есть конкуренты, патриоты, инакомыслящие… И не обязательно они в оппозиции. Особенности нашего демократического общества  в период сложных испытаний только положительно сказываются на…

- Сейчас начнётся… - Виктор стоял, прислонившись к стальной ноге своего ванзера, который был оплавлен настолько сильно, что напоминал своим видом фэнтезийного голема. Рука бывшего военного была перевязана, но выглядел он довольным.

Американец смутился и подозрительно посмотрел на Эмилио. Тот только невозмутимо пожал плечами в ответ. Алиса же прикрыла лицо руками, чтобы скрыть усмешку.

- Ну… Счастливого пути, господа наёмники. Я очень надеюсь, что через час наши «Сивульфы» не найдут в районе здешнего побережья чьих-либо подводных авиабаз. – Командир «Сиреневого дыма» направился к своему Рэксону.

- Будьте уверены, не найдут. – заверил его Эмилио.

Пыль над огромной воронкой начала оседать. Маленькие снежинки, кружась на ветру, беззащитно таяли, случись им спланировать на разгорячённую броню тяжёлых боевых машин…

Сухогруз «Олд Гринвуд». Около одной морской мили к югу…

Старший помощник привычным движением открыл тяжёлую дверь, и с недовольным взглядом спустился в трюм. В обустроенной на скорую руку лаборатории, около двух полупрозрачных контейнеров, опутанных целыми ворохами шлангов и кабелей, суетился обслуживающий персонал. Врачи сверяли кардиограммы, на многочисленных мониторах высвечивались разноцветные показатели состояния. Один из виновников торжества, уже извлечённый из заполняющей прозрачные капсулы жидкости, кутался в несколько простыней и беспрерывно жаловался. Второго приводили в чувство уколами, но, по словам врачей, ничего страшного здоровью пациента не угрожало.

- Какие же мерзкие мысли у вас, господин младший следователь! –  возмутился первый, едва завидев, что его товарищ пришёл в себя.

- Кто бы говорил…

- А что? Да, ей уже двадцать лет!

- Как вам не стыдно врать, господин Накамура! И я не об этом…

- А сам то, сам! За что мне всё это?! Я домой хочу, мне может инвалидность полагается!

- Господин Накамура!

- А что?! Врач сказал, что ещё десять минут, и мы бы обезумили! Жалеете, наверное, что всерьёз меня не расстреляли?

- Ох, опять начинается…

Намуро. Пару недель спустя…

Старенький телевизор, закреплённый почти под самым потолком  полицейского бара Намуро, транслировал программу новостей. Молоденькая телеведущая, улыбаясь, рассказывала о последних событиях в союзе и за рубежом. За небольшим столиком расположилась компания сослуживцев: главной темой дня было скорое возвращение на службу двух детективов, история о приключениях которых пересказывалась всеми полицейскими города, стремительно обрастая подробностями, фактами и целым ворохом небылиц.

- Ну так, а в ванзерах-то кто был? – не унимался Мидзуки, со знанием дела отмеривая три ложки сахара, и с подозрением поглядывая на рассказчика.

- Ну, в одном этот доктор и был, а второй, наверное, так …сам.

- Как это сам? Ванзеры сами по себе не ходят, знаете ли…

- Ну… или не сам, может там другие пленные были из этой мафии! – не сдавался тот.
- Это не пленные были! Это инопланетяне были! – прервал всех старик Таранака. Он хоть и был уже пятый год в отставке, однако потравить байки по окрестным барам ему особого приглашения никогда не требовалось.

- Да ну вас, я вот знаю, как всё было! – уверил всех Мидзуки. – Инопланетяне… скажете тоже, Таранака-сама. А было всё так: они же в Шибетсу встречались с русскими? Ну и вот, а русские-то, понятное дело, начали их сразу же поить водкой! Потом они как-то по пьяному делу перебрались через пролив, потом на Аляску…

- Да брехня! Инопланетяне!!!

По телевизору продолжались новости. Новый министр внутренних дел, Марихито Садзеборо, заверил всех граждан, что впредь его министерство особое внимание будет уделять подборке кадров и взаимодействию с другими министерствами и ведомствами. Далее в программе был документальный фильм: «Кадзуки Такемура: правда и вымысел». Полицейские попросили бармена сделать «погромче».

Медленно заходило солнце, окрашивая корпуса стоящих у причала судов в бледно оранжевые тона. Слышались крики возмущённых чаек, протяжные гудки отходящих теплоходов эхом отражались от лениво плещущихся волн.  На одном из причалов прощались четверо. Не обращая внимания на суетливых отплывающих и проносящиеся мимо погрузчики, они тихо разговаривали, неожиданно найдя так много тем для разговора, практически перед самым расставанием.

- …Брат узнал об этом, но советов Садзеборо не послушал, как всегда… - рассказывала Алиса. Мы тогда с Сабуро были в Италии… А он… он начал бороться, сам даже не понимая всей глубины проблемы. Сразу же начались эти передачи, обвинения…

- В итоге он попал в засаду? – спросил Виктор.

- Да, он думал, что Такеду похитили… - ответила Алиса. – а то, что там оказался Риого, была лишь трагическая случайность. Хотя, кто знает? Может они это спланировали…

- А мне интересно, в чём был секрет Джонсона. – сказал Накамура, прихлёбывая из пластикового стакана кофе, не забывая сердито поглядывать на Судзуки.

- Трудно сказать… Наши специалисты до сих пор утверждают, что между ними не было ничего общего. – ответил Виктор.

- Так может быть…?

- Тихо! Слушайте! – прервал их Накамура. Он включил на полную громкость свой портативный радиоприёмник и размахивал им, словно пытаясь продать.

« ...однако уже более двадцати человек были успешно излечены от синдрома Диксона. Успех молодых учёных из Швеции, которым удалось победить это страшное заболевание методом глубинного гипноза произвёл революцию в современной медицине, и заставляет переосмыслить…» - слышались восторженные комментарии радиоведущего.

- Всего-то на пару лет опоздали.  А что до Джонсона, то свои секреты он унёс с собой в могилу… - вздохнул Акира.

- Ну, что? Надолго не прощаёмся. – Виктор поправил повязку на руке и подхватил сумку с сувенирами. – пролив-то вот он, будем ездить в гости, да и к Ли надо заглянуть. Вдруг он до сих пор в своём подвале, а?

Близился вечер. Где-то там на юге сбавляла обороты гражданская война, охватившая поначалу почти весь союз. Оставшиеся без поддержки и руководства сторонники Ногато,  давно уже утратили практически все шансы на победу. Некоторые сдавались, иные — сопротивлялись до последнего, с отчаянием загнанных в угол крыс. Настало время возвращаться домой. Акира постоял немного на причале, и, закурив, направился к своему новому автоховеру…

THE  END.

Автор благодарит себя за то, что домучил фанфик. Так же благодарности:

Wintepool За подкинутую идею фанфика, помощь советами и инфой по игре.
Gialin За веру, моральную поддержку и помощь с редактированием.
Сэйкен За весёлые комментарии, внимание и хорошее настроение.
А так же всем, кто читал и не безобразничал.

Dag
12.02.2010

Только зарегистрированные пользователи могут
оставлять комментарии на сайте.
Реклама:  Игровые видео новости. | Flash скрипта гостевой книги Бесплатный скрипт гостевой книги MBook
Рейтинг.ru        Яндекс.Метрика
Все материалы (c) 2002-2017 Final Fantasy Forever
Дизайн и движок (c) 2017 EvilSpider