НОВОСТИ БАЗА ИГР РЕВЬЮ ПРОХОЖДЕНИЯ СТАТЬИ ИСТОРИЯ FF ВИДЕО ГАЛЕРЕЯ ФОРУМ
РЕГИСТРАЦИЯ  |  ЗАБЫЛИ ПАРОЛЬ?
РАЗДЕЛЫ ИГРЫ
АВТОРЫ
Winterpool
  
 Добавлено: 28.03.2011
КОНЦОВКА A

Глава II – Воссоединение незнакомцев

Ройенбург:
Входит человек.
Управляющий Марли:
Ваша светлость.
Ройенбург:
С какими вестями ко мне?
Управляющий Марли:
Боюсь, всё обернулось именно так, как мы предполагали.
Ройенбург:
Так и знал.
Управляющий Марли:
Слухи о том, что отдалённые провинции могут спровоцировать конфликт, подтвердились… Принц Лэнгри выразил открытый протест против вознесения принца Кристоффа.
Ройенбург:
Нельзя просто лежать в постели и ждать своей смерти. Я не должен покидать престол в эти трудные для нас времена.
Управляющий Марли:
Ваша светлость, лишние нагрузки крайне нежелательны для вашего теперешнего здоровья.
Ройенбург:
Это так, но и бездействие может быть губительным. В загробном мире я не смогу спокойно смотреть в глаза нашему ушедшему королю, зная, что ничего не предпринял, когда оно того требовало. Будь проклята эта болезнь! До последнего издыхания я буду служить во благо королевства.
Цитадель Ауллевин.
Уилфред:
Айлит:
(Ваши союзники не слишком впечатляют, хозяин Уилфред).
Уилфред:
Подавление взбунтовавшегося народа редко приносит хорошие деньги, причитающиеся настоящим воинам. И я бы попросил не разговаривать со мной так свободно, Айлит.
Айлит:
(Но хозяин Уилфред, поймите, что никто из окружающих меня не видит и не слышит).
Уилфред:
Ты тоже пойми, что все видят, как я разговариваю сам с собой словно безумец.
Хьюги:
Ба, знакомые все лица! Уилфред, неужели ты?
Уилфред:
Капитан! Не ожидал встретить вас здесь.
Хьюги:
И я удивлён не меньше, парень!
Уилфред:
Вы помните меня.
Хьюги:
Таких молодых солдат вроде тебя я всегда буду помнить.
Хьюги:
После трагической смерти твоего друга Энселя в глубине души я понадеялся, что ты одумаешься и уйдёшь из нашего бесславного дела. Весьма удивительно, должен признать… И в тоже время досадно.
Уилфред:
Не вам обо мне судить. К тому же, я уверен, что вы потеряли друзей не меньше моего.
Хьюги:
Потерял, парень. Потерял. Но как капитан я несу ответственность за жизнь Энселя, ненавижу, когда смерть человека оборачивается в ничто.
Уилфред:
Что вы пытаетесь сказать?
Хьюги:
Я хочу сказать, что твоя жизнь — единственное, что придаёт его смерти значение, парень.
Уилфред:
Смерть это всего лишь смерть. Ей не нужно никакое значение.
Хьюги:
Твои бессердечные слова не стыкуются с теми слезами, которые я наблюдал намедни. Неужели это всё был фарс? Неужели он умер напрасно?
Уилфред:
Не могу ответить. Я живу не ради смерти Энселя, я живу ради своей цели. И сражаюсь за свои идеалы.
Хьюги:
Во время предыдущей нашей встречи твои глаза так не горели. Если бы я не знал, то подумал бы… Впрочем, забудь. Готовься, скоро выдвигаемся. Посмотрим, так ли закалился твой характер, как заострился язык.
Уилфред:
Айлит:
(Он отстаивает свою точку зрения с таким упорством, словно сражается на поле боя. Но зачем всё это, хозяин Уилфред?)
Уилфред:
Не знаю. …И мне нет до этого дела.
Нагорье Камиль
Исторический центр четырёхлетней войны у холма Камиль, это место перевидало множество побед и поражений отважных воинов. Отправившись на место действия, герои сразу же ввязываются в сражение с наёмниками. После битвы происходит разбор полётов.
Мятежник:
Простираю перед вами безоружные руки. Прошу вас, умоляю, пощадите меня!
Мишка:
Может хватит уже, а? Это ужасно раздражает, ни слова больше о милосердии. *наносит мятежнику смертельный удар*
Мирайли:
Разве ты не понимаешь, что это война? Человек твоего возраста должен уже знать, что на войне люди обычно погибают.
Мятежник:
УНГХ!
Мишка:
Надо было лучше думать, прежде чем ступать на поле боя. *добивает его*
Мирайли:
Что ж, похоже, с ним всё. Отправляемся дальше.
Издалека за происходящим наблюдает Уилфред.
Уилфред:
Что это за наёмники такие?
Хьюги:
Вы двое, немедленно прекратите! Это поле боя, а не живодёрня.
Мирайли:
Ну-ну. А в чём же разница?
Хьюги:
Ты в своём уме?
Мишка:
С каких это пор убийство врагов стало аморальным?
Хьюги:
Эти люди кормили наши земли, не покладая рук работали на благо королевства. Сдающиеся крестьяне должны быть прощены, а не вырезаны как домашний скот.
Мирайли:
Какое лицемерие! Они знали о своей ответственности и теперь должны расплачиваться за содеянное. Ко мне никто никогда не проявил даже капли милосердия!
Мишка:
Мир полон лицемеров.
Мирайли:
И ты считаешь, что так и должно быть?
Мишка:
Н-нет, я просто…
Мирайли:
Думай что хочешь! Я сама их всех поубиваю!
Мишка:
Не злись. Прошу, позволь и мне тоже убить нескольких.
Хьюги:
Прекратите нести ахинею и делайте так, как вам говорят. Ради всего святого, вы наёмники или убийцы?!
Мишка:
Для нас эти понятия эквивалентны.
Хьюги:
Боже…
Уилфред:
Хмф.
Мишка:
Ты хочешь что-то сказать?
Уилфред:
То есть, вы двое убиваете только ради забавы?
Мишка:
Разумеется!
Мирайли:
Иначе зачем бы мы сюда приехали?
Мишка:
А тебе это разве не доставляет удовольствия?
Уилфред:
Нисколько.
Мишка:
Что ж, ты говоришь какую-то бессмыслицу, или я чего-то не понимаю? Зачем кому-то становиться наёмником, если он не любит вкус крови?
Уилфред:
Это лишь временное занятие, а не предел всего. Я сражаюсь ради высокой цели.
Мишка:
Ооо, звучит так волнующе!
Мирайли:
Очень любопытно. Что это за цель такая?
Уилфред:
Вам всё равно не понять.
Хьюги:
Хватит уже тратить время на этих детей, парень. Работа сделана.
Уилфред:
Да. *уходят*
Мишка:
Куда это вы направились?
Мирайли:
Ты говорил о своей «высокой цели», а теперь вот так уходишь без всяких разъяснений? Попахивает лицемерием.
Уилфред:
Лицемерие — это стать наёмником, а потом отказаться от выполнения приказов.
Мишка:
Ладно. Мы будем слушать всё, что скажет капитан.
Мирайли:
А по окончании похода ты расскажешь нам всё, что мы хотим услышать!
Уилфред:
Хьюги:
Не смотри на меня так, парень.
Мишка:
Неужели мы узнаем о благородстве на полях сражений, а, сестрёнка?
Мирайли:
Похоже, что мы оказались в подходящем для этого месте.
Уилфред:
Возвращаются в цитадель Ауллевин.
Хьюги:
У меня есть для тебя поручение, парень.
Уилфред:
Если оно заключается в присмотре за этими близнецами, то не хотелось бы.
Хьюги:
Ополчение капитулировало. Тебе нужно будет арестовать их лидера, тем самым поставив в истории конфликта жирную точку.
Уилфред:
Мне?
Хьюги:
Это приказ сверху, не хочется доверять задание по захвату важной персоны этим кровожадным детям, ведь вражеский командир нам нужен живым.
Уилфред:
А почему вы не хотите заняться этим лично?
Хьюги:
Меня интересуют только сражения.
Уилфред:
Хьюги:
И знаешь почему?
Уилфред:
Для меня это не имеет значения.
Хьюги:
Так и быть. Оставлю разговоры до лучшего случая.
Уилфред:
Как я уже сказал тем двоим, я сражаюсь не ради славы, богатства или утоления жажды победы. Я иду в бой ради высокой цели.
Хьюги:
Было бы глупо с моей стороны не спросить, какой?
Уилфред:
Моя цель вас не касается.
Хьюги:
Я ожидал услышать больше. Что ж, увидимся.
Уилфред:
Посмотрим. *оба уходят*
Мишка:
Мирайли:
Дорога Хрите
Опасный путь в Вильнору, по которому путники не всегда добираются до пункта назначения живыми. Ночью герои пробираются через густой лес.
Айлит:
Хозяин Уилфред, почему вы не поинтересовались причиной, по которой он решил нас оставить?
Уилфред:
Красноречивые слова всё равно ничего не изменят. Убийца, имеющий конкретную цель, или убийца, сражающийся ради удовольствия, всё равно остаётся убийцей.
Айлит:
Вы думаете, что он сражается лишь затем, чтобы утолить голод?
Уилфред:
Жить только ради того, чтобы уничтожать и в итоге самому быть уничтоженным… Наёмники — это люди, не имеющие каких-либо других ценностей.
Мирайли:
Не глупи.
Мишка:
Наёмники защищают тех, кто сам не может себя защитить!
Уилфред:
Что вы двое здесь делаете?
Мишка:
Поговорим об этом позже.
Мирайли:
А сейчас нужно оторваться от хвоста.
Герои вступают в сражение и отбиваются от врагов. Действие переносится в другую часть леса.
Наталья:
Уходите, люди.
Солдат ополчения:
Наталья, мы не позволим им взять тебя… Мы готовы биться до самого конца!
Наталья:
Конец уже пришёл.
Солдат ополчения:
Наталья:
Это вы заберёте меня на суд военного совета Артолии?
Уилфред:
Я заберу.
Наталья:
Прошу прощения, что вам пришлось проделать весь путь сюда. Меня зовут Наталья. Я командую всем этим ополчением.
Уилфред:
Ты и есть тот самый лидер?
Наталья:
Да. И сим заявляю, что мы сдаёмся.
Мишка:
И всё? Противостояние вот так просто подошло… к концу?
Уилфред:
Да. Мы возвращаемся в лагерь.
Мирайли:
Было совершенно невесело!
Наталья:
Я так понимаю, вы родственники?
Уилфред:
Едва ли.
Мишка:
Мирайли:
Наталья:
Уилфред:
Ты выглядишь озадаченной…
Наталья:
Я знала, что если выживу, то этот момент когда-нибудь настанет.
Наталья:
Пойдём уже.
Уилфред:
Как скажешь.
Цитадель Ауллевин. Место казни.
Наталья:
Айлит:
На первый взгляд и не скажешь, что она является предводительницей мятежников, в моих глазах она выглядит женщиной невероятной сдержанности и доброты.
Уилфрид:
Её самопожертвование спасает тысячи жизней. Между ней и мной огромная разница.
Мишка:
Внимание!
Мирайли:
Всегда мечтала стать палачом!
Наталья:
Это тебе суждено забрать мою жизнь?
Мишка:
Мы всё сделаем так быстро и безболезненно, насколько это возможно.
Мирайли:
Тем не менее, постарайся порезвиться с ней подольше. Не слишком-то весело казнить кого-то, кто нисколько не заботится о своей жизни и не умаляет о пощаде, правда ведь?
Наталья:
Я смирилась с той судьбой, которую для себя выбрала. Единственное, что я могла бы попросить, это сострадание к моей смерти.
Мишка:
Наше сострадание ничего не будет значить, когда ты умрёшь.
Мирайли:
Если ищешь жалости, здесь ты её не найдёшь.
Наталья:
Скажите, как вас зовут?
Мирайли:
Это не твоё дело.
Мишка:
Не лучше ли тебе сейчас подумать о способе своего умерщвления?
Наталья:
Айлит:
Хозяин Уилфрид! Приближается неприятель.
Эрнест:
Уилфред:
Наталья:
Господин Эрнест! Зачем вы пришли?
Эрнест:
Леди Наталья, вас обманули! Имперские войска захватили и вырезали всех мятежников!
Наталья:
Нет!
Эрнест:
Ваша смерть окажется напрасной!
Мишка:
Я бы не сказал, что она будет «напрасной»… Она наверняка принесёт нам немало удовольствия!
Мирайли:
Да начнётся же праздник крови!
Эрнест:
Презренные дети! Не ожидайте прощения.
Уилфрид:
Эти двое не смогут сами справиться со всеми врагами. Полагаю, у меня нет выбора.
После победы над мятежниками.
Наталья:
Господин Эрнест!
Эрнест:
Леди Наталья… Я… освобожу вас от оков… Вы должны… бежать…
Мишка:
Мирайли! Наша заключённая убегает!
Мирайли:
Убегает от меня, неужто? *подбегает к ней* Это тебя научит!
Эрнест:
Мишка наносит Эрнесту сильный удар.
Эрнест:
УГХ! *падает замертво*
Мишка:
Аххх… Уже умер? Что ж, я в любом случае не остановлюсь.
Наталья:
Господин Эрнест! *бросается защищать Эрнеста*
Мишка наносит сильный удар Наталье.
Наталья:
Нет!
Мишка:
Жалкая женщина. Чего ты добиваешься?
Мирайли:
Он уже мёртв! Какой смысл защищать труп?
Наталья:
Я защищаю не тело… …Я защищаю память о своём дорогом друге.
Мирайли:
Ты проявляешь сострадание к мертвецу?
Наталья:
Да.
Мишка:
Что ж, надеюсь, это того стоило. Сейчас ты к нему присоединишься.
Наталья:
Если бы вы только поняли…
Мишка убивает её. Близнецы подходят к Уилфреду.
Мирайли:
Может ты нам скажешь, почему она хотела нашего сочувствия?
Уилфред:
Я не могу вам сказать. В… В моём сердце нет никакого сочувствия.
Мирайли:
Естественно. Это же бессмысленно!
Мишка:
Какая разница, она мертва. Нет нужды дальше это обсуждать.
Мирайли:
А что тогда ты хочешь обсудить?
Мишка:
Кое-кто до сих пор не рассказал нам о «высокой цели». В том смысле, что мы ведь согласились следовать за ним, чтобы он растолковал это понятие.
Мирайли:
Отличная мысль.
Уилфред:
Отличная…
Подходит Хьюги.
Хьюги:
Так вот ты где, парень!
Уилфред:
Вы всё это время были здесь?
Хьюги:
Этот человек, пришедший спасти предводительницу мятежников, он был рыцарем Вильноры. Я знавал его.
Уилфред:
Вильноры?
Хьюги:
Что не менее важно, он следовал с дипломатической миссией, направленной против Крелл Монферан. Артолия является испытательным полигоном назревающей войны между Вильнорой и Крелл Монферан. Мы находимся в самом центре их противостояния.
Уилфред:
Хьюги:
Я ушёл, потому что не хотел стать марионеткой в чьих-то руках. Но сейчас на нас надвигается великая война. Я вернулся, чтобы встать с тобой плечом к плечу, Уилфред.
Уилфред:
Хьюги:
Ты сам волен выбирать свой путь. Я хочу лишь только следовать за тобой.
Уилфред:
Зачем вы настаиваете на присоединении ко мне? Что вы от меня хотите?
Хьюги:
Я и сам не знаю. Просто чувствую, что преодолев выбранный тобой путь, моё сердце найдёт умиротворение.
Уилфред:
Тогда ладно.
Хьюги уходит.
Мишка:
Так значит эта твоя «высокая цель»… Это какое-то величайшее сражение?
Мирайли:
Звучит весело!
Уилфред:
Айлит:
(В ваших глазах Хьюги видит отражение своих мук).
Уилфред:
Айлит:
(Предлагаю убедить его в том, что под вашим чутким руководством он найдёт именно то, что ищет… найдёт подходящую для себя могилу. Так мне подсказывает моя женская интуиция).
Уилфред:
Действие переносится в ночной лес.
Айлит:
Возможно, хозяину следовало бы отправиться домой.
Уилфред:
Неподходящее время, Айлит. Разве могу я сейчас вернуться?
Айлит:
Боюсь, сир, ваша мать тяжело больна. Её опекунша беспокоится.
Уилфред:
Откуда ты знаешь?
Айлит:
Ветры Нифльхейма шепчут о многом, что невозможно увидеть.
Айлит:
Я регулярно получаю все последние известия, поэтому вам можно заботиться только о сражениях.
Уилфред:
Это… похоже на тебя. Я должен тотчас же отправиться домой.
Деревня Турк, дом Уилфреда.
Тильта:
Уил! Слава богам, что ты пришёл!
Уилфред:
Я вёл себя слишком беспечно.
Тильта:
Состояние твоей матери сильно ухудшилось. Что бы я ни говорила, что бы ни делала, ничто не способно её утешить.
Марго:
Кто там?
Уилфред:
Ты не узнаёшь меня?
Марго:
Это ты! Мой возлюбленный Теодор!
Уилфред:
Марго:
В конце концов ты всё-таки вернулся домой! Я знала, что ты вернёшься. Я ждала целую вечность!
Уилфред:
Тильта, ты не могла бы оставить нас ненадолго?
Тильта:
Конечно.
Уилфред:
Марго:
Теодор, ты не должен больше оставлять меня так. В твоё отсутствие мне было ужасно одиноко. Пообещай, что больше никогда меня не покинешь… Ведь мы же собирались завести детей.
Уилфред:
Можешь не беспокоиться. Теперь я буду рядом с тобой. Ты устала, тебе нужно отдохнуть.
Марго:
Как скажешь… милый…
Кладбище.
Айлит:
Она видит в вас призрак вашего отца.
Уилфред:
Это происходит ещё с момента смерти Элси. Неспособный избавиться от печали, разум мамы вернулся в те времена, когда она была счастлива.
Уилфред:
Ныне она увязла в пучине воспоминаний о своей молодости и не замечает течения времени… как будто бы Элси и я никогда не рождались.
Айлит:
Её муки были настолько невыносимыми… Вам не следует упрекать её в стремлении к бегству. Но кого тогда упрекать в этом во всём?
Уилфред:
Того, кто наложил на нашу семью проклятие печали, в этом виновна дьявольская валькирия. Пойдём, у нас ещё много работы.
Айлит:
Вы не попрощаетесь с Тильтой перед уходом?
Уилфред:
Думаю, лучше будет не прощаться, и для неё, и для меня.
Айлит:
Ваше право, хозяин.
Асгард, жилище богов асов.
Локи:
Любопытно…
Фрей:
Из всех мест ты оказался именно здесь, Локи! Если бы я не знала тебя так хорошо, то могла бы решить, что ты решил уклониться от нашей поездки.
Локи:
Извини конечно, но я не такой… увлечённый, как ты думаешь. Кстати говоря, Фрей…
Фрей:
В чём дело?
Локи:
Хотя, в общем-то, забудь. Езжай вперёд меня, я закончу кое-какие свои дела и сразу же к тебе присоединюсь.
Фрей:
Не задерживайся. *уходит*
Локи:
Фрей довольно рассеяна, но её компания в любом случае спасёт меня от нотаций Фрейи. И не у дел будет оледенелый Нифльхейм. В занимательную игру ты играешь, леди Хель. Посмотрим, насколько далеко может распространиться твоё влияние под бдительным взором Валгаллы.
Фрей (нон):
Локи!
Локи:
Уже иду!


Глава III – Горький конец

Покои маркграфа Ройенбурга.
Ройенбург:
Бессердечно с моей стороны обращаться к тебе после всего того, что тебе пришлось вынести у престола. Тем не менее, я не вижу никого другого, кто мог бы спасти королевский дом от раскола.
Розея:
Я осознаю всю серьёзность ситуации, мой господин. Несмотря на то, что я больше не принадлежу к королевскому двору, моя верность Артолии крепка как никогда.
Ройенбург:
Теперь понятно, почему люди называют тебя святой, почтенная Розея.
Розея:
Вы мне льстите, сэр.
Ройенбург:
Как мы уже говорили, напряжённость вокруг трона с каждым днём всё возрастает. Старший Лэнгри открыто заявил о борьбе с младшим Кристоффом за право обладания короной.
Розея:
Ясно!
Ройенбург:
Нужно ли говорить, что мы не можем допустить войны — братья должны быть остановлены, не важно какой ценой. С особым вниманием следует отнестись к советникам-манипуляторам, которые крутят добродушным Кристоффом как хотят, они действуют по указке иноземных захватчиков, которые специально стремятся внести сумятицу в наши земли, чтобы потом с лёгкостью их покорить. Королевские стены наполнены алчными предателями, готовыми не задумываясь продать родину кому угодно. Поэтому я доверяю твоим рукам это письмо, адресованное принцу Кристоффу. Ступай, Розея, останови войну, пока ещё не поздно.
Розея:
Это письмо я доставлю принцу даже ценой собственной жизни.
Ройенбург:
Вся наша судьба зависит от тебя. Удачи.
Посреди города Уилфред сражается с монстрами.
Уилфред:
Твари лезут со всех сторон. Скоро ими будет заполнено всё поселение.
Айлит:
Сельчане боятся за судьбу своих земель, а демоны чувствуют это и слетаются сюда как мухи на мёд.
Уилфред:
…Их страх становится явью.
Появляется самурай и помогает Уилфреду.
Усио:
Внимательней! Ты оставил спину неприкрытой! Пожалуй, слишком много демонов для тебя одного. Не против, если я возьму нескольких?
Уилфред:
Против? …Нет, конечно.
По окончании сражения.
Усио:
Это научит их держать дистанцию.
Уилфред:
До меня дошли слухи об искусном мечнике из Ямато, теперь понимаю, что они были правдивыми.
Усио:
Можно и так сказать. Если уж ты настолько обо всём осведомлён, возможно ты слышал что-нибудь о женщине по имени Розея.
Уилфред:
Розея?
Усио:
Артолианцы называют её «святой», её почитают по всему королевству.
Уилфред:
Женщины — не моя специальность. Разговоры о любви лучше веди с кем-нибудь другим.
Усио:
Любви я к ней не испытываю. На её руках кровь моего учителя, и я собираюсь отомстить.
Уилфред:
Хочешь сказать, эта «святая» убила твоего учителя?
Усио:
После кораблекрушения я ещё ребёнком оказался здесь. Учитель взял меня беспризорного к себе и вырастил до пятнадцати годов.
Усио:
Его вызвали к королевскому двору и там убили, а я взял меч и пошёл по пути отмщения.
Уилфред:
И ты думаешь, что за этим стоит Розея?
Усио:
Да. И когда я до неё доберусь, она будет умолять о быстрой смерти.
Уилфред:
Зачем ты мне всё это рассказываешь?
Усио:
Не знаю. Что-то в твоих глазах зовёт меня пойти с тобой. Такое ощущение, что я смотрю в зеркало — глаза, ищущие возмездия.
Уилфред:
Ты увидел слишком много.
Усио:
Я вижу, что мы могли бы стать хорошими партнёрами. Хочу присоединиться к тебе на какое-то время.
Полуразрушенная деревня.
Сельчанин:
Сделайте что-нибудь! Спасите нас!
Розея:
Я здесь как раз для вашей защиты. Прошу, успокойтесь.
Усио:
Проклятые монстры всё никак не угомонятся.
Розея:
Путешественники, деревня в опасности! Пожалуйста, помогите!
Герои помогают, отбивая нападение демонов.
Розея:
Спасибо вам, добрые странники. Даже не знаю, что бы было, если бы вы не пришли.
Сельчанин:
Благословлены святой! Слава тебе, леди Розея!
Усио:
Святая Розея?
Сельчанин:
Ты разве не слышал сказания о ней? Святая, ниспосланная нам богами, целительница, помогающая всем страждущим. Мы обязаны тебе жизнями, да благословят боги твою душу!
Усио:
Розея, да? Какое странное совпадение. Мой учитель был убит некой «святой» по имени Розея.
Розея:
Я не…
Усио:
Не смей сыпать фальшивыми оправданиями. Колдовство, лишившее лорда Кеннара жизни, это твоих рук дело!
Розея:
Ты не знаешь, о чём говоришь!
Усио:
Молчать!
Розея:
Но ты должен меня выслушать! Это не я предала архимага!
Усио:
Хватит с тебя лжи! Именем лорда Кеннара, я сражу тебя! *достаёт катану*
Уилфред:
Стой!
Усио:
Не вмешивайся!
Уилфред:
Не похоже, что бы эта святая могла кого-то убить. Позволь ей сказать, а уже потом делай всё, что хочешь.
Усио:
Легковерный дурак. Ты собираешься поверить словам убийцы! Это ОН был святым! Он подобрал меня, жалкого сироту, и растил словно собственного сына! А она убила его!
Розея:
Это неправда! Задай себе вопрос, какой смысл мне убивать твоего учителя? После этого происшествия началось расследование, и все подозрения сразу же пали на других придворных магов. В результате они назвали двух главных виновниц, одной из них оказалась я, другой — Лиселотта.
Усио:
Кто это «Лиселотта»?
Розея:
Вместе с ней мы работали на благо Артолии в качестве придворных магов.
Уилфред:
Ты ничего не слышал о «Лиселотте»?
Усио:
Увы, нет. Даже если бы смог запомнить такое длинное и сложное имя.
Уилфред:
(Оно всего из четырёх слогов…)
Розея:
Короче говоря, я не имею никакого отношения к тому заговору, который повлёк за собой гибель твоего учителя. В этом клянусь.
Усио:
Значит, моя месть должна быть направлена в адрес «Лиселотты».
Розея:
Это тоже под вопросом, правду знает только сам убийца. Я лишь хочу попросить тебя отказаться от своей мести, она не принесёт твоему сердцу умиротворение.
Уилфред:
Розея:
Прошу прощения, но меня зовёт мой долг, до свиданья. *уходит*
Усио:
Я не отпущу тебя так просто! Ты не ответила, виновна эта «Лиселотта» или нет?!
Усио:
Как мне теперь отомстить за учителя? Я нашёл ту, которую искал, и вместо возмездия оказался в тупике.
Уилфред:
Её слова… Возмездие не принесёт сердцу умиротворение…
Усио:
Возмездие принесёт умиротворение отмщённому! А для нас с тобой надежды спасение уже нет.
Отправляются в путь и на переходе через Артолианские горы попадают в засаду.
Уилфред:
Ещё монстры…
Усио:
Не позволяй им окружить нас.
Подходит Розея и одним ударом уничтожает половину врагов.
Розея:
Вы не ранены?
Усио:
Как ты здесь?!
Розея:
Твоё недовольство может подождать.
По окончании сражения.
Усио:
Опрометчиво с твоей стороны спасать того, кто желает тебе смерти.
Розея:
У меня не было выбора, ведь ты недавно спас меня.
Усио:
Логично.
Розея:
Долг возвращён. Теперь, если позволишь, у меня очень важное поручение. *уходит*
Усио:
Стой, где стоишь!
Усио:
Ответь мне наконец! Тебе я должен отомстить за смерть учителя или Лиселотте?
Розея:
Как я уже говорила, с уверенностью могу сказать только о своей невиновности. За её вину я не ручаюсь. Если убийцей является кто-то из нас двоих, то очевидно, что это она. Но, возможно, сейчас она точно так же обвиняет меня.
Розея:
Нас так и выгнали со двора, не сумев определись, которая виновна.
Усио:
Легче обвинить всех подозреваемых, чем оставить виновника безнаказанным.
Розея:
Я тоже была очень огорчена случившимся, попав под подозрение и потеряв репутацию, я возненавидела Лиселотту.
Розея:
Ненавидела её всем сердцем, пока однажды не пришла к этой мысли… Ничего уже не вернёшь и ничего не исправишь. Но можно помочь другим людям, которые в том нуждаются. Я поклялась по-прежнему жить во благо королевства, принести процветание в эти города и поля.
Розея:
Можно лишь догадываться, о чём думала тогда Лиселотта, чего она пыталась достичь, лишив архимага жизни.
Розея:
Я молюсь, что бы она, как я, нашла умиротворение и посвятила всю себя делу мира. Если ты действительно жаждешь доказать лорду Кеннару свою преданность, измени свою жизнь к лучшему. Умиротворение ему принесёт твоё счастье, а не месть. Ненависть и агония не могут быть смыслом жизни, пойми это.
Уилфред:
Усио:
Розея:
А теперь мне пора.
Появляется незнакомка.
Незнакомка:
Браво! Ещё одна восхитительная проповедь от самодовольной святой! Какое должно быть удовольствие, говорить такими благочестивыми словами.
Розея:
Лиси!
Усио:
Лиси? Это Лиселотта?
Розея:
Что тебе надо?
Лиселотта:
Ты несёшь письмо, которое изменит судьбу Артолии. Я пришла облегчить тебе ношу.
Розея:
Но как ты…
Лиселотта:
По своей теперешней профессии я занимаюсь всякими разными поручениями, в том числе отлавливаю почтовых голубей маркграфа.
Розея:
Ты не посмеешь!
Лиселотта:
Обещаю сохранить тебе жизнь, если сдашься без сопротивления. Как же я великодушна.
Розея:
Я была лучшего о тебе мнения, Лиси. Как ты можешь, будучи одарённой такими магическими способностями, обернуть этот дар против своего народа?
Лиселотта:
Не надейся выплыть на своём даре красноречия. За слепую преданность я удостоилась изгнания!
Розея:
Твои действия направлены не против изгнавших тебя, а против всего народа!
Усио:
Лиселотта! Твоё вероломство погубило моего учителя. Именем лорда Кеннара, я сражу тебя!
Лиселотта:
Ты сразишь меня именем лорда Кеннара?
Усио:
Розея всё мне рассказала. Призрак моего учителя не найдёт умиротворения, пока жива его убийца.
Лиселотта:
Отлично, Розея! Ты никогда не позволишь этой истории бросить след на твою праведную биографию. Я, значит, убийца Кеннара, а она без вины обвинённая — так сказала вам святая?
Розея:
Что ты пытаешься сказать?
Лиселотта:
Ничего больше я не собираюсь тебе говорить. По быстрому убью вас всех, и дело с концом.
Герои побеждают.
Лиселотта:
УНГХ… Так это, значит, мой конец…
Розея:
Лиселотта:
Я получила по заслугам?
Усио:
Да.
Лиселотта:
Я говорю с ней, а не с тобой.
Розея:
Я никогда не хотела тебе отомстить. Твои мучения не доставляют мне никакого удовольствия.
Лиселотта:
Милая Розея, просто эталон добродетельности. Ты ведь будешь отныне молиться за мою душу, будешь ведь?
Розея:
Боги, сжальтесь над душой Лиселотты, покидающей этот мир…
Лиселотта:
*резко встаёт и колдует заклинание* Как мило… *происходит взрыв*
Розея:
Как горячо! ААААААААА! *вся дымится*
Уилфред:
Розея!
Розея:
АГХ! Н-нет! Только не письмо! Письмо маркграфа…
Лиселотта:
Теперь оно обращено в прах, как и ты вскорости! Ахахаха!
Розея:
Как ты могла! Ты… ты…
Лиселотта:
Чувствуется ненависть. Ты ненавидишь меня, святая? Скажи, каково это, подорвать доверие маркграфа? Подумай о всех людях, которые погибнут в предстоящей войне, только лишь из-за твоей слабости. Каково это, умереть в позоре?
Усио:
Прекрати насмехаться! Ты безжалостный, бесчеловечный демон и сама заслуживаешь позорной смерти!
Розея достаёт нож и вонзает в Лиселотту.
Лиселотта:
ГВААА!
Розея:
Унгх…
Лиселотта:
Хмф. Не слишком ли для святой… Называй себя как хочешь, но вот какова твоя истинная сущность.
Лиселотта:
Моя дорогая Розея… Я знала… что когда-нибудь… мы с тобой… встретимся. *умирает*
Розея:
Унгх…
Усио:
Розея! Держись! Позволь осмотреть твои раны.
Розея:
Розея:
Она доказала, что я была дурой… Я предала всё то, о чём так твёрдо рассуждала… Ненависть в моём сердце вложила в руки кинжал и всё-таки заставила стать убийцей, которой меня называли.
Розея:
Однажды испорченная, душа уже никогда не сможет стать чистой. А без своей маски святой я уже не смогу жить в этом мире. Заблудшая, сбившаяся с пути душа, это относится к нам всем.
Уилфред:
Розея:
Ненависть приводит тебя ко греху и на некоторое время даёт свободу… Но в итоге… ты остаёшься наедине с этой ненавистью. *умирает*
Усио:
Но что мне было делать?
Уилфред:
Усио:
Если я всё-таки отомстил за своего учителя, почему вместо победы в груди ощущается пустота?
Уилфред:
Если бы я знал…
Усио:
Так долго я жил ради одной этой мести. Но для чего мне жить теперь?
Уилфред:
Не знаю.
Усио:
Вижу, что ты ещё не потерял своей цели. Ответь, огонь в твоих глазах всё ещё горит так же, как давеча горел в моих?
Уилфред:
Усио:
Всё кончено. Больше я не смогу оставаться наедине с самим собой.
Покои маркграфа Ройенбурга.
Управляющий Марли:
Ужасные новости, мой господин. Получены известия, что принц Кристофф и принц Лэнгри начали друг против друга войну.
Ройенбург:
Как это могло произойти? Неужели Кристофф решил проигнорировать мою просьбу? Или же…
Управляющий Марли:
Наши люди обнаружили на дороге два тела. Одно из них принадлежит леди Розее.
Ройенбург:
Значит, всё ещё хуже, чем мы думали. Наше королевство, возможно, доживает последние дни.
Мелкий городок.
Айлит:
Скоро земли Артолии захлестнёт великая война. Нам повезло, впереди сражения и смерть.
Уилфред:
«Повезло», говоришь?
Айлит:
Грядущие сражения помогут хозяину пробудить силу судьбоносного пера.
Айлит:
Битва против девы брани может оказаться не такой простой, как вы думаете.
Уилфред:
В любом случае, я не дрогну.
Айлит:
Чтобы вы не решили, сир, я всё равно буду вам прислуживать, надеюсь, вы не злитесь на меня за это.
Айлит:
Я готова исполнить любое ваше приказание.
Уилфред:
Буду иметь в виду.


Глава IV – Война против воли

Покои маркграфа Ройенбурга.
Ройенбург:
Активные действия или выжидание — отстраниться от проблемы и безучастно наблюдать катастрофу, или мучиться её решением и сохранить хотя бы то, что после неё останется?
Входит управляющий Марли.
Управляющий Марли:
Ваше пребывание в этом поместье свидетельствует о недостаточной уверенности, мой господин.
Ройенбург:
Неуверенность увянет сразу по окончании войны. Если я сейчас же что-нибудь не решу, всё разрешится само собой, и не в лучшую сторону. Но так трудно выбрать кого-то одного. Ведь не важно, Кристофф ли воцарится на троне или Лэнгри, Артолия в любом случае падёт на колени.
Управляющий Марли:
Несмотря на, казалось бы, благие намерения, Крелл Монферан и Вильнора, такое ощущение, работают в тендеме, чтобы раз и навсегда поставить на королевстве крест.
Ройенбург:
Наблюдая за их влиянием я всё надеялся, что однажды они одумаются, испугаются вести страну к кровавой бойне, но теперь понимаю, и это очевидно, ничего кроме провокаций и предательства от них не дождёшься.
Управляющий Марли:
При первом же проявлении слабости хищники не раздумывая вонзают в жертву свои когти. Если ваша светлость им не ответят, боюсь, спасать будет уже нечего.
Ройенбург:
Именно, ты сорвал с меня вуаль оптимизма. Прости, что не могу поблагодарить тебя за это.
Пригород.
Айлит:
Боюсь, я подвела вас, хозяин Уилфред.
Уилфред:
О чём ты?
Айлит:
Я была так беспечна, что позволила вам забыть о грехах, которые должны быть совершены.
Уилфред:
Уверяю тебя, я всё помню.
Айлит:
Ваша лояльность и доброта поразительны, сир, но вряд ли они помогут вам в битве с девой брани. Вот чего я опасаюсь.
Уилфред:
Я знаю, что должно быть сделано для поражения валькирии…
Уилфред:
…но я не смогу вынести, если вся жизнь будет омрачена такими бесчестными поступками.
Айлит:
Буду молиться, чтобы вы обрели силу, хозяин.
Уилфред:
Сила приходит с опытом. Пойдём, найду какую-нибудь наёмническую работу.
Неизвестный:
Столичный кабак.
Айлит:
По всему городу витает запах отчаяния, вы не замечаете, хозяин Уилфред?
Уилфред:
Принцы строят свой трон на могилах сыновей и дочерей этих людей. Для граждан настали ужасные времена.
Айлит:
Но для искателей удачи эти времена довольно благополучны, сир.
Входит Фоксинель.
Фоксинель:
Мил человек, позволь развлечь тебя самой удивительной на свете байкой. Историей о наёмнике, утверждавшем, что является сыном эйнхерия…
Уилфред:
Что ты обо мне знаешь?
Фоксинель:
Я знаю, что ты бесстыдный мерзавец, сеятель нечестивой лжи и отравитель честных умов.
Уилфред:
Тогда ты ничего не знаешь.
Фоксинель:
Моя прокламация ещё не кончена. Раскайся в своей подлости, и, возможно, удары наказующих хлыстов немного смягчатся.
Уилфред:
Я никого не обманывал.
Фоксинель:
Если собираешься прикрывать своё преступление ещё большей ложью, то пусть будет так. Докажи истинность своих слов, иначе будешь казнён как еретик.
Уилфред:
Ну, смотри. *достаёт перо*
Фоксинель:
Боже! Стой, ты должен выслушать. Ты, конечно, считаешь сказанные мной слова немного абсурдными, но постой.
Уилфред:
Все твои слова — полнейший абсурд, а учинённая тобой «инквизиция» просто смешна. Ты и так потратил слишком много моего времени.
Фоксинель:
Конечно, как вульгарно с моей стороны. Позволь компенсировать твою обиду у королевского двора.
Уилфред:
Похоже на приглашение.
Фоксинель:
Думаю, что ты будешь доволен, я лично провожу тебя туда! Должен тебя предупредить, великий Фоксинель не приемлет отказ в качестве ответа.
Уилфред:
Тогда наверное у меня нет выбора.
Фоксинель:
Твоя любезность по величине уступает разве что твоей сообразительности. Сюда…
Во дворце.
Фоксинель:
Я привёл тебя сюда с величайшей целью, ради спасения всего нашего королевства.
Уилфред:
Весь внимание.
Фоксинель:
Это хорошо, что ты не боишься проблемы наследования престола, которая разрушает нашу страну, словно какая-то бубонная чума.
Уилфред:
Да.
Фоксинель:
И тебя не тревожат орды иноземных захватчиков, которые в любой момент могут прорваться через хлипкие границы и нанести по Артолии сокрушительный удар. При свете солнца и луны, в открытую и в тайне, мы с моим господином пытались подрубить корень этой братоубийственной трагедии.
Фоксинель:
Увы, но все наши заявления и просьбы так и не дошли не до чьих ушей, и все надежды на мирный исход день ото дня обращались в ничто. Но мы всё равно добьёмся свого, ведь теперь у нас есть ты.
Фоксинель:
Сын эйнхерия, твои слова пронесутся через весь мрак и с пением птиц принесут нам мир.
Уилфред:
Ты преувеличиваешь.
Фоксинель:
Наоборот, это ты недооцениваешь свои возможности. На нашей земле очень уважаются люди, у кого в роду были избранные валькирией воины. Клан Хогн обладает благодаря этому огромным влиянием, и при желании легко мог бы подвести любую войну к концу, однако они колеблются и в такой ответственный момент боятся что-либо сделать! Они обрекли свой клан на забвение и вместе с собой всё наше королевство!
Уилфред:
Позволь тебя перебить. Я хочу знать, что это за «господин», о котором ты упоминал ранее.
Фоксинель:
Отчего это для тебя так важно?
Уилфред:
Ты не первый придворный маг, которого мне довелось повстречать в ходе своего путешествия. Не знаком ли ты с Розеей и Лиселоттой?
Фоксинель:
Я… Ты ставишь меня в затруднительное положение.
Уилфред:
Полагаю, тебе не ведомо, что Розея отправилась с поручением от маркграфа Ройенбурга и была остановлена внезапным появлением Лиселотты.
Фоксинель:
Это очень… прискорбно.
Появляется слуга.
Подчинённый:
Мой господин, орды нежити вторглись на земли Артолии!
Фоксинель:
Подготовьте моё снаряжение. Я немедленно выступлю против них.
Слуга уходит.
Уилфред:
Разве маг не должен оставаться при дворе?
Фоксинель:
Ситуация вынуждает нарушить привычный распорядок. Если закрыть глаза на вторжение демонов, они изведут всю Артолию, а без неё родимой весь королевский аппарат теряет всякий смысл существования.
Уилфред:
Тогда я пойду с тобой. *выходит*
Фоксинель:
Да будет так.
Отправляются в поход против демонов, побеждают их и возвращаются обратно.
Подчинённый:
Господин Фоксинель, лорд Вальмур из клана Хогн просит вашей аудиенции.
Фоксинель:
Лорд Вальмур здесь?
Входит Вальмур.
Вальмур:
Приветствую, Фоксинель. Я что, не вовремя?
Фоксинель:
Скорее наоборот, мы уже давным-давно ожидаем вашего появления. Сэр Уилфред, это тот джентльмен, о котором я недавно говорил — глава любимого валькирией клана Хогн, лорд Вальмур.
Вальмур:
Рад встречи.
Фоксинель:
И позвольте представить сэра Уилфреда, сына почтенного эйнхерия.
Уилфред:
Для меня большая честь познакомиться с вами.
Фоксинель:
А теперь, лорд Вальмур, думаю нам стоит уединиться и с глазу на глаз основательно всё обговорить.
Вальмур:
Я пришёл лишь затем, чтобы озвучить долгожданное решение клана Хогн — мы не будем принимать участие в распрях вокруг престола.
Фоксинель:
Но лорд Вальмур, неуместно шутить в такое тяжкое для всех время.
Вальмур:
Это не шутка.
Фоксинель:
Возможно, стоит напомнить вам, что над нашими землями весит угроза интервенции, и ваш клан пострадает в том числе. …Всех, кого вы любите, придётся отдать валькирии раньше времени.
Вальмур:
А ты думаешь, что участие в междоусобной войне сохранит моих родных в целости и сохранности? Нет. Мы не попадём в руки валькирии только в том случае, если не будем сражаться. Вполне вероятно, что никакой войны и не будет вовсе.
Уилфред:
Фоксинель:
Дорогой Вальмур, но это полнейшая чушь! Война УЖЕ идёт, она обернётся миром лишь в том случае, если солнце забудет выйти из-за горизонта.
Вальмур:
Вокруг трона сгущаются тучи и они омрачат победу любой из сторон. Мой клан будет абстрагироваться от этой братоубийственной войны так долго, как только сможет. Это ты мне ответь, зачем так стремишься усугубить и без того удручающую ситуацию?
Фоксинель:
Гм… Да разве имею я право с вами спорить?
Вальмур:
Знал, что ты отнесёшься к моему решению с пониманием. Желаю тебе хорошего дня, Фоксинель. *уходит*
Уилфред уходит тоже.
Фоксинель:
Скатертью дорога, самонадеянный болван.
На улице.
Айлит:
Вы так внезапно ушли, сир.
Уилфред:
Этот человек, Вальмур — я должен с ним переговорить.
Айлит:
Какой смысл говорить с воином, который отказывается от оружия?
Уилфред:
Не могу сказать, но разговор обязательно должен состояться.
Доносится шум.
Уилфред:
Нападение!
В стороне группа наёмников стоит над лежащим на земле Вальмуром.
Уилфред:
Эй, вы меня слышите? Вы ранены?
Вальмур:
Уилфред:
Я должен его защитить…
Отгоняют врагов, Вальмур лежит без сознания.
Уилфред:
Приди в чувства! Я должен поговорить с тобой!
Вальмур:
Уилфред:
Быстро вставай. Надо сбегать за Фоксинелем. *бежит в замок*
На полпути останавливается и достаёт перо.
Уилфред:
Перо судьбы мерцает…
Айлит:
Ваша сила растёт, хозяин Уилфред. Обычно оно так сияет, когда она спускается на землю, чтобы забрать душу умирающего.
Уилфред:
Валькирия где-то здесь.
Валькирия висит над телом Вальмура.
Валькирия:
Твоя смерть не была славной. В могилу тебя отправил бесчестный маг.
Вальмур:
У него были на то причины.
Валькирия:
То есть ты не винишь его в содеянном?
Вальмур:
Нисколько. Он один из тех подлых типов, которые не заслуживают ничего кроме жалости.
Валькирия:
Твой брат выразил те же мысли.
Вальмур:
Хочешь сказать, что Фоксинель стоит и за смертью Николаса тоже? Но за что? Он ведь не был виновен ни перед кем!
Валькирия:
Мне известно лишь о грехах колдуна, но не о задуманных им интригах. Если ты ищешь возмездия, то можешь преследовать его, став нежитью.
Вальмур:
Валькирия:
…С другой стороны, ты можешь присоединиться ко мне.
Вальмур:
Ты спасёшь мою душу?
Валькирия:
Я лишь возведу тебя в эйнхерии. Найдёт ли твоя душа умиротворение или нет, это уже не от меня зависит.
Вальмур:
Если в этом случае меня ждёт воссоединение с роднёй, я покорно соглашаюсь.
Валькирия забирает его душу и исчезает, оставив на теле перо.
Уилфред:
…А как же справедливость?
В гневе врывается к Фоксинелю.
Уилфред:
Вальмур мёртв, Фоксинель. Убит твоими руками!
Фоксинель:
И ты пришёл, чтобы проследовать за ним? Так я понимаю? *призывает демонов*
Уилфред:
Я пришёл за справедливостью. Вальмур, может быть, и простил тебя, но я не прощу никогда!
Герои побеждают Фоксинеля.
Уилфред:
Зачем ты хотел его смерти? Он был единственным человеком, кто мог остановить эту войну!
Фоксинель:
Ох, ты сразил меня… Просто наповал. Именно поэтому я и остановил Вальмура. Откуда мне было знать, что этот трус откажется вести войну даже после смерти своего брата?
Уилфред:
Догадываясь о твоих предательских мыслях, Вальмур всё равно относился к тебе с почтением, даже после покушения. Есть у тебя совесть?
Фоксинель:
Вальмур относился ко мне с почтением? Я думаю, что это тебе должно быть стыдно, милый мальчик.
Фоксинель:
Но хватит держать тебя в неведении. Я всё расскажу о своём почтении и об отношении ко мне клана Хогн.
Уилфред:
Фоксинель:
Я тоже был когда-то членом одного знатного клана, до тех пор, пока его судьбу не сгубил заговор против короля, о котором мы и не слышали ничего.
Фоксинель:
После развала нашего клана, представители Хогн сразу же от нас отвернулись. То, что ты видел, это не почтение, это чувство вины.
Уилфред:
Это всё равно не давало тебе права забирать его жизнь!
Фоксинель:
Моральные устои ничего не значат, когда дело касается искупления моего клана! Это относится и к Розее, и к Лиселотте…
Уилфред:
Так это твоих рук дело!
Фоксинель:
Они были подставлены и обращены друг против друга лишь затем, чтобы отвести подозрения в убийстве лорда Кеннара от моей персоны. Жалко, конечно, но их жертва послужила великому делу, как и жертва Вальмура. Под грохот войны поднимутся и падут многие кланы. Раз уже клан Хогн позволил войне начаться, моё возмездие приблизилось.
Фоксинель:
Теперь ты должен понимать, что у меня не было другого выбора, кроме как устранить миролюбивого Вальмура.
Уилфред:
Даже несмотря на то, что он приходился тебе другом?
Фоксинель:
Этого я не говорил.
Фоксинель:
Действительно, мы с ним были друзьями, он и я. Но дружба мало что значит, когда даже брат идёт против брата, чтобы воцариться на троне. Раскол между принцами повлиял на всю Артолию, со дня на день королевство развалится на куски. Только война может излечить это недомогание, объединить людей под одним флагом. Вальмур не понимал этого. Даже если бы я всё подробно ему растолковал, он всё равно бы не согласился пойти на это.
Уилфред:
Тогда ты сам поможешь королю получить корону. Чтобы всё это, наконец, закончилось, я окажу тебе поддержку, помогу реализовать твой план.
Фоксинель:
Это очень великодушно с твоей стороны.
Уилфред:
Но ты должен пообещать мне быстрое окончание войны.
Фоксинель:
Думаю, у меня получится, сэр Уилфред.
Уилфред:
Валькирии придётся забыть о душах воинов.
Айлит:
Покои маркграфа Ройенбурга.
Ройенбург:
Эх, что же стало с кланом Хогн… Знатный род, являвший собой честь и совесть наших земель, на протяжении многих лет сохранявший стабильность королевства, из-за этой междоусобицы подошёл к такому бесславному концу.
Управляющий Марли:
Куда, ваша светлость, изволите ехать?
Ройенбург:
Готовь людей, мы едем к Джошуа.
Управляющий Марли:
Прошу вашу светлость меня извинить, но что вы собираетесь предпринять с его участием?
Ройенбург:
Джошуа — четвёртый по крови член семьи, кто имеет право унаследовать трон, после двух принцев и своего собственного отца. Его участие может быть единственным шансом установить мир.
Управляющий Марли:
Весомый аргумент…
Ройенбург:
Я отошёл от дел, связанных с королевским двором, увидев подрастающих принцев — они должны были управлять страной. Но теперь вижу, что без моего вмешательства никак не обойтись, я проявлю все свои способности к дипломатии и заставлю их найти компромисс. Пришло время отдать долг королевству… проявить преданность своему бывшему королю. Что ж, выдвигаемся, нельзя терять ни минуты.
Управляющий Марли:
Да, сэр! *уходит*
Ройенбург:
Боже, надеюсь ещё не слишком поздно…
Дом Уилфреда.
Марго:
Милый! Ты вернулся! О, как же я по тебе скучала! Мой любимый и единственный Теодор.
Уилфред:
Я… тоже соскучился.
Марго:
О, да ты должно быть голоден! Я сейчас же приготовлю для тебя обед. А пока можешь повозиться с музыкальной шкатулкой. Не забывай, ты обещал, что починишь её.
Уилфред:
Музыкальная шкатулка… Я помню…
Вспышка воспоминаний.
Элси:
Папа! Моя музыкальная шкатулка сломалась, а без неё мне не уснуть!
Теодор:
Сломалась? Что ж, я посмотрю её сразу после того, как вернусь.
Элси:
Но я не могу ждать так долго! Мне не уснуть!
Марго:
Ну-ну, Элси, не изводи отца! Подождёшь, пока он вернётся.
Элси:
Если он пообещал починить, то я подожду.
Теодор:
Я дал слово. Но, всё-таки…
Конец воспоминаний.
Уилфред:
Он так и не вернулся…
Кладбище.
Уилфред:
Тильта!
Тильта:
По голосу матери я поняла, что ты пришёл. После твоего ухода она не произнесла ни слова.
Уилфред:
Боюсь, как и прежде, я пришёл ненадолго.
Тильта:
Так ты, значит, путешествуешь один? Энселя с тобой нет?
Уилфред:
Нет.
Тильта:
Жаль…
Уилфред:
Тильта:
Опять убегаешь?
Уилфред:
Долг зовёт.
Тильта:
Удачи тогда. Если встретишь Энселя, передай, чтобы возвращался сюда как можно скорее, хорошо?
Уилфред:
Ладно.
Айлит:
С каждым днём ситуация всё усугубляется. Вы не можете вечно скрывать от неё правду, хозяин Уилфред.
Уилфред:
Знаю.
Айлит:


Глава V – Быть выше возмездия

Покои маркграфа Ройенбурга.
Фоксинель:
Дрожайше извиняюсь за внезапный визит, но мне крайне необходима ваша поддержка.
Ройенбург:
Забавно… Какого рода поддержку ожидает от меня такой развращённый, вероломный злодей вроде тебя?
Фоксинель:
Умоляю, дорогой маркграф, ваши колкие замечания в мою сторону ныне не уместны. Мою чистейшую репутацию оспаривают лишь некоторые отдельные личности.
Ройенбург:
И они, вполне вероятно, правы. Столько слухов о твоих коварных делах уже дошло до моих утомлённых ушей, отвратительные подробности обстоятельств смерти сэра Кеннара.
Фоксинель:
Это просто ужасно, что некоторые люди у меня за спиной распространят такие чудовищные слухи, а другие воспринимают их за правду первой инстанции. Выслушайте меня, лорд Ройенбург. Я признаю, что несколько раз в какой-то мере был неосмотрительным, но это всё в прошлом, а сейчас я думаю о предотвращении войны!
Ройенбург:
Ты пришёл поговорить о войне?
Фоксинель:
Это и в ваших интересах тоже. Ни я, ни вы не получим ничего хорошего, если начнётся гражданская война, и королевство расколется на несколько враждующих фракций.
Ройенбург:
Я мог бы поверить такому лживому интригану вроде тебя… Если бы только знал твои истинные мотивы.
Фоксинель:
Можете подозревать меня сколько хотите, но опасность, о которой я говорю, слишком велика, чтобы её не замечать. Оценивайте послание, а не посланника.
Уилфред:
Фоксинель:
Я привёл к вам Уилфреда, сына святого эйнхерия. Он готов помочь нам своим именем, готов отдать жизнь ради нашей цели.
Ройенбург:
Ответь мне, хороший человек, должен ли я поверить этому прохиндею на слово?
Уилфред:
Сами решайте.
Ройенбург:
Он твёрд характером, этот парень. Уилфред, так? Я понимаю, что должен решить всё сам. Но давай сначала проверим, можно ли тебе доверять. Я дам тебе эти два письма, по одному на каждого принца. Позаботься о том, чтобы они нашли своих получателей, если справишься, соглашусь, что ты достоин. Поручение должно быть исполнено к рассвету, в случае неудачи можешь сюда не возвращаться.
Уилфред:
Всё будет сделано.
Герои отправляются в путь и вскоре прибывают во дворец принца Кристоффа.
Кристофф:
Послание от маркграфа? Долго же пришлось его дожидаться. Да прибудет с тобой благословление Хермода.
Отправляются дальше, на приёме у принца Лэнгри.
Лэнгри:
Какая нелепость! Если старый дурак действительно верит, что ещё есть надежда на перемирие, он, видимо, забыл, с чего всё началось.
Возвращаются в поместье Ройенбурга.
Ройенбург:
Твоё возвращение облегчило мою боль. Это было грубо с моей стороны, выдвигать такой ультиматум. Поверь, я не хотел тебя обидеть. Просто не надеялся, что поручение будет выполнено. Но теперь я полностью тебе доверяю и призываю твой меч под свои знамёна.
Уилфред:
Это честь для меня… Уважение, которого я не заслуживаю.
Ройенбург:
Скромности тебе не занимать, юноша.
Уилфред:
В глубине души я ничем не лучше подлого Фоксинеля. Как и он, я предал свою совесть, так же отказался от друзей…
Уилфред:
Из-за меня пострадал невинный Энсель, этот грех будет висеть на мне до конца жизни. Сделанное мной уже не исправишь.
Ройенбург:
Скверные поступки прошлого необратимы, но надвигающуюся трагедию мы можем и обязаны предотвратить. Биография человека складывается из всех его деяний, не только из плохих. Дальше погружаться в пучину мрака или предпринять попытку уйти с пути порока, выбор должен быть сделан.
Уилфред:
Вы это знаете по собственному опыту?
Ройенбург:
Устав от политической суеты, я покинул столицу и забросил главную свою обязанность — воспитание молодых принцев. Если бы я только остался приглядывать за ними, сейчас братья были бы дружны и даже в мыслях бы не имели борьбу друг против друга.
Ройенбург:
Теперь я расплачиваюсь за свою ошибку, пытаясь сохранить разваливающееся на части государство… Даже если в процессе мне придётся погибнуть, я не остановлюсь ни перед чем…
Уилфред:
Вы побледнели, ваша светлость.
Ройенбург:
Ничего. Мои письма приведут ко временному перемирию и заставят принцев встретиться для обсуждения мирного исхода дела. А ты отныне во всём будешь моей правой рукой.
Уилфред:
Но заслуживаю ли я такого доверия?
Ройенбург:
Как я уже говорил, тьма, окутавшая твоё сердце, когда-нибудь развеется. Скоро ты сам это поймёшь.
Уилфред:
Буду надеяться.
Ройенбург:
Скоро выдвигаемся. Скажи, когда будешь готов.
Отправляются в поход, на подступах ко дворцу.
Ройенбург:
Просека стала ещё красивее с момента моего последнего пребывания здесь. Сразу вспоминаются счастливые деньки.
Уилфред:
О чём вы?
Ройенбург:
Дни моей службы у королевского двора, когда брал молодых Лэнгри и Кристоффа с собой на охоту. Надеюсь, это место пробудит их воспоминания тоже. Прошлое — это всё, что у нас осталось.
Наступает вечер.
Ройенбург:
Их запаздывание не обещает ничего хорошего. День уже подходит к концу, неужели они могли отказаться от мирного разрешения конфликта?
Капитан легиона маркграфа:
Ваша светлость, принц Лэнгри приближается сюда в окружении своей стражи.
Ройенбург:
Он проигнорировал просьбу о перемирии?
Капитан легиона маркграфа:
Патруль также докладывает, что среди них большое скопление солдат Вильноры.
Офицер легиона маркграфа:
Ваша светлость, из-за горных склонов показались войска принца Кристоффа. Их поддерживают люди Крелл Монферан.
Ройенбург:
Мой худший ночной кошмар обернулся явью. Братья пришли в компании варваров с намерением устроить кровавую бойню.
Ройенбург:
Но я не собираюсь просто стоять и смотреть, как моя родина превращается в руины!
Отправляются в Артолианские горы навстречу Кристоффу.
Кристофф:
Маркграф Ройенбург, будучи полноправным наследником трона Артолии, приказываю тебе не вмешиваться!
Ройенбург:
Тиран, заставляющий своих людей против воли поднимать оружие, не имеет права на трон!
Кристофф:
Тираном является тот, кого я пытаюсь остановить! Меч скажет там, где бездейственно слово.
Ройенбург:
Меч — это плачевный конец, и ничего больше. Он лишь разрушает вещи, которые ты хочешь сохранить.
Начинается битва, герои побеждают.
Ройенбург:
Уберите мечи, мне он нужен живым.
Кристофф:
Позволь мне здесь же умереть! Люди шли со мной на погибель, зная, что я не побоюсь смерти. Моя жизнь позорит их жертву!
Ройенбург:
А как же жертва твоего отца? Если вам с Лэнгри наплевать на память о нём, то мне нет!
Отправляются к замку Лэнгри.
Ройенбург:
Лэнгри должен быть взят живым. Всех предупреждаю — его смерть будет означать вашу собственную! Запомните раз и навсегда, вы сражаетесь не ради победы, а ради захвата принца.
С боем прорываются в залу принца Лэнгри.
Лэнгри:
Ты упрятал братца в тюрьму и осмелился появиться у меня перед глазами? Твоя старость привела тебя к безумию.
Ройенбург:
Если говорить о возрасте, то ты остался таким же задиристым ребёнком. Народ не намерен жить под властью твоего террора!
Лэнгри:
Да что о царствовании может знать трус? Сила правит этим миром, и ничего кроме силы.
Ройенбург:
Культ силы ведёт тебя к саморазрушению. Я должен спасти тебя от себя же самого.
Герои побеждают.
Ройенбург:
Стойте! Я хочу, чтобы он жил.
Лэнгри:
А я хочу, чтобы ты сдох, старый дурак! *достаёт нож и вонзает в Ройенбурга*
Ройенбург:
АУГХ!
Капитан легиона маркграфа:
Ваша светлость!
Ройенбург:
Не трогайте его. Не важно, что случится со мной, Лэнгри не должен быть ранен. Просто обезоружьте его.
Лэнгри:
Я лучше умру, чем буду жить, осознавая себя проигравшим.
Покои Ройенбурга.
Ройенбург:
ОГ-ГХА-ГХА…
Уилфред:
Лорд Ройенбург, похоже, что вы страдаете не только от этой раны…
Ройенбург:
Да, не только. Участвуя в этом сражении, я знал, что вне зависимости от исхода всё равно умру.
Уилфред:
…Всё это время вы были тяжело больны.
Входит управляющий Марли.
Управляющий Марли:
Ваша светлость, у меня плохие новости. Буквально несколько часов назад принц Лэнгри покончил жизнь самоубийством, спрыгнув с западной башни.
Ройенбург:
Какой дурак! Зачем он это сделал?! А как Кристофф, он в безопасности?
Управляющий Марли:
Принц Лэнгри уединился и в течение долгого времени скорбел по поводу губительности развязанной им войны. Можно предположить, что своим поступком он хотел выразить раскаяние. Принц Кристофф пока об этом не осведомлён. Что прикажете делать, ваша светлость?
Ройенбург:
Ничего ему не говорите, а то и на него, не дай бог, нагрянет депрессия. ОГ-ГХА!
Управляющий Марли:
Ваша светлость! Нужно срочно вызвать лекаря!
Ройенбург:
Не надо. Ты свободен.
Управляющий Марли:
Ваша светлость, я должен…
Ройенбург:
Я же сказал, мне не нужен уход! Прочь!
Управляющий Марли:
Как скажите… *уходит*
Ройенбург:
…До сих пор не понимаю, как я умудрился потерять доверие обоих принцев. Возможно, моё отбытие они восприняли как предательство. Если бы я только остался и продолжил растить их, ничего бы этого не произошло.
Уилфред:
Вы не можете этого знать. Вы пошли по тому пути, который сочли правильным. И, в конце концов, Артолия осталась в целостности. Вам не о чем сожалеть.
Ройенбург:
Возможно, юноша. Возможно. ОГ-ГХА!
Уилфред:
Ваша жизнь в большой опасности. Нужно срочно что-нибудь предпринять…
Ройенбург:
Ничто уже не вылечит эти иссохшие кости. Если мне и суждено умереть, то пускай от кинжала Лэнгри.
Уилфред:
Вы уверены, лорд Ройенбург?
Ройенбург:
Похоже, что настал мой конец. Я ошибался, повернувшись к принцам спиной… Теперь ничего другого не остаётся, как понести за эту ошибку наказание. …Уилфред, однажды… ты… обязательно… *умирает*
Уилфред:
Знаю… Я тоже допустил ошибку, за которую должен понести наказание.
Ночное поле.
Айлит:
Хозяин Уилфред, ваше поведение ставит меня в тупик. Отведённое время подходит к концу, а вы до сих пор не начали действовать. Принесённых в жертву душ явно недостаточно для победы над валькирией, ваши надежды на возмездие, похоже, так и останутся надеждами.
Уилфред:
Не нужно мне никакое возмездие.
Айлит:
Такие тяжёлые слова и так легко брошены! Стоит ли мне напомнить о вашем соглашении с госпожой Хель?
Уилфред:
Не надо, я помню уговор. Пойдём, Айлит, Нифльхейм ждёт.
Айлит:
Ваше сердце настолько быстро переменилось, что я даже не знаю, в своём ли уме вы ведёте этот разговор?
Уилфред:
Только сейчас я, наконец, разобрался в своих чувствах и понял, что накладывание одних убийств на другие никому не принесёт пользы.
Уилфред:
Понимая ошибочность своего пути, я не могу продолжать движение.
Айлит:
Как же вы разочаровываете меня, сир… После стольких усилий по планированию этой войны для вас…
Уилфред:
Что ты имеешь в виду, «планированию войны»?
Айлит:
Должна сказать, что это было очень непросто сделать, сир. *резко появляется у него за спиной* Натолкнуть их на создание союзов, Вильноры с Лэнгри и Крелл Монферан с Кристоффом… Саботировать перемирие, предложенное Ройенбургом, и заставить братьев считать друг друга предателями…
Уилфред:
Подлая, бессердечная ведьма! Сотни мёртвых, тысячи скорбящих — ради чего это всё, Айлит?! РАДИ ЧЕГО?!
Айлит:
Ради вас, конечно же, хозяин Уилфред. Если бы вы только исполнили свою роль, подчинились бы грандиозному плану госпожи Хель, возможно, до этого и не дошло бы. Увы, если ваше жалкое, пустое существо ни на что не годится…
Айлит:
Тогда я поглощу вашу плоть, выпью вашу кровь и оставлю в ночной пустоши Нифльхейма.
Превращается в гигантского демона.
Уилфред:
В итоге ты всё-таки оказалась демоном.
Начинается сражение, герои через кучу враждебных огней пробиваются к демону.
Энсель:
Уил! Прошла целая вечность.
Появляется Энсель.
Уилфред:
Это действительно ты, Энсель? Я не понимаю…
Энсель:
Дева брани благословила меня придти тебе на помощь, как в старые добрые времена.
С большим трудом побеждают злодейку.
Энсель:
Я знаю правду, Уил. Но всё же хочу услышать её от тебя.
Уилфред:
Я предал тебя, Энсель.
Уилфред:
Ты был моим единственным другом, и я позволил тебе умереть. И соврал Тильте… Всё ради своих эгоистичных амбиций…
Энсель:
Достаточно.
Энсель:
Теперь, когда ты признал свою ошибку, нет смысла зацикливаться на этом. Поверни свою жизнь в лучшую сторону, Уил.
Уилфред:
Ты слишком благосклонен ко мне…
Энсель:
Скажи Тильте, что я героически погиб во время сражения, и всё. Незачем усложнять и без того запутанную историю.
Уилфред:
Энсель… Как ты можешь простить меня?
Энсель:
Не надо проливать надо мной слёз! Смертному не подобает жалеть эйнхерия, знаешь ли! Я удостоен небесной славы, а ты пока ещё остаёшься бродить в Мидгарде, мы не можем позволить этому встать между давними друзьями.
Уилфред:
Наверно нет.
Энсель:
Вот и хорошо тогда! *собирается уходить, но останавливается*
Энсель:
Ещё кое-что — послание от твоего отца.
Энсель:
«Почини вместо меня музыкальную шкатулку». …Не знаю, что бы это могло значить. Счастливо, Уил. *исчезает*
Уилфред:
Деревня Уилфреда, кладбище.
Тильта:
Уил?
Уилфред:
Да. Я вернулся, Тильта.
Тильта:
Рада тебя видеть, Уил. Энсель не с тобой?
Уилфред:
Энсель… Энсель не вернётся, Тильта.
Тильта:
Боже…
Уилфред:
Знай, что до самого последнего своего дыхания и позже, став эйнхерием, он всё беспокоился о тебе, хотел, чтобы ты была счастлива.
Тильта:
Его больше нет… Милого, дорогого Энселя больше нет… Энсель…
Дом Уилфреда.
Уилфред:
Вспышка воспоминаний.
Элси:
Папа! Моя музыкальная шкатулка сломалась, а без неё мне не уснуть!
Теодор:
Сломалась? Что ж, я посмотрю её сразу после того, как вернусь.
Элси:
Но я не могу ждать так долго! Мне не уснуть!
Марго:
Ну-ну, Элси, не изводи отца! Подождёшь, пока он вернётся.
Элси:
Если он пообещал починить, то я подожду.
Теодор:
Я дал слово. Но, всё-таки…
Уходя, обращается к Уилфреду.
Теодор:
Надеюсь, что в случае чего, если я не смогу, то ты починишь эту музыкальную шкатулку, Уил.
Конец воспоминаний.
Уилфред:
Теперь я вспомнил… Я должен починить её вместо него.
Марго:
Кто здесь? О, это ты, Теодор! Я тут немного задремала и не слышала, как ты вошёл. Как безрассудно с моей стороны.
Уилфред:
Марго:
Что ты делаешь, милый?
Уилфред:
Я починил её, мама. Я починил сделанную отцом музыкальную шкатулку.
Марго:
Эта мелодия… Как же давно я её не слышала. Как давно я жаждала её услышать.
Марго:
Будет хорошая колыбельная для детей, как ты сказал, когда собирал её.
Марго:
Для наших… детей… Теперь… теперь всё вернулось на свои места… Мой дорогой Теодор… Моя милая Элси… …Их больше нет.
Уилфред:
Мама…
Марго:
О, Уилфред. Из-за меня ты столько настрадался… Моё безумие вынудило тебя уйти из дома.
Марго:
Но теперь ты вернулся, мой первый и единственный сын. Как же я по тебе скучала!
Уилфред:
И я скучал, мама.


КОНЕЦ

Реклама: 
Рейтинг.ru        Яндекс.Метрика
Все материалы (c) 2002-2017 Final Fantasy Forever
Дизайн и движок (c) 2017 EvilSpider