Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Winterpool
  
 Добавлено: 28.03.2011

Рейтинг.ru
КОНЦОВКА C
КОНЦОВКА C

Глава II – Тени во тьме

Посланник:
Волею моего короля уполномочен доложить, что они страстно желают, чтобы ваше королевское величество по праву воцарилось на артолианском троне. Для подтверждения своей лояльности они постановили нам, людям Второго имперского приказа, обеспечить безопасность вашего величества.
Лэнгри:
Я рад учтивости вашего правителя, но об этом вполне может позаботиться и моя личная охрана.
Посланник:
В таком случае мы обязуемся исполнить любое другое поручение вашего величества.
Лэнгри:
Если так… … говорите, любое поручение?
Посланник:
Мы в полном вашем распоряжении.
Лэнгри:
…Давайте обсудим это немного позже. А пока угощайтесь нашим мясом и вином. Сегодня ваши люди отобедают у нас в качестве гостей.
Посланник:
Выражаю великую благодарность за столь тёплый приём, ваше величество.
Лэнгри:
О, нет. Это я вас должен благодарить, лорд Гэндар.
Действие переносится в деревню.
Восставший:
Ай! Неописуемая боль! Скажи честно, мне недолго осталось?
Наталья:
Соберись, солдат. Мы никого не потеряем в такой крошечной перепалке!
Восставший:
Ты это говоришь, только чтобы меня успокоить?
Наталья:
Успокаиваться ещё рано. Артолианская тирания, как ты понимаешь, сама собой не закончится.
Восставший:
Наталья, милая, жизнь слишком коротка для сожалений. Как только война будет выиграна, я возьму тебя в жёны.
Наталья:
О? Ты возьмёшь в жёны мать?
Восставший:
Наталья, я… я не знал. У тебя есть ребёнок?
Наталья:
Есть дети, дочка и сын. …Не «сожаление» ли это в твоём сердце?
Восставший:
Н-нет! Никакого «сожаления» …я просто удивлён… Мои намерения непоколебимы!
Наталья:
Что ж, это конечно неожиданно. Позволь мне подумать некоторое время.
Эрнест:
Как всегда, растрачиваешь свою доброту на других. Оставь хоть немного и для себя, леди Наталья.
Наталья:
Сэр Эрнест, как всегда, появляетесь так внезапно…
Наталья:
Но когда же вы появитесь с лекарствами, снаряжением и продовольствием для наших людей?
Эрнест:
Смею заявить, что этот вопрос уже решён. Снабженческие обозы проделают весь путь сюда, как и было оговорено.
Наталья:
Смею заявить, что слышу это уже не в первый раз…
Эрнест:
Тебе следует отдохнуть, леди Наталья. Если не ради себя, то во благо своих подчинённых. Люди чувствуют себя уверенней, когда их лидер крепко стоит на ногах.
Наталья:
Ну, раз обозы в пути, думаю можно и вздремнуть.
Эрнест:
Жаль, что не смог удовлетворить просьбу сразу…
Наталья:
В задержке никто не виноват, сэр Эрнест. Если кто-то и заслуживает отдыха, то это безусловно вы. Не думайте, я всё вижу, как ночи напролёт вы, не смыкая глаз, несёте караул.
Эрнест:
Если я не буду стоять на страже, то кто же тогда? Эх, ничто не ускользнёт от твоего бессонного взора! Но что ж поделать, бдительность — залог успеха.
Восставший:
Какая жалость. Доблестный рыцарь Вильноры поразил твоё сердце, даже не сделав выстрела.
Наталья:
Ты неправильно понял. Я никогда не променяла бы дружбу с этим человеком на любовь.
Наталья:
Моего восхищения им вполне достаточно.
Ночной лес.
Гвендаль:
Чёртова буря — как всегда не вовремя! Проклял бы богов за то, что уводят удачу прямо у меня из-под носа!
Уилфред:
Гвендаль:
Продираться бог знает куда через вонючие болота прямо посреди ночи… Свора мокрых крыс, вот мы кто! Ты слышишь меня, приятель?
Уилфред:
Я тебе не приятель, а от твоего нытья уже тошно.
Гвендаль:
Хах! Вот теперь ты заговорил как настоящий мужик! Куда это ты тогда побежал, оставив своего дружка валяться истекающим кровью?
Уилфред:
Как ты смеешь…
Гвендаль:
Печальную сцену мне давеча пришлось увидеть. Разревелся там, расплакался, как будто в чём-то виноват. Да ты ещё хлипкий наивный салага, и не спорь!
Уилфред:
Ты ничего обо мне не знаешь.
Гвендаль:
А что я ещё должен знать о таком жалком молокососе вроде тебя? Я говорю лишь о том, что видел собственными глазами — ты плакса, подло сбежавший с поля боя!
Уилфред:
Следи за языком, иначе я тебе его вырву!
Дариус:
Угомонитесь уже! Сколько раз вам повторять — приберегите свою горячность до настоящего сражения.
Гвендаль:
А кто горячится? Мальчишка разинул на меня рот, а я просто поставил его на место, вот и всё.
Дариус:
В который раз, Гвендаль?
Гвендаль:
Если тебе что-то не нравится, можешь тащить это чёртово снабжение без меня! Я никому не позволю на себя наезжать.
Уилфред:
И кто из нас молокосос?
Гвендаль:
Тебе жить надоело, приятель?!
Дариус:
Немедленно прекратите, вы оба! Дорога, кишащая демонами, при свете луны совсем не подходит для ваших пререканий. Соблюдайте хоть какую-то дисциплину. Невыполнение приказов, знаете ли, расценивается у нас как государственная измена, я ясно выражаюсь?
Уилфред:
Да.
Гвендаль:
Яснее ясного…
Дариус:
Хорошо. Нельзя больше терять время. Было обещано прибыть в течение трёх дней.
Раздаётся волчий вой.
Гвендаль:
Скажи это монстрам, кэп!
Дариус:
Откуда они взялись?
Гвендаль:
Этого сказать не могу, но более подходящего момента для нападения просто не придумаешь. Постой в сторонке, приятель, и не путайся у меня под ногами!
Уилфред:
Это ты не путайся у меня под ногами.
После сражения с монстрами.
Дариус:
Жертвы есть?
Гвендаль:
Я думал ты лучше знаешь, кэп, дрожишь и трясёшься, будто призрака увидел.
Дариус:
Оставь свои насмешки при себе, Гвендаль. Я ответственен за жизни всех наших людей.
Гвендаль:
Одного потеряли или двоих, какая, чёрт побери, разница? Скоро все к ним присоединимся, если не продолжим движение.
Дариус:
Как бы то ни было…
Издалека доносится шум.
Уилфред:
Артолианская пехота!
Гвендаль:
Вот почему ты предпочитаешь придержать похороны до окончания дня, капитан, чтобы меньше могил пришлось копать.
Дариус:
Никто не будет копать никакие могилы. Какими бы усталыми мы ни были, справимся с любым нападением.
Наёмник:
Рытьё могил в данном случае не так важно…
Гвендаль:
Что ж, если ты так считаешь… *подходит к наёмнику вплотную*
Наёмник:
Какого чёрта ты делаешь?
Гвендаль достаёт меч и сражает наёмника.
Наёмник:
ГРУААА! *умирает*
Дариус:
Сволочь! Ты предаёшь нас в такое время?
Гвендаль:
Предаю вас? Да я спасаю ваши проклятые жизни!
Дариус:
Убивая наших братьев по оружию?
Гвендаль:
Не убиваю, кэп, а приношу их жизни в жертву. Запах крови привлечёт сюда нежить… *ногой спихивает труп наёмника в яму* Которая, в свою очередь, устроит тёплый приём нашим артолианским друзьям.
Дариус:
Что же ты наделал?!
Раздаётся вой.
Гвендаль:
Вот видишь! Мертвецы уже спешат на пиршество. А у нас появилась отличная возможность сбежать.
Дариус:
Да ты сам демон в человеческом обличие! Мы спасём его.
Гвендаль:
В любом случае он мёртв! Если промедлим, разделим его судьбу.
Дариус:
Это неподходящая смерть для мужчины! Быть убитым своим же товарищем и пойти на корм демонам, ты об этом подумал?
Гвендаль:
С трудом понимаю, о чём ты так назойливо беспокоишься. Товарищем? Ха! Ценой своей жизни ты хочешь расплачиваться за жизни товарищей?
Дариус:
Уилфред:
Нам лучше бежать отсюда. После встречи с такой армией мы сами станем кормом для демонов.
Дариус:
Думаю, ты прав. Выбора нет.
Уилфред:
Гвендаль:
Если тебе есть что сказать, приятель, валяй!
Уилфред:
Нет, ничего.
Гвендаль:
Вы оба малодушные трусы. Я спас ваши жизни, проявите хоть немного уважения. *уходит*
Уилфред:
(Какое право я имею судить его?)
Уилфред:
(…Его грехи ничтожны в сравнении с моим).
Лагерь восстания.
Эрнест:
Ты заставил меня поволноваться, Дариус? Что вас задержало?
Дариус:
По пути возникли… некоторые трудности.
Эрнест:
Единственно, что сейчас важно, снабжение благополучно прибыло. Знаю, ты устал, но, прежде чем идти отдыхать, нужно известить командира.
Дариус:
Боюсь, я не в настроении для любезностей.
Наталья:
Любезным быть необязательно.
Дариус:
Кто…?
Эрнест:
Не удивляйся, старина.
Дариус:
Прошу прощения, миледи. Дариус из Вильноры, рад познакомиться.
Наталья:
Наконец-то мы встретились. Сэр Эрнест рассказывал о вас много хорошего. Наталья, большая честь для меня. Знаю, что вы командуете группой хороших наёмников. Способным воинам мы всегда рады. А вы, молодой человек, тоже в их числе?
Уилфред:
Тоже.
Наталья:
Тогда должна тебя поблагодарить, всех вас, за своевременную доставку провианта. Это очень существенная помощь нашему делу.
Раздаётся звук тревоги.
Эрнест:
Они прибыли сюда так скоро?
Наталья:
Солдаты удачи, помогите нам своими мечами.
Эрнест:
Артолия наступает! Формируйте ряды! Готовьтесь к битве!
Все кричат ураааа!
Дариус:
Началось…
Герои отбивают артолианскую армию.
Айлит:
Кто бы мог подумать, что всё это время вы занимались транспортировкой груза для армии восставших? Уверена, капитан таит в себе ещё много секретов.
Уилфред:
Вполне возможно. С другой стороны, он и не обязан никому ничего объяснять, наёмники должны выполнять все поручения беспрекословно, не задумываясь об их смысле.
Дариус:
Кто здесь?
Уилфред:
Сэр!
Дариус:
А, это ты. Почему отбился от группы?
Айлит:
(Не бойтесь, хозяин Уилфред. В этой форме никто кроме вас меня не видит и не слышит).
Уилфред:
Я… просто… затачивал свой клинок.
Дариус:
Молодец. Сегодня, возможно, тебе придётся им воспользоваться.
Уилфред:
Отныне мы будем сражаться на стороне повстанцев?
Дариус:
Ты должен выслушать меня очень внимательно. Помнишь командиршу, встреченную сегодня?
Уилфред:
Помню.
Дариус:
Хорошо. Поручаю тебе задание жизненной важности.
Уилфред:
Да.
Дариус:
Эта женщина, Наталья… Ты убьёшь её.
Уилфред:
А…
Дариус:
Не спрашивай, почему. Просто знай, что это приказ сверху.
Эрнест:
Что ты здесь замышляешь, Дариус?!
Дариус:
Эрнест! Ты подслушивал?
Эрнест:
Я пришёл вспомнить дни нашей былой дружбы, а в итоге узнал о бесчестном заговоре с целью убийства!
Дариус:
Поверь, тут уже ничего не поделаешь, Эрнест. Приказ поступил от самого лорда Гэндара.
Эрнест:
От того самого лорда Гэндара, который послал меня сюда заручиться поддержкой повстанцев? Глупость какая-то! Зачем ему желать леди Наталье смерти?
Дариус:
Надеюсь, ты навсегда забудешь сказанное мной этой ночью. Я должен выполнить свой приказ любой ценой.
Эрнест:
Ты ни перед чем не остановишься ради своего скромного имени?
Дариус:
Скромного имени?
Эрнест:
Ну, погорячился. Беру свои слова обратно.
Дариус:
…Сказанные слова уже не сотрёшь, дорогой друг. Твоя аристократичность брезгует знаться с кем-то вроде меня, представителем менее знатного рода.
Эрнест:
Ты не так понял. Мне плевать на аристократичность! Я беспокоюсь за судьбу леди Натальи. Если бы ты только знал…
Дариус:
Довольно! Ничего не хочу слышать. Позволь мне самому определять прерогативы. *достаёт меч*
Эрнест:
Убери оружие, Дариус.
Дариус:
Не стой у меня на пути.
Эрнест:
Я знаю тебя с лучшей стороны. Я знаю, что ты не убийца!
Дариус:
Ты ничего не знаешь! Что может знать обо мне знатный дворянин!?
Эрнест:
Это безумие! *пытается его остановить*
Дариус:
Отпусти меня, Эрнест! Будь ты проклят! *вонзает в него меч*
Эрнест:
УНГХ!
Дариус:
Я… я не…
Уилфред:
Эрнест:
Д-дариус… ты… не…
Эрнест:
…убийца. *умирает*
Дариус:
Подходит Гвендаль и пинает труп Эрнеста ногой.
Гвендаль:
Здорово ты его, капитан! Не думал, что отважишься!
Гвендаль:
*достаёт меч* Ну, нам лучше поторопиться и убить эту женщину до того, как об этом узнают.
Дариус:
Именно.
Уилфред:
Капитан, стойте!
Дариус:
Нет времени, Уилфред. Пойдём, это приказ.
Гвендаль:
А мне приказывать не надо! Свою роль я исполню с превеликим удовольствием.
Идут к Наталье.
Наталья:
Пришла сразу, как только узнала, что у вас ко мне разговор. А сэр Эрнест разве не с вами?
Дариус:
Эрнест… не придёт.
Гвендаль:
Капитан хотел сказать, что он мёртв. Ужасное зрелище было, видел своими глазами…
Наталья:
Боже, что случилось?
Гвендаль:
Капитан расправился с ним, и глазом не моргнув. Видела б ты, сколько кровищи хлынуло из этого парня!
Наталья:
…Вы теперь обернулись против нас, так?
Дариус:
Мы никогда и не были с вами.
Наталья:
Вы пришли к нам союзниками, доставили провиант, чтобы помочь людям Артолии освободиться от тирании! Мы доверяли вам!
Уилфред:
Ваше доверие было… неуместным.
Наталья:
Тогда вам придётся иметь дело с моим гневом! Готовьтесь к бою!
Гвендаль:
За этим мы и пришли!
Начинается сражение, в итоге которого наёмники убивают Наталью.
Гвендаль:
*пинает её ногой* Упрямая девка оказалась, не правда ли?
Дариус:
Гвендаль:
Ааааа, да ладно тебе, ну что ещё? Ты должен быть рад, что всё так закончилось.
Дариус:
Да, рад. Всё закончилось. *достаёт клинок и приставляет себе к горлу*
Уилфред:
Капитан! *бросается и выбивает у него нож*
Дариус:
Дай мне умереть… Пусть всё закончится… Я пролил кровь единственного своего друга.
Дариус:
Я не смогу с этим жить… Не могу быть тем, кем стал…
Уилфред:
Гвендаль:
Хорош разыгрывать трагедию. Если ты испытывал противоречивые чувства, почему не ослушался приказа?
Дариус:
Нельзя ослушаться, приказы абсолютны. Нельзя выбирать, какой из них исполнять, а какой нет.
Уилфред:
Но почему убийство было для вас на первом месте?
Дариус:
Я прибыл сюда, чтобы повлиять на умонастроение людей Артолии, чтобы склонить в нашу пользу исход конфликта по поводу наследования трона. Такое зверское подавление восстания должно было вызвать в обществе гнев против действующей власти, катализировать появление недовольной оппозиции.
Гвендаль:
Значит, Вильнора одной рукой подкармливала повстанцев, а другой собиралась прихлопнуть? У власти находятся поистине коварные люди.
Гвендаль:
Но ты не можешь не радоваться успеху. Злодейство ты вполне искупил верностью своему королевству, и теперь можешь поделить вознаграждение.
Дариус:
Никакого вознаграждения.
Гвендаль:
Что значит, «никакого вознаграждения»?
Дариус:
Мне было приказано убить каждого, кто узнает о творящихся здесь делах, в том числе и своих собственных людей. Вы должны быть убиты, а не вознаграждены.
Гвендаль:
Да я порублю тебя в капусту! *достаёт меч*
Уилфред:
Стой!
Гвендаль:
Зачем ты меня останавливаешь? Ты в таком же положении, как и я!
Дариус:
Позволь ему, Уилфред. Я заслужил.
Уилфред:
Мы так не считаем. Такого милосердия вы не заслуживаете. Вы присоединитесь к нам и отработаете все деньги, которые задолжали. А когда расплатитесь, делайте что хотите.
Гвендаль:
А что если он попытается удрать?
Уилфред:
Вильнора не станет сохранять жизнь такому отступнику, соотечественники сочтут его предателем. Ему некуда бежать.
Гвендаль:
Что ж, действительно. Ты смекалистее, чем я о тебе думал, приятель. Пойдёмте, надо искать новую работу.
Уилфред:
С вашего согласия, капитан.
Дариус:
Я никогда не владел своей судьбой…
Гвендаль и Дариус уходят.
Уилфред:
(…И от моих грехов тоже никуда не деться…)
Уилфред:
(…Никуда…)
Действие переносится в ночной лес.
Айлит:
Возможно, хозяину следовало бы отправиться домой.
Уилфред:
Неподходящее время, Айлит. Разве могу я сейчас вернуться?
Айлит:
Боюсь, сир, ваша мать тяжело больна. Её опекунша беспокоится.
Уилфред:
Откуда ты знаешь?
Айлит:
Ветры Нифльхейма шепчут о многом, что невозможно увидеть.
Айлит:
Я регулярно получаю все последние известия, поэтому вам можно заботиться только о сражениях.
Уилфред:
Это… похоже на тебя. Я должен тотчас же отправиться домой.
Деревня Турк, дом Уилфреда.
Тильта:
Уил! Слава богам, что ты пришёл!
Уилфред:
Я вёл себя слишком беспечно.
Тильта:
Состояние твоей матери сильно ухудшилось. Что бы я ни говорила, что бы ни делала, ничто не способно её утешить.
Марго:
Кто там?
Уилфред:
Ты не узнаёшь меня?
Марго:
Это ты! Мой возлюбленный Теодор!
Уилфред:
Марго:
В конце концов ты всё-таки вернулся домой! Я знала, что ты вернёшься. Я ждала целую вечность!
Уилфред:
Тильта, ты не могла бы оставить нас ненадолго?
Тильта:
Конечно.
Уилфред:
Марго:
Теодор, ты не должен больше оставлять меня так. В твоё отсутствие мне было ужасно одиноко. Пообещай, что больше никогда меня не покинешь… Ведь мы же собирались завести детей.
Уилфред:
Можешь не беспокоиться. Теперь я буду рядом с тобой. Ты устала, тебе нужно отдохнуть.
Марго:
Как скажешь… милый…
Кладбище.
Айлит:
Она видит в вас призрак вашего отца.
Уилфред:
Это происходит ещё с момента смерти Элси. Неспособный избавиться от печали, разум мамы вернулся в те времена, когда она была счастлива.
Уилфред:
Ныне она увязла в пучине воспоминаний о своей молодости и не замечает течения времени… как будто бы Элси и я никогда не рождались.
Айлит:
Её муки были настолько невыносимыми… Вам не следует упрекать её в стремлении к бегству. Но кого тогда упрекать в этом во всём?
Уилфред:
Того, кто наложил на нашу семью проклятие печали, в этом виновна дьявольская валькирия. Пойдём, у нас ещё много работы.
Айлит:
Вы не попрощаетесь с Тильтой перед уходом?
Уилфред:
Думаю, лучше будет не прощаться, и для неё, и для меня.
Айлит:
Ваше право, хозяин.


Глава III – Святая

Покои принца Лэнгри.
Канцлер Кордиус:
Посланница принесла вести от принца Кристоффа, просит аудиенции, сэр.
Лэнгри:
Посланнница от Кристоффа? Любопытно… Я послушаю.
Канцлер Кордиус:
Как прикажете, мой господин. Я немедленно вызову её сюда. *уходит*
Лэнгри:
Разве могли наивные глаза моего дорогого братца распознать эту небольшую интрижку так быстро? Хмммм… Вряд ли.
Канцлер Кордиус:
Посланница его королевского величества принца Кристоффа.
Посланница:
Приветствую вас, принц Лэнгри. Покорно преклоняю колено перед любезностью вашего высочества.
Лэнгри:
Это всё здорово и хорошо, но что всё-таки сказал мой брат?
Посланница:
Да, ваше высочество. Мне велено передать вам просьбу принца Кристоффа.
Лэнгри:
Жалкий попрошайка смеет обращаться ко мне с просьбами? Плевать, что его мамаша была королевой…
Лэнгри:
…такого слабохарактерного простака нельзя даже близко подпускать к трону! Передай, что я соглашусь выслушать «просьбу» только в том случае, если он это осознает.
Посланница:
Но ваше высочество, просьба принца Кристоффа как раз касается трона, о котором вы говорите.
Лэнгри:
Да? И чего же он хочет?
Посланница:
Он благожелательно просит вашу голову, чтобы его украсить.
Лэнгри:
Что?!
Посланница:
Сгори там, где стоишь! ОГНЕННЫЙ ШТОРМ! *происходит сильный взрыв*
Лэнгри:
Что за вероломство?!
Посланница:
Эфирный барьер?! …И какова его мощь. Никто меня не предупреждал, что ты будешь колдуном.
Лэнгри:
Неслыханно! Тебе хватило смелости заявиться ко мне, отродье! Теперь ты узнаешь, насколько я безжалостен!
Посланница:
Убивать меня нет смысла, ведь я лишь почтовый голубь, принёсший послание отправителя. До встречи! *вспышка*
Канцлер Кордиус:
Ваше высочество, объявлена тревога! Куда делась посланница?
Лэнгри:
Отныне я объявляю о вражде со своим братом! И достаньте мне голову этой «посланницы», назначьте вознаграждение, если потребуется. Время дипломатии прошло. Если Кристофф хочет войны, он её получит!
Канцлер Кордиус:
Да, ваша светлость.
Ночной лес.
Айлит:
Вы чувствуете запах нечисти, витающий в воздухе, хозяин Уилфред? Там, где теряют жизнь смертные, всегда бесчинствуют демоны. Атмосфера интриг и предательства окутывает сейчас артолианский королевский дом, отбрасывая тень на все подконтрольные им территории. Вскоре вся Артолия превратится в одно большое побоище — удача на вашей стороне, хозяин.
Уилфред:
…Удача насмехается надо мной.
Из темноты раздаётся страшный рык.
Уилфред:
Что это было?
Неизвестная:
Дювэйн! Ау!
Дювэйн:
Не беспокойтесь, леди Розея… Я бы не ушёл не попрощавшись.
Уилфред:
Действительно, похоже на бесчинствующих демонов.
Розея:
Странник, мы попали в беду! Умоляю, помоги нам!
В битве с демонами герои побеждают. Действие переносится в Асгард.
Один:
Сила неизвестного происхождения, говоришь?
Фрейя:
Именно. Несмотря на то, что своими способностями я не могу точно определить её природу, её существование не поддаётся сомнению. Что-то нечистое притаилось на просторах Мидгарда. Сейчас я предпринимаю попытки обнаружить источник распространения этого зла, но боюсь, он вас не обрадует.
Один:
Не часто мне приходилось слышать твой голос таким встревоженным.
Фрейя:
Простите мою некомпетентность, повелитель.
Один:
С твоей компетентностью всё в порядке. Благодаря твоему беспокойству о надвигающейся угрозе, мы все теперь будем настороже. Продолжай незаметно наблюдать за развитием ситуации, паника нам не нужна, но постоянно растущую силу нельзя оставлять без присмотра. Прежде чем её сокрушить, следует всё тщательно взвесить.
Фрейя:
Как прикажете.
Ночной лес.
Розея:
Добрый странник, ты спас наши жизни. Просто нет слов передать всю нашу благодарность.
Дювэйн:
Уилфред:
Не стоит. На моём месте каждый бы так поступил.
Розея:
Ты уже уходишь? Я надеялась, что мы сможем хоть как-то тебе отплатить.
Дювэйн:
Розея:
Но должна сказать, Дювэйн, твоя немногословность не очень-то вежлива. Не мог бы ты выйти из своей задумчивости?
Дювэйн:
Этот меч у тебя… Прости, что спрашиваю, но мне интересно, как он у тебя оказался.
Уилфред:
Меч остался от давно почившего отца, мечу суждено за него отомстить.
Дювэйн:
Ты хочешь отомстить?
Уилфред:
Это единственная причина, почему я путешествую по этим землям.
Дювэйн:
Мои… Мои соболезнования…
Розея:
Да что на тебя нашло, Дювэйн? Ты выглядишь так, как будто увидел саму смерть!
Дювэйн:
Ответь мне ещё на один последний вопрос… Твоего отца, его звали Теодором?
Уилфред:
Откуда ты знаешь?
Дювэйн:
Прости меня! У-умоляю! *убегает*
Розея:
Дювэйн!
Уилфред:
Стой! Куда ты?
Уилфред:
Откуда он может знать имя моего отца?
Розея:
Понятия не имею. Дювэйн был когда-то великим героем. До тех пор, пока однажды война не забрала его жену и лучшего друга, оставив горевать в полном одиночестве. Это печально, смерть друга повисла в душе Дювэйна тяжёлым грузом, заставляя постоянно чувствовать вину за случившееся. Уверена, демоны, которых он некогда с отвагой побеждал, ныне продолжают его преследовать.
Уилфред:
Могу его понять, они действительно преследуют.
Розея:
Тем не менее, было бы беспечно с нашей стороны уйти так просто, поэтому прими, пожалуйста, это скромное подношение.
Уилфред:
Мясо и хлеб. Так просто отдаёте?
Розея:
Я передаю их точно так же, как и получила в виде благодарности сегодня утром.
Уилфред:
И от кого же такая милость?
Розея:
От крестьянина, которого я избавила от болезни. Я странствую по этим землям, помогая больным и раненым. Дювэйн меня сопровождает.
Розея:
Но нас только двое, а орды монстров с каждым днём терроризируют артолианские селения всё чаще и чаще.
Уилфред:
Как же вы собираетесь добывать еду?
Розея:
За меня не беспокойся. Просто прими этот дар, и моё сердце будет спокойно.
Уилфред:
Ладно, скажи тогда, куда вы теперь пойдёте?
Розея:
Люди говорят о некой деревне впереди, которая минувшей ночью подверглась атаке нежити. Дювэйн скорее всего направился именно туда, наверно там мы с ним и встретимся.
Уилфред:
Позволь тебя сопроводить.
Розея:
Правда?
Уилфред:
Эти дороги не безопасны для пеших прогулок беззащитной женщины.
Розея:
Ты очень добр. Но едва ли я смогу как-то тебя отблагодарить.
Рынок Марты.
Сельчанин:
Слава богам! Святая пришла! Наша леди Розея пришла, чтобы спасти нас!
Уилфред:
Святая?
Розея:
Слава о моей деятельности в соседних деревнях быстро распространилась по округе, многие здесь называют меня так. Даже в те времена, когда я служила придворной волшебницей, сам король похвально отзывался о моих способностях. Но те времена давно прошли. Я была изгнана из дворца с позором и бесчестьем — от той святой ничего не осталось.
Розея:
В моём теле живёт бесчестная душа, сквернее чем у кого бы то ни было. Душа, отягощённая ненавистью, пропитанная презрением… источающая гнев.
Уилфред:
Разве?
Сельчанин:
Бегите, спасайтесь! Монстры вернулись!
Уилфред:
Нападение на деревню прямо среди бела дня? Что-то здесь нечисто.
Розея:
Я должна задержать демонов, пока сельчане прячутся в укрытиях. Если этого не сделать, будет много жертв!
Уилфред:
Не будь опрометчивой! Сражаясь в одиночку, ты сама станешь жертвой!
Герои побеждают монстров.
Дювэйн:
Леди Розея, наконец-то я вас нашёл!
Розея:
Дювэйн, хвала небесам, что ты жив.
Дювэйн:
Простите, что оставил вас без охраны. Вы в порядке?
Розея:
Я в порядке. Странник позаботился о моей безопасности.
Уилфред:
Розея:
Невзирая ни на что, мы справились со всеми напастями. Однако ветер шепчет мне весьма беспокойные вести.
Дювэйн:
Убийца, покушавшийся недавно на жизнь принца Лэнгри, по слухам укрылся где-то неподалёку. По всей вероятности, те демоны, с которыми нам пришлось повстречаться, были высвобождены людьми Лэнгри для поиска этого преступника.
Розея:
Как они могли подвергнуть опасности этих несчастных, невинных сельчан? Это… это… непростительно!
Дювэйн:
Всецело с вами согласен, но теперь вы должны покинуть эту деревню. Вы обязаны быть в безопасности!
Розея:
Пусть будет, что будет, я не могу так просто развернуться к этим людям спиной!
Дювэйн:
Леди Розея, вам следует ещё раз всё взвесить!
Уилфред:
Разве, Дювэйн? Может быть это тебе надо всё взвесить, подумать о том, как можно скорее изловить убийцу.
Уилфред:
Сбежать — это самое простое. Разве не упрекаешь ты того труса, который стоял и смотрел на могилу моего отца?
Дювэйн:
Ты знаешь! Но откуда?
Уилфред:
Розея мне рассказала.
Дювэйн:
Тогда ты должен понимать, насколько я жалок.
Розея:
Не верю своим ушам, Дювэйн! Ты не должен говорить такие вещи!
Дювэйн:
Я не мог достать лекарство, чтобы спасти свою умирающую жену. Ради неё был готов на всё.
Уилфред:
Даже если для этого потребовались бы жизни других людей?
Дювэйн:
Я ничтожен! Оказавшись в пылу сражения, я обратился за помощью к Теодору. Твой отец отважно сражался. Он не просто меня защитил… Он умер вместо меня.
Вспышка воспоминаний, дом Уилфреда.
Дювэйн:
Взгляни на меня, парень.
Конец воспоминаний.
Дювэйн:
Вознаграждение получено, я вернулся домой, но с ужасом понял, что последнее дыхание уже давно покинуло тело моей любимой жены. Какая ирония! Судьба забрала её у меня, чтобы покрыть все те грехи, которые я совершал ради её спасения!
Розея:
Время залечит любые раны, Дювэйн.
Розея:
Человек, с которым я путешествую, уже совершил бесчисленное количество поступков, заслуживающих уважения. Разве ты не видишь в себе этого человека?
Дювэйн:
Ваши слова как бальзам на душу, леди Розея. Это правда, я найду умиротворение в помощи другим людям. Хоть какое-то искупление. Уилфред, прошу тебя позволить отыскать убийцу, прежде чем ты свершишь месть надо мной.
Уилфред:
Если бы ты был объектом моей мести, я бы уже давно тебя убил.
Дювэйн:
Ты не желаешь моей смерти?
Уилфред:
Желаю, но весь мой гнев направлен сейчас на одну единственную цель — деву брани.
Дювэйн:
Боже!
Розея:
Сэр Уилфред, так? Мне бы хотелось составить вам компанию, если бы вы помогли справиться с нашей проблемой.
Дювэйн:
Но миледи, одного моего сопровождения будет вполне достаточно.
Розея:
Я в этом не сомневаюсь. Однако лишние руки не помешают, ведь силы наших врагов постоянно растут.
Дювэйн:
Если вы так решили, я не буду спорить.
Уилфред:
Тогда я к вам присоединяюсь. Чтобы достичь своей цели, мне в любом случае придётся много сражаться.
Розея:
Очень хорошо. Я у вас в долгу.
Заброшенные руины.
Дювэйн:
Это твою голову ищет принц Лэнгри, ведь так?
Лиселотта:
Так-с, кто у нас здесь?
Розея:
Лиселотта! Скажи, что не ты стоишь за этим всем!
Дювэйн:
Леди Розея, вы с ней знакомы?
Лиселотта:
«Знакомство» — не совсем точное определение наших взаимоотношений. Розея и я были злейшими врагами с самого первого дня пребывания во дворце.
Розея:
Я никогда не считала тебя своей соперницей. Разве не сообща мы работали на благо этих земель?
Лиселотта:
За всей этой работой скрывается бесконечная ненависть, балансирующая на грани открытой вражды… и предательства.
Розея:
Так вот что ты чувствовала…
Лиселотта:
Что ж, теперь это не имеет никакого значения. Ты хорошо постаралась! Почитаемая святая с толпой последователей!
Дювэйн:
Ты ответишь за свои сова, злодейка! Когда я потерял лучшего друга и любимую жену, единственным спасением моей израненной души стала леди Розея. Я не позволю, чтобы кто-то вроде тебя отзывался о ней такими словами!
Лиселотта:
О, какая удивительная преданность! Как же глубока вера в свою «святую»! Но рассказала ли она тебе о совершённом убийстве? За что тебя выгнали со двора, а, Розея?
Розея:
Ты падшая, безнравственная ведьма! Тебе хватило дерзости обвинить во всём МЕНЯ, когда на самом деле это ТЫ предала и убила нашего учителя?!
Дювэйн:
Леди Розея…
Розея:
Прошу извинить мои горячие слова. Не знаю, что на меня нашло.
Лиселотта:
Зато я знаю. Уверена, это судьба свела нас с тобой. Сейчас ты и твои друзья встретитесь со своей судьбой.
Герои побеждают.
Лиселотта:
Прежде чем умереть… Я должна кое-что сказать тебе. Артолианкий королевский двор сейчас определяется, который из принцев воцарится на троне. Право на царствование младшего принца Кристоффа, сына королевы, оспорено старшим принцем Лэнгри, рождённым вне брака.
Лиселотта:
В соответствии со сложившимися традициями корону должен получить младший, но старший не намерен уступать так просто. Не желая проигрывать, законный наследник пустил в дело своих агентов, в том числе и меня.
Розея:
Знают ли они, сколько несчастий принесли своими действиями?
Лиселотта:
Если бы только мне удалось! Их ненависть друг к другу уже перешла все границы, неизбежна война! Если бы только удалось осуществить убийство старшего принца, катастрофы можно было бы избежать! Принеся в жертву одну жизнь, мы бы спасли тысячи. Снова установились бы закон и порядок. И после этого ты осуждаешь мой поступок?
Розея:
Лиселотта:
Я действовала в интересах своего народа! Это был единственный возможный выход из ситуации. Ты не согласна со мной, Розея?
Дювэйн:
Леди Розея, что скажете?
Розея:
Лиселотта:
Я знала, что ты всё поймёшь и поставишь судьбу народа выше своей гордыни. Пожертвуешь званием святой. До встречи!
Розея:
…Никогда.
Дювэйн:
Леди Розея?
Розея:
Никогда, Лиселотта! До тех пор, пока во мне не угасло дыхание, никогда тебя не прощу! *догоняет её и убивает клинком в спину*
Уилфред:
Лиселотта:
Ро… зея…?
Розея:
Боже!
Розея:
Что же я наделала?
Дювэйн:
Леди Розея! К-как вы могли…?
Розея:
Я просто… не могла… простить… её. Она плела интригу за интригой, не задумываясь о судьбах тех, кому причиняет боль. Она была узаконенной убийцей! Я не могла позволить ей и дальше распространять свои пагубные деяния!
Уилфред:
Розея…
Розея:
Теперь ты видишь, что я за монстр. Не могу больше скрываться за маской святой.
Дювэйн:
Розея:
Я опустилась до гнева, наделала грехов, которые уже не в силах искупить. Отныне моя душа необратимо будет погружаться в пучину отчаяния. Мне остаётся лишь смириться с этим.
Дювэйн:
Если так говорит ваше сердце, то я должен проследовать в эту пучину вместе с вами, ведь у меня тот же самый путь. Если тьма окутала мою спасительницу, то у заключённой в этом теле души нет не единого шанса на спасение.
Розея:
Дювэйн:
Уилфред, ты говорил об уничтожении валькирии.
Уилфред:
Да.
Дювэйн:
Тогда прошу тебя взять меня и леди Розею с собой. Раз уж мы встали на путь саморазрушения, лучше будет пройти его вместе. Леди Розея, моя душа отныне целиком в ваших руках. Жизнь, это единственное, чем я могу пожертвовать ради спасения.
Розея:
О, Дювэйн…
Уилфред:
Поступай как знаешь.
Покои принца Лэнгри.
Канцлер Кордиус:
Ваше высочество! Мы обнаружили следы убийцы. Агентам удалось установить, что раньше она промышляла мелким жульничеством на улицах Крелл Монферан, её знали под именем Лиселотта.
Лэнгри:
Плевать на неё!
Канцлер Кордиус:
Прошу ваше высочество меня простить…
Лэнгри:
Начата война! Этот идиот Кристофф получит ответ на своё послание!
Канцлер Кордиус:
Глашатай уже извещает об этом…
Лэнгри:
Мой придурковатый брат… Ты даже не представляешь, куда сунулся, но ничего, скоро тебе станет ясно! Я должен увидеть этот момент собственными глазами.
Мелкий городок.
Айлит:
Скоро земли Артолии захлестнёт великая война. Нам повезло, впереди сражения и смерть.
Уилфред:
«Повезло», говоришь?
Айлит:
Грядущие сражения помогут хозяину пробудить силу судьбоносного пера.
Айлит:
Битва против девы брани может оказаться не такой простой, как вы думаете.
Уилфред:
В любом случае, я не дрогну.
Айлит:
Чтобы вы не решили, сир, я всё равно буду вам прислуживать, надеюсь, вы не злитесь на меня за это.
Айлит:
Я готова исполнить любое ваше приказание.
Уилфред:
Буду иметь в виду.


Глава IV – Наследник несчастья

Покои принца Лэнгри.
Посланник:
Ваше королевское величество, король Вильноры, со всей своей искренностью выражает благословение и расположение к вашему славному подъёму.
Лэнгри:
Как правитель Артолии, соглашаюсь с необходимостью укрепления связей между нашими великими королевствами.
Посланник:
Мой король будет рад это слышать. Я должен немедленно вернуться, принеся с собой эти хорошие известия.
Лэнгри:
Распоряжусь, чтобы на протяжении всего долгого пути домой вас сопровождали, лорд Гэндар.
Посланник уходит.
Лэнгри:
Скальтесь, скальтесь своей голодной пастью, предвкушайте пиршество, но вам не удастся отобедать землями Артолии. Пока что, тем не менее, за моим столом вас будут потчевать более чем гостеприимно.
Канцлер Кордиус:
Мы ожидаем приказаний вашего высочества.
Лэнгри:
Канцлер Кордиус:
Люди преисполнены вашей волей, сир. Ваше высочество благосклонно отнеслись к братским узам. Нельзя больше игнорировать закулисные провокации принца Кристоффа. Он подослал убийцу…
Лэнгри:
Я уже достаточно осведомлён об этом!
Канцлер Кордиус:
Как скажете, ваше высочество.
Лэнгри:
Я не желаю ему ничего плохого, даже несмотря на покушение. Это очевидно, что его уши переполнены шёпотом льстецов-интриганов. Я пытаюсь опровергнуть не великодушие его, а силу духа. Марионетка не достойна называться королём.
Канцлер Кордиус:
Теперь понятно, ваша светлость. Что же тогда можно сделать, чтобы помешать его попыткам отобрать престол у вашего высочества?
Лэнгри:
Достаточно будет тюремного заключения.
Канцлер Кордиус:
Действительно, разумное наказание. Склоняю голову перед вашей мудростью, сир. Люди в любой момент готовы исполнить любое приказание вашего высочества. Они хотят лишь того, чтобы эти приказания не пришли от принца Кристоффа.
Лэнгри:
Очень хорошо.
На окраине города.
Айлит:
Вы выглядите размышляющим о прошлом, хозяин. Чем обусловлено ваше молчание?
Уилфред:
Ничем. Мои грехи не выразить словами.
Айлит:
На протяжении всего этого периода молчания я беспокоилась не за вас. Тот, кто не может побороть свою совесть, вряд ли способен одолеть валькирию. Раскаяние вам сейчас не поможет, грех — вполне.
Уилфред:
Мою душу уже ничем не спасти.
Раздаётся звук колокола.
Айлит:
Прислушайтесь к похоронному колоколу, взгляните на процессию внизу. Точно так же, как вы идёте по пути своего предназначения, идёт и валькирия.
Уилфред:
Не хочешь ли ты сказать…
Айлит:
Это о ней звонит колокол, сир.
Уилфред:
Я должен сам это увидеть.
Цитадель Гренсен
Имение многоуважаемого клана Хогн, чьи предки были великими воинами и за свою славную службу удостоились дворянского титула и всеобщего почёта. Кафедральный собор.
Райнхильда:
Это бессмысленно! Мой… мой дорогой сын…
Август:
Увы…
Вальмур:
Брат…
Фиона:
Дева брани наградила его за отвагу. Николас был избран эйнхерием. Я спрашиваю вас, разве это не лучшее, что могло случиться с кланом Хогн? Не время грустить, надо праздновать!
Райнхильда:
Мы знаем.
Август:
Сын заставил собой гордиться.
Фиона:
И при этом продолжаете пачкать его славу своими слезами.
Райнхильда:
Я… я никогда…!
Август:
Э-это…!
Вальмур:
Фиона! Не возникай, и вообще, следи за своим языком!
Фиона:
Я не могу просто сидеть и страдать! На твоём месте я бы так же себя вела, братец!
Вальмур:
… *направляется к выходу*
Фиона:
Куда ты собрался, Вальмур?!
Вальмур:
Меня вызывает королевский двор. Нельзя больше откладывать.
Фиона:
Ну и катись отсюда! Как всегда, правде предпочитаешь бегство!
Входит Уилфред.
Уилфред:
Вальмур:
Эй, ты. Могу я узнать твоё имя и намерения?
Уилфред:
Просто проходил мимо. Моё имя не имеет значения.
Вальмур:
Как знаешь, странник. Мы собрались здесь поминать моего погибшего на войне брата. Вижу, что ты тоже являешься солдатом, к таким людям мы относимся с большим уважением, поэтому будем рады, если ты к нам присоединишься. Прости, но я должен идти.
Уилфред:
Мои соболезнования.
Август:
Мы тронуты твоей добротой, странник.
Уилфред:
Для меня большая честь — находиться рядом с вами.
Уилфред:
У вас в руках перо девы брани!
Райнхильда:
Ты уже видел такое раньше?
Уилфред:
Лучше бы не видел. Это всё, что она мне оставила.
Райнхильда:
Валькирия тоже забрала кого-то из твоих близких?
Уилфред:
Она забрала всё, что у меня только было.
Август:
Интересно. Пойдём, лучше продолжить эту беседу наедине у нас дома.
Дом клана Хогн.
Райнхильда:
Дом Хогн — это клан великой воинской славы. Наш младший сын был самым способным воином из всех.
Август:
Николас отчаянно сражался, чтобы защитить своего старшего брата Вальмура и погиб вместо него. …На его теле осталось это.
Уилфред:
Перо валькирии.
Август:
Все члены нашего рода рождаются для того, чтобы умереть за неё. Земля полнится сказаниями об отважных подвигах, совершённых нашими людьми. С молодости слушая песню боевого рога, я слишком долго откладывал момент присоединения к их рядам. И вот уже эти трубы играют за упокой моего сына. Их пустой звук так и резонирует где-то в глубине моего сердца.
Август:
Не желаю этого горя ни одному отцу, пережить похороны своего сына. Невыразимая печаль.
Уилфред:
Входит Фиона.
Фиона:
Постыдился бы говорить такое в присутствии гостей.
Райнхильда:
Мы пригласили путника в наш дом, чтобы почтить этим вечером память твоего брата. Даже в этот час ты собираешься оставить нас ради тренировок, Фиона?
Фиона:
Николас вёл бы себя точно так же, если бы я погибла. Потеря родственника не оправдывает расхлябанность.
Август:
Фиона:
Спешу откланяться, мне пора. *уходит*
Райнхильда:
Простите бесцеремонность моей дочери.
Уилфред:
Её можно понять.
Август:
К сожалению, она напоминает мне самого себя в молодости. Возможно это так, падших ждёт вечная слава. Но что остаётся выжившим? Почему валькирия не заботится о нас?
Август:
Мечтая о судьбе эйнхерия, небесного рыцаря, я заставил сына жить по законам войны, самолично обрёк его на скорую гибель!
Август:
Это я познакомил своих детей с богиней смерти!
Уилфред:
Август:
Навряд ли ты когда-нибудь видел парня, который был бы сильнее моего Николаса! Конечно, такой ей очень пригодится. Его дар стоил ему жизни.
Райнхильда:
Он ведь не виноват в этом…
Вбегает Фиона.
Фиона:
Отец, нужно немедленно выдвигаться! Демоны атаковали наши земли!
Август:
В такое время?!
Фиона:
Я отправляюсь на поле боя.
Райнхильда:
Тебе не следует этого делать. Жди, пока вернётся Вальмур.
Фиона:
Ждать, наблюдая за тем, как гибнут наши люди? Я скорее сама сгину, чем буду отсиживаться. *уходит*
Райнхильда:
Фиона!
Август:
Хоть он и является действующим лордом клана, мы не можем откладывать наступление до возвращения Вальмура. Пусть Фиона ведёт людей, а мы, если что, ей поможем. Уилфред, могу я рассчитывать на твою поддержку?
Уилфред:
Можно было и не спрашивать.
По окончании сражения с монстрами.
Август:
Ты свершил правосудие клинка. Теперь ясно, что о битвах ты знаешь не понаслышке.
Уилфред достаёт перо.
Август:
Это перо привело тебя сюда?
Уилфред:
Я должен возложить его на мёртвое тело девы брани, точно так же, как она однажды поступила с моим отцом.
Август:
Ты не единственный, кто испытывает подобные чувства…
Райнхильда:
Нам пришлось пожертвовать богам слишком много.
Уилфред:
Это всё, чтобы ублажить богиню смерти.
Август:
Давай продолжим разговор по возвращении.
Возвращаются в имение.
Фиона:
Надо подождать. Брат вернётся с королевского двора, принесёт известия для отца и матери.
Уилфред:
Тогда нам, наверное, не по пути.
Фиона:
Пока что, да.
Уилфред:
Почему они с тобой не посоветовались?
Фиона:
Здесь нечего обсуждать.
Уилфред:
Фиона:
Не нужно ходить к гадалке, чтобы понять суть происходящих событий — у всех на устах великая война, начинающаяся в Артолии.
Фиона:
Определение наследника престола сейчас является важнейшей задачей для великих кланов. А Вальмур никак это не поймёт.
Фиона:
Мягкотелый трус не должен руководить нашим кланом! Неужели отец с матерью не могут с этим смириться… Но, пожалуй, не к чему забивать нашими проблемами голову многоуважаемого гостя, ты уже достаточно нам помог.
Уилфред:
Неожиданно, удивлён твоей честностью.
Входит Вальмур.
Вальмур:
Сэр Уилфред, прости, что заставил ждать. Клан Хогн у тебя в долгу.
Уилфред:
Ничего страшного.
Фиона:
Брат, нельзя больше ждать. Когда мы отправимся на войну?
Вальмур:
Мы никуда не отправимся. Клан Хогн в этом не участвует.
Фиона:
Не участвует?!
Август:
Райнхильда:
Фиона:
Какие у вас могут быть оправдания удерживать военную академию в стороне от войны?
Вальмур:
Это не война, всего лишь распри вокруг престола. Я не собираюсь рисковать безопасностью и благополучием этого клана ради чьей-то политической выгоды. К тому же, наш клан только что потерял одного из ключевых членов…
Фиона:
Как ты смеешь прятаться за его именем! Слава богу, что Николас мёртв и не видит, в какое ничтожество ты превращаешь наш клан!
Вальмур:
А что я, по-твоему, должен делать?
Фиона:
Оба принца, и Лэнгри, и Кристофф ждут нашей поддержки. Ситуация требует осмотрительности, одно неверное движение может привести к полнейшему краху.
Вальмур:
Именно поэтому нам и не следует сражаться!
Фиона:
Именно поэтому мы обязаны сражаться! При невмешательстве обе стороны сочтут нас предателями.
Фиона:
Когда одна из сторон атакует, прикажешь поджав хвост бежать под крыло другой? Мы превратимся в беззащитных, вероломных, жалких псов?
Вальмур:
Ты всё преувеличиваешь.
Фиона:
Наш клан находится на грани забвения! Разве ты не видишь? Отец, мать, что же с вами со всеми?
Август:
Смерть Николаса заставила нас задуматься, теперь военные действия видятся нам ещё более нежелательными. Клан здесь не при чём. Если ситуация обернётся таким образом, как ты говоришь, мы всегда сможем сдаться.
Фиона:
Как у тебя язык поворачивается!
Райнхильда:
Зачем нужен клан, если его дело некому будет продолжать? Мы не можем позволить себе потерять ещё одного члена семьи.
Фиона:
С возрастом вы превратились в трусов… Да, это война забрала жизнь Николаса, но его честь забираете вы! *уходит, хлопнув дверью*
Райнхильда:
Фиона!
Вальмур:
Пускай идёт. Разве может Фиона натворить что-нибудь в одиночку?
Август:
Она создаст себе свою собственную войну и сама выроет себе могилу! Иначе для чего все эти скандалы? Мы должны найти её. Сэр Уилфред, смиренно прошу вас о ещё одной услуге.
Уилфред:
Я с вами.
Ночной лес.
Райнхильда:
Куда же она могла пойти?
Август:
В груди у Фионы сердце воительницы. Несмотря на пылкий нрав, она не выкинет свою жизнь так просто.
Райнхильда:
Будем молиться об этом…
Август:
Надо возвращаться. Прошу прощения, что втянул вас в это, сэр Уилфред.
Уилфред:
Меня не затруднило.
Раздаётся волчий вой и крик Фионы.
Август:
Это голос Фионы! Она в опасности!
Райнхильда:
Моя ненаглядная дочь!
Вальмур:
Я слышал крик Фионы. Откуда здесь так много…
Август:
Полчища этой нечисти никогда не смогли бы пробиться сквозь наш гарнизон. Фиона накликала беду — одна из сторон выдвинулась в поход против нас.
Вальмур:
Фиона! Я не позволю ей умереть!
После длительного сражения героям удаётся отбиться, раненая Фиона лежит без сознания.
Вальмур:
Фиона! Очнись, Фиона! Очнись!
Август:
Проснись, девочка моя!
Райнхильда:
Нет! Только не моя Фиона! Только не так!
Вальмур:
Она… Я… я не мог…
Август:
За какие грехи на наш дом было ниспослано сразу два горя? Кто нас так проклял?!
Уилфред:
Айлит:
(Разве вы не видите, хозяин Уилфред?)
Уилфред:
Вижу что?
Появляется валькирия.
Уилфред:
Это она, дева брани!
Айлит:
Хозяин, стойте! Час расплаты ещё не пришёл. В вашем текущем состоянии вы не сможете ничего с ней сделать.
Уилфред:
Чёрт!
Валькирия забирает душу Фионы, оставляет перо и исчезает.
Райнхильда:
Перо? Его оставила дева брани!
Август:
Валькирия наказала нас дважды!
Вальмур:
Разве смерти Николаса было недостаточно, зачем ей ещё и Фиона? Невозможно, чтобы судьба была настолько жестокой… Не верю! Это всё… это всё какая-то иллюзия!
Вальмур:
Да, да, просто какой-то ночной кошмар, разыгравшийся в больной голове! Это же очевидно, как мы раньше не догадались! Ахахахахаха! Ахахахахаха!
Райнхильда:
Вальмур! Что с тобой такое?
Вальмур:
Николас! Фиона! Выходите, выходите, где бы вы ни были! Давайте играть в другую игру! *уходит*
Стражник:
Лорд Вальмур, куда вы?
Райнхильда:
Боль слишком сильна, чтобы её вынести…
Август:
Почему мои дети должны расплачиваться за свою отвагу? Какое право валькирия имела забирать их у меня? Я достану её. Райнхильда, я должен пойти и наказать убийцу наших детей.
Уилфред:
Райнхильда:
Тогда я иду с тобой! Пусть узнает, что такое материнская печаль!
Август:
Сэр Уилфред, мы долго колебались. Но теперь ясно, что нужно делать…
Уилфред:
Присоединяйтесь ко мне.
Август:
Будет ли это мудрым поступком с нашей стороны?
Уилфред:
Я благословлён силами тьмы. Через меня действует леди Хель, которая тоже стремится уничтожить валькирию.
Август:
Это правда?
Уилфред:
Этой ночью я собственными глазами видел валькирию! Видел, как она забрала душу Фионы.
Райнхильда:
И при этом смог удержать меч в ножнах?
Уилфред:
Имеющейся у меня силы пока недостаточно. Эта сила должна быть обагрена кровью.
Август:
Тогда я приведу тебя на поля сражений, где земля приобрела багряный оттенок. Война уже близко, принц Лэнгри прольёт водопады крови. Клан Хогн всегда придерживался традиционного подхода к наследованию престола, поэтому нам следовало бы выступить на стороне принца Кристоффа. В этой битве, тем не менее, у Лэнгри преимущество, и нам придётся тяжело.
Райнхильда:
Август, как твоя жена и подчинённая, я должна следовать за тобой всюду, куда бы ты не пошёл.
Август:
Надо будет представить тебя принцу Лэнгри.
Уилфред:
Мне тоже хотелось бы с ним встретиться.
Покои принца Лэнгри.
Канцлер Кордиус:
Ваше высочество, должен доложить…
Лэнгри:
Говори, и покончим с этим.
Канцлер Кордиус:
Граф Джошуа заявил о своих правах на трон. Ваш двоюродный брат поднимает против вас оружие, сир.
Лэнгри:
За этим стоит Ройенбург.
Канцлер Кордиус:
Что ж, скоро они будут здесь, сир.
Лэнгри:
Мой дорогой, упрямый маркграф… Жаль, что с годами твои уши до сих пор не услышали дыхания смерти. Но ничего, я ускорю этот процесс.
Дом Уилфреда.
Марго:
Милый! Ты вернулся! О, как же я по тебе скучала! Мой любимый и единственный Теодор.
Уилфред:
Я… тоже соскучился.
Марго:
О, да ты должно быть голоден! Я сейчас же приготовлю для тебя обед. А пока можешь повозиться с музыкальной шкатулкой. Не забывай, ты обещал, что починишь её.
Уилфред:
Музыкальная шкатулка… Я помню…
Вспышка воспоминаний.
Элси:
Папа! Музыкальная шкатулка сломалась, а без неё мне не уснуть!
Теодор:
Сломалась? Что ж, я посмотрю её сразу после того, как вернусь.
Элси:
Но я не могу ждать так долго! Мне не уснуть!
Марго:
Ну-ну, Элси, не изводи отца! Подождёшь, пока он вернётся.
Элси:
Если он пообещал починить, то я подожду.
Теодор:
Я дал слово. Но, всё-таки…
Конец воспоминаний.
Уилфред:
Он так и не вернулся…
Кладбище.
Уилфред:
Тильта!
Тильта:
По голосу матери я поняла, что ты пришёл. После твоего ухода она не произнесла ни слова.
Уилфред:
Боюсь, как и прежде, я пришёл ненадолго.
Тильта:
Так ты, значит, путешествуешь один? Энселя с тобой нет?
Уилфред:
Нет.
Тильта:
Жаль…
Уилфред:
Тильта:
Опять убегаешь?
Уилфред:
Долг зовёт.
Тильта:
Удачи тогда. Если встретишь Энселя, передай, чтобы возвращался сюда как можно скорее, хорошо?
Уилфред:
Ладно.
Айлит:
С каждым днём ситуация всё усугубляется. Вы не можете вечно скрывать от неё правду, хозяин Уилфред.
Уилфред:
Знаю.
Айлит:


Глава V – Трагедия славного писания

Покои принца Лэнгри.
Лэнгри:
Смотрите-ка! Воин, о котором сложены легенды, к которому прикованы все глаза многоуважаемого клана Хогн.
Уилфред:
Я не заслуживаю такой похвалы.
Лэнгри:
Невероятно, какая скромность! А теперь скажи честно, кого ты видишь правителем этих земель?
Уилфред:
Не буду лукавить, мне, в общем-то, всё равно.
Лэнгри:
Хмф. Не могу понять, ты настолько наивен или своим равнодушием просто насмехаешься над происходящим.
Лэнгри:
Настали времена, когда солдатские ботинки вытаптывают цветы под собой. Артолию ли ты будешь защищать в этот неспокойный для неё период? Или же прихоти моего милого слабоумного братца? Нет уж. Только я обладаю силой, способной спасти это королевство. И именно поэтому ты должен влиться в мои ряды.
Уилфред:
Можете не продолжать.
Входит канцлер Кордиус.
Канцлер Кордиус:
Простите за беспокойство, ваша светлость, но как прикажете отвечать на инициативы маркграфа?
Лэнгри:
Я не могу больше терпеть старческий маразм этого труса. Хотя, если он поможет мне свернуть штаб Кристоффа, следует заручиться его поддержкой.
Канцлер Кордиус:
Как скажите, ваше высочество.
Лэнгри:
Надежды могут обезоружить противника, отвлечь его от важных подготовительных действий. В данной ситуации нам следует отсрочить момент развязки. Призовём в свои ряды лучших воинов со всех концов света, предложим им самое щедрое вознаграждение! Тем же, кто проявит верность больше других, даруем несметные богатства. Нужно отобрать самых крепких воинов этих земель. Если хотя бы половина из того, что я о тебе слышал — правда, думаю, ты отлично нам подойдёшь.
Уилфред:
Посмотрим.
Айдельрэйв, на площади собралась толпа солдат удачи.
Канцлер Кордиус:
Внимание, войска! По приказу его королевского высочества лучший воин во всей Артолии будет щедро вознаграждён. Правила просты: каждый сражается сам за себя, и победителем признаётся последний оставшийся стоять на ногах. Без лишних разговоров предлагаю начать сражение сейчас же!
Герои участвуют в турнире и побеждают. Покои принца Лэнгри.
Лэнгри:
Так и знал. Ты даже лучше, чем говорят. Получи же свою награду — десять монет чистого золота.
Уилфред:
Лэнгри:
Что с тобой? Недоволен вознаграждением?
Уилфред:
Мне не нужны деньги.
Лэнгри:
Да? А что же тогда тебе нужно? Скажи, что ты хочешь?
Уилфред:
Силу. Сила — это единственное, к чему я стремлюсь. Достаточная сила, чтобы одолеть богиню.
Лэнгри:
Безумие!
Лэнгри:
Ахахаха! Всё-таки это была равнодушная насмешка! Ты напомнил мне себя самого.
Лэнгри:
Встань под моё крыло. Вместе мы повергнем этого болвана маркграфа. Я предоставляю тебе полную свободу действий на поле боя. Хотя, будь у меня другое настроение, я бы тот час пресёк твою самоуверенность. Иди же, рыцарь тьмы. Рви и метай по зову своего чёрного сердца, пока не содрогнутся боги на небесах!
Уилфред:
Договорились.
Канцлер Кордиус:
Ваше высочество, пришло время выдвигаться. Люди уже свернули лагерь и ждут ваших приказаний.
Лэнгри:
Выдвигаемся немедленно. Будьте готовы.
Отправляются в военный поход, посреди пути отряд атакуют демоны.
Лэнгри:
Что у нас здесь?
Уилфред:
Неприятности…
Герои отбиваются от монстров. Ночной лес.
Лэнгри:
Никогда ещё эти твари не позволяли себе переходить границу с Крелл Монферан. Что бы это могло значить?
Канцлер Кордиус:
Возможно, это маркграф Ройенбург заманил нас таким образом в ловушку, ваша светлость.
Лэнгри:
Старый дурак не постыдился-таки прибегнуть к обману, но он привык работать по-старинке и не стал бы сотрудничать с иностранными заговорщиками.
Лэнгри:
Нет, я знаю, что сейчас произошло. Кристофф поддался интригам своего окружения и опустился до соглашения с Крелл Монферан. Ему невдомёк, что если впустить их сюда, они уже не уйдут до тех пор, пока от Артолии не останутся голые руины.
Лэнгри:
Идёмте! Словами эту болезнь не вылечишь. Мы должны спасти наши земли от захвата — остановить Кристоффа любой ценой!
Герои возвращаются обратно. Площадь перед замком Айдельрэйв.
Айлит:
Пришла великая война, желаю вашим рукам победить во всех сражениях, а противникам — пасть в поражении.
Уилфред:
У меня только один противник — валькирия. Сражения — это всего лишь огонь, в котором закалится мой меч.
Лэнгри выступает на площади перед своим войском.
Лэнгри:
Дорогие сыновья и дочери Артолии! Земля, на которой мы стоим, не подарена нам просто так — придётся заплатить за неё кровью, потом и слезами. Коронованный принц Кристофф поддался влиянию жадных иноземцев, с потрохами продал нашу родину жадным кланам Крелл Монферан! Соотечественники, я спрашиваю вас, разве можно доверить трусу правление королевством наших предков? Никогда! На наши плечи легло бремя расплачиваться за предательство! Мы атакуем столицу, чтобы раз и навсегда вырвать государство из пучины продажности!
Лэнгри:
Наши подразделения перекроют дорогу и заблокируют путь их поддержки — иноземные захватчики не смогут придти им на помощь. Стратегия предельно проста! Братья и сёстры, да прибудет с вашими мечами правосудие! Не бойтесь наступления тёмной ночи, новая Артолия вечно будет помнить ваш подвиг! Идите вперёд со своим королевством в сердце, покажите небесам весь свой гнев! За Артолию!
Артолианские горы
Хребет на севере, разделяющий королевство на запад и восток. У подножья окутан туманом и завален снегом, а с вершин постоянно сходят лавины. Герои одерживают победу в сражении и движутся дальше по артолианской дороге. Действие переносится на мост через реку.
Ройенбург:
Вы зашли слишком далеко, ваше высочество.
Лэнгри:
Дорогой Ройенбург, какой приятный сюрприз.
Ройенбург:
Боже, как ты возмужал, Лэнгри. Но, с другой стороны, ты остался всё тем же драчливым мальчишкой, играющим с отцовской короной.
Лэнгри:
Это не игра, старик. Неужели твои глаза настолько ослепли, что не видят происходящих событий?
Ройенбург:
Я вижу происходящее достаточно хорошо, и ещё не поздно всё исправить! Примиритесь и правьте единой Артолией или скрестите мечи, и королевство навсегда останется расколотым!
Лэнгри:
В детстве я уже наслушался твоих речей. Ты понапрасну растрачиваешь те последние дни, которые остались тебе в этом мире.
Ройенбург:
Если не смогу остановить тебя словами, то сделаю это с помощью оружия. *достаёт меч*
Лэнгри:
Другого я и не ожидал!
Начинается сражение, и герои побеждают.
Ройенбург:
Теперь вы… сами по себе… братья. Огх…
Лэнгри:
Вижу, ты серьёзно болен. Зря ты покинул свою койку, нужно было лежать и умирать по-тихому. Прощай, Ройенбург.
Ройенбург:
Лэн… гри… *падает замертво*
Лэнгри:
Следующим будешь ты, Кристофф.
Покои Кристоффа.
Главный советник Галландо:
Ваше величество, наши разведчики доложили, что маркграф Ройенбург был убит рукой принца Лэнгри!
Кристофф:
Но как это могло произойти…
Кристофф:
Маркграф воспитывал нас, когда мы были детьми. Он не заслужил такого предательского убийства.
Главный советник Галландо:
Они оставили на дороге гарнизон, заблокировав тем самым западный путь из Крелл Монферан, сир. Ваше величество! Принц Лэнгри не оставляет нам ничего другого, кроме как ответить на его агрессию!
Кристофф:
Я знаю. Я знаю это не хуже тебя…
Столица, Лэнгри командует войсками.
Лэнгри:
Это замок, где мы с Кристоффом когда-то играли в королей… Сегодня победитель определится раз и навсегда.
Лэнгри:
Запаситесь терпением, не отступайте до тех пор, пока Кристофф не падёт передо мной на колени!
Врываются в замок.
Уилфред:
Принц Кристофф, я требую, чтобы вы сдались.
Кристофф:
Я никогда не отдам своё королевство в руки тирана!
Герои побеждают.
Кристофф:
Почему ты не отправил меня в долину слёз?
Уилфред:
Мне велено взять вас живым.
Кристофф:
Значит ты обрекаешь меня на судьбу, худшую чем смерть.
Лэнгри:
Ты хорошо мне послужил, Уилфред. Иного от тебя и не ждал.
Кристофф:
Лэнгри! Я больше не позволю себя унижать! Умертви меня и сохрани за мной моё достоинство.
Лэнгри:
Сопроводите его до западной крепости, пусть знает моё великодушие.
Кристофф:
Брат, ты хоть понимаешь, что делаешь?
Лэнгри:
Сейчас начнётся настоящая война. Иноземцы не упустят возможность извлечь выгоды из сложившейся нестабильной ситуации.
Кристофф:
Используя только силу, невозможно придти к миру! Ты не спасёшь королевство, если без конца будешь приносить в жертву его граждан — я тебе не позволю! *достаёт нож и наносит Лэнгри ранение*
Лэнгри:
УГХ!
Канцлер Кордиус:
Ваше высочество!
Уилфред:
Лэнгри:
Неблагодарная скотина! Я приказал отослать тебя в безопасное место, а ты решил отправить меня прямиком на небеса? Да плевал я на тебя и твой жалкий кинжал! *отбирает нож и убивает Кристоффа*
Кристофф:
УНГХ! Бра… т… *падает замертво*
Лэнгри:
Надо было сразу тебя прикончить.
Канцлер Кордиус:
Ваше высочество, прошу вас! Нужно немедленно обработать рану!
Лэнгри:
Прочь от меня! Всё кончено, настал час моей гибели.
Лэнгри:
Уилфред… Теперь моя жизнь в твоих руках. Нанеси ты последний удар.
Уилфред:
Лэнгри:
Кристофф был непоколебим — он преследовал благородную цель и верил в неё всем сердцем… Я очень ошибался, называя его трусом. Какая ирония… В итоге трусом оказался я сам. Давай я преподам тебе последний урок, Уилфред — чувства не должны вставать на пути к силе. Жалость приведёт тебя только к забвению.
Лэнгри:
В этом мире есть только одна абсолютная истина — истина силы.
Уилфред:
Прощайте, ваша светлость. *наносит ему удар*
Лэнгри:
Агх… *умирает*
Канцлер Кордиус:
Ваше высочество…
Уилфред идёт к выходу из замка.
Уилфред:
Истина силы? Ты рассказал мне о том, что я и так давно знал, против силы можно действовать только силой! Эта трагедия наверняка приведёт её ко мне… Спускайся же, дева брани! Спускайся и встреться со своей судьбой!
Уилфред:
Перо судьбы, оно светится! *в руках у него появляется меч* Что это за магия?
Айлит:
Это не магия, хозяин Уилфред, это божественная сила. Вы исполнили своё предназначение, перо преисполнилось тьмой. Госпожа Хель наградила вас мечём греха, Ангельской смертью. Больше нет нужды откладывать сражение с валькирией, сир. Скоро она должна появиться здесь, возмездие теперь в вашей власти, хозяин.
Уилфред:
Настал час мести.
Уилфред идёт по полю, и перед ним появляется валькирия.
Валькирия:
Уилфред! Откажись от своей тёмной силы и уходи!
Уилфред:
*достаёт меч* Вот ты и показалась, дева брани!
Валькирия:
Ты должен немедленно покинуть это место!
Уилфред:
Ты думаешь, я так быстро сдамся? Эта сила напитана кровью и слезами тех, кого ты погубила.
Валькирия:
Тёмная сила уже завладела тобой, смертный.
Появляются все, кого Уилфред убил с помощью пера.
Уилфред:
Не надо создавать иллюзии!
Валькирия:
Обратись к самым глубинам своей души, последний раз тебя прошу — откажись от тёмной силы и уходи!
Уилфред:
Не говори мне, что делать. Ради твоей казни я пошёл на все эти жертвы!
Уилфред:
Сколько душ ты забрала, богиня смерти? Сколько отцов и матерей ты похитила? Это ты должна раскаиваться, а не я!
Валькирия:
Ты сам выбрал свою судьбу.
Герои побеждают эйнхериев и валькирию.
Валькирия:
Прекратило ли моё поражение твои мучения? *превращается в сгусток энергии*
Уилфред:
Всё-таки получилось. Я одолел её… Я наказал валькирию!
 Неизвестная:
Слабый и глупый человек, ничего подобного ты не сделал!
Появляется Фрейя.
Уилфред:
Она возникла из неоткуда!
Фрейя:
Душу валькирии невозможно уничтожить! Материальное тело, которое ты разрушил, было всего лишь оболочкой. Леннет сейчас отдыхает, ожидая очередного перерождения в мире смертных, а когда придёт время — её призовут вновь.
Уилфред:
Ты врёшь!
Фрейя:
Сущности богов не могут быть умерщвлены глупыми смертными.
Фрейя:
Твоё место в Нифельхейме, там ты расплатишься за все грехи, сотворённые в этом мире. *забрав душу валькирии, исчезает*
Уилфред:
Не может быть… Я же видел, как она погибла!
Айлит:
Как жаль, хозяин Уилфред…
Уилфред:
Айлит! Ты… ты с самого начала знала об этом! Ты знала, что она бессмертна!
Айлит:
Не важно, знала я или нет — вы заключили соглашение по собственной воле. Пойдёмте, хозяин, Нифльхейм ждёт вас.
Уилфред:
Кроме вечных мучений мне ничего другого не остаётся.
Накладывает на Уилфреда заклинание.
Уилфред:
ААААААААГХ!
Дом Уилфреда.
Тильта:
Музыкальная шкатулка. Почему же она перестала играть? Уил…
…И настали времена, известные в истории как «Падение Артолии». Придворные интриги закончились коронацией Джошуа, старшего сына брата прошлого короля, за кандидатуру которого так рьяно выступал маркграф Ройенбург. Новый монарх усердно работал над восстановлением процветания Артолии, но многие раны, оставленные на земле в ходе этого противостояния, до сих пор остаются незалеченными. След от войны слишком сильно довлел на короля, поэтому его правление было недолгим — вскоре королевство снова стало погружаться во тьму.
Партнёры: 
Все материалы (c)     
Final Fantasy Forever     
Дизайн и движок (c) 2009     
EvilSpider