НОВОСТИ БАЗА ИГР РЕВЬЮ ПРОХОЖДЕНИЯ СТАТЬИ ИСТОРИЯ FF ВИДЕО ГАЛЕРЕЯ ФОРУМ
РЕГИСТРАЦИЯ  |  ЗАБЫЛИ ПАРОЛЬ?
РАЗДЕЛЫ ИГРЫ
АВТОРЫ
Winterpool
  
 Добавлено: 28.03.2011
СЦЕНАРИЙ
Над страшным побоищем,
Главенствует валькирия,
Отважные души на крыльях несёт,
В Асгард их за собою ведёт.

Любимцы богов,
Воины-эйнхерии,
В Валгалле поднимают кубок,
За каждодневные сражения.

«Избирающая убитых»,
«Дева брани» – её имена,
Но другие ненавидят валькирию,
Те, чьих родных она забрала.

Для вдов и сирот
Ангел смерти она,
Крадущая любимых,
Проклятая валькирия.

И так начинается сказание,
Об отмщении и предательстве,
Судьба грешного искания,
Трагедия славного писания.


Цитадель Ауллевин
Могучая крепость на западе королевства с гарнизоном из профессиональных наёмников, бдительно охраняющих границы от враждебных соседей и демонов.
Энсель:
Вот и пришло время, Уил.
Уилфред:
Пришло.
Хьюги:
Учтите, господа, что пойдём мы туда одни. Те из вас, кто ищет безопасности за королевскими щитами, может наблюдать из-за гарнизонных стен. То, что обычный человек считает неоправданным риском, наёмник расценивает как благоприятный случай. Впечатляющие суммы, положенные за головы демонов, придадут вам решимости.
Энсель:
Боги с небес улыбаются нам, Уил. Только представь удивление на милом лице Тильты на пиру в честь славного вознаграждения.
Уилфред:
Боги с небес улыбаются нам… …ты думаешь?
Энсель:
Поверь. Перо чести твоего отца увидит нас победителями.
Уилфред:
Ну, час ребячества остался в прошлом. Пришло время обнажать мечи.
Выходят за пределы цитадели.
Хьюги:
Говоришь, эта битва будет для тебя первой? Чтобы она не оказалась последней, тебе придётся принять во внимание то, что я сейчас скажу.
Гвендаль:
Последнее, что нам нужно, это два мёртвых хлыща, не сумевших удержать мечи в ножнах.
Хьюги:
Начнём с этого жуткого волка, подбирающегося к нам. Обступим щенка и отправим в непробудный сон.
Гвендаль:
Будьте внимательны, подходя к этой брюзжащей твари, парни. Если вы дадите повод, она может неслабо озвереть.
Хьюги:
Пришло время атаковать. Ты готов?
Уилфред:
Атакуем вместе?
Хьюги:
Безусловно, в этом и есть суть битвы. Кулак проламывает то, что пальцы не могут по отдельности.
Энсель:
Дай мне волю, и я покажу, на что способен мой меч.
Хьюги:
Моя пика лучше всего подходит для подобной тактики. Если мы собираемся атаковать всем скопом, нам лучше держаться вместе.
Убивают волка.
Энсель:
Готов гад. Придерживайся этого правила, и успех будет сопутствовать тебе до конца дней.
Гвендель:
И не стоит скупиться на снабжение, парень. Мертвецу лекарство уже не понадобится.
Монстры повержены.
Хьюги:
Сражались как настоящие наёмники. Пойдёмте, внутри нас ждёт награда.
Энсель:
А что насчёт доказательств, капитан? Не думаю, что королевский сброд поверит нам на слово.
Хьюги:
Если ты беспокоишься о пререканиях по поводу вознаграждения, то лучше всего за тебя поведут речь черепа поверженных тобой врагов.
Энсель:
Логично. Я, думаю, возьму только их челюсти.
Все смеются.
Гвендаль:
Об этом, парень, можешь не переживать. Те жалкие гроши, полагающиеся за твои слабые руки, настолько ничтожны, что не стоят даже обсуждения! *мужики заходятся хохотом*
Энсель:
Значит, я запросто набью свой кошелёк, лишив жизни тебя!
Все уходят, на поле перед цитаделью остаются только Энсель и Уилфред.
Энсель:
Давай, Уил, не можем же мы проторчать здесь целый день!
Внезапно поднимается один из поверженных демонов.
Уилфред:
Он жив! Энсель, смотри!
Энсель:
Уил?
Демон собирается атаковать Энселя, но под удар подставляется Уилфред.
Уилфред:
УГХ! *падает на землю*
Энсель:
Уил! Нет! Будь ты проклята, тварь!
Что есть силы бьёт демона огромным мечом, тот исчезает. Энсель подбегает к бездыханному Уилфреду.
Энсель:
Очнись немедленно. Не оставляй меня, Уил… *тот лежит без сознания* Уилфред! УИЛ! *белый экран* Ответь мне, Уилфред! Ты не можешь так просто умереть!
 Уилфред:
(Так вот значит каков конец моей жизни… Валяюсь рядом с поверженными демонами, безжизненный труп с зажатым в руках мечом, который так и не попробовал вкуса крови. Погиб до того, как жизнь успела начаться, до того, как сердце смогло познать радость умиротворения).
 Мужской голос:
Прошу, вознеси эту душу в мир людей ещё раз.
 Женский голос:
Если ты того желаешь, я сделаю это.
 Мужской голос:
Склоняю голову перед твоей выдающейся учтивостью и милосердием, леди валькирия.
 Уилфред:
Валькирия…
Сознание Уилфреда переносится в старый дом, в дверях стоит посланник.
Посланник:
Марго:
И больше тебе сказать нечего?! Ты говоришь, что мой муж, Теодор, погиб, и ничего больше не можешь сделать, кроме как понурить голову и молчать?
Посланник:
Марго:
Боги милостивы…
 Уилфред:
Посланник:
Удели мне немного внимания, юноша. *достаёт большое белое перо* Вот, посмотри на это перо в моей руке. Это перо валькирии, оставленное ею возле тела твоего отца. Это знак. Знак того, что дева брани забрала его в своё распоряжение. Он стал эйнхерием, прислужником богов. Для людей нашего круга нет величайшей чести.
Марго:
И ради чего это всё?! Пускай богиня смерти отдаёт свою честь кому-нибудь другому!
Посланник:
Когда высохнут твои слёзы, я помолюсь о том, чтобы ты смог отыскать для себя тот путь, которым когда-то шёл твой отец. Память о мужестве сэра Теодора будет жить вечно. Его уход – большое горе. Я отдаю это перо тебе, юноша.
Какое-то время спустя.
Элси:
У нас что, нечего есть, мама? Очень кушать хочется…
Марго:
Я знаю, что ты голодна, Элси, милая. Мама скоро найдёт работу, будь уверена. Сможешь потерпеть до этого времени?
Элси:
Я постараюсь…
Марго:
Ты тоже будь сильным, Уил.
Ещё какое-то время спустя.
Марго:
Элси!? ЭЛСИ!? Нет, нет… НЕТ! Это не могло произойти! *Элси лежит мёртвая* Прости меня, доченька! Я должна была понять твоё состояние. Так напугана и одинока, моя бедная Элси. Как мы дошли до этого? Если бы только с нами был наш Теодор… Зачем ты забрала его у нас? Проклинаю тебя, дева брани!
 Уилфред:
Марго:
Это ТЫ убила мою дочь! ТЫ обрекла нас на эту судьбу! Уил, сынок, ты всё, что у меня осталось. Я не позволю ей забрать и тебя! Ты никогда не ступишь на поле брани!
Действие переносится на деревенское кладбище.
Энсель:
Я поговорил с Тильтой, Уил. Оставишь мать у неё в попечительстве, а сам отправишься гоняться за призраком отца?
Уилфред:
Энсель:
Я надеялся, ты сначала позовёшь меня, прежде чем будешь уходить. Но прощаться не придётся, я, пожалуй, пойду с тобой. Как только ты узнаешь себе цену, ты сразу же выбросишь из головы все эти дурацкие мысли о мести валькирии.
Экран чернеет.
 Уилфред:
Был ли я дураком? Дураком, желавшим отомстить той, которая украла у меня отца и оставила сестру умирать от голода? Я не позволю всему этому так просто закончиться. Боги свидетели, на своём последнем издыхании я проклинаю тебя, валькирия!
 ???:
К моменту смерти огни страсти разгораются всё ярче. Такая слепая ярость в отношении избирающей убитых…
 Уилфред:
Кто это!?
 ???:
А что если валькирия?
 Уилфред:
Тогда покажись! Если ты чувствуешь ненависть в моём сердце, покажись и сразись со мной!
 ???:
Воин, который умеет только умирать? Ничего, мороз Нифльхейма остудит твой пыл.
 Уилфред:
Я поражу тебя своим мечом! До тех пор, пока отец страдает в загробном мире, эта злоба неотвратимо будет со мной!
 ???:
Действительно, твоя душа поглощена огнями отмщения. Твоя ярость неподдельна. Это весьма забавно. Собираешься ли ты продолжать мстить, даже будучи мертвецом?
 Уилфред:
Разве это возможно?
 ???:
Да, если ради своей мести ты готов отказаться от всего остального… Я одарю тебя силой.
 Уилфред:
К-кто ты?
 ???:
А ха ха ха… Это не имеет значения. Ну? Что скажешь?
 Уилфред:
Я согласен.
 ???:
Тогда отправляйся в путь, мой избранный, и следуй по нему до тех пор, пока сломанные крылья девы брани не падут к моим ногам. Соглашение подписано.
Действие возвращается на поле перед цитаделью.
Энсель:
О боги, примите мой залог! Возьмите мою плоть и восстановите жизнь Уилфреда.
Уилфред:
Угх…
Энсель:
Уил!? УИЛ!
Уилфред:
Э… Энсель? *поднимается* Это ты?
Энсель:
Уил! Хвала богам, ты жив! Ты вместо меня встал на порог смерти!
Уилфред:
Так ты значит тоже погиб?
Энсель:
Хах! Очнись! Мы по-прежнему находимся среди живых, брат!
Уилфред:
Но видение… Готов поклясться, оно было явью…
Энсель:
Будь верен убеждениям! Небеса ответили моим мольбам!
Уилфред:
Сомневаюсь, что за этим стоят небеса.
Энсель:
Да что ты в этом понимаешь! Если бы ты только слышал мои мольбы, как я просил их о милости, ты бы не сомневался. Всё-таки наверное не стоило спасать такого зазнайку.
Уилфред:
Наверняка не скажешь.
Энсель:
Тогда айда за наградой в гарнизон.
Уилфред:
Точно.
Идут в крепость, но перед Уилфредом внезапно появляется перо.
Уилфред:
Перо валькирии? Я думал, оно надёжно спрятано. …Так это было правдой.
 ???:
А ха ха ха ха ха…
Уилфред:
Соглашение…
 Голос из тьмы:
Гррр…
 ???:
Никогда я не слушала твой рык с такой страстью, зверушка моя.
 Голос из тьмы:
ГРРР…
 ???:
Это ли истинное желание твоего сердца?
 Голос из тьмы:
ГРРРРРРРРРР…
 ???:
Тогда вперёд!
Возвращаются в цитадель.
Хьюги:
На сегодня с вас хватит, парни. Вы своё отработали. *даёт им мешочек*
Энсель:
*саркастически* Премного благодарен, капитан. Это всё нам? *мужики смеются*
Хьюги:
Ну, не хотелось бы вас слишком баловать. Или может мне стоит забрать какую-то часть обратно?
Уилфред:
Энсель, хватит препираться и паясничать.
Энсель:
Но это же жалкое серебро, Уил! Мы ведь там со всеми разобрались.
Уилфред:
Согласен. Тем не менее, не хотелось бы больше демонстрировать нашу вопиющую беспомощность.
Энсель:
Об этом я не беспокоюсь, ведь скоро и мы станем ветеранами!
 Голос из тьмы:
ГРРРРРРРРРР…
Уилфред:
На это времени у нас нет.
Энсель:
Это не совсем то, что я имел в виду.
Хьюги:
Вы слышали, ребята? Отвечая на зов этих демонов, вы отвечаете на зов фортуны. Выдвигаемся! *мужики кричат «урааа»*
Энсель:
Глупо будет с нашей стороны пропустить такое!
Уилфред:
Согласен.
Выходят за стены цитадели.
Энсель:
Похоже, что на сей раз нам придётся воевать вдвоём, Уил. Но нет ничего такого, чего бы мы с тобой не смогли преодолеть.
Уилфред:
Нам, наверное, следует держаться как можно ближе друг к другу.
Энсель:
И не только. «Мы должны окружить врага и осадить одновременно с разных сторон».
Энсель:
Так вроде капитан говорил. Давай попробуем зажать одного, а там посмотрим.
Окружив, убивают одного врага.
Уилфред:
Теперь понятно, в чём польза окружения.
Энсель:
Каждая позиция имеет свои преимущества. Кстати, врага гораздо легче оглушить, если атаковать со спины.
Уилфред:
Подкрасться сзади? Разве благородный воин может себе такое позволить?
Энсель:
«На поле боя мы сражаемся за свои жизни. Здесь нет места благородству».
Уилфред:
…это тоже слова капитана?
Энсель:
Разве было так же напыщенно? Что ж, в его устах эта фраза прозвучала бы лучше.
Сражение продолжается, вскоре героев начинают окружать сильные демоны.
Энсель:
Ты как, Уил?
Уилфред:
Еле держусь.
Энсель:
Это я виноват, не надо было трепать языком.
Уилфред:
Если мы что-нибудь не предпримем, то трепать языком тебе осталось не долго.
 Хель:
Почему ты колеблешься?
Уилфред:
Кто…? Что…?
 Хель:
Не думай, что я забыла о нашем с тобой соглашении, мой избранный.
Тёмною силой одарило его
То самое, судьбоносное перо,
К победе ведущая сила,
Кровью близких друзей кормимая.

Жизнь за жизнью забирает перо
И раз от раза всё чернее оно.
Родится из этого ангельский меч,
Придётся валькирии замертво слечь.

Лишь год остался у него один,
Чтоб выполнить бесчестный сей посыл.
Иначе Гарм, приспешница Хель,
Сожрёт всю душу его до костей.

Уилфред:
Вспомнил. Клятва о мести валькирии, я дал клятву.
Уилфред:
Пообещал пожертвовать всеми, кто мне дорог… Выпачкать руки в их крови…
 Хель:
Ты знаешь, что тебе нужно делать — ты должен пробудить перо судьбы.
Уилфред:
Пробудить перо? *достаёт из кармана*
 Хель:
Только оно может тебя спасти. Доверь перу свою судьбу, иначе твою душу заберёт Нифльхейм.
Один из демонов готовится напасть.
Энсель:
Осторожно, Уил!
Демон наносит Уилфреду сильный удар, тот еле поднимается.
Уилфред:
Что мне делать?!
 Хель:
Прочти заклинание!
Уилфред использует перо на Энселе.
Энсель:
Сила… Я чувствую её…
Энсель получает огромную силу и легко расправляется со всеми врагами. Однако по окончании сражения его самочувствие резко ухудшается.
Уилфред:
Это всё? Энсель? *подбегает к нему ближе* ЭНСЕЛЬ! Не закрывай глаза!
Энсель:
Я вижу свет, Уил…
Уилфред:
Ты выкарабкаешься! Тебе просто нужно держаться!
Энсель:
Бесполезно. Моя просьба о твоём помиловании дала о себе знать.
Уилфред:
Просьба?
Энсель:
Я попросил забрать мою жизнь в обмен на твою. И вот боги исполняют просьбу.
Уилфред:
Не говори глупостей!
Энсель:
Я знал, что в конечном счёте придётся расплачиваться, но не ждал этот момент так скоро.
Уилфред:
Ты не обязан за меня расплачиваться! Энсель, ты не можешь так просто умереть!
Энсель:
Уил, ты должен жить ради нас обоих. Поминай меня добрыми словами. …И скажи Тильте…
Уилфред:
Энсель? Энсель!
Энсель:
Уилфред:
Сам ей скажешь! Борись, Энсель!
Энсель:
Я…
Уилфред:
ЭНСЕЛЬ!
Энсель:
*из последних сил тянется к Уилфреду* Я… Я не готов умереть! Только не так! Я… Я хочу жить!
Уилфред:
Энсель:
Помоги мне, Уил! Я… хочу… жить! …Почему, Уил? *бездыханно падает*
Уилфред:
Подходит Хьюги.
Хьюги:
Что случилось?
Уилфред:
Я…! Оно…!
Хьюги:
Эх, бедолага… Он ушёл слишком рано.
Уилфред:
Это не моя вина.
Хьюги:
Я и не…
Уилфред:
Я НЕ УБИВАЛ ЕГО! *убегает прочь*
Хьюги:
Ты что, из ума выжил? Куда побежал?
Хьюги:
Хмм…
Уилфред среди ночи бежит по тёмному лесу.
Уилфред:
Это проклятое перо во всём виновато!
 Неизвестная:
Разве не того хотело ваше сердце, когда вы давали клятву повелительнице Хель?
Уилфред:
Как…? Кто…?
 Неизвестная:
Это ведь вы господин Уилфред, разве нет? *появляется девушка*
Айлит:
Приветствую, сир. Я Айлит. Меня вызвали из Нифльхейма, чтобы служить вам.
Уилфред:
Да?
Айлит:
Может нам стоит отправиться куда-нибудь?
Уилфред:
Куда ещё?
Айлит:
Отправиться туда, где гремят сражения, хозяин. Нам следует начать свой путь прямо сейчас, ведь год пролетит очень быстро. Чтобы сокрушить валькирию, вы должны напоить перо кровью.
Уилфред:
Должен ли?
Айлит:
Пойдёмте, хозяин Уилфрид. На вашем месте я бы вершила возмездие до победного конца.


Глава I – Родственные связи

На идущего через лес Уилфреда внезапно нападает девушка с арбалетом.
Уилфред:
Как это понимать?!
Неизвестная:
Так-с, кто у нас здесь? Определённо не артолианская ищейка. Что привело тебя в леса?
Уилфред:
В таком тоне разговаривать с тобой я не собираюсь.
Неизвестная:
Моя стрела напугала тебя? *опускает оружие* Прошу прощения, не следовало наводить на тебя арбалет.
Уилфред:
НЕ СЛЕДОВАЛО? Ты могла убить меня!
Неизвестная:
Слушай, мне действительно жаль, если бы я знала, что тебе это не нравится, то конечно же не стала бы вести себя столь вульгарно.
Уилфред:
Не стала бы…?
Ищейка:
Вот! Это она — сбежавшая Черифа!
Черифа:
Какая ирония! Я раскрыла тебе своё местонахождение лишь для того, чтобы быть найденной настоящими ищейками.
Уилфред:
Такое ощущение, что судьба посмеялась и надо мной.
Черифа:
Ну, раз уж ты во всём этом виноват, я надеюсь, ты поможешь мне избавиться от преследования.
Уилфред:
Не думаю, что у меня есть выбор.
Приближается группа людей.
Ищейка:
Мы поймали тебя, Черифа!
Незнакомец:
А что с её сообщником?
Ищейка:
Да какая разница! Разберёмся с ними обоими!
Незнакомец:
Начинается сражение.
Айлит:
Буду молиться, чтобы битва прошла успешно, хозяин Уилфред. Надеюсь, вы наберёте достаточное количество греха.
Уилфред:
И как мне это сделать?
Айлит:
Путём беспощадного утоления жажды крови, сир. Не оставляйте врагов при смерти, позвольте им испробовать всю ярость вашей несчастной души.
Уилфред:
То есть, наносить больше ударов, чем нужно?
Айлит:
Именно. Но конечно же существует и другой способ — использование пера судьбы приносит очень много греха.
Уилфред:
Ну, будь что будет.
Айлит:
Повелительница Хель рассчитывает на вас, хозяин. Оправдайте её ожидания, и к вашим ногам падут сокровища Нифльхейма. Конкретно для этого сражения вам будет достаточно набрать 50 пунктов греха.
Уилфред:
Что же мне делать?
Айлит:
Вы не должны позволять страху взять над собой контроль, хозяин. Требуемое количество греха должно быть получено в любом случае…
Айлит:
…Каждый греховный поступок, совершённый вами, заставит валькирию испытывать сильные муки.
Уилфред:
Я правильно понял, что когда перо почернеет от грехов, я смогу одолеть деву брани?
Айлит:
Вы всё поняли правильно, хозяин. Пусть вашему клинку сопутствуют победы.
Битва продолжается.
Айлит:
Хозяин Уилфред, знайте также, что перо судьбы может принять больше греха, чем требует соглашение, особенно если жизнь теряют ваши попутчики.
Уилфред:
Но мы ведь союзники, разве нет?
Айлет:
Вообще, да. Но разве можно так переживать о ком-то, кто даже не связан с вами родством? Жертвы обязательно должны быть принесены, потому что перо сможет пробудиться только от гибели по-настоящему близких людей.
Отбиваясь от врагов, герои бегут вглубь леса.
Уилфред:
Они всё идут и идут, со всех сторон.
Черифа:
Биться против них в открытом бою — бесполезно. Единственный для нас выход, попытаться как-нибудь их обмануть.
Их настигает незнакомец.
Черифа:
Незнакомец:
Уилфред:
Это твой друг?
Черифа:
Едва ли.
Отрываются от преследования и убегают.
Незнакомец:
Рынок Марты
Шумный рыночный городок манит к себе путников со всех концов главной артолианской дороги, желающих торговать своими товарами.
Черифа:
Здесь мы какое-то время будем в безопасности.
Уилфред:
Может ты тогда расскажешь, почему нас преследовали все эти люди?
Черифа:
«Почему»? Разве это так важно?
Уилфред:
Разумеется, важно. Рассказывай, кто ты такая, и что натворила.
Черифа:
Уилфред:
Что, язык проглотила?
Черифа:
…Нет, просто ты не обрадуешься, узнав, чью жизнь спас.
Черифа:
Я Черифа. Солдат Артолии.
Уилфред:
И при этом убегала от таких же артолианских солдат…
Черифа:
Уилфред:
Но, думаю, дальнейшие расспросы не имеют смысла.
Уилфред:
Предлагаю прощаться. Ступай на все четыре стороны.
Черифа:
Прошу, не бросай меня. Я всё тебе расскажу.
Черифа:
Я верно служила армии Артолии, была убийцей в королевской гильдии, если говорить точнее.
Черифа:
Но эта жизнь теперь в прошлом… Больше я этим заниматься не могу.
Уилфред:
Черифа:
Люди не могут обходиться без убийц. На протяжении всего этого времени мы занимались охотой на незнакомцев, пока однажды сами ни стали объектом охоты. Я долго терпела, но, наблюдая за тем, как сослуживцы один за другим падают в могилы, мысль о той же судьбе стала для меня невыносимой.
Уилфред:
Ты должна беспокоиться не о сослуживцев судьбе, а о своей собственной. Побег — это единственный правильный выход.
Черифа:
Но что мне теперь делать? Готовить гробы для друзей и родных? Копать могилы?
Черифа:
Побег не дал мне ничего, кроме возможности спокойно ждать забвение. Время — это единственное, что отделяет их судьбы от моей.
Уилфред:
Так зачем же ты сбежала?
Черифа:
Я променяла одну страшную судьбу на другую — теперь женщина-охотник снова в игре. Вышло не совсем так, как я планировала, но такова жизнь, не правда ли?
Уилфред:
Действительно. Но, всё-таки, кое-что мне не понятно.
Черифа:
И что же?
Уилфред:
Что сейчас творится в Артолии, если они прикладывают столько усилий, чтобы поймать одного простого дезертира?
Черифа:
Увы, меня учили не думать, а исполнять приказы. Хотя, слухи о волнениях в верхах дошли даже до моих непосвящённых ушей. Пусть я и дезертировала, но я не предательница, поэтому хочу знать, с кем имею честь общаться.
Уилфред:
Обо мне ты знаешь достаточно.
Черифа:
Ты не назвал даже своего имени!
Уилфред:
Моё имя тебе знать не обязательно; разговор окончен.
Черифа:
А разве я своё не сказала? Можешь быть уверен, я не желаю тебе зла.
Уилфред:
Какое бы ни было, мне совершенно не интересны пустые бессмысленные беседы.
Черифа:
Ну, ты мог бы научиться элементарной вежливости! Слушай, единственное, о чём я хотела тебя попросить, это сопровождение с целью обеспечения безопасности. Как только мы достигнем границ Артолии, наши пути сразу же разойдутся.
Уилфред:
Снова в путь?
Черифа:
Девушка, путешествующая в полном одиночестве, всегда привлекает к себе излишнее внимание. Если бы ты составил мне компанию…
Уилфред:
Нет.
Черифа:
Честно говоря, как бы тебя там не звали, тебе не помешали бы некоторые рыцарские манеры!
Уилфред:
Я не намерен больше тебе помогать. К тому же, у меня есть и свои планы.
Черифа:
И что же это за планы такие?
Уилфред:
Свои устремления я лучше оставлю при себе. …И уж тем более своих врагов.
Черифа:
Значит, тебя ждут сражения! Почему же ты сразу об этом не сказал?
Уилфред:
В любом случае, ты будешь только путаться под ногами.
Черифа:
Профессиональная убийца будет путаться под ногами? Ну ты и шутник!
Уилфред:
Я не шучу и ничего не собираюсь объяснять. Прочь с дороги!
Черифа:
Вот и ладно! *уходит*
Уилфред:
Айлит:
Хозяин Уилфред, вы не передумаете по поводу дружбы с этой девочкой?
Уилфред:
Какая мне от неё польза?
Айлит:
Пока в ваших руках находится перо судьбы, сир, такой человек вроде неё всегда может пригодиться.
Айлит:
Но больше мне не стоит об этом говорить. Я уважаю ваше решение, хозяин.
Уилфред:
Хм…
Уилфред:
Черифа, стой.
Черифа:
Что…
Уилфред:
В конце концов я всё-таки решил тебя сопроводить.
Черифа:
Ты не пожалеешь! Ну, и как несчастная дама должна обращаться к своему любезному герою?
Уилфред:
Меня зовут Уилфред.
Черифа:
Смиренно вас благодарю, сир Уилфред. «Уилфред» звучит слишком формально. Пожалуй, буду звать просто «Уил».
Уилфред:
Как хочешь.
Черифа:
Вот и хорошо, Уил.
Уилфред:
…Пойдём. *уходит*
Черифа:
Хватит тебе уже! С тобой как-то совершенно не весело!
Перевал Кирч
Этот приграничный частокол выглядит жалкой преградой перед могучей армией Крелл Монферан. При попытке пересечь границу героев встречает отряд ищеек.
Уилфред:
Как предсказуемо.
Незнакомец:
Черифа, хватит уже этого вздора. Пришло время вернуться домой.
Черифа:
Вот и возвращайся! А на меня не рассчитывай.
Незнакомец:
Ты вернёшься с нами либо как солдат, либо как труп. Выбор за тобой.
Черифа:
Тогда мне вас жаль. Тащить тело до дворца будет довольно тяжело.
Незнакомец:
Не смей дерзить, мерзавка! У тебя ещё осталась возможность вернуться в гильдию. На суде я выступлю в твою защиту.
Черифа:
Оставь своё милосердие при себе. Всё зашло слишком далеко, и пути назад уже нет.
Ищейка:
Локсвелл, наши полномочия позволяют взять её силой!
Локсвелл:
Я хорошо осведомлён о наших полномочиях. Неужели на словах договориться не получится, а, Черифа?
Черифа:
За меня будет говорить мой арбалет.
Локсвелл:
Тогда я больше не буду сотрясать воздух.
Черифа:
Защищайся!
В развязавшемся сражении герои побеждают.
Уилфред:
Зачем ты её преследовал?
Локсвелл:
Тебя это не касается. Кончай со мной, подлец!
Черифа:
Уилфред:
На протяжении всей погони ты старался её уберечь. Кем она тебе приходится? Что тебя сдерживало?
Локсвелл:
…Меня сдерживало сердце. Черифа — моя дочь.
Уилфред:
Это твой отец?
Черифа:
Только по крови! На самом же деле никакой он мне не отец! Я лишь подчинялась ему, как того требовала субординация. Он никогда не относился ко мне как к своему ребёнку! Этот человек ничего для меня не значит! У меня нет отца!
Локсвелл:
Черифа… Я лучше умру, чем буду слушать от тебя такие слова. Не могу оправдать свои упущения, но, если это принесёт тебе умиротворение, готов расстаться со своей жизнью.
Черифа:
О каком ещё умиротворении ты говоришь? Признание твоей вины никак меня не утешит!
Локсвелл:
Милая дочка, я хочу лишь облегчить твои страдания.
Черифа:
Тогда молчи! Твоё раскаяние ещё больше меня мучает!
Локсвелл:
Забери мою жизнь, Черифа. Тогда ты свободно сможешь покинуть королевские земли. Конечно, этого недостаточно, но это единственное, что я могу предложить.
Черифа:
Я не способна принять такое предложение, отец! Неужели ты не видишь, как за тебя переживаю? Потому что ты проявил свою заботу только сейчас, после всего случившегося…
Локсвелл:
Черифа… Готов всё отдать, лишь бы увидеть тебя счастливой! Я должен был дать тебе другую жизнь!
Черифа:
Я знаю о принесённой тобой жертве, отец. И всегда знала. О семье матери и о мятеже, о твоей отставке из королевской стражи…
Локсвелл:
Но откуда ты об этом узнала?
Черифа:
Мать приговорили к смертной казни, и я должна была стать следующей, если бы ты не упросил престол о помиловании. И с тех самых пор мы существовали в этом мире как призраки. Отец и дочь превратились в убийцу и ученицу убийцы. Ты заплатил за нашу жизнь жизнями бесчисленных незнакомцев. Ты предал мамины убеждения и свою собственную совесть… и всё это ради меня.
Локсвелл:
Я старался держать тебя в неведении от этих знаний.
Черифа:
Эти знания сдерживали мои сомнения. Я пыталась себя убеждать, что всё это делается не из-за одной лишь любви ко мне. Но теперь моя надежда исчезла, отец. Просто я никогда не знала твоей любви…
Черифа:
Ты спас меня только затем, чтобы потом бросить.
Локсвелл:
Черифа… Я никогда не хотел тебя обидеть.
Черифа:
З… Знаю… Ты делал то, что считал для меня лучшим. Воспоминания о прошлом ничего не изменят…
Уилфред:
И куда ты теперь пойдёшь?
Черифа:
Куда угодно, только не назад. Мне для путешествий открыт весь мир! Это не конец, жизнь для меня только начинается.
Уилфред:
Грядущий путь будет весьма трудным. Путешествие не обещает быть весёлым.
Черифа:
В тёмных болотах всегда можно найти прекрасные цветы, надо только знать, где искать. Где-то в этом мире меня ждёт моя любовь, кто-то, кто поддержит в жизни, заботливые руки, в которых не страшно умереть. Ведь я его никогда не найду, если не стану искать!
Уилфред:
Ты сама-то себя слышишь?
Черифа:
А что, это по-твоему странно?
Уилфред:
В этом жестоком мире мечты и надежды очень быстро разбиваются на осколки. Лучше будет наглухо закрыть их в своей детской комнате и уйти прочь.
Черифа:
Смейся сколько хочешь, Уил, для себя я всё решила.
Уилфред:
Решила что?
Черифа:
Решила показать тебе эту жизнь, о которой я говорю! И даже не думай упрямиться. Нравится тебе это или нет, но я иду с тобой.
Уилфред:
Локсвелл:
Ты скорее заставишь горы сдвинуться с места, чем убедишь мою упрямую дочь отступиться от своих принципов.
Уилфред:
Поступай, как знаешь.
Локсвелл:
Тогда я тоже к тебе присоединюсь, если того просят обстоятельства.
Черифа:
Отец!
Уилфред:
Развернёшься спиной к своей гильдии?
Локсвелл:
А разве у меня есть выбор? Как только они узнают, что я позволил Черифе ускользнуть, тут же моя голова слетит с плеч за предательство. К тому же, я должен проводить какое-то время со своей дочерью, хотя бы немного. Как только я надел эту мантию, все раны моего сердца тут же вскрылись. Теперь я не знаю, кем являюсь.
Локсвелл:
С моей дорогой Черифой мы так долго страдали из-за этого. Теперь я могу только надеяться на компенсацию всего того времени, потраченного впустую.
Черифа:
Всё у нас наладится.
Локсвелл:
От своей дочери я получил важный урок. Жить ради короля — бессмысленно, как, впрочем, и ради собственного тщеславия. Теперь я знаю, кому должна принадлежать моя преданность, я должен жить ради Черифы.
Черифа:
Отец…
Локсвелл:
Черифа…
Уилфред отходит в сторону.
Уилфред:
Искупление… *достаёт перо* В моих руках перо судьбы, и ты будешь отмщён. Это я тебе обещаю, отец.
Уилфред отправляется дальше в путешествие.
Айлит:
Распустившиеся цветы так прекрасны и пахнут так сладко. Но эта красота скоротечна, не правда ли, сир?
Уилфред:
Весна в этом году пришла раньше обычного.
Айлит:
Куда вы так спешите?
Уилфред:
Домой, к могиле сестры. Скоро трёхлетняя годовщина её смерти.
Айлит:
Цветок, сорванный слишком рано…
Турк
Деревня на краю Крелл Монферан, бесплодные земли которой истоптаны ногами наёмных солдат.
Тильта:
Уилфред:
Тильта, это ты?
Тильта:
Уил! Я не знала, что ты вернулся!
Уилфред:
Я пришёл лишь затем, чтобы помянуть её.
Тильта:
Уверена, что Элси очень рада твоему присутствию, как и я.
Уилфред:
Ты, должно быть, сердишься на меня, ведь я так просто ушёл, оставив мать на твоё попечение.
Тильта:
Вовсе нет.
Уилфред:
Как я мог так легко забыть обо всех тех муках, которые нам пришлось пережить в течение последних трёх лет.
Тильта:
Ты должен избавиться от своей злобы и принять судьбу такой, какая она есть, Уил. В смерти Элси никто не виноват. Многие вещи в этом мире невозможно контролировать.
Уилфред:
В этом никто не виноват, никто кроме девы брани. Если бы только она не забрала отца, то всё было бы по-другому.
Уилфред:
Мать бы не убивалась горем… И Элси была бы до сих пор жива!
Тильта:
О, Уил…
Уилфред уходит.
Тильта:
Не уходи так скоро! Разве ты не хочешь повидаться с матерью? Она была бы счастлива увидеть тебя.
Уилфред:
Вряд ли это пойдёт ей на пользу. Я пришёл только к Элси.
Тильта:
А что с Энселем? Разве он не с тобой?
Уилфред:
А, Энсель? Он… Он куда-то отправился по своим делам.
Тильта:
Если так. Не просил ли он мне что-нибудь передать?
Уилфред:
Что ещё передать?
Тильта:
О, ничего. Не бери в голову. Значит, уходишь?
Уилфред:
Да.
Тильта:
Надеюсь, боги присмотрят за тобой. И за Энселем тоже.
Уилфред:
Передам ему твоё беспокойство, если увижу.
Это были те самые времена, когда крестьяне начинали восставать против правления Артолии. Главные силы сопротивления сконцентрировались у города Камиль, жители которого больше всего пострадали от распространившегося повсеместно голода. Престол, почуяв для себя угрозу, распорядился об отправке из крепости Ауллевин карательного отряда. Войска планировали разбить оппозицию без особых проблем, однако та оказала неожиданно серьёзное сопротивление — люди были хорошо вооружены и организованы, что вообще нехарактерно для подневольных… Нет ни тени сомнения, что помогала им в этом чья-то незримая могущественная рука. А Уилфред со своими попутчиками направился в самый эпицентр этого хаоса, надеясь, что он приблизит его к валькирии и, соответственно, к отмщению.

Плохая концовкаНормальная концовкаХорошая концовка
Реклама: 
Рейтинг.ru        Яндекс.Метрика
Все материалы (c) 2002-2017 Final Fantasy Forever
Дизайн и движок (c) 2017 EvilSpider