Логин
Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Комиссар
  
 Добавлено: 04.04.2006

Рейтинг.ru
ПРИШЕСТВИЕ
ПРИШЕСТВИЕ

Часть первая. Кровавый след.

ГЛАВА 1
"НАЁМНИК"

 

"Ты дитя окраин и горячих зон
Сын мертвой природы
Ты игрок без правил, сам себе закон
Ты - воин свободы…"


Ария, "Химера"

  По главной улице первого сектора с шумом пронеслась грузовая машина, чуть не сбив перебегавшего продавца газет, и завернула в переулок. Тот перевел дыхание, достал пачку газет и заголосил:
  - Покупайте "Вестник Мидгара"! Последние новости дня: дискуссия о повышении цен на энергоносители с участием Рива и Палмера! Директор ОКБ Хайдеггер готовится объявить чрезвычайное положение в связи с террористической угрозой! Торжественный прием в Шинра-Билдинг! Все новости дня в "Вестнике Мидгара"!
  Девушка в розовом платье, с корзинкой цветов в руках осторожно вышла из переулка и огляделась. Улица, как всегда, была шумной, по тротуарам спешил народ, по проезжей части проносились машины, а яркий свет неоновых огней - единственный свет на этой улице - заливал её дьявольским заревом. Девушка оглядела спешащую толпу привычным взглядом: нет, опасности нет, и её чувства не подсказывали ей ничего дурного. Она сделала шаг вперед, подняла корзину и негромко, но отчетливо обратилась к ближайшему прохожему:
  - Вы не купите цветы? Настоящие живые цветы, они стоят всего один гиль!

* * *

  Поезд быстро набирал ход, пройдя через поворот. Впереди показался тоннель, и колеса поезда гулко загремели по рельсам, как только состав ворвался в каменный мешок. Промелькнули горящие зелеными огнями семафоры, и заскрежетал тормоз: поезд сбавлял ход. Близилась платформа, тускло освещенная фонарями. По платформе лениво прохаживались туда-сюда два вооруженных человека в синей форме Корпоративной полиции "Шинра", пластиковых бронежилетах и касках.
  - Третий, я первый, все спокойно. Поезд на подходе, запаздывает на две минуты. Как понял? Прием.
  - Первый, я третий - прохрипела рация в руке у полицейского. - Вас понял. Прием.

  Поезд остановился, и дверь вагона лязгнула, резко открывшись. Полицейский обернулся, чтобы встретить почти в упор полный ненависти взгляд. Незнакомец был высок ростом и широк в плечах, смугл и давно не брит, правой руки его по локоть не хватало - её заменял какой-то протез, подозрительно похожий на оружие. Полицейский не успел толком узнать человека, приметы и фоторобот которого висели в его участке на видном месте, потому что тяжелый металлический протез обрушился ему на голову. Напастник выскочил на платформу, перескочив через рухнувшего полицейского, а следом за ним выбежали ещё трое: высокий и худой молодой человек в красной бандане, низенький толстяк и девица - все при оружии, но одеты в обычную гражданскую одежду. А из другого вагона навстречу второму стражу порядка уже вылез последний нарушитель.
  - Третий, третий! Нападение на пост! Высылайте… - успел выговорить несчастный полицейский, прогремел выстрел, и он рухнул на асфальт. Толстяк переломил ружьё на ходу, дослал в стволы пару патронов и скрылся за углом.
  Четверо, вторгшиеся на платформу так неожиданно, уже скрылись из виду, а последний, пятый, чего-то замешкался. И, как назло, подкрепление, которое успел вызвать убитый, уже тут как тут. Ещё трое полицейских в шлемах и с автоматами вырвались на платформу и перед их глазами предстали два тела, валяющихся на асфальте, и парень лет двадцати, с всклокоченными светлыми волосами, одетый в сине-фиолетовую водолазку без рукавов и штаны-галифе, с широким, тяжелым мечом в руках. Передний полицейский на секунду запнулся: такую форму вроде бы носили бойцы SOLDIER, элитного подразделения Корпорации "Шинра".
  - Чего встал?!! - окликнул его сзади сержант. - Огонь!
  Полицейский вскинул автомат и дал очередь, но парень оказался ловчее. Он поднырнул под пули, просвистевшие над ним, перекувыркнулся и через мгновение уже оказался под самым носом у своего врага. Взмах меча, и замешкавшийся боец упал.
  Сержант стреканул длинной очередью прямо от пуза. Две пули звякнули о широченный тесак, послышалось негромкое, краткое бранное слово: одна все-таки задела нарушителя, но только разъярила его. Последнее, что увидел сержант патрульного полицейского отряда, была искаженная гневом физиономия, на которой неестественно ярко блестели зеленовато-голубые глаза, и тяжелый клинок обрушился на его голову. Каска не помогла…
  Третий полицейский, увидев столь скорую гибель своих товарищей, не стал задерживаться, развернулся и помчался прочь. Это спасло его жизнь: парень с мечом не стал его преследовать и побежал в ту сторону, куда скрылись остальные четверо напастников.

  Толстяк, девушка и парень в красной бандане уже ждали его у ворот, слабо освещенных единственным фонарем, под ржавой вывеской: "Электростанция Мако Сектора 1". Они кивнули, когда увидели, как он приближается. Парень шагнул вперед и протянул руку.
  - Это было впечатляюще - произнес он. - Так ты действительно пришел из SOLDIER?
  - SOLDIER? - перебила его девушка. - С нами? Но они же враги!
  - Ты не поняла, Джесси - ответил тот. - Он был с ними, а теперь ушел. Теперь он наемник, и Баррет его нанял. Прости, друг - он обернулся с парню с мечом - не запомнил твоего имени?
  - Клауд - коротко ответил тот.
  - А я Биггс. Вот это Ведж и Джесси.
  - Мне все равно, как вас там зовут - переводя дыхание, ответил Клауд, так и не удостоив вниманием протянутую руку. - Мое дело - сделать задание и свалить.
  Биггс оглянулся, закончив возиться с воротами. А спереди раздались приближающиеся шаги. Клауд насторожился, но это оказался всего лишь его наниматель. Широкоплечий бородатый мужчина со странным протезом вместо руки - Баррет Уоллес, командир маленького отряда.
  -Так, я же вам говорил не передвигаться группой - проворчал Баррет. - Все врассыпную! Клауд! За мной! Биггс, Ведж, Джесси, вы займетесь взломом дверей, там дальше все заперто наглухо.
Клауд подбежал к нему и встретился с ним взглядом. Смуглое, загорелое лицо Баррета не выражало ничего, кроме мрачной решимости.
  - И не обманывайся, думая, будто я тебе доверяю, солдатик - уже негромко прибавил он. - Ладно, пошли. Может, ты и поймешь, за что мы сражаемся. Ведь реакторы Мако высасывают из нашей планеты саму жизнь!
  - Не надо лекций, Баррет - оборвал его Клауд, когда они прошли внутренний двор и приблизились ко входу в помещение реактора. Он пожал плечами и последовал за Барретом вглубь темного коридора.
  - Ты уже бывал в реакторах Мако? - спросил Баррет.
  - Шутишь? - усмехнулся Клауд. - Я же раньше работал на "Шинру".
  Коридор закончился тупиком, слева проход был перегорожен железной дверью. Дверь открывалась от пульта… первоначально, теперь же пульт валялся на полу, а с пучком проводков возилась Джесси.
  Наконец, она перемкнула нужные провода, и дверь открылась. Подоспевшие сзади Биггс и Ведж устремились вглубь, за ними последовал Баррет, а за Барретом и Клауд.
  - У нас несколько минут на всё - произнес Клауд. - Потом подоспеет подкрепление охраны и роботы. Сейчас здесь нет никого, даже техников, а реактор работает в автономном режиме.
  Биггс достал из кармана пластиковую карточку и вставил её в щель рядом с противоположной дверью в другом конце комнаты. Дверь с шумом открылась, и Клауд увидел створки лифта. Он подошел к лифту и нажал кнопку. Створки открылись, и весь отряд вошел внутрь. Лифт тронулся.
  - Ты понимаешь, Клауд, за что мы сражаемся? - нарушил молчание Баррет. - Мы, "Лавина", не просто группа революционеров. Мы ненавидим Корпорацию, но пуще всего мы боремся против энергетики Мако. Эти реакторы высасывают из планеты жизненную силу, превращая её в обычное электричество, и последствия для нашей планеты…
  - На хрен все это, Баррет - оборвал его Клауд. - Оставь пропаганду при себе. Мне сказано выполнить задание - и я его выполню, после чего возьму деньги и уйду.
  Баррет с трудом сдержался, чтобы выругаться, но промолчал, и в тишине Клауд услышал, как вздохнула Джесси, а потом лифт остановился, и створки открылись. За ними стоял ещё один охранник с огромным псом на поводке.
Баррет среагировал мгновенно. Он вытянул протез своей правой руки, и раздалась раскатистая очередь, собака взвыла и отлетела к стенке. Тяжелый, угловатый металлический протез действительно оказался потайным автоматом. Бах! Это Джесси пристрелила из своего пистолета ошеломленного охранника.
  - Значит, нет никого, так, Клауд? - проворчал Баррет и побежал вперед и вниз по лестнице. Они вошли в машинное отделение электростанции и приближались к реактору. Лестница закончилась, и за узкой аркой оказался мостик с перилами. В конце мостика - ещё одна лестница, теперь уже вертикальная. Клауд вслед за Барретом, на удивление ловко цеплявшимся за перекладины лестницы своей стреляющей культей, спустился вниз и огляделся: они уже были в недрах реактора.
  - О, мать твою! - в полумраке раздался грохот, и Клауд понял, что Баррет споткнулся, то ли поскользнулся. - Что же это они тут на полу разбросали?
  Клауд нагнулся и увидел, на что наступил его спутник. Шарик размером с грецкий орех, похожий на стеклянный, но слабо светящийся зеленоватым светом, заметным в полутьме.
  - Хм, да это же материя. Странно, что валяется прямо на полу…
  - Материя? - удивленно спросил Баррет, поднимаясь.
  - Потом расскажу, если живы будем. Ладно, мы ведь уже на месте - Клауд поднял шарик с пола и положил в карман галифе.
  - Тогда давай! Бомба у тебя, так что живее!
  - А разве не ты её поставишь? - спросил Клауд. - Ты же мне не доверяешь.
  - Нет уж, давай ты, а я прослежу, чтобы ты не сделал чего не того.
  Клауд кивнул и подошел вплотную к гудящей машине. Он не впервые видел реактор Мако. Нет, не впервые… В его памяти шевельнулось какое-то нехорошее воспоминание.

  "Осторожнее… - произнес какой-то внутренний голос. - Это не просто реактор…"
  - Быстрее, я слышу шум наверху! - крикнул Баррет.
  Клауд стряхнул с себя оцепенение и нагнулся, после чего нажал на кнопку таймера. Бомба была установлена.
  - А теперь бежим! - Баррет уже был на лестнице, но оттуда что-то со скрежетом спускалось вниз. Робот какой-то… огромный шагающий робот, похожий на гигантского скорпиона, с лязгом опустился на пол реактора под самым носом у Баррета. В глаза бородачу ударил красный лазерный луч, нащупывавший жертву.
  Баррет вовремя отскочил в сторону, и пулеметная очередь, которую дал робот, прошла мимо цели. Тут подоспел и Клауд: он с размаху рубанул своим тесаком по антенне робота, и она погнулась. Баррет снова вскинул свой стреляющий протез и дал очередь прямо в "глаз"-камеру робота. От объектива камеры полетели осколки.
  Металлическая махина отпрянула, и хвост её вздыбился.
  - Баррет! - крикнул Клауд. - Не шевелись, пока хвост поднят! Сейчас он нас не видит, камера повреждена, но если ты нападешь, будет худо!
  Клауд замер, Баррет последовал его примеру. Робот не двигался, и наступила тишина, разрываемая выстрелами наверху: Биггс, Ведж и Джесси отстреливались от подкрепления охраны. Наконец, скорпионий хвост опустился, и Клауд прыгнул, точно распрямившаяся стальная пружина. В один прыжок он вскочил на панцирь робота и со всей силы ударил мечом по хвосту. Посыпались искры, Баррет тоже вспрыгнул на панцирь, а оттуда - на лестницу. А Клауд как-то по особому взялся за меч, и Баррет увидел, что около основания клинка в нем укреплен такой же зеленоватый шарик, как и тот, что Клауд подобрал. "Материя", так он его назвал.
  Клауд дотронулся пальцем до материи, и пахнуло озоном. Между кончиком меча Клауда и роботом проскочила голубая молния. Скорпион дернулся и затих.
  - Все, а теперь наверх - бросил Клауд. - У нас всего минут семь.
  Баррет, не дослушивая, уже скрылся наверху, и Клауд начал карабкаться по лестнице. Наверху стояла Джесси… точнее, не стояла, а пыталась высвободить ногу.
  - Клауд, помоги мне. У меня застряла нога - быстро проговорила она.
  Клауд подошел к ней и посмотрел повнимательнее, стараясь не суетиться. Нога Джесси попала в промежуток между двумя металлическими перекладинами и неудачно повернулась.
  - Так, осторожнее, поверни ногу так. Теперь доставай!
  Джесси наконец вытащила ногу и, прихрамывая, побежала к лестнице. Клауд поспешил за ней; наверху их встретили Биггс и Ведж, рядом с телами ещё нескольких охранников. Они нагнали Баррета и ворвались в лифт. Клауд с размаху ударил по кнопке, и лифт тронулся. До взрыва оставалось минуты четыре.
  Вот и верхний этаж, выход. Они пробежали вновь по знакомым коридорам, перемахнули через забор и оказались на пустыре. Клауд отбежал в сторону и закрыл уши, приоткрыв рот. Вовремя. Внизу раздался оглушительный взрыв - и окна домов всего сектора погасли.

  - Так, а теперь разделяемся! - бросил Баррет. - Встречаемся на станции.

* * *

  Клауд широкими шагами шел по центральной улице Первого сектора по направлению к станции, кратчайшим путем. Фонари горели вполнакала, транспорт не ходил, а народ толпой брел по улице, перегородив движение. Свистели полицейские, пытаясь разгородить проезжую часть, толпа гудела, и Клауда было не различить.
  "Смотрите в кинотеатрах блокбастер "Бессердечный"!" - гласила афиша у него над головой, слабо мерцая. Где-то рядом надрывался зазывала какого-то здешнего кабачка:
  - Только в кинобаре "У Гоблина" вы сможете посмотреть качественное переводное кино, не отрываясь от кружки пива! Каждое воскресенье мы показываем вам фильмы, переведенные с особым цинизмом!
  "Ни к чему нам особый цинизм…" - подумал Клауд. - "Мы сами те ещё циники". Вдруг кто-то тронул его за плечо.
  - Вы не купите цветы? Настоящие живые цветы, они стоят всего гиль! - услышал он негромкий, мягкий женский голос.

  Клауд поглядел назад. К нему обращалась невысокая девушка, русоволосая, в длинном розовом платье. В руках у неё была корзина с цветами. Странно, но это были первые цветы, которые Клауд видел с тех пор, как приехал в Мидгар.
  - А что так дешево? - спросил он.
  - Я многого не прошу - ответила цветочница, улыбнувшись. - Вы ведь купите хотя бы один цветок? И что это происходит, почему все перекрыто и не ходит автобус?
  - Тебе лучше не беспокоиться об этом - ответил Клауд. - Ладно, давай сюда один цветок. А то я не знаю, куда девать вот эту монетку.
  - Спасибо вам большое… - поблагодарила его девушка, но Клауд уже удалялся. Как бы завернуть этот цветок, чтобы не помять? И куда его девать? А, ладно, решил Клауд, подарю его Барретовой дочке. Он купил у продавца газет "Вестник Мидгара" и завернул цветок в газету, после чего заткнул его за портупею, на которой за спиной висел меч. Вот и вокзал…

  - Молодой человек, предъявите документы и разрешение на оружие! - окрикнули его сзади. Клауд оглянулся. Полицейские, сразу трое, с автоматами.
  - Это по какому поводу вы меня задерживаете? - громко спросил он. - Я опаздываю на поезд!
  - Ваши приметы совпадают с приметами одного из участников террористического нападения на электростанцию Мако час назад. Мы вынуждены вас задержать до выяснения личности.
  Проклятие. Только тут Клауд понял, как опрометчиво поступил, направившись на станцию прямо по центральной улице, на виду у всех. Не надо было оставлять в живых того гада на платформе… а впрочем, наверное, на камерах его физиономия тоже запечатлелась.
  Клауд ничего не ответил, набрал в грудь воздуха и резком прыжком отскочил в сторону, разогнался и дал стрекача в сторону платформ.
  - Стой! Стрелять буду! - услышал он окрики преследователей. Вперед, вперед, через зал ожидания на платформы... Эх, жаль, ни одного поезда. Клауд завернул на виадук в сторону платформ, и резко затормозил: со стороны платформы, навстречу ему, бежало ещё четверо автоматчиков. Он обернулся, и увидел, что и другой стороны подоспела полиция, ещё четыре человека. Он был прижат к ограждению. Путь к отступлению отрезан, впереди - тупик, мостик, нависающий высоко над рельсами. Прыгать вниз - опасно, запросто можно вывихнуть или сломать ногу, но сзади - враги!
  - Сопротивление бесполезно! Бросай оружие!
  Но что это? Товарный поезд с гудением приближается к мостику. Вот он, шанс! Клауд перемахнул через ограждение и спрыгнул на сбавивший ход поезд, распластавшись на крыше вагона. Поезд ушел в тоннель, и над самой головой Клауд почувствовал мчащийся навстречу бетонный потолок, а уши его заложило от грохота и шума. Кончик меча с лязгом заскрежетал о потолок. Товарный состав уносил его все дальше и дальше от опасности…

  Тоннель закончился, и Клауд чуть приподнял голову. Промелькнула стрелка, и поезд завернул на пути, уходившие вниз по нисходящей спирали в сторону восьмого сектора. Именно туда и должны были направиться Баррет и его товарищи из "Лавины". Нет, Клауду положительно сегодня везло. Но не ехать же прямо так, на крыше, до конца!
  Он отполз к краю вагона, крепко ухватился за край, выступавший над крышей, и сполз вниз, повиснув на руках, после чего, перехватываясь руками, перебрался к центру вагона. Ага, вот и двери, не запертые, как всегда в порожних вагонах. Он оттолкнулся, уперся ногами в створки, и они распахнулись вовнутрь.

  - Клауд так и не пришел… - протянул Ведж, устраиваясь поудобнее на жестком ящике.
  Тут откуда-то сверху раздался стук, как будто бы на крышу вагона что-то упало.
  - Скажи, Баррет - произнес Биггс. - Ты считаешь, что он и дальше будет помогать "Лавине"?
  - Откуда я знаю? - недовольно произнес Баррет. - Я что, похож на телепата?
  - Клауд - негромко пробормотала Джесси. - Может быть, его вообще арестовали или убили…
  В двери вагона снова что-то стукнуло, ещё раз, и они открылись, а в распахнувшийся проем вскочил не кто иной, как Клауд. Он удивленно застыл с раскрытым ртом, увидев, что попал прямо в вагон со своими товарищами.
  - Похоже, я опоздал! - воскликнул он.
  - Да, черт возьми, ты прав - ответил Баррет. - Ты опоздал. И ввалился тут в вагон на ходу, как самый главный…
  - Что поделать - перебил его Клауд. - Я такой, какой есть.
  - Куча народу волновалась из-за него - продолжал бурчать себе под нос Баррет - а он чихать хотел на всех, кроме самого себя!..
  - А за меня нечего беспокоиться - с апломбом ответствовал Клауд. - Ты лучше побеспокойся за тех, кто встанет у меня на пути! Вот им действительно много что грозит.
  - Я вычту это из твоей доли, работничек… - снова проворчал Баррет и замолк.
  Поезд приближался к депо восьмого сектора, сбавляя ход. Клауд выглянул в двери, и встречный ветер отбросил волосы с его лица. Пути раздваивались, горели семафоры, предвещая приближение крупного железнодорожного узла.
  - Не расстраивайся, Клауд, ты был великолепен! - приободрил его Ведж
  - В следующий раз получится лучше - поддержал его Биггс.
  Поезд почти остановился, и Баррет выскочил в дверной проем. Биггс и Ведж последовали за ним.
  - Ой, Клауд, у тебя все лицо в копоти! - воскликнула Джесси. - Дай подотру.
  - Да не надо… - ответил Клауд. - Я сам как-нибудь.
  Он поправил ременную портупею на своей спине, и только тут обратил внимание, что что-то мешается. Да это же цветок, тот самый, что он купил у странной, но на удивление миловидной цветочницы на улице! И не помялся совершенно, пока он бегал от полицейских…

  Спустя полчаса они уже ехали на последнем электропоезде из Восьмого сектора в Седьмой. Баррет развалился на сидении, искоса поглядывая на какого-то человека в строгом костюме, судя по всему, менеджера из Корпорации, опасливо жавшегося в другом конце вагона.
  Клауд ходил из одного конца вагона в другой.
  - Следующая станция - конечная, "Электродепо 73" - возвестил голос из динамика.
  - Смотри, Клауд! - окликнула его Джесси. - Здесь есть электронная карта Мидгара, да целая!
  Клауд поспешил в ту сторону, и увидел, что монитор, один из тех, которые Клауд обычно видел в вагонах электропоездов разбитыми, в этом вагоне цел, и Джесси что-то на нем рассматривает.
  - Люблю всякие штучки навроде бомб, мониторов… - подмигнув, сказала она. - Гляди, здесь карта города. Он поделен на восемь секторов. Раньше у каждого района было собственное имя, но теперь их уже давно называют по номерам. И ещё, город делится на два яруса. Верхний - на бетонной плите, яркий, роскошный, охраняется полицией и обслуживается всеми городскими службами, тут живут богатеи и работники Корпорации "Шинра". Он держится на центральной крепежной конструкции в самом центре города, и восьми таких же конструкциях в секторах. В самом центре города, над всеми строениями, находится Шинра-Билдинг, цитадель Корпорации.
  - И вот из-за этой грёбаной "пиццы" люди внизу не видят солнца! - встрял Баррет.
  - А внизу - продолжила Джесси - находятся трущобы. Тут живут бедняки, рабочие, обслуживающий персонал, да и гопников всяких хватает. Собственно, именно тут и живет большая часть населения Мидгара. Там же, внизу, расположены и реакторы, и поездные депо. К одному из них мы сейчас приближаемся, это семьдесят третье. Так называемое "кладбище поездов".
  - А почему оно так называется? - поинтересовался Клауд.
  - Там стоят на приколе старые, списанные поезда. Много, и все негодные.
  Клауд помолчал где-то с минутку, наморщив лоб.
  - А что ж все не переедут на плиту? - наконец, спросил он.
  - Смеешься? - хмыкнул Баррет. - Плита не резиновая, да и денег у народа нет. Но есть и такие люди, которые бы не переехали на плиту, даже если бы они были. Они любят свой родной дом таким, какой он есть.
  - Понятно… - ответил Клауд. - В общем-то естественно, никто по своей воле не живет в трущобах. О, а что это?
  Свет в вагоне погас, и по углам загорелись красные лампочки. Раздалось гудение.
  - Это работает система проверки документов - ответила Джесси. - Наши паспорта представляют собой пластиковые магнитные карточки, а в вагонах установлены сенсоры. Они включаются всякий раз, когда поезд пересекает границу между секторами. Конечно, наши документы поддельные - уже шепотом добавила она. - И не знаешь, что и думать, когда гаснет свет.
  Гудение стихло, и свет загорелся вновь.
  - Мы уже подъезжаем - заметила Джесси. - Биггс, вставай! - она подошла к Биггсу, полулежавшему на сидении, и потормошила его.
  Заскрежетали тормоза, и из динамиков раздался голос, записанный на пленку:
  - Станция "Электродепо 73". Поезд дальше не идет. Просьба освободить вагоны…

ГЛАВА 2
"СЕДЬМОЕ НЕБО"

  Улицы трущоб были совсем не такими, как яркие центральные улицы Верхнего Мидгара. Вдоль улочки выстроились серые коробчатые корпуса в три этажа и частные домишки, освещаемые редкими фонарями. От платформы пролегала ухабистая дорога, огражденная справа поросшим мхом бетонным забором, за которым высилась решетчатая опора плиты. Машин почти не было. "Сейчас, наверное, уже вечер…" - подумал Клауд.
  - Вот и пришли - сказал Ведж. - Тифа, наверное, уже приготовилась нас встречать.
  Они направились к дощатому одноэтажному строению на правой стороне улицы. Из него доносилась музыка, а над дверью висела вывеска: "Седьмое небо". Дом явно был питейным заведением.
  Баррет пинком открыл дверь и ввалился внутрь. Изнутри раздался его бычий рев: "Бар закрывается!", для пущей убедительности сопровожденный автоматной очередью… Клауд надеялся, что все-таки в потолок. Из дверей нетвердым шагом вывалилась подвыпившая компания, а на входе снова появился Баррет, закрыв своей объемной тушей весь проход.
  Биггс поднялся на крыльцо, и Баррет чуть потеснился, дав товарищу пройти вовнутрь. За ним проскользнула и Джесси, а когда на крыльцо поднялся Ведж, Баррету пришлось отойти в сторонку. Наконец, в дверь прошел и Клауд.
Бар "Седьмое небо" представлял из себя небольшое помещение с несколькими столиками. Стойка находилась напротив входа, там же - дверь в подсобку. Сбоку, на возвышении стоял музыкальный автомат, из которого доносилось фальшивое пение какой-то поп-певички. В общем, обыкновенный кабак в обыкновенных трущобах, и мало кому могло прийти в голову, что в подвале этого дома находится укрывище террористов.
  А за стойкой, улыбаясь Клауду, стояла его подруга детства. Хозяйка бара, Тифа Локхарт, была ростом ему по плечо, и из-за стойки была хорошо видна главная достопримечательность этого бара - её внушительный бюст, обтянутый белым топиком. И уже во вторую очередь средний посетитель "Седьмого неба" замечал её карие глаза и длинные, темно-каштанового цвета волосы, длиной почти до задка в короткой, в обтяжку, черной мини-юбке. Впрочем, сейчас она, подмигнув Клауду, наклонилась к огромной батарее разнокалиберных бутылок, намереваясь смешать какой-то коктейль, и упомянутый задок как раз выдавался.
  Ведж, усевшись за столиком, уплетал содержимое своей тарелки - двойную порцию картофеля во фритюре и огромный бифштекс, обильно залитый кетчупом. Клауд покачал головой; теперь ему было понятно, почему этот горе-революционер страдает от избыточного веса. Биггс, откинувшись на стул, потягивал коктейль.
  - Ах, ничто не сравнится с выпивкой после работы - довольно произнес он. - Клауд, не хочешь коктейля?
  - Давай - пробурчал Клауд и подсел за его столик. Тут дверь подсобки скрипнула, и в зал заглянула маленькая, лет четырех, девочка. Клауд уже видел её один раз: это была Марлена, дочка Баррета.
  - Тётя Тифа, а кто это пришел? И где папа? - Марлена вылупила свои большие, чуть ли не в пол-лица, глаза на Клауда.
  - Это дядя Клауд - ответила Тифа, повернувшись. - Он немного сердитый, но он хороший. Ведь правда? А папа сейчас придет.
  Клауд расстегнул ременную перевязь и прислонил к стене свой тесак, и снова заметил цветок, заткнутый за ремень.
  - Марлена, это тебе - Клауд протянул девочке цветок. - Держи.
  - Это мне? Правда? - глаза девчушки ещё больше округлились, когда она взяла цветок и понюхала его.
  - Смотри, тетя Тифа, какой у меня цветочек! - весело сказала она, забежав за барную стойку.
  - Цветочек? - Баррет, закончив возиться с запорами на входной двери, подошел к дочке. - Откуда он у тебя?
  - Папа, мне его дядя Клауд подарил! Гляди! - Марлена, засмеявшись, ловко подпрыгнула, ухватившись за левую, целую руку отца, и тому ничего не оставалось, как взять её на ручки. А Клауд, откинувшись на спинку стула рядом с Биггсом, опрокинул в себя залпом коктейль. Как же он все-таки устал…

  - Ладно - громко и серьезно произнес Баррет, когда Марлена спрыгнула на пол и убежала обратно в подсобку. - Веселье кончилось, давайте теперь делом займемся. Пора на совещание!
  Он подошел к музыкальному автомату, встал на платформу, на которой стояло сооружение, и нажал одновременно три кнопки. Клауд заметил, какие: третью, шестую и восьмую. Платформа задрожала и опустилась под пол: это был потайной лифт, единственный путь в подвал здания. Через несколько секунд музыкальный автомат поднялся на прежнее место, и на платформе устроились Биггс, Ведж и Джесси. С гудением платформа опустила вниз и их. В зале остались только Клауд и Тифа.
  - Клауд, вы с Барретом не ссорились? - спросила Тифа.
  - Да нет, почти не ссорились - ответил Клауд.
  - Хорошо. А то он такой конфликтный человек… Но ты на него не обижайся. У него была тяжелая жизнь и трудная судьба. Корпорация отняла у него всё, даже правую руку он потерял в бою с карателями "Шинры". Поэтому он такой злой…
  - И что? - Клауд смотрел на собеседницу в упор, и Тифа впервые увидела, как на непроницаемом лице проглянули эмоции. - Как будто нам с тобой лучше! Забыла, что было в Нибельхейме? Забыла пожар, забыла резню?
  Тифа запнулась, приоткрыв рот.
  - А… А откуда ты?.. - выговорила она. - Впрочем… неважно. Не надо бы об этом говорить. Лучше выпей чего-нибудь.
  - Ладно. Давай самого злого бухла, что только есть.
  Тифа снова отвернулась, чтобы налить ему прозрачной горькой жидкости. Клауд выпил и крякнул.
  - Ты не забудь спросить у Баррета про деньги - заметила она. - Он довольно прижимист.
  - Да уж не забуду - ответил Клауд. - Я всё ещё здесь только потому, что со мной не расплатились.
  - Пошли вниз! - Тифа вышла из-за стойки и направилась к музыкальному автомату. Клауд последовал за ней.
  Подвал бара представлял собой комнату с несколькими топчанами, столом с компьютером и тумбочкой, на которой стоял телевизор. В углу висела боксерская груша, по которой усердно лупил левой рукой Баррет. Он обернулся, услышав шум лифта.
  - Клауд! Скажи-ка мне вот что - спросил он. - Эти ребята, которые с нами сегодня дрались, это и были бойцы SOLDIER?
  - Да нет - улыбнулся Клауд. - Это была группа охраны Корпоративной гвардии "Шинры". Я сам в такой начинал. Будь там солджеры, ты бы тут не стоял.
  - Крутой сильно, да? - раздраженно ответил Баррет. - Ты не забывай, что твоя крутая солджерская задница теперь работает на "Лавину"! Или ты заскучал по Корпорации?
  - Не пойми меня превратно, Баррет - спокойно ответил Клауд. - Я только ответил на вопрос. Меня не волнует ни планета, ни "Шинра", ничего. Я тут только из-за денег. А потому пошли наверх, поговорим об оплате.
  С этими словами Клауд нажал кнопку на стене, и лифт опустился. Музыкальный автомат снова поднял его в помещение бара. Клауд обернулся. За ним поднялась Тифа.
  - Ты уходишь, да?
  - А куда деваться? - ответил Клауд.
  - Но подумай, ведь планета умирает! Если энергетика Мако будет развиваться так, как развивается сейчас, то уже через несколько десятилетий жизнь на ней вымрет!
  - На мой век хватит. А если Баррет и его славные герои из "Лавины" победят Корпорацию, то и моим детям хватит. Если они у меня будут, в чем я лично сомневаюсь - ядовито ответствовал он.
  - И про свое обещание ты тоже забыл? - удивилась Тифа.
  "Обещание… Ах, да!"

  Где-то шесть или около того лет назад… Ему всего пятнадцать, ей - четырнадцать. Нибельхейм, их родной город, маленький городок между лесом и горами. Туман, как всегда, наплывает с гор, но небо пока чисто. Колодец на возвышении, поздний вечер, звездное небо…
  В кои-то веки они встретились наедине, в первый раз, наверное. Не в последний ли? Он должен сказать ей, как есть. Он принял решение изменить свою судьбу.
  - Тифа, я скоро уезжаю из города - говорит Клауд.
  - И ты тоже… Из нашего городка скоро уедут все парни - отвечает Тифа.
  - Но я не просто еду на заработки. Я еду в Мидгар! Я хочу вступить в SOLDIER! - отвечает он.
  - Это, наверное, трудно? - спрашивает Тифа. И верно. Вступить в SOLDIER - не легкая задача. Далеко не всякого принимали в эту элитную военизированную организацию Корпорации даже тогда.
  - Да, я не скоро смогу вернуться в Нибельхейм. Но я справлюсь. Я стану знаменитым. Как сам Сефирот!
  Услышав это имя, Тифа удивленно посмотрела на него. В самом деле, шутка ли? Сефирот, молодой, но уже знаменитый командир солджеров, и рядом с ним Клауд с их родной улицы, из соседнего дома? Такой же герой? Но подожди, Тифа, разве не ты всю жизнь мечтала встретить героя?
  - Тогда дай мне обещание…
  - Обещание? - удивленно спрашивает Клауд.
  - Да. Если ты станешь знаменитым, если о тебе напишут в газетах, а я буду в беде, то дай мне слово, что придешь и спасешь меня. Я столько раз читала в книжках, как героиня попадает в беду, а герой приходит и спасает её. Я хочу так же. Обещай мне это, Клауд, а?
  Холодный ветер с гор ерошит волосы Клауда, он медленно встает, глядя на неё озадаченно - не ожидал такой просьбы.
  - Да, хорошо. Я обещаю… - говорит он. Искренне, или просто чтобы удовлетворить просьбу? Тогда она надеялась, что искренне…


  - Подожди - Клауд оборвал её. - Ты ж не в беде. И я так и не стал знаменитым! Я не герой, я просто наемник.
  - Но ты ведь смог стать солдатом "Шинры", как хотел. Так помоги же мне. Хотя бы только мне…
  Лифт снова зашумел. Тифа оглянулась и увидела, что это Баррет.
  - Хрен с тобой, вымогатель - проговорил он. - Держи, вот полторы тысячи гилей.
  - И это мой гонорар? - удивился Клауд. - Дешево же ты меня ценишь.
  - Баррет! - вмешалась Тифа. - Ну добавь ты ему ещё, в самом деле.
  - Но это же деньги на обучение Марлены в школе! - возразил Баррет.
  - Вот пусть Марлена с тобой и ходит на задания! - ответил Клауд.
  - Ладно. Ещё полторы, и ты идешь с нами на следующую миссию.
  - Это ещё куда ни шло - вздохнул Клауд.
  - Всё, ребята, уже поздно. Пошли спать… - зевнула Тифа.
  Они погрузились в лифт и снова спустились в подвал. Там уже не горел свет, комната была освещена только компьютером, за которым сидела Джесси. Баррет указал Клауду на свободный топчан, и тот, разувшись, устроился спать.
  Ему не удавалось заснуть сразу - уж больно тяжелый день выдался. Этот реактор, взрыв… и девушка-цветочница, встреченная им на улице. Вроде бы и не было в ней ничего такого - хм, выдающегося, как у Тифы, а все равно запомнилась она ему с первого раза. Клауд как сейчас слышал её тихий, мелодичный голос, видел перед собой на удивление правильные черты лица с большими глазами цвета морской волны. Как она выживает в этом огромном городе, продавая цветы всего по одной монетке?
  Усталость взяла своё, и Клауд провалился в сон.

  Ему снился кошмар. Он вновь видел, как его родной город полыхал в огне. Он снова слышал безумный голос Сефирота. А потом он будто бы очнулся внутри стеклянной колбы, наполненной зеленоватой светящейся жидкостью - мако. Он не мог пошевелиться и был весь опутан капельницами, а какой-то злой старик в белом халате - он не мог разглядеть лица через искривленную толщу жидкости - смотрел на него, прищурясь, и Клауд понимал, что вот он - виновник его страданий. Наконец, старик нажал на кнопку, по телу Клауда разлилось онемение, и его поглотила тьма...
  Сквозь сон до него донесся голос.
  - Клауд, да не метайся ты так! Упадешь на пол!
  Тифа. Он стоял на серой бетонной платформе, по его лицу хлестал ливень. Он дрожал, а в его голове была пустота. Кто он? Нет ответа, только гулкое ничто. Откуда он? Нет ответа… Он мог вспомнить только имя той, чей голос только что слышал, той, что назвала его - "Клауд". Тифа.
  "Клауд" - подумал он. "Да, я - Клауд. Кто такой Клауд? Клауд - наёмник… Бывший боец из SOLDIER Шинры. Ведь так? Так… Или это не Клауд? Да нет, кто же ещё. Клауд, конечно. Я ушел из Корпорации пять лет назад, много путешествовал… Вот только когда я путешествовал - до того, как ушел, или после? Вроде бы, до, ведь я ещё был солджером. Хотя, мне ведь тогда было всего шестнадцать лет? Ерунда какая-то получается, ерундистика…Да нет, неважно. Клауд я, из "Шинры". Наёмник…"


  - Ох… - Клауд поднял голову. - Ну и сны мне снились сегодня. Это уже третий кошмар за последнюю неделю. Перенервничал, что ли?
  Он огляделся и понял, что обращался ни к кому. В комнате никого не было, все поднялись наверх. Он встал, зашнуровал ботинки, взял свой меч, лежавший в углу, и вызвал лифт.
  Наверху его уже ждали Баррет и Тифа.
  - Ну, как спалось? - поинтересовалась Тифа.
  - Плоховато - протянул он.
  - А чего так?
  - Эээ… Ну, храп Баррета не давал мне спать, и ерунда всякая снилась - уклончиво ответил Клауд.
  - Тише, а то Баррет услышит. Он сейчас весь на нервах!.. - предостерегла Тифа.
  Но Баррет уже обернулся на их разговор.
  - Значит так! - как всегда громко произнес он. - Сегодня мы взрываем реактор в Пятом секторе. Джесси уже подготовила новую бомбу и перепрограммировала наши документы. На вот тебе, Клауд, она сказала, что как-то по особому постаралась над твоим - Баррет протянул Клауду карточку. - И ещё: ты не мог бы мне объяснить, как пользоваться материей? Ну, хотя бы на примере той, на которую я вчера наступил?
  Клауд помолчал и ответил:
  - Хорошо, я постараюсь тебе показать, и перескажу то, что знаю сам. Я отрывочно помню то, что нам объясняли, но так или иначе, это связано с мако. Тем самым, на котором работают реакторы.
  Баррет напряженно кивнул.
  - Мако - это некая особенная жидкость, наполняющая недра нашей планеты - продолжал Клауд. - Особенность её в том, что она накапливает в себе энергию и информацию. Энергия - та самая, что поддерживает на планете жизнедеятельность наряду с солнцем. Энергетика Мако заключается в том, что мако выкачивают из-под земли, разряжают и сбрасывают обратно уже мертвым и отработанным.
  - Все это я знаю - нетерпеливо оборвал его Баррет.
  - Так вот, ближе к делу. Мако заключает в себя не только энергию, но и знания. Говорят, что все, что когда-либо знал или помнил кто-то на нашей планете, не забыто, а отложено в этой памяти, и благодаря мако планета - своего рода единый живой организм с какой-то долей собственного разума. Ученые давно научились использовать эти знания. Например, в SOLDIER все бойцы проходят через обязательную обработку в мако, насыщенном особыми генетическими данными, что делает их сильнее, ловчее и выносливее. Это же дает им характерное слабое свечение глаз, вроде как у меня.
  Баррет присмотрелся. Действительно, белки глаз Клауда слабо светились зеленоватым светом, как люминофор.
  - Ага, так вот почему вы такие крутые! А что, вас с головой опускали в мако? А как же вы дышали?
  - Мако хорошо растворяет кислород, и обычно им можно дышать, как воздухом, хоть оно и жидкое. Проблема в другом. Если человек пробудет в живом, не отработанном мако слишком долго, его разум будет переполнен информацией, которая при таком купании буквально вкачивается ему в голову. В результате - умопомешательство.
  - О материи речь - напомнил Баррет.
  - Ах да, материя. Это не что иное, как мако, сгустившееся до кристаллической формы. Энергии и информации в нем куда больше, чем в обычном, и это позволяет использовать материю для расширения человеческого сознания. Применяя материю, человек может получить сверхъестественные, буквально магические способности.
  - Вроде той молнии, так? - Баррет слушал заинтересованно.
  - Совершенно верно. В каждой материи заключено свое, особое знание, и поэтому возможности, даваемые материей, различны. Вот эта, которую мы нашли, к примеру, позволяет быстро залечивать ранения. Чтобы воспользоваться материей, возьми её и представь, как изнутри этой материи исходит поток энергии, и направь её в нужное русло. Вот возьми эту и попробуй.
  Клауд достал меч и извлек из гнезда рядом с рукояткой зеленый прозрачный шарик. Баррет протянул руку, взял материю и посмотрел на свет.
  - Представь себе, как из неё исходит электрический разряд… - начал было Клауд, но не договорил. Раздался сухой треск, и тонкая синяя молния сбила его с ног. Запахло озоном, а Тифа захихикала.

  - Оооо! Баррет, я разве говорил тебе, что разряд должен бить в меня? - простонал Клауд, с трудом поднимаясь с земли. Баррет на него смотрел ошарашенно - видимо, не ожидал, что у него что-то получится.
  - Так у тебя же в кармане материя для лечения, ты сам сказал! - выговорил Баррет.
  - И верно! - Клауд достал из кармана штанов другой зеленый шарик и вставил его в меч, затем снова взялся за меч, как тогда в реакторе - горизонтально, рукояткой направо, левой рукой на материи. - Ооо… Намного лучше - добавил он, выпрямившись. - Бойцы SOLDIER овладевают материей настолько, что не нуждаются в огнестрельном оружии, потому их и вооружают всего лишь этими мечами!
  - И все же, моя рука-пулемет внушает мне больше доверия - ответил Баррет. - Ладно, забери эту материю. Потом с ней разберемся.
  - И все же иметь под рукой такое сильное средство и не пользоваться им - просто грех - ответил Клауд. - Тифа, а ты умеешь пользоваться материей?
  - Немножко - ответила она. - У меня есть одна, она позволяет зажигать огонь.
  - Где? - переспросил Баррет.
  - Где угодно. На газовой плите, на мусорной свалке… да хоть в штанах у полицейского! - с этими словами Тифа снова рассмеялась. - Но я ей редко пользуюсь. Предпочитаю драться по-простому, как меня в детстве мастер Занган учил. Ладно, давайте позавтракаем и не спеша пойдем.

  На завтрак ушло минут пятнадцать, после чего Баррет направился во двор. Клауд и Тифа - за ним.
  - Тифа, ты тоже пойдешь? - спросил Клауд.
  - Конечно. Марлена останется в заведении одна, мы закроем её на замок.
  - Ох, боюсь я оставлять её одну! - добавил Баррет. - Но приходится. Для сегодняшней миссии нам нужны все силы, что у нас есть. Биггс, Ведж и Джесси уже ушли вперед, они ждут нас на станции.
  Прогулка до станции по знакомой улице заняла ещё четверть часа, и когда они добрались до платформы, электропоезд уже подходил к перрону. Биггс и Ведж погрузились в передний вагон вслед за Джесси, а Клауд с Тифой и Барретом подсели в задний.
  Клауд оглядел вагон. В дальнем его углу сидел тот самый человек в костюме, которого они видали вчера вечером. Тот обернулся и тоже их заметил.
  - Опять хулиганы!.. - проворчал он.
  Баррет подбежал к нему.
  - Эй, ты что-то сказал?
  Тот встал, глядя на Баррета снизу вверх, и вызывающе произнес:
  - Да! Хулиганы уже достали, и нужно немалое мужество, чтобы каждый день ездить здесь на работу в Корпорацию!
  - Работаешь на "Шинру"? - Баррет замахнулся своей железкой.
  - Я не поддамся насилию! - шинровец лихорадочно начал расстегивать пиджак. Ещё не хватало, чтобы он тут открыл пальбу…
  - Баррет! Стой! - Тифа подбежала к нему, схватила за пояс и попыталась оттащить. С тем же успехом она могла пытаться тащить весь состав, но Баррет, к удивлению Клауда, успокоился.
  - Твое счастье, засранец. И благодари Тифу! - проговорил Баррет и еле устоял на ногах, чуть не свалившись на Тифу, ухватившуюся за поручень. Поезд резко тронулся с места.

  Клауд, до сих пор безучастно наблюдавший за конфликтом, выглянул в окно. Приближалась граница между секторами, а значит скоро должна быть проверка.
  - Клауд, граница сектора будет через три минуты - Тифа подсела к нему. - Готовься. Если с нашими документами что-то окажется не так, придется бежать в другой вагон или даже прыгать на ходу!
  Есть такая пословица: помяни чёрта, и он тут как тут. Свет в вагоне резко погас, и по углам замигали красные лампочки. Послышалось гудение.
  - Что такое? - воскликнула Тифа. - Поезд идет с опережением?
  В этот момент гудение резко сменилось воем сирены, рванувшимся изо всех динамиков состава.
  - Внимание! - раздался громкий, искаженный статическим хрипом голос из динамиков. - В поезде обнаружены подозрительные личности. Просьба всем оставаться на местах до прибытия наряда полиции на станции Шестого сектора! Подготовка к блокированию дверей четвертого вагона…
  Тифа без лишних слов вскочила и побежала вслед за Барретом, который уже рванул на себя дверь вагона. Клауд в несколько прыжков одолел пространство вагона и тоже нырнул в проем. Дверь за ним хлопнула, и лязгнул автоматический замок. Он успел вовремя.
  - Внимание! Подозрительные пассажиры движутся к голове поезда! - продолжал реветь динамик. - Подготовка к блокированию дверей третьего вагона!
  Пока Клауд бежал по вагону, следуя за Барретом, остервенело распихивающим народ вокруг себя, в его голове метались мысли: что же не так? Вроде бы, вчера все документы были в порядке. Но вчера не было Тифы, и у него самого была другая карточка! Значит, либо у Тифы, либо у него некачественная подделка…
  Вот и головной вагон. Биггс, Ведж и Джесси уже здесь, хотя Клауд с трудом их узнал: они уже успели переодеться. Только чуть не столкнувшись с невысоким и худеньким офицером безопасности Корпорации, он понял, что это - Джесси, переодетая в мужскую форму "Шинры".
  - Это из-за меня, Клауд! - сдавленным шепотом сказала она. - Потом объясню. Вам лучше спрыгнуть!
  Биггс уже возился с ключом-трехгранкой, открывая заблокированную переднюю дверь. Она раскрылась, и в лицо Клауду ударил встречный поток воздуха. Ведж рванул стоп-кран, и поезд резко замедлил ход. Тифа, казалось, мгновение колебалась, после чего вдохнула поглубже и спрыгнула вниз.
  - Ты не против, если я первый? - оглянулся Клауд.
  - Нет, вперед! Я последний! - ответил Баррет, и Клауд с громким "Э-эх!" спрыгнул вниз.

  Ведж отпустил стоп-кран, и поезд, набирая скорость, понесся дальше, а Клауд услышал, как за его спиной плюхнулось что-то тяжелое. Баррет, кто же ещё. Он огляделся. Рельсы были проложены по эстакаде, возвышавшейся над трущобами, но над головой высилась "пицца", как назвал её Баррет, верхней плиты. Они находились на среднем, техническом горизонте Мидгара. Здесь находились системы коммуникаций верхнего города, железнодорожные пути и кабеля. Жить здесь никто не жил, но встретить тут техников, путевых обходчиков или охранников было вполне реально.
  Тифа уже подбежала к ним.
  - Так, товарищи - произнес Баррет. - С поездом нам не повезло, но по этим коммуникациям мы доберемся до Пятого сектора пешком, при условии, что никто нам не помешает.
  Он махнул здоровой рукой в сторону, куда унесся поезд. Эстакада продолжалась, чуть снижаясь и заворачивая, насколько хватало взгляда.
  - Аккуратнее, бегите по встречным рельсам, чтобы не попасть под поезд. За мной! - с этими словами Баррет потрусил в ту сторону, и Клауду с Тифой ничего не оставалось, как последовать за ним.

  Марш-бросок занял около двух-трех часов, вместе с привалом и обедом. Они спустились почти что до уровня нижнего города, но эстакада неожиданно закончилась. Рельсы уходили в тоннель, по бокам которого горели лазерные сенсоры.
Баррет остановился, переводя дыхание.
  - Тифа, сориентируйся. Где мы? - спросил он.
  - Мы около границы Пятого сектора. Видишь, здесь начинается сканирование поезда - Тифа кивнула на тоннель. - Нам туда нельзя, но реактор уже близко. Только как туда добраться?
  - А вот! - Клауд подошел к решетке слева эстакады и потянул её на себя. Скрипнули несмазанные петли, и пахнуло чем-то затхлым.
  - Вентиляционная шахта - протянул Баррет. - Ты предлагаешь нам лезть туда?
  Клауд молча кивнул и начал спускаться по лестнице в темный, узкий колодец.
  Коридор, в который спустился Клауд, был высоким и просторным, и в темноте он едва мог разглядеть потолок. Рядом с ним уже спрыгнула с лестницы Тифа, щелкнув фонариком и осветив перила, окружавшие решетчатый пол и трубы, толстые, как вековые дубы, покрытые ржавчиной, крупной, влажной и зернистой, как гречневая каша. Где-то внизу, под ногами, гулко шумел мотор вентилятора, и снизу вверх подувал ветерок.
  Наконец, на пол спрыгнул и Баррет. Тифа кивнула в ту сторону, в которой, по её прикидке, находился реактор, и они без лишних слов направились туда.
  Коридор петлял минут пятнадцать и закончился лестницей наверх. Клауд , не сомневаясь, полез вверх по лестнице, но оторопел, чуть только высунул голову наверху: перед самым носом его стоял офицер безопасности "Шинры". Только секунду спустя до Клауда дошло, что это все-таки Джесси.
  - Ф-фух, Джесси… - выговорил он, поднимаясь наверх. - Я уж напугался, думал, это настоящие шинровцы тут нас поджидают.
  Тифа уже полезла следом за ним.
  - Простите, что пришлось прыгать с поезда - виновато произнесла Джесси. - Это, видимо, я ошиблась. Клауд, я хотела сделать тебе особенную карточку и ввела в неё код-вездеход.
  - Код-вездеход?
  - Им обладают только большие шишки из "Шинры", турки всякие, или вроде того. Такая карточка позволяет открыть практически любой электронный замок в Мидгаре, пройти куда угодно и гарантированно отбояриться от полицейских на улице, если только они ищут не именно тебя. Откуда ж я знала, что после нашего последнего нападения код-вездеход поменяли, а прежний поместили в список недействительных? Я честно старалась, но кто ж знал…
  - Ладно, мы же все-таки живы - приободрил её Клауд. - А где Биггс и Ведж?
  - Там - Джесси указала на соседний люк. - Там уже начинается вентиляционный тоннель реактора.
  - Джесси! - Баррет поднялся из люка наполовину. - Иди и скажи остальным, чтобы топали на базу. Дальше мы одни справимся.
  - Хорошо! - она полезла в соседний люк. Баррет выбрался наверх и присел на пол, отдыхая.

  Пять минус спустя Клауд уже выглядывал из вентиляционной решетки в помещение реактора. Внешне пятый реактор не отличался от первого: такая же лестница, верхняя дверь - к лифту, нижняя - в машинное отделение. Лампы горели, но никого вокруг не было.
  - Странно - подала голос Тифа. - Не нравится мне это. После вашей первой вылазки они должны бы удвоить охрану на всех постах. А тут - никого!
  - Видимо, вся охрана наверху - ответил Баррет. - Не ожидают, что мы просочимся через вентиляционные шахты, а ожидают лобовой атаки, как вчера. Так что вперед, и постарайтесь не шуметь!
  Клауд кивнул, открыл решетку и спустился на пол, после чего быстро, но бесшумно направился в сторону входа в машинное отделение. Снова лестницы, снова полумрак, снова Баррет, со стуком и грюком цепляющийся железным протезом за перекладины лестниц… Но тогда реактор подавал признаки жизни - охрана с собаками, шаги техников где-то наверху, а сейчас казалось, будто бы он обезлюдел. Клауду стало не по себе. Он обернулся и встретил глаза Тифы. По их растерянному, беспокойному выражению было ясно, что она думает о том же. А Баррет, похоже, пер вперед как паровоз, только радуясь отсутствию помех.
  Клауд спустился на самый нижний ярус. Вот здесь в прошлый раз Баррет наступил на материю. Тифа спрыгнула у него за спиной, а сверху послышался шум сапог и железяки их командира. Здесь было темно, только глаза Клауда посверкивали в темноте - он был уже у самого реактора.
  - Клауд! Что с тобой? - окликнула его Тифа.

  А Клауд застыл. Как и в тот раз, он услышал внутри себя что-то. Уже не просто голос - его память ожила, и он почти наяву видел перед собой картину: похожий реактор, такой же полумрак…

  Похожий реактор, такой же полумрак… На полу - тело, лежит навзничь, а над ним на коленях стоит Тифа. Совсем ещё девочка, лет шестнадцать… Рядом, в пыли лежит её широкополая шляпа, а она сама не замечает ничего вокруг…
  - Папа! Папа, очнись! Что с тобой сделали!… Кто это сделал? - в его памяти, будто вживую, всплывает её надрывный крик. - Сефирот? Солджеры? Ненавижу! - с этими словами Тифа вскакивает и бежит вверх, к лестнице. - Всегда буду вас ненавидеть!


  - Тифа! - воскликнул он.

  - Что? - обеспокоено отозвалась Тифа. Реальность вновь прорвала картину из прошлого, Клауд вновь видел перед собой мидгарский пятый реактор.
  - Ничего. Успокойся - полушепотом ответил Клауд после того, как увидел её совсем рядом. "Странно - подумал он, - я раньше не замечал, что из-под её топика виднеется краешек длинного шрама".
  - Ну давай скорее! - это Баррет, наконец спустившись по лестнице, торопит Клауда. Тифа подала ему бомбу, и несколькими нажатиями на кнопки он поставил время до взрыва.
  - Тихо? - обернулся Клауд.
  - Вроде бы. Пошли наверх, разведаем обратную дорогу - позвал Баррет, поднимаясь обратно.
  Зал с лестничной клеткой был все так же пуст. Баррет поднялся наверх, миновав несколько пролетов, и вскоре уже был у лифта. Клауд догнал его, взбегая вверх по ступеням, Тифа поднялась следом. Баррет вошел в лифт.
  - Подожди, Баррет! - попыталась остановить его Тифа. - Ты же сам говорил, что вся охрана там, наверху!
  - Я на разведку - отрезал Баррет. - Клауд, ты со мной.
  - Нет уж, я тоже пойду! - Тифа вошла в лифт следом за Клаудом, Баррет нажал на кнопку, и лифт тронулся.
  Клауд изготовил меч и напрягся, готовясь увидеть в раскрывшемся дверном проеме полицейских. Но, когда двери открылись, в открывшейся комнате никого не было. Баррет выбежал из лифта и нажал на кнопку. Двери в коридор открылись, за коридором - мост, возвышавшийся над Пятым сектором Мидгара. Тифа побежала догонять Баррета, но застыла.
  - Баррет! - крикнула она. - Они здесь!
  Клауд с мечом наперевес понесся к мосту, а Тифа уже догнала Баррета. С обеих сторон раздались автоматные очереди, Клауд обернулся и увидел, что на двух других мостиках - по несколько автоматчиков, а навстречу Баррету уже бежит целый отряд полиции. Баррет резко развернулся, Клауд прижался к стене и осторожно выглянул: сверху донеслось хлопанье вертолетного винта.
  - Отставить огонь! - раздался сверху голос, усиленный мегафоном. Вертолет завис над мостиком, полицейские прекратили стрелять, и на лестнице раздался топот десятков ног: они спускались вниз. Боковая дверь вертолета открылась, и на мостик упала веревочная лестница. По лестнице спускался вниз полный человек лет пятидесяти, в темно-красном костюме. Он оглянулся, продемонстрировав моржовые усы и пухлые, морщинистые щеки.
  - Это же сам мистер Шинра, президент Корпорации! - шепнула Тифа, но Клауд не нуждался в пояснениях.
  Вертолет приспустился чуть ниже, и президент Шинра оказался на мостике. Баррет протянул было свой пулемет, но Тифа его остановила, кивнув на соседний мостик, где примостились несколько снайперов. Они не стреляли только потому, что президент приказал им не стрелять.
  - Так, значит, вы и есть эти террористы? Как там вас? - с этими словами Шинра, ничуть не напугавшись Баррета, сделал несколько шагов ему навстречу.
  - Мы не "как вас там", мы "Лавина"! - раздраженно крикнул Баррет. - И какого черта ты сюда приперся? Хочешь расстрелять, так давай!
  - Нет, мне просто интересно - саркастически ответил президент. - Ради чего же вы заварили всю эту кашу, паразиты?
  - Это мы-то паразиты? - Баррет окончательно потерял терпение и взревел: - Да ты сам паразит, паскуда! Паразит и король паразитов, сосущий кровь из планеты!
  Президент оглянулся и встретился глазами с Клаудом.
  - Давно не виделись - сквозь зубы проговорил тот.
  - Я тебя знаю? - удивился Шинра. - Хм, да ведь ты бывший солджер. Только я что-то не помню, чтобы из наших отрядов люди переметывались к мятежникам. Но я не могу упомнить всех - разве что если ты станешь ещё одним Сефиротом…
  Снизу раздался нарастающий шум, как будто бы ревел огромный пылесос.
  - Но я задержался - сказал Шинра, ухватившись за веревочную лестницу. - Меня ждут на приёме. А пока получите на закуску подарок из нашего военно-конструкторского бюро! - он на удивление ловко для своей комплекции подтянулся и скрылся в двери вертолета, который взмыл вверх. А снизу, ревя турбиной, поднялась какая-то огромная машина.
  - Это ещё что такое? - вскричал Баррет. - Солджеры, что ли?
  - Нет! - отозвался Клауд. - Это всего лишь робот!
  Робот поднялся выше, и Клауд смог его рассмотреть. Издалека он напоминал исполинскую человекоподобную фигуру с массивными манипуляторами, на каком-то то ли турбинном, то ли реактивном двигателе вместо ног. Такая техника никогда прежде не встречалась молодому наемнику.
  Огромная машина опустилась на мостик, отрезав Клауда от товарищей. "Молния!" - вспомнил он и потянулся к материи на своем мече. Голубая искра проскочила между кончиком меча и стальным корпусом аэробота, но у того оказалась довольно прочная изоляция: разряд не обездвижил его, как бывало с другими механизмами. С той стороны послышался сухой треск автомата Баррета и свист рикошетящих от стальной брони пуль.
  Клауд подошел вплотную, замахнувшись мечом, и рубанул по тому месту, где, как показалось, у робота был стык манипулятора с телом. Металл лязгнул о металл, и Клауд рванул меч на себя: он застрял между краем корпуса и манипулятором робота, поднявшимся было вверх. Он дернул посильнее, и меч высвободился; а внутри аэробота что-то затрещало, видимо Клауд все-таки перерезал или перемкнул какие-то провода.
  Баррет с той стороны снова полоснул очередью, и робот опустился на мостик. А Клауд поднял меч и опять дотронулся до материи, целясь искрой в то самое место, где только что прорубил изоляцию. Снова раздался электрический треск, и летающая машина замерла. Турбина отключилась, манипуляторы и пушка бессильно опустились. Баррет с размаху треснул по корпусу робота своей железкой, а Тифа, резко выдохнув воздух, добавила ногой, и тот опрокинулся. Клауд вовремя отскочил, заметив, что из корпуса идет дым, и успел: из щелей аэробота вырвалось пламя. Баррет и Тифа отпрянули, и прогремел взрыв, а половинки мостика, разбитого взорвавшимся роботом, стали расползаться. Клауд подпрыгнул и перескочил на ту сторону, к Баррету, но тщетно: он успел ухватиться только за край арматурины, выдававшейся из-под обломка моста. Вторая половина моста с лязгом оторвалась и упала вниз.
  Клауд висел на одной руке, а половинка моста под весом и его, и Тифы, и Баррета стала стремительно крениться. Баррет отступил к двери, а рука Клауда разжалась, и он упал вниз.

  Тифа сглотнула: под её ногами на месте ещё недавно целого мостика разверзалась бездна метров в двадцать, за которой внизу виднелись кварталы трущоб. Она не отрываясь смотрела на церквушку в трущобах, на крышу которой упал Клауд; упав спиной, он провалился сквозь крышу и рухнул внутрь.
  - Куда теперь? - спросила она.
  - Обратно, в вентиляцию - выговорил Баррет. - Быстрее, пока туда не добрались полицейские!

ГЛАВА 3
"ДЕВУШКА С ЦВЕТАМИ И ЗАГАДКАМИ"

  "Ты можешь двигаться? Ты слышишь меня?"
  "Что за черт? Где я? Я ещё жив?.."
  "Тогда ты отделался только содранными коленками…"
  "Что значит - тогда? И что сейчас?"


  Нет, Клауд определенно был ещё жив, о чем свидетельствовала боль в спине и боку. Похоже, он сломал пару ребер, но руки-ноги были целы.
  - Ты живой? - повторил знакомый голос.
  Он медленно открыл глаза, и увидел высокий свод черепичной крыши, прямо над ним зияла дыра.
  - Ну наконец-то ты открыл глаза.
  Этот мягкий женский голос был определенно знаком Клауду, где-то он его слышал. Он повернул голову направо и попытался приподняться. Над ним стояла девушка в длинном розовом платье, с русыми волосами, забранными в хвост сзади; они опускались почти до пояса. Клауд взглянул ей в лицо, встретившись взглядом с большими, цвета морской волны глазами, и вспомнил, где он её видел. Ну конечно же, она продавала цветы в Первом секторе.
  - Я… - проговорил он. - Я упал, да?
  - Да - кивнула цветочница. - Ты здорово меня напугал. Но ты упал прямо на цветы, их сегодня много, и земля рыхлая. Потому ты, наверное, ничего и не сломал.
  - Нет, бок болит… - Клауд поморщился и попытался встать. - Должно быть, о крышу сломал. Извини за цветы. Они твои?
  - Да. Ты знаешь, здесь, в Мидгаре, нигде нет цветов. Даже трава еле растет. А здесь почему-то цветут без проблем… - улыбнулась она. - Наверное, потому, что здесь святое место?
  Клауд наконец-то встал и попытался отряхнуться. Осмотревшись, он увидел, что стоит перед рядом скамей в старой, ветхой небольшой церквушке, а за его спиной - смятая цветочная клумба. Его меч валялся неподалеку на полу, а девушка стояла рядом и смотрела на него.
  - Ты меня помнишь? - спросила она.
  Клауд кивнул.
  - Ты продавала цветы - ответил он. - В Первом секторе.
  - Да. Меня зовут Айрис. А тебя как?
  - Клауд - сказал он. - Клауд Страйф.
  - И чем ты занимаешься, Клауд?
  Он замешался.
  - Ну… Всем понемногу - ответил он, смутившись. Ему совершенно не хотелось рассказывать о своих наемнических делах, терроризме и проблемах с полицией едва знакомой девушке.
  - Понятно - улыбнулась Айрис. - Разнорабочий. Скажи-ка, разнорабочий, а тебе не приходилось быть телохранителем?
  - Телохранителем? - переспросил Клауд.
  - Да. Ты ведь всем понемногу занимаешься. Проводишь меня до дома по здешним улицам?
  Клауд ответил спустя несколько секунд.
  - Это будет не бесплатно.
  - Хорошо! - Айрис подошла к нему поближе. - Давай так: я тебе отплачу за это свиданием.
  Он вздохнул. Видимо, с неё и впрямь взять больше нечего… хотя постой, Клауд, не слишком ли ты черств? Или просто притворяешься? Ведь не ты ли вчера не мог заснуть, думая об этой девушке?
  - Идет - кивнул Клауд. - Когда выходим, сейчас?
  - Да нет, подожди… - ответила Айрис. - Мне только надо закончить с цветами. Ты ведь их помял, когда падал.
  Она отошла в сторону и наклонилась над цветочной клумбой, на которую рухнул Клауд. "Хм… - подумал он. - Будь это Тифа, я обязательно бы не удержался и ущипнул её за зад, который она так заманчиво выставила. А сейчас даже мысли такой в голову не приходит - и ведь вовсе не потому, что щипать не за что! Просто она какая-то… не такая, вот. Никогда раньше не встречал такой девушки"…
  Он подошел к клумбе и заглянул через плечо Айрис. Та уже заканчивала приводить в порядок смятые цветы.
  - Скажи, у тебя есть материя? - не оборачиваясь, спросила она.
  - А то! - ответил Клауд. - Показать?
  - У меня есть одна - ответила Айрис, выпрямившись и обернувшись. - Только она особенная. Она вроде бы как ничего не делает…
  - Ты, наверное, просто не умеешь ею пользоваться! - перебил Клауд.
  - Да нет, послушай. Я умею, просто эта материя не такая. Она ничего не делает, но мне становится лучше на душе уже от того, что она есть…
  Айрис сняла с шеи кулон, и Клауд увидел, что на цепочке висит небольшая белая материя. Странный цвет для материи. Кристаллы мако всегда бывают прозрачными и, как правило, окрашены, а тут молочно-белый шарик. Он пожал плечами и обернулся, услышав шорох. В церквушку кто-то вошел.

  Полицейские. "И почему меня это совершенно не удивляет?" - спросил себя Клауд, хватая меч с пола.
  Трех полицейских сопровождал какой-то молодой человек в строгом темно-синем костюме, с которым совершенно не гармонировали медно-рыжие волосы, забранные сзади в хвост, а спереди торчащие непослушными вихрами. На лоб парня были задраны темные очки, а с пояса свисало что-то, что Клауд принял за электрошоковую дубинку. Все четверо остановились, встретив взгляд Клауда - их опять повергли в замешательство форма солджера и светящиеся глаза.
  "Это кто ещё такой? - спросил себя Клауд. - Одет как-то знакомо. Турок, наверное… Но, похоже, они не за мной!"
Айрис обеспокоено бросила цветы и скрылась за алтарем, как будто ждала этого визита. Клауд быстрым шагом направился за ней, на ходу вешая меч на портупею за спину, а за спиной его послышались шаги.
  - Эй, Рено, ты наступил на цветы! - раздался приглушенный пластиковым шлемом голос полицейского. - На тебя падут кары небесные!
  - Древняя уходит! Живо! - донесся до Клауда ответ, видимо, исходивший от рыжего Рено.
  "Не этого ли опасалась Айрис, прося меня проводить её?" - думал Клауд, забираясь вверх по лестнице. Айрис стояла на переборке, и Клауд быстро её догнал. На другом конце переборки виднелась лестница на чердак, откуда падал рассеянный свет. Клауд прыжком перемахнул через прогал в переборке и уже карабкался по лестнице.
  - Айрис! За мной! - крикнул он.
  Айрис оттолкнулась и попыталась перепрыгнуть прогал, но край её длинного платья зацепился за гвоздь, и она с криком упала вниз, прямо под ноги полицейскому. Вскочив, Айрис схватила длинный стальной прут, лежавший на полу, и попыталась замахнуться им на полицейского, но тот легко схватил прут.
  "Давай же, действуй, Клауд!".Он быстро огляделся вокруг и заглянул вверх, на чердак. Там стояло несколько бочек, и его осенило. Он схватил трехведерный бочонок и швырнул его прямо в прогал, на голову полицейскому.
  Тот, уже отобравший было у Айрис прут, рухнул без сознания. Айрис выхватила у него свой прут - какое-никакое оружие! - и снова принялась карабкаться по лестнице. Вбежал другой полицейский, и Клауд потянул на себя второй бочонок, побольше и потяжелее. Эх, не попасть бы в Айрис! Но меткость не подвела, и бочка сбила карабкавшегося шинровца с ног.
  Айрис наконец перепрыгнула прогал, вскарабкалась по лестнице и вошла на чердак. Клауд кивнул в сторону дырки в крыше, из которой и исходил рассеянный свет: за ней виднелась крыша соседнего дома. Несколькими прыжками он пробежал по балке, Айрис последовала за ним, балансируя шестом. Вот и дыра!

  Они выбрались на крышу соседнего двухэтажного дома. Полицейских на улице не было. Клауд махнул рукой в сторону и побежал. Айрис на удивление быстро последовала за ним. Он спрыгнул с крыши и нырнул в проход между сварными гаражами, слыша сзади её шаги.
  - Похоже, моя миссия телохранителя началась… - пробормотал он.
  - Они опять пришли за мной - услышал он сзади голос Айрис, поспевающей сзади.
  - Так это уже не в первый раз?
  - Нет. Ты знаешь, кто это был?
  - Турок, похоже. Сыщик "Шинры".
  - Турок? А почему они так странно называются? И чем занимаются?
  - Когда-то раньше их контора называлась детективным агентством "Турок", пока не была куплена Корпорацией. Теперь это Отдел административных расследований, но все называют их по-прежнему. Официально они занимаются рекрутингом в SOLDIER, но на самом деле их дела не столь благовидны. Похищения, шпионаж, даже убийства. А ты-то зачем им понадобилась?
  - Не знаю… - пожала плечами Айрис. - Наверное, они считали, что меня можно рекрутировать в SOLDIER… - её голос показался Клауду неискренним.
  - Рекрутировать в солджеры? А ты сама-то этого хочешь?
  - Нет уж. И с этими людьми не желаю иметь ничего общего. Ой!
  Клауд оглянулся и увидел, что она зацепилась подолом платья за какой-то кусок проволоки и упала.
  - Да, из SOLDIER тебя бы выгнали… - протянул он.
  - Ничего смешного! Ты ужасен - проговорила она, поднимаясь. - Нет бы помочь девушке!…
  - Ну, извини.
  - Ладно уж. Скажи, Клауд: ведь ты тоже солджер?
  - Бывший. Как ты догадалась? - спросил Клауд, хотя уже почти знал, что услышит в ответ.
  - У тебя глаза светятся. Так бывает после обработки в мако, а её проходят только солджеры.
  - Слушай, Айрис, а откуда ты это знаешь?
  - Да так, ниоткуда… - с этими словами она многозначительно пожала плечами.
  - Ниоткуда? - удивился Клауд, выбираясь из узкого прохода на крышу сарая.
  - Точно, ниоткуда! Пошли, телохранитель!
  Айрис подперла свой прут, который до сих пор несла с собой, о землю, встала на него и тоже выбралась на крышу сарая вслед за Клаудом. Тот выглянул из-за угла. Улица была пустой, похоже, их не преследовали. Он спрыгнул на землю и кивком указал Айрис сделать то же самое.
  - Ну что, куда пойдем?
  - Ко мне домой - ответила Айрис. - Это вот туда, мимо лавок.

  Они шли по убогой, грязной улице, состоявшей из одноэтажных домишек, а зачастую и просто сараев, гаражей, вагончиков, бытовок, переделанных в жилища, исписанных не всегда приличными надписями, кое-где обнесенных заборчиками. Трущобы седьмого сектора по сравнению с этими показались Клауду чистыми и цивильными, как главная улица. Наконец Айрис махнула рукой направо, и Клауд повернул вслед за ней. Улочка, на которую они свернули, немногим отличалась от предыдущей, только она ещё и петляла. Впереди показались первые фонари, увиденные Клаудом в этих трущобах: они освещали вывески немногочисленных магазинов, таких же убогих, как и прочие дома. Улица расширилась, превратившись в небольшую площадь, но Айрис указала на противоположную сторону этой площади.
  - Мы почти пришли. Туда дальше пройти, и будет мой дом.
  - А ты живешь одна или с кем-то? - поинтересовался Клауд.
  - С мамой. Я тебя с ней обязательно познакомлю! - пообещав это, Айрис поспешила свернуть на улочку, ответвлявшуюся вправо. Клауд прошел несколько десятков метров и увидел, что домишки закончились. Последний дом по улице был довольно приличным, двухэтажным, а напротив него зеленел небольшой садик. "Необычно для Мидгара - подумал Клауд. - Сначала цветы в церкви, теперь этот садик… А больше нигде я здесь не видел ничего растущего!"
  Айрис уже возилась с ключами, открывая дверь того самого дома, на котором остановился взгляд Клауда.
  - Мам, я дома! - донесся до него голос Айрис, и он быстрым шагом направился к входной двери.
  - Как, говоришь, зовут твою мать? - спросил он, поднимаясь на крыльцо.
  - Эльмира. Эльмира Гейнсборо - ответила Айрис. - Заходи быстрее.

  Эльмира Гейнсборо оказалась невысокой женщиной лет сорока-сорока пяти, темноволосой, одетой в домашний халат. Клауд, всмотревшись в её лицо, отметил, что на Айрис она не очень-то похожа.
  - Вот познакомься, мам, это Клауд, мой телохранитель! - представила его Айрис.
  - Телохранитель? - переспросила Эльмира. - Ты хочешь сказать, что за тобой опять приходили? Ты не ранена?
  - Нет, что ты. Со мной все в порядке. Ведь со мной Клауд! - ответила Айрис.
  - Ну спасибо вам, Клауд! - улыбнулась Эльмира. - Пожалуй, вы можете погостить у нас немного. Айрис, я отлучусь ненадолго.
  С этими словами она направилась к лестнице на второй этаж.

  Клауд присел на стул, вздохнув, и отстегнул тяжелый меч, прислонив его к столу. Который же сейчас час? Взрыв на пятом реакторе прогремел где-то в два часа пополудни, а сколько же он пролежал в отключке? Он откинулся на спинку стула и посмотрел наверх: на стене висели часы. Полдевятого, надо же! Уже скоро спать пора. А как же там, интересно, Тифа и Баррет? Не схватили ли их?
  Скрипнул стул рядом. Клауд повернул голову, и увидел, что Айрис подсела за стол.
  - И куда ты теперь?
  - Не знаю… - протянул Клауд. - Вот что. Мне надо как-то пробраться в седьмой сектор, в бар Тифы. Ты не знаешь, как туда попасть?
  - Тифы? Кто это? - спросила Айрис. - Девушка?
  - Ну да - кивнул он.
  - Любимая девушка? - Айрис испытующе посмотрела ему в глаза.
  - Нет уж! - замотал головой Клауд. - Мы просто друзья. Друзья и боевые товарищи, вот так.
  - Да что ты так разнервничался, Клауд? Все в порядке. Я знаю дорогу и завтра с утречка провожу тебя туда. Или, может быть, прямо сейчас? Вот, выпей чайку!
  Айрис встала и направилась к плите.
  - Но…. - начал было Клауд. - Ты, наверное, шутишь. Я бы не хотел, чтобы ты теперь уже сама подвергала себя опасности из-за меня…
  - Нет, знаешь, я к этому привыкла - ответила она. - И, потом, не так уж часто со мной происходят такие вещи. Не каждый день.
  - Но принять помощь от девчонки? - пробормотал Клауд скорее самому себе, чем кому-то ещё.
  - Девчонки? Что ты хочешь этим сказать? - возмутилась Айрис.
  Она отошла к лестнице и позвала:
  - Мам! Я через десять минут выйду проводить Клауда до седьмого сектора!
  Клауд обернулся, и увидел, что по лестнице спускается Эльмира.
  - Я не берусь тебя переубедить - начала она. - Но ведь сейчас уже поздно. Не лучше ли завтра утром?
  Айрис помолчала, подумав.
  - Ну, хорошо - наконец сказала она. - Подожди меня здесь, Клауд! Я сейчас постелю тебе наверху!
  Она встала и направилась к лестнице, и Клауд услышал её удаляющиеся шаги. Он встал, протянул руку за чайником и налил себе закипевшего чая. А к нему подошла Эльмира, внимательно разглядывая гостя.
  - Скажи, Клауд - начала она. - Этот блеск в твоих глазах… ты из SOLDIER, верно?
  Он кивнул, мысленно проклиная мако, солджеров, Корпорацию и все остальное, что заставляло его каждый день выслушивать одно и то же.

  - Бывший. Теперь уже сам по себе.
  - Вот что сейчас Айрис точно не нужно, так это воскрешать старые чувства - ответила Эльмира. - Послушай. Я, конечно, благодарна тебе, но нельзя ли тебя попросить уйти отсюда ночью или ранним утром, ничего не сказав Айрис?
  Клауд пожал плечами. Конечно, разве станет она доверять солджеру, пусть даже утверждающему, что больше не служит Корпорации. Но что она имела в виду под "старыми чувствами"?
  - Почему бы и нет? Мне не нужно очень уж много сна.
  - И на том спасибо - ответила Эльмира.
  - Клауд! - послышался сверху голос Айрис. - Иди сюда, я тебе постелила!
  Клауд допил чай и поставил чашку на стол. Он медленно встал со стула, пошел к лестнице и поднялся на второй этаж. Айрис стояла около двух дверей в спальни.
  - Вот, та дальняя - твоя! - сказала она. - Тебе надо хорошенько выспаться. Нам завтра идти через Шестой сектор, а там довольно опасно.
  - Ладно - пробормотал себе под нос Клауд и повторил: - Мне не нужно много сна.
  - Ну, хорошо, солджер! - улыбнулась Айрис. - Ложись и спи.

  Клауд вошел в спальню, которая оказалась небольшой, уютной комнаткой с мягкой кроватью. Он снял темно-синюю водолазку и повесил её на стул.
  - О, черт… выдохнул он, снимая галифе.

  "Как же я устал…" - думал он, засыпая. - "В такой кровати я не спал уже очень давно"…
  Он уже погружался в сновидения. Вновь - из прошлого, но уже не страшные - спокойные, приятные…
  "Да-да… С тех самых пор"…

  Ему снился дом. Родной дом в Нибельхейме, маленьком уютном городке. Ему всего семнадцать, и он приехал в свой город на побывку. Или не на побывку? Нет, кажется, по приказу… Не поймешь, это же сон. Неважно, главное, он дома, и его встречает родная мать…
  - Как же ты вырос, Клауд! Поди, девушки сами на шею вешаются!
  Он молчит, как всегда, вздыхая.
  - Знаешь, в этом большом городе так много соблазнов! Мне было бы спокойнее, если б ты женился. По-моему, тебе нужна девушка постарше тебя, чтобы ухаживала за тобой… как я.
  - Нет, мам, мне это не нужно!.. - сквозь сон бормочет Клауд.

ГЛАВА 4
"ТРУЩОБЫ ВО ВСЕЙ КРАСЕ"

  “Он открыл глаза и огляделся. Будильник, стоявший на тумбочке, показывал четыре часа утра, и Клауд прислушался. Вроде бы тишина… наверное, Айрис ещё спит. Свет в коридоре не горит. Он потянулся, осторожно встал, натянул водолазку и брюки, сунул ноги в ботинки и снова прислушался. Нет, тихо.
  "Это пятый сектор - подумал Клауд. - Значит, чтобы попасть в седьмой, мне нужно пройти весь шестой сектор. А я, как назло, не знаю дороги. Ладно, что-нибудь придумаю, на худой конец спрошу…"
  Он нагнулся и завязал шнурки на ботинках, застегнул ремень и закрепил на плечевом ремне свой здоровый двуручный меч с широким клинком. Стараясь не шуметь, он открыл дверь спальни и выглянул в коридор. Там, как и следовало ожидать, никого не было. Свет в спальне Айрис не горел, не было видно даже отблеска ночника.
  Помня о своем обещании Эльмире, Клауд осторожно прошел по коридору к лестнице. Под его ногой предательски скрипнула ступенька, и он замер. Тишина… ни звука. Клауд осторожно спустился по лестнице и оказался в темной прихожей.
  "Не наскочить бы на стену и не поднять бы грохота…" - пронеслось в его голове.
  Выставив перед собой руки, Клауд дошел до стены и нащупал выход. Медленно, плавно провернулась ручка замка, дверь с тихим щелчком открылась, и в лицо Клауду пахнуло утренним ветром. Тихо шумели кусты в маленьком, аккуратном садике рядом с домом, и пахло весенними цветами. Только со стороны улицы доносились другие запахи - знакомые ароматы трущоб: затхлая вонь из городских коммуникаций, горелый мусор и резина.
  Аккуратно прикрыв за собой дверь, Клауд наконец прибавил ходу. Он быстрым шагом зашагал по улочке, припоминая дорогу. И вскоре улочка расширилась, и показалась торговая площадь. Горели всего три фонаря, а окна магазинов были темны. Только в одном, сооруженном в ржавом остове автобуса, горел свет. Вывеска над дверью гласила: "Продукты и хозтовары. 24 часа".
  Клауд направился к этому магазину и, пригнувшись, вошел. Внутри бывшего автобуса с зашитыми фанерой окнами стояло несколько полок и стол, перегораживавший помещение. За столом дремал продавец - парень лет двадцати, слегка полноватый, в поношенной ветровке. Услышав шаги посетителя, он поднял голову и спросонья поздоровался.
  - Привет, хозяин - бросил ему Клауд. - Есть чего-нибудь перехватить? Жуть как голоден, почти не ужинал вчера.
  - Бомж-пакеты есть - пробормотал тот. - По три гиля штука.
  Клауд покопался в карманах и нащупал монетки.
  - Давай один и пластиковую миску с вилкой - сказал он. - И кипяточку, если можно.
  Залив кипятком из чайника брикетик лапши, Клауд задумался. Есть ли вообще смысл возвращаться в бар Тифы?   Вернулась ли она с задания? Или, может быть, в "Седьмом небе" его ждет полицейская облава?
  - Возьми ещё вот это - прервал его раздумья голос продавца. - Колбаса "Спам", самогреющаяся. Двадцать пять гилей. Ты ж не наешься одной лапшей.
  - Вот, давай вот это - пробурчал Клауд, доставая из кармана смятую бумажку. - И банку какого ни на есть коктейля.
  - Коктейля нету - виновато пробасил парень. - Пиво есть, есть кракка, есть спирт.
  - Что-то не тянет меня нынче пить кракку. Давай-ка сто грамм спирта, разбавь его пополам и засыпь пакетик сухого сока. Вот тебе и коктейль.
  - Тридцать восемь гилей - ответил продавец, доставая из-под стола полиэтиленовую бутылку с прозрачной жидкостью. Клауд протянул ему бумажку и потянулся за колбасой, упакованной в картонный цилиндр. Он сорвал с цилиндра пленку и положил его рядом с миской лапши, чувствуя рукой, как содержимое греется. Наконец, картонная оболочка лопнула, и взору его предстала серовато-бурая, в пол-локтя, вполне съедобно пахнущая колбаса.
  Он взял горячую колбасу и откусил. На вкус она оказалась похуже, чем на запах - во всяком случае, мяса в ней Клауд не ощутил. Но он прожевал колбасу и заел вилкой солено-перченой лапши, после чего отправил в себя половину разового стакана горькой рыжей жидкости. Быстро закусив колбасой, Клауд почувствовал, что жить становится чуть легче. Он доел лапшу, прикончил стакан с пойлом, сгреб в карман сдачу и завернул оставшуюся половину колбасы в "родную" картонно-полиэтиленовую упаковку. Колбаса отправилась в целлофановый пакет, извлеченный Клаудом из кармана, и он, подкрепившись, вышел из заведения.
  "Черт, я же не спросил у него дорогу до Седьмого сектора!" - пронеслось у него в голове. "А, ладно, спрошу у кого-нибудь ещё…"
  На площади народу ничуть не прибавилось - читай, как не было никого, так и не появилось. Только у огромной трубы, пролегавшей вдоль боковой улочки, полулежал какой-то грязный седой бродяга. Лица его было не разобрать в полумраке - он лежал сгорбившись, но в глаза Клауду бросилась его рука. Точнее - татуировка на руке: число "двенадцать".

  Клауд быстрым шагом прошел мимо бомжа, и тут заметил ту улицу, по которой они с Айрис пришли сюда. Несколько минут - и он уже повторил путь до перекрестка, а вдали справа показался прогал в бетонной стене, разделявшей сектора. Рядом с прогалом стояла какая-то девушка, но издалека и в полумраке не было видно, кто это.
  Клауд направился навстречу ей, намереваясь спросить дорогу через шестой сектор, но, приблизившись, застыл в удивлении.
  Ему навстречу шла Айрис.
  - А ты сегодня раненько поднялся! - сказала она вместо "доброе утро".
  - Айрис! Что ты здесь делаешь?
  - Ты же, кажется, хотел в седьмой сектор?
  - Но я не могу подвергать опасности ещё и тебя! Это мои дела, мои товарищи и мои проблемы с законом! - Клауд поймал себя на мысли, что уже думает о Тифе и Баррете как о товарищах, а не как о нанимателях. - То есть нет, они мне не совсем товарищи!… - поправился он. - Скорее, клиенты.
  - А я тебе кто тогда? Начнем хотя бы с того, что я не расплатилась с тобой, телохранитель - улыбнулась она. - Я же обещала тебе свидание, а ты решил куда-то убрести. Пошли, не надо спорить!
  - Хорошо… - Клауд даже немного обрадовался. И Эльмиру не обманул, и идти придется не в одиночку, а в приятной компании.

  По ту сторону прогала начинался Шестой сектор, и Клауд удивленно огляделся по сторонам. Они оказались на пустыре, заваленном мусором. Никого вокруг не было видно, только горы хлама, битого асфальта, да какой-то здоровый, ржавый подъемный кран вдалеке лежал плашмя поперек пустыря.

  - А мы здесь пройдем? - засомневался он.
  - Пройдем, конечно. Или ты не солджер?
  - Я-то да, может и пройду. А вот как насчет тебя?
  - Я здесь ходила и знаю дорогу! - ответила Айрис.
  Клауд в несколько прыжков забрался на ближайшую гору битого асфальта и щебня, приложил ладонь козырьком ко лбу и осмотрелся. Свалка простиралась минимум на километр, и только вдали справа виднелись силуэты домов. Слева свалка продолжалась аж до бетонной стены - границы с Седьмым сектором, маячившей вдалеке, но никаких прогалов в стене видно не было. Он присмотрелся и увидел, как между гор мусора действительно петляет тропинка.
  - Ладно, пошли! - бросил он, спустившись, и направился вниз по тропинке.
  Свалка была огромной. Вокруг них лежала кучами битая мебель - поломанная, погоревшая, непригодная; пригодная здесь долго не залеживалась, в трущобах было полно любителей дармовщинки. Рядом был свален строительный мусор - мешки из-под цемента, комья желтой монтажной пены, обрезки линолеума и поролона. Чья-то старая, ржавая машина громоздилась на вершине горки, зияя пустотой под капотом. Под ногами Клауда захрустело битое стекло, и он машинально пнул что-то тяжелое, попавшее под ноги. Банка с засохшей краской загрохотала вниз по тропинке.
  Наконец, спуск закончился, и тропинка разветвилась. Здесь лежали стопки гниющей макулатуры, картона, какие-то коробки из-под офисной техники, а по тропинке направо, полузарытая в мусоре, лежала какая-то бутылка темного стекла.
  - Нам налево - указала Айрис, но Клауд сделал несколько шагов направо и подошел к бутылочке.
  - Тут что-то есть - произнес он, подняв её. - Этикетка стерлась… ага, "эфир ди-э-тиловый. Осторожно, летучая, легковоспламеняющаяся жидкость". Надо же, какую штуку выбросили!
  - Зачем тебе это? - поинтересовалась его спутница.
  - Ты что, это же замечательная вещь! Если его нюхать, расслабляешься, и это восстанавливает силы - ответил Клауд, как будто что-то разъяснял школьнице. - Когда ты используешь материю, это может вызвать нервное напряжение и усталость. Эфир очень хорошо от этого помогает. Дай-ка я понюхаю, это он или нет?
  Он отвинтил пробку и осторожно поднес горлышко бутылки к носу, сделав несколько машущих движений пальцами - как в сельской школе учили нюхать реактивы.
  - Он самый! - довольно сказал Клауд, завинчивая крышку и пряча бутылку в мешок. - Давай-ка посмотрим, может ещё что найдем.
  - Клауд!.. - покачала головой Айрис. - Ещё ты в помойке не рылся.
  - Да погоди же ты! - с этими словами он потянул на себя коробку из-под ксерокса, и тут же сообразил, что сделал это зря. Под коробкой, в слежавшихся отходах, свернулся клубком здоровый фиолетовый то ли червяк, то ли слизень. Тварь, почуяв свет и воздух, недовольно зашевелилась и поползла прямо на Клауда.
  - Тьфу, паскуда! - плюнул Клауд, рванул из-за спины тесак и рубанул наотмашь, не глядя. Червь, распластанный надвое, расплылся темно-красной кровью, но сбоку от себя парень неожиданно заметил ещё двух таких же.
  - Пошли-ка отсюда! - крикнула Айрис. - Ещё не хватало, чтобы нас сожрали мусорные слизни.
  - Кто, эти? - Клауд поднял меч. - Эти-то нас сожрут? Да не смеши моих тапок! Й-эх! - с залихватским гиканьем опустил он меч. Тяжелый клинок опустился мимо, разрубив перегнивший мусор совсем рядом с шустро подползавшим синюшным червем в руку длиной. Клауд отступил на шаг и поднял свое оружие. Раз, два, раз, два! - крутящими движениями размахнулся он, как вертолет винтом, и резанул поперек по земле. Со смачным чавканьем сразу оба червя были перерезаны пополам, и наемник обернулся: сзади коротко вскрикнула Айрис. Прямо рядом с ней на землю шлепнулся с мусорной кучи ещё более крупный поганец - длиной не меньше полутора метров, издавая то ли шипящие, то ли чавкающие звуки. Она замахнулась длинным железным прутом и ударила им, как копьем, пропоров тварь насквозь, но даже пригвозженная к земле, та продолжала извиваться.
  - И впрямь, пошли-ка отсюда! - крикнул Клауд, подбегая к своей провожатой и опуская клинок на извивающегося червя. Айрис кивнула, выдернула прут и побежала в сторону, Клауд поспешил за ней вверх по тропинке. Несколько минут, и опасное место оказалось позади.

  - Й-ик-к… - выдавила Айрис, сдерживая комок в горле.
  - И много у вас тут такой дряни водится? - спросил Клауд, отдышавшись.
  - Эти - на любой свалке - ответила она. - Жрут все, что только можно переварить, картон, пищевые отбросы, даже строительной пеной не брезгуют. А уж если удастся кого-то живого прихватить, так это для них, наверное, деликатес. Брр!
  - Будь их поменьше, я бы всех перерубил! - выдохнул Клауд, тщательно вытирая меч о картонную коробку, валявшуюся рядом.
  - Слушай! - ответила Айрис. - Я все удивляюсь: этот меч у тебя тяжелый?
  - Возьми да попробуй! - Клауд протянул рукоятку меча Айрис. Она взялась обеими руками, напряглась и с трудом оторвала его от земли.
  - Ты, должно быть, долго учился им махать?
  - Да он для меня и сейчас тяжеловат… - признался Клауд. - Хотя он у меня уже давно.
  - А он как-нибудь называется? - поинтересовалась Айрис. - Я читала, что раньше у каждого меча было собственное имя.
  - Да какое у него имя? - отмахнулся Клауд в ответ. - Это же стандартный заводской, номерной меч, бывшая собственность SOLDIER "Шинры". Таких клепалось сотни в свое время.
  - А ты сам его никак не называешь?
  - Вообще-то называю… про себя - ответил он.
  - Надо же! А как?
  - Я его называю "Веселый меч" - улыбнулся Клауд. - Как замахнешься, так такое веселье начинается, только с ног не свались! Не помню уж, когда я это придумал, но в общем так. Долго ещё до конца? - прибавил он, чуть помолчав.
  - Вроде бы, уже скоро автодорога и ворота - ответила Айрис. - Поднимись, посмотри.
  - А там на меня очередной червяк не нападет? - пробурчал Клауд, отойдя. Он уперся ногами в склон, оттолкнулся "веселым мечом" и в несколько широких шагов поднялся по крутом склону. Да, действительно, свалка почти закончилась, буквально в ста метрах от них, наверху по склону котлована зияла пустыми окнами брошенная трехэтажка.
  Он спрыгнул с горки, приземлившись рядом с Айрис.
  - Там дом - сказал он. - Странно, но он пустой.
  - А чего странного? - ответила Айрис. - Никто не хочет соседствовать с червяками и крысами, которых тут ползает видимо-невидимо. За этим домом начинается широкая улица, и сразу же ворота в седьмой сектор. Мы почти пришли!
Тропинка резко пошла вверх, они приблизились к выходу из котлована. Айрис взялась за руку Клауда, и, поднатужившись, он вытянул её на крутом подъеме, ухватившись за обрезок старой арматуры, торчавший из земли. Он тяжело вздохнул и осмотрелся.

  Рядом с заброшенным трехэтажным корпусом находилась старая детская площадка, видимо с тех времен, когда здесь ещё жили люди. Песочница была завалена мусором, горка, сделанная в виде то ли кошачьей, то ли хомячьей, то ли какой-то другой звериной головы, изо рта которой опускался желоб, покосилась, а ржавая сварная лестница с перекладинами и вовсе была повалена. Качели же стояли, хотя, похоже, их давно никто не смазывал.
  - Вот и ворота в седьмой сектор! - махнула рукой Айрис, указав на шоссейную дорогу за двориком. Дорога упиралась в бетонную стену, в которой был прорезан тоннель, перегороженный стальными раздвижными воротами. - Дождешься, пока проедет машина, чтобы ворота открылись, и пройдешь внутрь.
  - А тебе, значит, пора домой - ответил Клауд. - Расходятся наши дороги. Только ты что, пойдешь через эту свалку обратно одна?
  - А как хочешь. Могу проводить тебя и дальше. Решай сам, а пока давай-ка отдохнем.
  - И правда, давай-ка сделаем привал! - Клауд зашагал по направлению к песочнице.
  Айрис подбежала к горке, поднялась по маленькой лесенке и забралась прямо на макушку головы.
  - Клауд, иди лучше сюда! Там грязно!
  Клауд подошел к горке и, ухватившись за зверушечье ухо, подтянулся и пристроился рядом с Айрис, ловя себя на ощущении, что ему хочется напоследок придвинуться поближе к очаровательной спутнице. Он вытянул ноги вниз и зевнул, достал из висевшего на руке целлофанового пакета кусок недоеденной колбасы и откусил, стараясь не чавкать.
  - Клауд! - негромко спросила Айрис. - А в каком ты был звании?
  - Жвании? - переспросил он с набитым ртом.
  - Ну да, в SOLDIER!
  - Ах да!.. - он потряс головой. - Солдат первого класса.
  - Надо же! Совсем как он! - удивленно радостно ответила девушка.
  - Кто он?
  - Ну… мой первый парень.
  - Твой парень? - снова переспросил Клауд. - У тебя с ним как было, серьезно? Это самое?
  - Да нет - помотала она головой. - Он мне просто нравился некоторое время.
  - А звали-то его как? - продолжал допытываться он.
  - Клауд, ну какая тебе разница?
  - Да я думаю, может я его тоже знаю? Солдат первого класса - звание достаточно высокое, их немного… - он осекся.
  Ворота Седьмого сектора медленно раскрылись, но с той стороны показалась не легковая машина, не грузовик и не автобус. Старинная - или, скорее, стилизованная под старинную карета, роскошно расписанная, с кучером в раззолоченной ливрее, запряженная парой чокобо - больших ездовых птиц выкатилась на пыльный асфальт; среди мидгарских трущоб этот вычурный экипаж смотрелся как баян на шее у козы.
  Возница хлопнул кнутом, чокобо возмущенно вскудахтнули, и карета медленно тронулась по улице, поравнявшись с детской площадкой. Вот она проехала совсем рядом с Клаудом, до того близко, что он мог заглянуть вовнутрь. Заглянул… и раскрыл рот. Внутри, между двух коротко стриженных, угрюмых мужчин сидела Тифа! Странно одетая - не в свою обычную юбку и топик, а в коротенькое небесно-голубое платьице, каких отродясь не носила…
  - Тифа! - окликнул он.
  Кучер снова хлопнул кнутом, и карета прибавила ходу. Тифа бросилась к окну, но один из мужчин, сидевших по бокам, грубо схватил её за плечи и усадил на место. Она что-то прокричала, но Клауд не услышал - что, потому что экипаж уже скрылся за углом.

  - Там сидела Тифа? - переспросила Айрис.
  - Да. Она выглядела как-то странно, и, похоже, её там держали какие-то быки.
  Айрис соскочила с горки и побежала в ту сторону, куда уехала повозка. Клауд быстро догнал её.
  - Ты куда?
  - Они поехали на Пристенный рынок - взволнованно произнесла Айрис.
  - И что это значит?
  - Этим рынком заправляет дон Корнео, главарь банды. Он уже давно держит всю проституцию и наркоторговлю в трущобах. Отвратительный тип, и главное - жаден до женского пола. Потому-то приличные девушки и обходят стороной Пристенный рынок.
  - Он что их, силой к себе привозит? - не понял Клауд.
  - Бывает и такое. Идет себе девочка по улице, вдруг её хватают и везут к этому негодяю. Если она ему понравится - портит сам, если нет - отдает своим разбойникам, и они её насилуют всей шайкой! - возмущенно проговорила Айрис. - И если твоя подруга попалась Корнео, надо её выручать!
  - Ладно, пошли на этот рынок - сказал наконец Клауд. - Если что, я тебя защищу. Ведь я все ещё твой телохранитель, так ведь? Веди, показывай.

  Рынок Шестого сектора оказался с виду побогаче, чем торговая площадь на пятом. Уже не сараи и бытовки, а нормальные киоски и минимаги, с неоновыми рекламами и яркими вывесками; из музыкального центра на полрынка гремел простенький мотивчик шлягера, в три глотки надрывались зазывалы. Клауд осмотрелся вокруг и присвистнул. Рынок был действительно велик…
  - Эй! - Клауд почувствовал, что кто-то тянет руку к его карману, и машинально, резко шлепнул рукой по бедру. Ладонь его попала прямо по чьей-то руке. Он резко развернулся, но вор - неприметный парень в серой ветровке - уже улепетывал.
  - Стой! - крикнул Клауд, схватившись за "веселый" меч.
  - Потише, парень. Ты чего шумишь! - окликнул его кто-то сзади. Клауд обернулся и увидел, что к нему подошли два парня, крепко сбитых, в одинаковых кожаных куртках, только у одного волосы были срезаны под машинку, а у другого красовался небольшой "ирокез".
  - Если ты ищешь неприятностей, то ты получишь их до жопы… - прибавил второй, с хохлом. Голос у него был низкий и неприятный.
  - А нечего ему мои деньги воровать! - с достоинством ответил Клауд.
  - Что заметил, типа молоток - ответил "качок". - Вырастешь - кувалдой будешь. А вот оружием тут махать нечего. У нас тоже есть, ха.
  - Спокойно - ответил Клауд, стараясь сохранять спокойствие сам. - Вы люди дона Корнео?
  Его собеседник внимательно всмотрелся ему в лицо, явно заметив слабо светящиеся глаза.
  - А чего это ты вынюхиваешь тут, солджер? Слышь, Фэтсо! - обратился он к своему приятелю. - Какого хера тут делают головорезы из Корпорации? Чего им на своем блине наверху не сидится?
  - Спокойно - повторил Клауд. - Я не солджер. Я ушел из Корпорации, и давно.
  - Расскажешь бабушке! - ввернул второй, стриженный бычок.
  - Я наемник, вольный наемник. Моя подруга пропала, и я её ищу. Не ваш ли хозяин её прибрал?
  - Ничего себе друганы у курв шефа… - пробормотал обладатель ирокеза. - Наглый припонтованный бык в форме солджера, с глазами как у солджера, заявляющий что он, типа, наемник! А это что за фифа? - он кивнул в сторону Айрис.     - Ничего фифа, шефу бы понравилась!
  - Не твое дело. Так ты видел девушку по имени Тифа? У неё длинные коричневые волосы и карие глаза. Только что проезжала здесь в карете.
  - Ага, эта, что ли? - отозвался тот. - Так её только что увезли шефу на хату. Шеф он, типа, решил завязать с холостяцкой жизнью. Жениться решил, вот! Там у него полная хата телок! Все никак не выберет, гы.
  - И теперь он, значит, хочет перепробовать всех девушек, чтобы выбрать жену? - все настойчивее расспрашивал бандита Клауд.
  - Ну типа да. Какая не понравится - нам отдает. Курвы всякие к нему сами валом валят, да ему такие надоели. У самого полный бордель. Да, Тифа твоя, кажется, новенькая в борделе будет, если дону не понравится!
  - Вот что. Устрой-ка ты мне встречу с доном Корнео, а? - ответил Клауд.
  - Чего? - у его собеседника отвисла квадратная челюсть. - Нет, Фэтсо, ты видал, какой борзый? Шефа ему подавай. Ты чё, парень, не дурак, часом?
  - Дурак - тихо, но очень уверенно, сквозь зубы произнес Клауд. - И справка есть. Такой дурак, что разнесет ваш рынок к японе матери, и не почешется. Ваш Корнео наехал на "Лавину", понятно?
  - "Лавину"? - переспросил тот, хохотнув. - Если ты, солджерская задница, из "Лавины", то я съем свои ботинки. Да чё это я с тобой лясы точу? Вали-ка ты своей дорогой подобру-поздорову, пока мы с Фэтсо добрые, и не мозоль нам глаза!
  - Как скажешь… - зло проговорил Клауд, развернулся и медленно пошел в сторону, жестом указывая Айрис следовать. Они отошли в сторонку, и Клауд остановился, осмотревшись. Вышибалы направились в другую сторону, явно потеряв интерес к странной парочке.
  - Клауд, ты не блефовал? - спросила Айрис. - Ты правда из "Лавины"?
  - И да, и нет… - ответил тот, успокоившись. - Я наемник на службе у "Лавины". Я свалился на твои цветы после стычки с полицейскими "Шинры" в Пятом реакторе. Тифа, которую мы ищем, тоже из "Лавины".
  - То-то я смотрю, что всякий раз, когда взрыв на электростанции, я встречаю тебя! - улыбнулась она. - Ладно, по крайней мере, мы теперь знаем, где искать. Насколько я помню, особняк этого дона вон в той стороне! - она указала вглубь рынка.
  Клауд уверенно зашагал в ту сторону, и услышал, как его спутница последовала за ним.

ГЛАВА 5
"МАЛЕНЬКИЕ ХИТРОСТИ"

 


"В каждой девушке должна быть загадка!"


Афоризм

  “Особняк Корнео располагался прямо за рынком, и, чтобы туда попасть, им пришлось пройти через весь рынок. На Клауда несколько раз бросали косые взгляды крепкого вида парни - видимо, люди Корнео - но никто не рискнул подойти к нему. Прочие же посетители рынка не обращали на Клауда и Айрис никакого внимания, только продавцы и зазывалы окликали их, приглашая посетить магазины, бары и прочие заведения. Наконец, рынок закончился, и показалась высокая каменная стена с узкой аркой, завешенной ленточками. Клауд прошел в арку и увидел, что за ней - небольшой дворик, а у дверей дежурит ещё один вышибала из банды Корнео.
  - Эгей, парень! - окликнул его громила. - Да ты, никак, девочку боссу привел?
  Клауд решил подыграть.
  - Все верно - кивнул он. - Только это не проститутка какая, это порядочная девушка и моя хорошая подруга. Так что я бы хотел поговорить с доном о его будущей жене.
  - Поговорить с доном? - хохотнул тот. - Извини. Будь ты такой же ладной бабенкой, ты бы с ним поговорил… хе-хе, и не только. А так он тебя, боюсь, даже слушать не будет. Он здесь хозяин, а ты никто, понятно!
  - Не будет разговора с доном - не будет девушки! - отрезал Клауд.
  - Ну не будет, так не будет - пожал плечами привратник. - Передумаешь, приходи.
  Клауд махнул рукой, развернулся и отошел к Айрис.
  - Напрямую, в лоб не вышло… - сказал он. - Давай думать, какие ещё есть варианты?
  - Может, я одна туда пойду? - предложила Айрис. - Пойду и посмотрю, как там Тифа, а потом вернусь.
  - Даже не думай - отрезал Клауд. - Сама знаешь, что это за место. Не дадут тебе выйти просто так. Я, конечно, могу располовинить этого идиота у дверей и разгромить эту халупу, но рискованно, и слишком шумно. Если поднимется вся охрана… Чего ты смеешься?
  Айрис и впрямь почему-то захихикала, глядя на Клауда.
  - Да я так, подумала… - снова прыснула девушка. - Ты в плечах не очень широкий, и на лицо за девушку сойдешь, если побреешься. Так я маленькую хитрость придумала. Я подумала, а не одеть ли тебя женщиной? - выдавив это, Айрис снова рассмеялась.
  Клауд сжал кулак и резко, широким шагом направился прочь от ворот.
  - Только через мой труп - тихо, но очень уверенно сказал он. - Впрочем, нет. Я и над трупом своим таких "хитростей" не потерплю.
  - А есть другие варианты? - спросила она, наконец отсмеявшись.
  - Есть, конечно! Наверняка же здесь есть черный ход, который не охраняется! Вот в него и надо пробраться!
  - Клауд… - покачала головой Айрис. - Если бы здесь был черный ход, который не охранялся, этого дона давно бы убил кто-то из других банд. Ты что думаешь, ты первый такой умный? Не пройдет твой вариант. Либо придумывай другой, либо я одеваю тебя в женщину!
  - Ну… - Клауд лихорадочно зачесал затылок. Мугл побери, какие тут могут быть варианты? В лоб с мечом - не выгорит, черного хода нет, договориться с охраной не вышло… Остается придумать какую-то свою маленькую хитрость, но голова, как назло, не соображает…
  - Пошли, перекусим - сказал наконец он. - Полчасика подумаю, авось придумаю чего. Немного времени у нас есть.

  Ближайшая закусочная нашлась в пяти минутах ходу. Внутри оказалась единственная стойка и ряд табуретов, почти все оказались заняты. За стойкой работали две женщины, из кухни раздавался вкусный запах. Ага, вот, рядом два свободных места. Клауд устроился на табуретке, а рядом присела и Айрис.
  - Чего кушать будете? - подошла к ним полноватая женщина в фартуке.
  - А чего есть? - спросил Клауд.
  - Есть барбекью, суши, а ещё есть специальное блюдо.
  - Мне суши! - попросила Айрис.
  - А мне давайте специальное. Кстати, что это? - спросил Клауд.
  - Увидите!
  "Надеюсь, это не какая-нибудь экзотика.. Вот уж чего не перевариваю…" - подумал Клауд. Однако специальное блюдо оказалось вполне удобоваримым острым рагу с мясом чокобо, потушенным под какими-то специями.
  - Ну как вам? - поинтересовалась продавщица, когда Клауд подчистил тарелку.
  - Мне понравилось… - промычал тот с набитым ртом.
  - Ну, раз так, то в рамках нашей рекламной акции вы получаете бесплатный купон. Этот купон аптечной сети "Добрый Доктор" вы можете обменять на любое лекарство, отпускающееся без рецепта, в любой аптеке сети. Да, с вас двоих семьдесят гилей.
  - Держите - Клауд покопался в кармане, извлекая очередную порцию Барретовой заначки.
  - Ой, может и мне попробовать это специальное блюдо? - Айрис уже давно расправилась со своим суши.
  - Извините. Если вы по поводу второго купона, то этот был последним.
  - Ладно… - вздохнула Айрис. - Как-нибудь потом. Клауд, так ты что-нибудь надумал? Или мне все-таки придется тебя…
  - Тише! - шикнул он. - Здесь же люди кругом, не позорь меня!
  - Как скажешь! - Айрис спрыгнула с табуретки и пошла к выходу, жестом показывая Клауду следовать. Он неохотно встал, осознавая, что никакой толковой идеи родить не смог.
  Айрис ждала его снаружи и улыбалась, явно представляя, как Клауд будет выглядеть в женском платье.
  - Ну как, надумал?
  - Разбери тебя Небесное Бедствие, Айрис! - припомнил Клауд самое литературное ругательство, какое только знал. - Похоже, что мне от этого не открутиться.
  - Вот и прекрасно. Для начала сходи вон к тому киоску и купи разовую бритву, и избавься от этой ужасной щетины.

  Побрившись в туалете столовой, Клауд испытал смешанное чувство. С одной стороны, приятно избавиться от неаккуратной щетины, наросшей на лице за три последних дня (в последний раз он брился за день до вылазки в Первый сектор), с другой стороны, когда вспоминаешь, зачем бриться именно сейчас…
  - О! Совсем другой вид! - кивнула Айрис, когда он вышел из кабинки. - Красавец мужчина… пока ещё! - она опять рассмеялась, вызвав горестный вздох Клауда. - Пошли, я тут видела магазин женской одежды.
  Клауд обреченно поплелся вслед за ней; идти оказалось совсем не далеко. В магазине, заставленном полками и вешалками, их встретили двое: продавщица и портной.
  - Здравствуйте! - поприветствовала Айрис портного. - Тут видите ли какое дело: нужно сшить кое-что на него - она кивнула на Клауда.
  - Извините - буркнул старый портной. - Я мужской одежды не шью.
  - Вы не поняли… - замялась она. - Мой друг однажды сказал мне, что хочет одеться, как девочка.
  - Что? - укоризненно покачала головой продавщица. - А с виду такой приличный молодой человек, и вдруг… А ещё солджер!
  - Это не для извращений! - потерял терпение Клауд, сжав кулаки. - Это для дела! Не суть важно, какого!
  - Хм, ну если для дела, тогда… - портной встал и окинул взглядом Клауда. - Видимо, мне придется перешить на его фигуру какое-то из уже готовых платьев.
  - Ну, тогда давайте выбирать, какое! - Айрис принялась изучать полки и ряды. - Так, эти короткие не пойдут, эти обтягивающие тоже. Сразу будет заметно, что к чему… Надо найти что-то длинное, как у меня. Вот это должно подойти… Вот это или вот это. - она извлекла на свет три длинных платья - два синих, хлопковое и сатиновое, и переливчатое темно-фиолетовое шелковое. - Ну, выбирай! А потом портной тебя обмерит. Полезай в кабинку, если тебя смущает, что могут зайти люди.
  - Айрис, а тебя не смущает тот факт, что у меня это… обмерять толком нечего?
  - Все предусмотрено - ответила она, подняв из корзины большую охапку обрезков ткани. - Сейчас будет чего!
  Она направилась к полке с нижним бельем и взяла первый попавшийся лифчик.
  - Маловато… Маловато будет… - повторила она, перебирая предметы дамского белья. - А это? А это в самый раз! Держи, Клауд, надевай! Набьешь обрезками ткани, получится замечательно.
  - Гм, а как его надевать? - пробормотал Клауд. - И не слишком ли он велик?
  - Видишь ли, у тебя плечи необычно широкие для девушки. Не то, чтобы неестественно, бывают и у настоящих женщин такие, но все равно необычно. И, чтобы это не бросалось в глаза, нужно сделать тебе необычно большой бюст. Снимай свою солджерскую водолазку и продевай руки в бретельки. Вот. А теперь набивай чашки вот этой тканью. А сейчас я тебе его застегну.
  Клауд посмотрел на себя в зеркало и скривился.
  - Ты что, смотри как замечательно получилось! Подойдите, пожалуйста, клиент готов! - позвала она портного.
  Старик зашел в кабинку и начал обмерять "девушку" сантиметром.
  - Сто двадцать, шестьдесят, восемьдесят - сказал наконец он.
  - Ну что… Ничего фигура. Сойдет! Подождем, пока хозяин закончит перешивать вон то фиолетовое, шелковое, а пока подумаем, что ещё можно с тобой сделать. Так, что тебе на ноги обуть? У тебя какой размер?
  - Сорок третий с половиной - ответила "девушка".
  - Навряд ли поблизости найдутся туфли такого размера - покачала головой Айрис. - И у нас точно нет времени учить тебя не падать с каблуков. Но и оставлять тебе твои солдатские крокодилы тоже нельзя, они к этому платью не идут.
  - Они называются "берцы", а не "крокодилы" - поправил Клауд.
  - Ой, ну какая разница? Так, посмотрим, что у нас тут на полке с обувью? Ага, вот оно!
  Айрис снова вошла в кабинку, держа в руках серебристые босоножки на шестисантиметровом широком, устойчивом каблуке.
  - Сороковой размер, больше не было. Но у них сзади резинка, а спереди ремешок, в котором мы сейчас проколем лишнюю дырочку. И они на тебя налезут. Ты ноги не побрил?
  - Нет, конечно…
  - Тогда сделай это сейчас, хотя бы насухую. А я тебе сейчас сбегаю в соседний киоск за косметикой.
  - У тебя что, нет своей косметички? - удивился Клауд.
  - Есть, только я ей не пользуюсь. Дома лежит, как всегда. Кто ж знал, что понадобится. Давай сюда денежки…

  Спустя пять минут Айрис вернулась, притащив помимо косметики ещё и длинный золотистый парик.
  - Вот, держи, и это тоже тебе. Твоя родная прическа "утро в чокобятнике" сейчас совсем не в моде. И ещё вот это мне дали, рекламная акция кстати пришлась! - она достала из кармана крошечный пузыречек с духами. - На один раз, но больше и не надо. Разве что привыкнешь и не захочешь переодеваться обратно… - улыбнулась она.
  - Айрис… - простонал Клауд. - Кончай меня поддразнивать.
  Но она не слышала, потому что уже ускакала в другой конец магазина подбирать последние штрихи к образу новоиспеченной "девушки". Наконец, она вернулась, положив на скамейку примерочной кабинки колготки в сеточку и перчатки выше локтя, под цвет платья. Тут к ней подошла продавщица.
  - Платье готово! - сказала она и подала его Клауду. - Платить будем когда?
  - За все вместе заплатим - буркнул Клауд.
  - А теперь мы будем тебя одевать… - сказала сама себе Айрис. - Так, штаны свои ты уже снял, хорошо. Трусы эти семейные, так уж и быть, можешь оставить. Что ж ты так плохо ноги побрил? Ладно уж, платье длинное, авось не заметят. Так, надевай эти колготки вот так… Отлично. Теперь давай платье.
  - А как?
  - Очень просто. Расстегнем здесь на спине, а теперь залезай в него сверху! От хорошо! - Айрис привстала на цыпочки, застегивая платье на спине у Клауда. - Осталось всего ничего. Парик надевай вот так… да не так, косо, а попрямее.
  Теперь перчатки. Не лезут? Ничего, налезут, они с лайкрой. Вот видишь - налезли. Теперь обувайся. А сейчас мы будем тебя накрашивать… - Айрис достала губную помаду, развернула несчастного Клауда к зеркалу и аккуратно провела помадой по его губам. - Как все-таки замечательно, что у тебя нет ни подбородка кирпичом, ни носа как у чокобо!
  - Как жаль, что у меня ничего этого нет… - проговорил Клауд.
  - Тогда нам пришлось бы переодевать тебя в чокобо! - засмеялась Айрис. - В чокобо с подбородком кирпичом. А теперь осталось немного подушить тебя. Ну, смотри!
  Клауд встал и поглядел в зеркало. Оттуда на него смотрело что угодно, только не наёмник, фотороботы которого висели во всех полицейских участках. Высокая женщина в длинном, переливчатом сине-фиолетовом платье до щиколоток, с пышной копной золотистых волос и недовольным выражением голубых глаз, подведенных черно-фиолетовыми тенями и подозрительно светящихся. Ему и самому показалось привлекательным собственное отражение в зеркале.
  - Да-а… - покачала головой Айрис, сама не ожидавшая такого результата. - Только тебе ещё надо платок на шею, а то кадык видно. И отучись ходить вразвалку и разговаривать прокуренным басом!
  - Я не курю - проворчал Клауд, оправившись от шока, вызванного лицезрением самого себя в законченном женском обличье.
  - Тем более. Попробуй говорить выше… как я.
  - Вот так? - попробовал пропищать Клауд.
  - Не настолько высоко, но примерно. Постарайся, чтобы тебе было комфортно разговаривать и ты мог не срываться на бас. И двигайся более плавно. Ну что, мисс Клауд, на выход!

  Он вышел из кабинки и сделал несколько шагов. Айрис не зря старалась подобрать босоножки на широком каблуке, и он даже не упал.
  - Сколько с меня? - спросил он у продавщицы.
  - Двести шестьдесят восемь гилей за все - ответила она, закрыв на место отвисшую челюсть. - И что ж это за дело такое, что ты так вырядился?
  - Я же говорю, это вас не касается - ответил Клауд. - Мы солджеры, видите? Я офицер оперативного отдела Охранных отрядов SOLDIER. Выполняем задание Корпорации по ликвидации особо опасного преступника, дона Корнео - всю эту фразу он попытался произнести женским голосом. Вроде бы получилось.
  - Клауд, подожди немного. Я и для себя что-нибудь подберу! - окликнула его Айрис, снова убежавшая в другой конец магазина. - Заплатишь и за меня, хорошо?
  - Хм… - продавщица почесала голову. - А разве это не Турков работа?
  - Сведения секретные, я уполномочен ликвидировать любого, кто попытается их узнать! - ответил Клауд, на этот раз самым зловещим басом, что только смог.

  Продавщица ойкнула и замолчала. Все-таки были и плюсы в том, чтобы иметь светящиеся глаза - они иногда могли с успехом заменить удостоверение. Клауд немножко сочинил, в охранных отрядах SOLDIER не было такого отдела, но откуда глупой бабе из магазина это знать?
  Айрис наконец выбралась из примерочной кабинки. Вместо длинного розового на ней было ярко-красное платье с кружевами, лента, стягивавшая волосы в хвост, куда-то делась, вместо этого её волосы были перехвачены заколкой у затылка, а дальше рассыпались по плечам. Завершали картину туфли на тонких каблуках восьми-десяти сантиметров высотой, того же ярко-красного цвета, благодаря которым невысокая Айрис теперь казалась чуть повыше.
  - Клауд, ты не против, если я накрашусь из твоей косметички? - спросила она, хихикнув. Клауд мрачно кивнул, и Айрис унеслась к зеркалу. Он сел на скамейку, ожидая, и наконец Айрис вернулась, подойдя к прилавку.
  - Сколько? - поинтересовалась она.
  Продавщица замялась.
  - Ну… раз задание Корпорации, тогда, наверное, бесплатно!
  - Хорошо! Я у вас, наверное, ещё и вот эту сумку возьму - Айрис взяла с витрины большой баул из-под одежды и принялась укладывать внутрь их прежнюю одежду. "Веселый" меч и стальной прут-посох, с которым девушка так и не рассталась, пришлось завернуть в полосу ткани и приторочить наверх сумки, которую пристроил на плечо Клауд. Переглянувшись, девушка и "девушка" направились прямиком к особняку дона Корнео.

  - Здравствуйте! - поздоровалась Айрис с громилой у входа. - Я недавно приходила с другом. Помните?
  Тот кивнул, узнавая её.
  - А теперь я ещё и подружку привела. Вы ведь нас пропустите?
  Охранник внимательно осмотрел Клауда, но, видимо, не заметил абсолютно никакого сходства между недавним небритым солдатом в грязной ношеной форме без нашивок, похожим на дезертира, и этой высокой, элегантно одетой блондинкой. Глаза - единственную заметную особую примету - Клауд предусмотрительно прищурил.
  - Гм. А у тебя и подруга тоже модная! - гоготнул он. - Заходите!

  Внутри особняк Корнео оказался обставлен в вутайском стиле: старинные вазы, ширмы с драконами, фонарики и ленты с причудливыми иероглифами на фоне красных стен. Они оказались в вестибюле - большом зале с вычурной люстрой, двумя статуями и лестницей, поднимавшейся наверх, на второй ярус. Наверху виднелись три двери: большая, двустворчатая и желто-красная явно вела в апартаменты хозяина, та что справа, была поскромнее. Дверь слева была открыта.
  В кабинке слева их уже ждал какой-то человек, видимо кто-то вроде дворецкого у дона.
  - Дамочки? - сразу перешел к делу он. - Я сейчас сообщу Дону, что вы здесь. Ждите тут, не разбредайтесь!
  Громко сказав это, дворецкий скрылся за дверью в своей кабинке.
  - Это наш шанс! - шепнула Айрис, но Клауду не нужно было ничего объяснять. Он уже быстро поднимался вверх по лестнице, прошел по второму этажу и направился к открытой двери.
  За дверью оказалась лестница в подвал. Лестничная клетка была сложена из голого камня, без всякой отделки. Клауд быстрым шагом, нимало не заботясь сейчас о женственности своей походки, сбежал вниз по ступенькам, оставив стук каблучков Айрис далеко позади.
  Подвал оказался самой настоящей пыточной камерой. Прямо посреди него стоял большой стол с кандалами для рук и ног, на котором валялся небрежно брошенный кнут. Вдоль стены выстроились "железная дева", дыба, "испанский сапог" и ещё несколько незнакомых Клауду, неискушенному в заплечных делах орудий. На столике и полках выстроились разнообразные клещи, плетки, иголки, клейма, паяльники, на полу валялся противогаз без коробки на хоботе и со следами блевотины, а рядом баллон со слезоточивым газом, утюг и электрошоковая дубинка: очевидно, здесь баловались не только средневековыми пытками, но и вполне современными. "Интересно, это все для девочек или для врагов дона?" - подумал Клауд. - "А может быть, для тех и других попеременно? Ну он и извращенец!".
  И только тут он заметил, что на деревянной скамейке в углу сидит Тифа, смотря куда-то в пол. Одета именно так, какой он её видел в экипаже, в коротенькое синенькое платьице, из-под которого все объемистые (но не более объемистые, чем в данный момент у Клауда) прелести хорошо видать. Она подняла глаза, но не узнала Клауда.
  Тут сзади послышались шаги, и в камеру спустилась Айрис. Клауд кивнул на Тифу, и Айрис подошла к ней.
  - Ты Тифа? - спросила она.
  Та кивнула.
  - А меня зовут Айрис, приятно познакомиться.
  - Эй! - воскликнула Тифа. - Ты ведь та, с которой Клауд сидел на той горке!
  - Ну да. Не волнуйся, у нас не было ничего такого, мы просто разговаривали - заверила её Айрис.
  - В каком смысле "ничего такого"? Ты не подумай, он мне не парень. Мы просто росли вместе, и всё.
  - Бедный Клауд! - покачала головой Айрис. - Стоит тут и слушает, как мы перемываем ему косточки.
  Тифа уставилась в недоумении на высокую незнакомку.
  - Да, Клауд? - повернулась к той лицом Айрис.
  Клауд, сконфузившись, подошел к Тифе. Та наконец рассмотрела знакомый зеленый фосфор в глазах "девушки" и стояла молча, пораженная.
  - Клауд… - наконец выдавила она и потрясла головой, и вдруг затараторила, словно после этого движения в её голове что-то встало на место. - Что с тобой? Что ты здесь делаешь? Почему ты в таком виде? Да мугл с ним, главное, ты живой? Как ты выжил после того падения? Ты не ранен? Ты головой не ушибся?
  - Да помедленнее… - ответил Клауд, выставив перед лицом Тифы ладонь, словно бы затыкая словесный поток. - Дай мне ответить хотя бы на один вопрос.
  - Ну?
  - Я так одет не потому, что головой ушибся, а потому, что иначе меня бы сюда не пустили. А так-то я цел, Айрис мне помогла.
  - А… Айрис помогла… - повторила Тифа.
  - А ты чего здесь делаешь?
  - Ммм… хороший вопрос!
  - Если тут какие-то секреты, я закрою уши - предложила Айрис. Тифа кивнула, и Айрис отошла, плотно прикрыв уши ладошками.
  - Когда мы вернулись в бар - начала Тифа - туда ввалился какой-то подозрительный тип. Баррет схватил его и потряс, выяснилось, что он из банды Корнео. Что он выискивал, не сказал, как бы не нас…
  - Дурак твой Баррет! - выдохнул Клауд. - Если бы он не строил из себя крутого, то этот бандит бы ничего не нашел и ушел восвояси. А так он не вернулся из твоего бара, и Корнео понял, где искать "Лавину"!
  - Ну может быть. Так или иначе, Баррет не придал этому значения, а вот я забеспокоилась. Я решила пробраться сюда под видом девушки.. хм, легкого поведения, чтобы все узнать, но не думала, что все пойдет так всерьез. Этот Корнео каждый день приводит к себе трех девиц, и сейчас моя очередь. Или я ему отдамся, да так, чтобы он решил оставить меня при себе, или меня выкинут отсюда ни с чем сегодня же.
  - Простите, я подслушивала! - вмешалась Айрис. - Трех девиц, значит? Так за чем же дело стало?
  - Но здесь только две девушки для такого дела! - возразил Клауд.
  - Ты не хочешь впутывать в дело меня? - поняла его по своему Айрис. - А Тифу, значит, можно?
  - Я вызвалась сама! - возразила Тифа. - Значит, мне и расхлебывать.
  - Не беспокойся за меня - ответила Айрис. - Я выросла в трущобах, и не такая хрупкая, как кажусь. Итак, три девушки - именно то, чего хочет дон.
  Тут на лестнице раздался стук шагов, и послышался голос того самого дворецкого, что встретил их в вестибюле.
  - Дамочки! Дон ждет! И я же сказал вам не разбредаться!
  - Хм… - сказал Клауд. - Наверное, не стоит спрашивать, но третья девушка - это я?
  - Ты прав - ответила Тифа. - Не стоит…
  - Не стоит спрашивать! - почти хором подхватила Айрис, направляясь вверх по лестнице. Клауд быстро последовал за ней.

  Дворецкий стоял наверху, у той самой большой двери в центре коридора. Клауд смело толкнул дверь и сделал шаг вперед.
  Дон Корнео сидел, развалившись, за большим столом красного дерева. Был он толст, с виду лет пятидесяти, плохо побрит, а на голове его красовался зеленый хохол "ирокез". Одет он был в халат малинового цвета, распахнутый так, что виделась голая, волосатая грудь. Стену за ним загораживала ширма, из-за которой виднелась занавеска, а по бокам ширмы стояли ещё два бандита. Слева - черномазый, с таким же ирокезом, что и у его хозяина, задумчиво пыхал папиросой, от которой попахивало явно не табаком. Клауд, принюхавшись, узнал запах травы куриль, распространенного уличного наркотика. Справа стоял крепыш с коротко стриженными каштановыми волосами и смотрел на вновь прибывших.
  - Постройтесь перед доном!.. - мрачно скомандовал он.
  Две девушки и одна "девушка" встали перед столом дона Корнео, а сам он встал и вразвалку подошел к Тифе.
  - Кого бы мне сегодня выбрать… - пробормотал он себе под нос некрасивым козлетоном. - Эту?
  Клауд проводил взглядом бандитского главаря, отошедшего в сторону и приблизившегося к Айрис.
  - Или эту? - Клауд сглотнул, увидев, каким похотливым взглядом дон Корнео изучает его самого.
  Корнео бесстыдно запустил руку к себе в трусы и шумно что-то там почесал. "Чем думает, то и чешет…" - промелькнуло в голове у Клауда.
  - Ага! - воскликнул дон. - Я решил! Вот эта маленькая красавица составит мне компанию! - он указал пальцем на Тифу. - Остальные ваши!
  Черномазый бандит, не задерживаясь, ухватил за платье Айрис и потащил в коридор. А к Клауду подошел второй бандит и жестом указал на дверь.
  Он, не особо возражая, пошел в коридор, бандит - за ним следом.
  - Туда! - он показал на дверь справа от лестницы, из которой доносилась музыка, напоминающая работу камнедробилки, и пьяные вопли.

  Как и следовало ожидать, Клауду предстояло развлекать всю шайку.
  Комната, в которой отдыхали после тяжелой ночи головорезы, была закурена - хоть топор вешай. В ноздри Клауду ударила ядреная смесь запахов табака самых дешевых сортов, травки-куриль, перегара, блевотины и перепрелого мужского пота. Пятеро бандитов разной степени поддатости развалились на стульях и диване, по полу были разбросаны пустые бутылки. Один был погружен в засаживание шприца себе в вену, но все никак не мог в неё попасть. Двое других распивали за столом кракку - крепкий, но очень вонючий и дешевый спиртной напиток. Ещё один возился с телевизором, стоявшим в углу комнаты, видимо, пытаясь выключить клип навязшей на зубах немелодичной и пошлой песенки. Пятый вообще валялся на полу и разглядывал новоприбывших со здоровым, незамутненным пофигизмом. Казалось, ещё чуть-чуть кракки, травки или чем он там баловался - и он окончательно уйдет в астрал.

  Завидев появление в комнате существа женского (как им казалось) пола, четверо более-менее дееспособных бандитов пришли в оживление. Обдолбанный отбросил шприц и нетвердой походкой направился прямо на Клауда. Два алкаша тут же встали из-за стола, твердо намереваясь успеть к "девушке" первыми. Тот, что возился с телевизором, был, очевидно, самым трезвым (если не считать их босса, приведшего Клауда), но он стоял дальше всех от двери, и выиграть в гонке "кто быстрее доползет до тёлки" не мог. Клауд попятился.
  - Эй, бляха-муха, куда чешешь? - окликнул его один из алконавтов.
  - Нет, ты смотри, какие сиськи! - добавил другой. - И глаза чего-то светятся!
  - Пить меньше надо - пробурчал трезвый бандит. - Давай, чур я её трахну следующим. Ты все равно не сможешь.
  - Извините, ребята, я очень польщена - произнес Клауд женским голосом, подбираясь к ближайшей табуретке - но вы совершенно не в моем вкусе.
  - Эт-то почему это? - выговорил обдолбанный.
  - ДА ПОТОМУ, ЧТО ВЫ ДЕБИЛЫ!!! - прорычал Клауд настолько низко, насколько мог, ухватился за платье на груди и с силой рванул. Платье лопнуло с треском и порвалось пополам, а Клауд одним рывком сдернул с головы парик и ухватился за табуретку. Мгновение - и тубаретка обрушилась на голову ближайшему пьянице, отправив того в объятия сна.
  Резко развернувшись, Клауд дернул лифчик. Тот, само собой, тоже с треском порвался, и куски ткани, которыми он был набит, вылетели наружу и упали на пол. Выбравшись из того, что пять секунд назад было платьем, он замахнулся табуреткой и со всего размаху ударил второго алкаша. Тот устоял, но глаза его выражали полнейшую нирвану: видимо, он впал в состояние "грогги". А вот табуретке повезло меньше: она с хрустом сломалась о прочный череп бандита.

  Но Клауд уже отскочил к стене и ухватился за небольшой столик, готовясь приложить им обдолбыша. Главарь же стоял у противоположной стены и наблюдал этот необычный стриптиз практически с тем же выражением лица, что и пятый бандит, валявшийся в углу.
  Трезвый бандит выхватил из-за пояса небольшой пистолет-пулемет и оттянул складной приклад. Так, дело серьезно запахло жареным! Клауд схватил бутылку со стола и запустил ею в голову лиходея, а бросив, снова схватился за столик и "причесал" им все пространство комнаты. Оглушенный алконавт, встретившись лицом со столиком, рухнул со звучным "шмяк", и Клауд отпустил ножку стола, точно прикинув момент; стол сбил с ног наркомана и врезался в стену.
  Сделав это, он перекувыркнулся, напоровшись боком на битое стекло и сморщившись от боли, и оказался прямо под носом у стрелка. Крепкий хук в челюсть отбил у того желание куда бы то ни было стрелять, а оружие перекочевало в руки Клауда. Он опустил предохранитель и полоснул очередью на всю комнату. Тра-та-та-та-та-та-та-та-тах! Полетело битое бутылочное стекло и известка со стен, грохнул пламенем телевизор, а главарь бандитов, только сейчас очухавшийся от потрясения, схватился за живот. Следующая очередь была направлена ему персонально, и последним, что увидел несчастный "бригадир", был заплеванный потолок комнатушки.

  Айрис повезло чуть больше: её домогался всего один черномазый бандит, зато утащил он её не куда-нибудь, а в пыточную камеру.
  - Давай же, не сопротивляйся! - гнусаво цедил он ей, пока она пятилась от него в сторону сумки с их оружием, валявшейся в углу. - Целее будешь! А если будешь совсем хорошей девочкой, тогда получишь и удовольствие!
  Айрис уперлась спиной в стену и присела прямо на сумку, нащупывая железный прут. Вдруг сверху донесся сухой треск автоматной очереди и приближающиеся шаги. Бандит обернулся и увидел зрелище, которое само по себе способно ошарашить: накрашенный парень со светящимися глазами и диковато-озверелым выражением лица, с широким, размашистым окровавленным порезом на боку, в длинных фиолетовых перчатках, колготках в сеточку поверх семейно-солдатских трусов, в женских босоножках на каблуках и с автоматом наперевес, несся вниз по лестнице.   Воспользовавшись замешательством, Айрис вскочила и понеслась ему навстречу; черномазый, не соображая, что делает, понесся следом.
  Поравнявшись с Клаудом, Айрис резко остановилась, развернулась и выставила вперед железный прут, как копьё, и негодяй с размаху напоролся на него прямо брюхом. Айрис ткнула его так сильно, как только смогла, и он, согнувшись пополам, покатился вниз по лестнице.

  - С тобой все в порядке? - бросил Клауд, переводя дыхание.
  - Вообще-то да… Я же говорила тебе, что выросла в трущобах и куда крепче, чем кажусь. Но, сказать по правде, я перепугалась.
  - Наша одежда здесь? - спросил он, спускаясь вниз.
  Айрис кивнула, и Клауд принялся снимать с себя остатки женской одежды, лихорадочно оттирая синей шелковой тряпкой (которая показалась Айрис знакомой) с лица косметику и вытирая той же тряпкой кровь с бока. Наконец, он натянул родные галифе, водолазку, на руку одел свой кожаный шипастый браслет с гнездом для материи, накинул на плечи портупею…
  - Скорее, там же ещё Тифа! - поторопила его Айрис.
  - Тифа постоит за себя - не поднимая головы, Клауд зашнуровывал темно-коричневые берцы. - Она с юных лет занималась рукопашным боем, и этот Корнео не возьмет её голыми руками… и чем-то ещё голым.
  В руку Клауда приятной тяжестью лег "Веселый" меч, и он побежал вверх по лестнице, не застегивая ремней и портупеи.

  В кабинете Корнео никого не было. Ширма, загораживавшая занавеску за столиком, отброшена, а сама занавеска - одернута, и проход в комнату за кабинетом, которая, по-видимому, являлась спальней-сексодромом, отчетливо виден. Клауд остановился, ожидая Айрис, и услышал из-за ширмы противный голос Корнео:
  - Ну же, девочка, не бойся! Иди к папочке!
  - Погодите, дон! - ответила Тифа. - Я ещё хотела у вас кое-что спросить перед тем…
  - Я не женат, если ты об этом!… - начал было тот, но осекся, увидев, как в комнату вваливается Клауд с физиономией, перемазанной ярко-алой губной помадой и такого же цвета кровью, с бурым кровавым пятном сбоку на водолазке и огромным тесаком наперевес, а за ним - Айрис, босиком, уже избавившаяся от неудобных туфель.
  Тифа, увидев это, отреагировала мгновенно. Она соскочила с двуспальной кровати, попутно отвесив дону подзатыльник, запустила руку в валявшийся рядом полиэтиленовый пакет и извлекла оттуда свою давешнюю кожаную перчатку без пальцев и с медными бляхами, с которой ходила на Пятый сектор.
  - Поясняю для непонятливых и недалеких! - громко сказала она. - Ты находишься в руках у "Лавины" и будешь отвечать на наши вопросы. Что искали твои люди в Седьмом секторе?
  Клауд подошел к кровати и ткнул дона мечом в спину. Айрис, почувствовав передышку, наклонилась к сумке с одеждой и принялась переодеваться в свое обычное.
  - Э… В седьмом секторе? Они искали убежище "Лавины"… Но я не сам, меня заставили! - оправдывающимся, ноющим голосом ответил Корнео.
  - Заставили? Кто? - теперь уже Клауд продолжил допрос, оставив и Тифе возможность сменить неудобную одежду.
  - Если я скажу, они меня того… убьют!
  - А если ты не скажешь - очень тихо ответил Клауд - я тебе отрежу кое-что очень важное. Вот этим мечом. Без наркоза.
  Подтверждая свою готовность это сделать, он ткнул Корнео "веселым" мечом в пах.
  - Э, не надо! Это Хайдеггер! Это он все, и "Турки"!
  - Отто Хайдеггер? Глава Общественного Комитета Безопасности "Шинры"? Что замышляет этот негодяй?
  - Если ты не скажешь, я тебе ту самую вещь руками оторву! - прибавила Айрис, уже сменившая платье на свое обычное светло-розовое.
  - Он приказал мне и моим людям следить за человеком с пулеметом вместо руки. Они хотят знать, где находится база "Лавины"!
  - Зачем им это знать? Они что, хотят организовать облаву? - Тифа повернулась к дону. Тот молчал. - Говори, а то я твои яйца ногой разобью!
  - Они хотят… взорвать опору под плитой Седьмого сектора! Взорвать, чтобы она свалилась на трущобы, а потом повесить это на "Лавину"! Только не делайте со мной ничего, ведь я же все сказал!
  - Ладно, живи, подонок… - ответила Тифа. - Клауд, ты со мной в Седьмой сектор?
  - Конечно - кивнул Клауд. - Пошли отсюда, времени в обрез!
  Он быстро отошел к двери в кабинет, толкнул её и с удивлением обнаружил, что она заперта. Тифа подбежала к двери и резко дернула её пару раз, но она не поддалась.
  - Погодите! - окликнул их Корнео. - Секундочку.
  - Заткнись - буркнул Клауд.
  - Нет, буквально секундочку! - голос Корнео из дрожащего и испуганного вновь сменился на наглый и решительный. - Как вы думаете, что думает негодяй вроде меня, когда распинается о правде? Может быть, он опасается за свою шкуру? Или он просто идиот? Или все-таки до конца надеется победить?
  - Может быть, последнее?
  Корнео отполз к стенке, что-то нащупывая на стене. Какую-то кнопку?
  - А ты не дурак! - раздался его удаляющийся крик после того, как половица под Клаудом, Тифой и Айрис провалилась, и они полетели вниз, в неведомые подземелья...

ГЛАВА 6
"КОНЕЦ "ЛАВИНЫ""

 

"Охнул раз - и умер он…"

А.С. Пушкин

"Мы все глядим в Наполеоны
Двуногих тварей миллионы
Для нас орудие одно…"


А.С. Пушкин

  Отто Хайдеггер, глава Общественного Комитета Безопасности "Шинры" и главный силовик Корпорации, медленно поднимался вверх по лестнице. На семидесятом этаже башни Шинра-Билдинг, в своем личном кабинете его уже ждал сам президент Шинра. Ради своей безопасности президент распорядился не строить лифт на последний этаж, и попасть в его кабинет можно было только одним путем - через весь шестьдесят девятый этаж, по лестнице, которую почти прошел Хайдеггер, грузный мужчина в полувоенной форме цвета хаки без знаков различия, с внушительной черной бородой.
Джероним Рив, главный менеджер Корпорации, уже стоял перед столом президента, и до ушей Хайдеггера донесся их разговор.
  - Но, ради пяти преступников уничтожать целый район, господин президент?
  - Вы не одобряете моих планов, Рив?
  - Нет, то есть да… одобряю, сэр! Но я отвечаю за городскую экономику, развитие и строительство, поэтому это нанесет моей отрасли огромный урон…
  - Не волнуйтесь, Рив - прервал его Шинра. - Вам будет что строить.
  - И я говорил с мэром Домино - продолжил Рив. - Он категорически против.

  - Здравствуйте, сэр! - поприветствовал президента Хайдеггер, войдя в кабинет. - Что ты там говорил про мэра, Джероним? Какой ещё мэр? Не знаю никакого мэра. А, ты про того неудачника, который сидит в своем кабинете восемью этажами ниже, перебирает бумажки и жрет от пуза на наши деньги? И кого интересует его мнение?
  Рив оглянулся. Высокий, худой, с аккуратной черной бородкой, в строгом сером костюме, главный менеджер Корпорации производил впечатление человека интеллигентного, незаурядного специалиста своего дела…но увы, абсолютно ничего не понимающего в таком тонком деле, как безопасность Корпорации.
  - У вас все готово, Хайдеггер? - спросил президент.
  - Так точно, сэр. Я уже приказал "Туркам" начать операцию.
  - Прекрасно. И вот что, Рив: я вижу, что вы устали, заработались… - ласково произнес президент. - Будет лучше, если вы съездите во внеочередной отпуск на недельку. Я сейчас же распоряжусь, чтобы вам выдали отпускные и оформили билет… ну, скажем, в Коста-дель-Соль. Вылетите завтра же утром.
  - Благодарю, господин президент - ответил Рив, прекрасно понимая, что это означает. Президент просто хотел избавиться от него на неделю-другую, чтобы не слышать его возражений. И от того, как он себя поведет перед отъездом, зависит то, сохранит ли он свою должность, вернувшись в Мидгар.
  - Можете идти - отпустил его Шинра. Рив молча развернулся и направился к двери. А президент продолжил, обращаясь к Хайдеггеру:
  - Сразу же после взрыва мы объявим, что это дело рук "Лавины". Народ за что-то любит этих негодяев, так мы положим этому конец. А потом организуем спасательную операцию, и эти бараны увидят, что "Лавина" их пыталась убить, а Корпорация спасла. И маленькая неприятность с мятежниками в седьмом секторе будет устранена…

* * *

  Клауд ещё толком не успел понять, что произошло, как уже с шумом и брызгами, под визг подруг упал в вонючую воду, едва не выронив меч. Его ноги уперлись в скользкое дно, он выпрямился: здесь было ему по грудь. Уже по одному только запаху было нетрудно догадаться, куда они упали: люк из спальни Корнео вел в городскую канализацию.
  Отдавшись эхом под темным потолком, стих девичий визг и плеск. Клауд обернулся: Тифа уже встала на ноги и ухватилась руками за край высокого, сухого бордюра. Айрис барахталась в медленно текущей грязной воде, пытаясь встать на дно; Клауд подплыл к ней, уперся ногами в дно и взял на руки.
  - Спасибо, Клауд! - поблагодарила его Айрис, когда он подсадил её на сухой, широкий бордюр, подивившись, какая же она все-таки легкая. Он кивнул, подпрыгнул и сам сел на край. Темень вокруг, хоть глаз коли! Люк, через который они упали, испускал слабый рассеянный серый свет, в котором едва виднелись очертания фигур его спутниц - обе мокрые, в облепившей все формы тела одежде, но никаких подробностей не разобрать…
  - Тифа, у тебя не с собой твой фонарик? - спросил Клауд.
  - Нет, откуда же? Кто ж знал? - виновато помотала головой Тифа. - А где мы вообще?
  - У тебя нос заложен? По запаху несложно догадаться, что это канализация! - Клауд встал на ноги и отошел в сторонку, под его ногами что-то бесшумно промялось. Он сел на корточки и взял рукой это "что-то". На ощупь - какая-то тряпка, то ли из мешковины, то ли какой-то другой грубой ткани.
  - Ну хоть материя с огнем у тебя есть?
  - Материя есть - ответила из темноты Тифа.
  - Тогда смотри. Видишь, у меня на кончике меча тряпка? - Клауд выставил под свет люка кончик "веселого" меча, на котором висела находка. - Подпали её, а?
  Тифа дотронулась левой рукой до браслета на правой. Слабый огонек затеплился на тряпке, и оранжевый свет выхватил из темноты невысокий потолок и мутный поток внизу. Оглядевшись по сторонам, Клауд увидел кучу какого-то мусора.
  - Подержи, Тифа! - он передал ей меч с тряпкой и наклонился над кучей. Битое стекло, ещё тряпки, стекловата, ага… труба! Железная труба, точнее, её обрезок где-то в локоть длиной. Клауд обмотал трубу промасленной тряпкой и поднес к догоравшему куску мешковины на мече.
  - Худшее позади… - вздохнула Айрис.
  Импровизированный факел разгорелся поярче, и взгляду его открылась осклизлая противоположная стена и глубины канализационного тоннеля, в которых что-то блеснуло…
  Он присмотрелся поближе и понял, что сверкнули в свете факела глаза какой-то здоровой твари.
  - Или нет? - испуганно переспросила Айрис, словно усомнившись в сказанном только что.
  - Тифа, меч! - он схватил свое верное оружие, передав безоружной Айрис факел. Тварь приблизилась, с шумом шагая по дну потока, и Клауд смог её внимательно рассмотреть.
  Здоровый, в полтора человеческих роста высотой и втрое шире Клауда монстр мог похвастаться кривыми рогами, здоровенными лапищами и мордой, похожей то ли на свиную, то ли на козью, но с приличными острыми зубами. Прикормил ли эту тварь Корнео, дабы избавляться от визитеров, или она сама сюда прибрела - гадать было некогда.
  Монстр с размаху ударил по грязному потоку лапами, и зловонная волна плеснула прямо на Клауда, едва не затушив факел Айрис. Тварюга недовольно всхрапнула: нечистоты плеснули в рыло ей самой. Клауд встряхнул головой, откидывая налипшие на лоб волосы, и подскочил к краю бордюра, замахнувшись мечом. Описав широкий полукруг, кончик тяжелого меча резанул прямо по лбу урода, но это его только разозлило, и бывший солджер отпрянул, уворачиваясь от тяжелой лапищи.
  Тифа, не теряя времени, подскочила к краю и, резко выдохнув воздух, крепко влепила пяткой по плечу монстра. Он снова недовольно заворчал и отпрянул. Клауд перевел было дыхание, но монстр опять замахнулся и ударил по грязной воде, и Клауд с Тифой, поскользнувшись, упали. Тифа шлепнулась на спину, резко подняла ноги и мгновенно вскочила, оттолкнувшись от пола, чтобы увидеть, как Клауд свалился вниз, в поток.
  Он нисколько не растерялся, оказавшись перед брюхом монстра, выставив меч. Тварь поперла прямо на него, и он что было сил пырнул её в подбрюшье "веселым" мечом. Ему даже не надо было особо прилагать усилия - монстр сам пер прямо на меч, крепко вжав рукоять в грудь Клауда, ревя от боли. Он поморщился - рукоять задела ещё не сросшееся ребро, переломанное при падении с пятого реактора - кажется, целую вечность назад… Удерживая клинок правой рукой, левой Клауд дотронулся до укрепленного около рукояти шарика материи, и по клинку проскочил электрический разряд. Его и самого чувствительно тряхнуло, но это было ничто по сравнению с тем ревом, который издала тварь. Вновь ухватившись обеими руками за рукоять, Клауд что есть силы толкнул её, и она с плеском упала в воду.
  Он медленно втянул в себя скверный канализационный воздух; сломанное ребро, вроде бы поутихшее, снова отдавалось острой болью при каждом вдохе. Да и бок все ещё саднило от пореза. Он медленно подошел к твари, расставляя ноги пошире, дабы не быть сбитым течением, поднял меч и рубанул по толстой шее. Отрубить - не отрубил, но "веселый" меч глубоко вошел в плоть чудища, почти до половины. Оно уже не шевелилось.
  Клауд медленно подошел к краю бордюра и попытался было опять выбраться на сухое место. Он подтянулся и сел на край бордюра, и лицо его исказилось от боли в боку.
  Айрис обеспокоено наклонилась над ним, приткнув разогревшийся факел к мусорной куче.
  - Клауд, что с тобой? Ты не ранен?
  - Айрис, быстрее! - взволнованно прервала её Тифа. - Мы же опоздаем! Седьмой сектор, поди, уже разрушен!
  - Не надо нервничать… - проговорил Клауд.
  - Верно! - поддержала его Айрис. - У нас ещё есть время. Ведь это не так-то просто, обрушить целый сектор! Снимай свою водолазку, я осмотрю тебя.
  Водолазка, когда-то бывшая сине-фиолетовой, теперь являла собой сомнительное зрелище: с бурым пятном напротив пострадавшего бока, мокрая и пропахшая смесью пота и канализации, она годилась разве что на половую тряпку. Бок Клауда являл собой не многим менее печальное зрелище. Длинный порез все ещё кровоточил, а чуть пониже виднелся огромный, заплывший фиолетовый, почти такого же цвета, что и водолазка, синяк.
  Айрис оглянулась в поисках чего-нибудь, чем можно было бы обтереть порез от крови, и, не найдя, аккуратно обтерла его подолом собственного платья. Затем она осторожно дотронулась пальцами до краев раны.
  - Ай! Аккуратнее! - поморщился Клауд.
  - Тихо… Потерпи, сейчас все пройдет. Сейчас кровь остановится, и не будет больно.
  Клауд хотел было по своему обыкновению возразить, но обнаружил, что боль и вправду утихла, а кровь из пореза больше не идет. Даже более того, кровь на глазах запеклась и засохла, как будто порез заживал минимум сутки.
  - Теперь займемся твоими ребрами… - тихо сказала себе под нос Айрис и дотронулась до синяка. Удивленный Клауд, прислушавшись к своим ощущениям, понял, что боль в боку окончательно утихла. Он скосил глаза и увидел, что синяка тоже уже почти нет - только желтоватое пятно осталось.
  - Как это у тебя так получилось? - удивленно проговорил он. - Без материи, без всего… Нет, я знаю, что с материей такие вещи делают, но так просто…
  - Не знаю! - улыбнулась и подмигнула ему Айрис.
  - Точно не знаешь? - покачал головой Клауд.
  - Пошли! - Айрис встала на ноги и кивнула в сторону уходящего вдаль тоннеля, где уже стояла Тифа с новым факелом, намотанным на ножку от стула. Клауд натянул обратно водолазку, отжав её, поднял "веселый меч" и направился следом.

  Они где-то полчаса пробирались по канализационному тоннелю. Факел отгорел, и идти приходилось в темноте, лишь слегка разрываемой слабым свечением шариков материи, и в потемках Клауд чуть не налетел на какое-то ржавое металлическое сооружение.
  - Что это, мать твою? - выругался он и принялся ощупывать конструкцию. - Лестница?
  Перед ним и вправду была лестница наверх.
  - Лезь скорее! - поторопила его Тифа. - Там, наверху… Мы не должны опоздать!
  Тифа и Айрис поглядели вверх, наблюдая, как Клауд забирается по ржавой лестнице, и вскоре она осветилась слабым оранжевым светом.
  - Лезьте наверх! - раздался сверху голос Клауда, расходясь эхом по тоннелю. - Тут выход!
  Они выбрались наружу, Клауд уже стоял наверху, осматриваясь. Они попали в какое-то вагонное депо: повсюду стояли вагоны на железнодорожных путях, старые, ржавые, слабо освещенные - виднелся только один фонарь. Под ногами - ухабистый асфальт, над головой - вечная плита Верхнего города.
  - Электродепо 73! - воскликнула Тифа. - Мы уже в Седьмом секторе, это "Кладбище поездов"!
  Клауд покачал головой и прислушался. Где-то вдалеке раздалась трескучая автоматная очередь.
  - Эх, Айрис, Айрис! - вздохнул он. - Я втянул тебя во все это…
  - Ничего подобного - помотала головой Айрис. - Я сама пошла с тобой, это лучше, чем быть схваченной "Шинрой". Не отправишь же ты меня сейчас домой одну?
  - Не отправлю, не волнуйся - заверил её Клауд. - Ты мне скажи вот что: у меня на лице косметики не осталось?
  Айрис вгляделась в его лицо, прищурившись.
  - Знаешь, есть немного, вокруг глаз тушь размазана. А вообще-то ты чумазый, как чушка.
  Клауд лихорадочно поплевал на пальцы и принялся тереть себе глаза, после чего вытер лицо ещё мокрой водолазкой.
  - А сейчас как?
  - Сейчас ничего. А что, тебя напрягает?
  - Да нет, просто что Баррет подумает? - сказав это, Клауд насторожился: вдалеке снова прогремели выстрелы. Он прислушался: очереди явно принадлежали Баррету, одиночные выстрелы - Биггсу, Веджу и Джесси.
  Бухнул взрыв, и Тифа вздрогнула.
  - Клауд, что ты стоишь? Бежим на помощь!
  - Это всего лишь лимонка… - бросил на ходу солдат, перескакивая на бегу через ржавые рельсы. Тифа и Айрис устремились вслед за своим спутником.

  Выстрелы становились ближе, но путь перегородил бетонный забор. Клауд ухватился за поручень маневрового тепловоза, стоявшего у забора, подтянувшись, забрался на крышу локомотива, набрал воздуху в легкие и прыгнул вперед. Забор и колючая проволока оказались позади, а он вскочил на ноги и побежал дальше, не оглядываясь, навстречу бою, и лишь краем уха услышал, как за его спиной приземлились обе его спутницы. Перед его глазами была та самая улица, по которой он шел с первого задания в бар Тифы, но народу вокруг не было, хоть на часах и был полдень. Улицу перегородил синий микроавтобус с надписью "ПОЛИЦИЯ" на боку, пустой и изрешеченный пулями, Клауд миновал его, едва не споткнувшись о тело полицейского, и бросился к решетчатому забору, за которым высилась огромная бетонная колонна, уходившая ввысь, опутанная решетчатыми лесами и лестницами.
  Опора Седьмого сектора.
  - Успели! - раздался сзади победный крик Тифы. - Опора стоит!
  - Аааааа!!! - Клауд вздрогнул от неожиданности, услышав сверху приближающийся крик, и перед его лицом на песок упал толстяк Ведж. Наемник бросился к нему; лицо Веджа было искажено болью. Он упал на спину, а из его бока текла кровь. "Не жилец…" - промелькнуло в голове солдата.
  - Ведж! - крикнул он, упав и склонившись над ним.
  - Как мило… - прохрипел тот. - …Что ты вспомнил…. Мое имя. Я ничем не смог… - из угла его рта потекла на песок тоненькая струйка крови. - Баррет там, помоги ему!…
  Он потерял сознание, его глаза закрылись.
  - Айрис, можешь чем-то ему помочь? - бросил Клауд, обернувшись. Айрис, подбежав, только покачала головой.
  - Айрис! - Тифа тоже подоспела, запыхавшись. - У меня к тебе просьба. Там, по улице, бар "Седьмое небо". Вот ключ, зайдешь и уведешь оттуда малышку Марлену. Она дочь Баррета, нашего друга. Поскорее только уведи её из сектора!

* * *

  Клауд бежал вверх по железным ступеням, отбросив сомнения и страх, как всегда перед новым боем. Он смотрел вперед и вверх, но чуть не запнулся. На площадке лестницы лежала Джесси.
  Он остановился и взглянул на неё, чтобы понять: ей повезло не больше, чем Веджу. Она уже не шевелилась, и Клауд удивленно почувствовал в своей душе пустоту, которой не ощущал уже очень давно. С того самого дня, когда там, в Нибельхейме…
  Он отбросил посторонние мысли и вновь побежал вверх по ступенькам, слыша, как Тифа поспевает за ним. Пролет, другой, третий… Наконец-то! Он ворвался на огороженную площадку, над которой на десятиметровой высоте возвышалась плита Верхнего города, а в центре её подпирала широченная колонна. Слева слышалось приближающееся хлопанье вертолетного винта, а по площадке были разбросаны тела, в основном полицейских, но в глаза Клауду бросился убитый темноволосый парень в красной бандане. Биггс… Баррета среди убитых не было.
  А вот и он!
  - Клауд! Еж твою ять, как я рад тебя видеть! - Баррет бежал навстречу ему - А Тифа где? Если ты её потерял, я тебе глаз на жопу натяну!
  - Да здесь я! - Тифа выбежала на площадку, запыхавшись, и бросилась на шею Баррету. - Живой! А я-то думала! Ведж, Джесси, они уже…
  - Знаю, мугл меня дери! - крикнул Баррет. - Эти козлы нас обложили! Но к колонне не прорвался пока ни один.
  - Вертолет! - крикнул Клауд, но было поздно. "Вертушка" уже подобралась вплотную к платформе, и с неё спрыгнул знакомый рыжий "турок". Рено, кажется… На поясе у него болталась электрошоковая дубинка, а в руке - чемодан "дипломат". Он в три прыжка пересек платформу, прежде чем Клауд успел что-то сказать, раскрыл дипломат, внутри которого оказался пульт, у колонны и что-то начал набирать.
  - Останови его, Баррет! - крикнул Клауд, бросаясь наперерез с тесаком. Рено оглянулся, отвлекся от пульта и вскинул свою дубинку.
  Дубинка оказалась не простая. Из неё вырвался какой-то желтый светящийся сгусток и ринулся навстречу Баррету, разворачиваясь на лету во что-то, напоминающее пирамиду. Мгновение, и бородатый революционер оказался под колпаком прозрачного, слабо светящегося поля.
  Иммобилизатор "пирамида". Клауд вспомнил, как называлось это спецсредство, разработанное Корпорацией ещё тогда, когда она занималась торговлей оружием. Предназначенная для ареста преступников, "пирамида" заключала жертву под прочный колпак поля, непроницаемый изнутри. Снаружи-то пробить колпак было несложно, потому "пирамиду" применяли, как правило, при аресте одиночек, но она могла работать ещё и как обыкновенный электрошокер. Наемник резко развернулся и побежал на выручку Баррету.
  А Рено уже закончил набирать код на пульте и отбежал в сторону, но наперерез ему бросилась Тифа, однако в её живот сразу же уткнулись электроды дубинки. Рено нажал на кнопку, и Тифа упала, скорчившись.

  А Клауд уже подбежал к Баррету и ударил сверху мечом по желтому прозрачному колпаку поля. Колпак спружинил, и меч оттолкнуло вверх, но сразу же после этого поле взметнулось ввысь и лопнуло, как мыльный пузырь. Баррет рванулся вперед, выставив руку-пулемет, и крикнул:
  - Стой, гад! Пристрелю!
  - Поздно! - крикнул ему Рено, уже подбираясь к вертолету. - Никто не встанет на пути у Рено и "Турков"!
  "Турок" подскочил и ухватился за расчалку взлетающего вертолета, подтянулся и хотел было скрыться в кабине, но Баррет успел выстрелить. Рено вскрикнул, руки его разжались, и сбоку на его пиджаке расплылось бурое пятно, однако чья-то рука втянула его вглубь кабины. Тифа, вскочив, бросилась к бомбе, оставленной им, но застыла в удивлении.
  - Это не обычная часовая бомба!
  - Я сейчас его подобью! - крикнул Баррет.
  - Не стоит этого делать!… - не так громко, но уверенно произнес кто-то из вертолета.
  В проеме двери "вертушки" показался узкоглазый человек с темными волосами до плеч, в таком же костюме, как и у Рено. Вутаец, видимо. По всему было видно, что этот "турок" старше Рено и по возрасту, и по должности. А держал он за руки Айрис….
  - Эту бомбу будет нелегко обезвредить - продолжил он. - Она поставлена на неизвлекаемость и взорвется при малейшем прикосновении!
  - Что ты хочешь сделать с Айрис? - крикнул ему Клауд.
  - А это уже не мое дело - спокойно, хоть и громко ответил "турок". - Мне было всего лишь приказано схватить последнюю из Древних… наконец. А вы все ещё надеетесь спастись? Прощайте!…
  Вутаец влепил Айрис звучную пощечину, и она вскрикнула. Вертолет резко прибавил ходу и скрылся вдалеке.
  - С ней все в порядке! - донесся удаляющийся крик Айрис.
  Тифа отбежала в сторону, и вовремя: чемоданчик грохнул, вспыхнул, рассыпав осколки бетона, и пол под ними затрясся. Колонна, из которой был выбит взрывом немалый кусок, постепенно оседала.
  Баррет лихорадочно подскочил к краю и схватился за трос, отходивший от бортика к креплениям Шестого сектора. Карабин троса был привинчен к бортику, но Баррет резко, со всей своей недюжинной силы крутанул гайку, и она поддалась. Несколько движений пальцами, и конец троса уже был у него в руке.
  А площадка тем временем накренилась, и на неё посыпались куски бетона. Внизу что-то заскрежетало, и перед ногами Клауда упал здоровый бетонный булыжник, проломив сетчатый пол. Он бегом помчался к Баррету, державшемуся здоровой рукой за трос. Тифа уже висела на натянутом тросе обеими руками, а Клауд вскарабкался Баррету на плечи. Тот оттолкнулся ногами как раз в тот момент, когда платформа обрушилась вниз, и трое, вцепившиеся в трос, полетели на нем вниз и вперед, словно на тарзанке…

* * *

  Огромный бетонный сектор начал медленно оседать вниз. По улицам трущоб бежали люди, охваченные паникой, бетонные блоки рушились на дома, в целых районах гас свет, когда рвались линии электропередач, и последние минуты жителей Седьмого сектора протянулись, словно часы, в полумраке, лишь изредка озаряемом треском электрических разрядов. Серая пыль поглотила улицы, а потом на дома обрушились тонны битого железобетона, когда-то бывшие техническими горизонтами и даже улицами верхнего города…
  А президент Шинра стоял у окна своих апартаментов, расположенных в пентхаузе на крыше небоскреба Шинра-Билдинг. Он мрачно улыбался, глядя с самой вершины города на гибнущий сектор. На его глазах крошечные с высоты, словно игрушечные, домики, оседали под своей тяжестью, вспыхивали взрывы, далекие, словно фейерверк, раскатывался над городом грохот, который отсюда казался тихим и почти не разрывал музыки, игравшей по телевизору… Передавали концерт классической музыки, и под старинные, прекрасные аккорды президент грезил о том, как исполняются все его давние мечты. Он не слышал предсмертных хрипов заживо погребенных невинных горожан, он не слышал и голоса совести, которого вообще не слышал с детства - он слышал только себя, свое самодовольство. С небольшой, но досадной помехой, мятежным сектором, покончено, и можно приступать...

ГЛАВА 7
"БЛАГОДАРНОСТЬ И МЕСТЬ"

 

"Я ж на дальней на дистанции помру - не охну
Пробегу лишь только первый круг и сдохну!
А тренер говорит, мол - надо, Федя!"


В. Высоцкий

  Трос, даром что ржавый, оказался прочен, и не оборвался под весом трех людей - единственных, спасшихся из погибшего сектора, и они приземлились на краю свалки, на той самой детской площадке у заброшенного дома. Клауд встал на ноги, отряхнулся и огляделся. Тифа неуверенно сидела на земле, глядя на искореженные железные ворота, которые некогда вели в седьмой сектор. Ворота были выпучены огромной массой обломков, и полуоткрытые створки дымились. Баррет медленно, на негнущихся ногах брел к этим воротам.
  - Баррет! - окликнула его Тифа.
  Он, не обращая на неё ни малейшего внимания, подошел к воротам вплотную, и его фигура наполовину скрылась в дыму.
  - Марлена… - донесся до Тифы его стон. - Марлена!
  Он ударил что было сил кулаком в горячий металл, срываясь на крик.
  - Марлена! И Биггс! Ведж! Джесси! Черт! К черту все!
  - Успокойся, Баррет… - сказала Тифа, подойдя к нему.
  Он обернулся, и она, пораженная, взглянула в его глаза. Лицо Баррета было искажено страданием, но сквозь эту боль был готов проступить чудовищный гнев. Тифа поежилась, представив, что может сделать человек в таком гневе.
  - Успокоиться?!! - прокричал он. - Иди ты к муглу, Тифа! Марлена… осталась… там! Аааргх!… - он воздел вверх руки, и под плитой эхом раскатился грохот длинной очереди, выпущенной им из руки-пулемета. Брызнули медные гильзы, но затвор бессильно замер в заднем положении, и грохот затих. Баррет медленно осел на землю, схватившись за голову здоровой рукой.
  - Баррет! - сказала Тифа, присев рядом. - Я все пытаюсь тебе сказать: Марлена жива!
  Он затравленно поднял голову и уставился на Тифу, словно на заморское чудо.
  - Помнишь, Айрис крикнула нам: "С ней все в порядке"? Она имела в виду Марлену, точно тебе говорю! Я попросила её увести твою дочку в безопасное место.
  - Айрис? - недоверчиво переспросил Баррет. - Та девушка в вертолете? Но…
  - Биггс - продолжила за него Тифа. - Ведж и Джесси. Они все были на колонне.
  - Ты думаешь, я не знаю?! - снова простонал Баррет, и Тифа пожалела про себя, что напомнила о них. - Мы сражались вместе. Мы были командой, боевыми товарищами. Я не могу поверить, что их нет…
  - Так же, как и всего седьмого сектора - вздохнула Тифа. - Из-за нас погиб район размером с целый город… а мы живы. Не наша ли это вина?
  - Нет! - Баррет вскочил. - Нет, нет и ещё раз нет! Не наша это вина, а только их! - он сжал кулак. - "Шинры"! Они негодяи, и преступления их неисчислимы! Они убивают людей ради денег и власти и убьют планету, если мы их не остановим! Мы живы, и наш бой не закончен, и я вновь повторю свою клятву мести, клятву ненавидеть их и впредь! Или ты не согласна со мной?
  - Согласна - пожала плечами Тифа. - Я просто не уверена в себе и своих чувствах. А что думает Клауд?
  - Да, а что ты думаешь? - Баррет обернулся в сторону Клауда, но его там уже не было. Он брел к котловану свалки по знакомой тропинке, почти той же страдальческой походкой, что и минуту назад Баррет.
  - Он, наверное, к Айрис… - высказала предположение Тифа.
  - Айрис - выдохнул Баррет. - Та самая девушка, что спасла мою дочь, в руках у Корпорации. Тогда я с ним! За мной, нам некуда отступать!

  А Клауд, взявшись рукой за кусок арматуры, уже спускался по склону котлована, а в его голове вновь звучал голос "турка" из вертолета.
  "Мне было всего лишь приказано схватить последнюю из Древних…"
  И другой голос - Рено, тогда, в заброшенной церквушке:
  "Древняя уходит! Живо!"
  Тогда он не придал этому значения, не понял. А теперь слова "турков" разбудили в его памяти другой голос - тот, который он слышал в своих кошмарах, тот, который он надеялся никогда больше не услышать в жизни…
  "Кровь Древних течет в моих жилах! Я - законный наследник этой планеты!"

  - Сефирот… - проговорил Клауд и осел на землю.
  - Эй, Клауд! - тяжелая рука хлопнула его по спине, и знакомый низкий, резкий голос Баррета окликнул его. - Чего это ты раскис? А ну-ка вставай!
  Тифа с трудом сдержала усмешку. "И это говорит тот, кто сам только что "раскисал"…" - пронеслось в её голове.
  - Ну так? - продолжал Баррет. - Ты идешь с нами и дальше?
  - Да… - ответил Клауд. - Я иду с вами, сражаться с Корпорацией. Но не только. Я иду с вами, чтобы кое-что узнать.
  - О чем же?
  - О Древних… - ответил Клауд. - Пошли. Я знаю дорогу через эту свалку. Нам в Пятый сектор.

  Дорога через свалку заняла часа два, но Клауд, узнавая тропинку, ориентировался неплохо, и вскоре вдали показался знакомый прогал в стене. Часов у Клауда не было, но он прикинул, что сейчас, видимо, где-то полтретьего пополудни. Солнца, как всегда в трущобах, не было видно под бетонной плитой, и над горами отбросов стоял вечный полумрак. Шебуршали в кучах картона крысы и черви, потревоженные пугающим грохотом, а самые смышленые из них уже бежали, ползли, спешили к развалинам, полакомиться свежей мертвечинкой. Тропинка петляла, но неуклонно поднималась в гору, и вскоре трое беглецов уже прошли, нагнувшись, через пролом, и оказались на извилистой улочке Пятого сектора. Клауд, нисколько не сомневаясь, махнул рукой в сторону рыночной площади; он уже твердо знал, куда идет.

* * *

  - Клауд, так ведь? - Эльмира, даже не смотря в дверной глазок, открыла ему сразу же, как он постучался. Клауд вошел, а за ним вошли и Тифа с Барретом.
  - Это мои товарищи - представил их Клауд. - Баррет, Тифа, это Эльмира Гейнсборо. Эльмира, у меня к вам неприятная новость.
  - Если вы по поводу Айрис, то это не новость… - покачала головой Эльмира. - "Турки" забрали её прямо отсюда. Они поджидали её у дверей, даже на вертолете прилетели.
  - Но почему? Что Корпорации нужно от Айрис?
  - Видите ли, в чем дело… - начала она. - Айрис, она не просто человек. Она из народа, называемого Древними… видимо, последняя живая, или одна из последних.
  - Как? - перебил Баррет. - Разве вы ей не мать?
  - Приемная мать. Это долгая история…
  - Ничего - заинтересованно произнесла Тифа. - Нам спешить некуда.
  - Ладно - сказала Эльмира, присаживаясь за стол. - Садитесь, и я расскажу вам, как все началось.

  Рассказ Эльмиры.

  Это было… лет шестнадцать тому назад. Тогда была война на западе, и мой муж уехал на фронт. В какую-то страну под названием Вутай. И вот однажды он прислал мне весточку, что скоро приедет на побывку. Но не сказал - когда…
  И я каждый день приходила на вокзал, все ждала, все встречала, но его все на было и не было. Из поезда выходили незнакомые люди, и их радостно встречали другие, но когда с перрона уходил последний, я была всякий раз разочарована, а проводники качали головами: нет, не было среди наших пассажиров вашего мужа. Но вам, наверное, не интересны мои переживания…

  Так вот, однажды я снова пришла на вокзал. Зал ожидания был пуст, и только на скамейке полулежала какая-то женщина, а рядом с ней - маленькая девочка. Я подошла поближе; женщина выглядела изможденной и больной, но, видно, когда-то она была красива. В годы войны такое часто можно было увидеть, но я подошла и предложила помощь.
  Она была очень слаба, еле-еле могла говорить. Нет, было непохоже, чтобы её кто-то ранил, скорее она напоминала смертельно больную. Она попросила меня спрятать её дочь - Айрис, как она её назвала. Девочка сидела рядом, ей было лет пять-шесть, и она мне сразу понравилась. А её мать потеряла сознание, и я вызвала врача.
  Врач, покачав головой, сказал, что больная находится в состоянии крайнего истощения и на грани смерти, но он не может сразу назвать причину. Он увез её с собой в медпункт, а я привела к себе домой Айрис. На следующий день я пришла - а медпункт был закрыт, и доктора этого я больше не видела. Подружки судачили, что к нему той ночью приехали двое в штатском и увезли куда-то.. кхм, куда следует. Кто знает, может оно и так, хотя я пока не догадывалась, за что и почему…Но я напугалась и решила никому не говорить, где нашла Айрис.
  Девочка была очень общительным ребенком, хотя рассказала мне много странного. Она говорила, что сбежала с матерью из какой-то исследовательской лаборатории, где над ними ставили опыты, и что её мать уже вернулась в планету, где ей теперь не одиноко… Я сначала не понимала, что она имеет в виду, но, видимо, она хотела сказать, что её мать умерла. Да и вообще, она была очень необычной.
  Однажды она проговорилась. Она сказала мне: "Очень близкий тебе человек сегодня ушел в планету. Его дух приходил к тебе, чтобы повидаться, но он ушел…". Я бы не придала этому значения, но на следующий день пришла телеграмма. Это была похоронка - моего мужа убили на войне…
  Я погоревала-погоревала, да и утешилась, и ничего мне не оставалось, как стать для Айрис новой матерью. Мы были счастливы, пока и к нам не пришли люди в штатском.
  Я очень хорошо помню этот вечер. К нам пришел человек из Корпорации, узкоглазый такой, темноволосый. Назвал себя Ценгом. Он был со мной вежлив, но что-то в нем пугало. Он говорил, что Айрис принадлежит к расе Древних, которые своими таинственными способностями могут принести человечеству счастье, обещал, что с ней будут обращаться бережно, говорил, что, согласившись отдать её, я принесу великую пользу всему человечеству… Но я хорошо помнила, что эти люди сделали с её матерью, и отказала ему. И тогда он обратился к Айрис: "Девочка, разве ты не слышишь голоса планеты?" "Нет!" - ответила она, заплакала и убежала. Видимо, как-то сверхъестественно почувствовала, что это злой человек…

  Да и вообще, она так тщательно пыталась от меня скрыть свои непонятные способности, что я не могла о них не узнать. Но я притворялась, что не знаю ничего, хотя она, по-моему, тоже догадалась о моих догадках. Но с тех пор Корпорация не давала нам покоя. Я хотела было уехать из Мидгара и недавно купила домик в Кальме, но, видимо, не успела…


  - Её забрали силой? - спросил Клауд.
  - Нет. Ценг встретил её у наших дверей, с ним был ещё один из Корпорации, рыжий такой, и пятеро полицейских. Однако она сама согласилась с ними пойти.
  - Почему? - спросила Тифа.
  - С ней была маленькая девочка. Она обменяла её жизнь на свою свободу.
  - Маленькая девочка? - Баррет вскочил. - Так это же моя дочь! Где она сейчас?
  - Вы её отец? - удивилась Эльмира. - Тогда как вы могли оставить её одну?
  - Не говорите. Я сам до сих пор этим терзаюсь… - ответил Баррет, глядя в пол. - Но понимаете, я веду войну против Корпорации, и если я не буду сражаться, погибнут все. Это замкнутый круг. Так где она?
  - Наверху, в спальне Айрис. Это на втором этаже.
  Баррет вскочил и побежал вверх по лестнице. Клауд с Тифой переглянулись, а Эльмира тяжело вздохнула. Клауд медленно побрел вслед за Барретом, по ступенькам на второй этаж.
  - Папочка! - раздался из комнаты радостный крик Марлены.
  - Марлена, родненькая, ты жива! - Баррет взял её на руки и прижался щекой к её щеке, его глаза застилали слезы радости. - Я так переживал!
  - Не плачь, папочка. Усы колются! Ой, и дядя Клауд здесь!
  Клауд стоял в дверях и молча наблюдал за семейной идиллией. Сам он уже очень давно не испытывал подобных чувств ни к кому. Его отец, пьяница, бросил семью, когда он ещё был маленьким, а потом погиб; Клауд плохо помнил его. А его мать погибла пять лет назад, в ту злополучную нибельхеймскую ночь из его кошмаров…
  - Скажи, Клауд - прервал его мысли Баррет, повернувшись к нему. - Ты ведь сейчас пойдешь выручать Айрис?
  Клауд не задумывался о том, куда намерен пойти, но удивительно для самого себя уверенно кивнул.
  - Айрис оказала мне огромную услугу, спася мою дочь ценой собственной свободы - продолжил Баррет. - Я бесконечно благодарен ей. И если ты пойдешь к ней на выручку, можешь смело рассчитывать на мою помощь. Словом, теперь ты мне не наемник, а я тебе не заказчик - отныне мы сражаемся за общее дело.
  - Договорились! - усмехнулся Клауд и медленно побрел, размышляя. Спасти Айрис… Только ли месть Корпорации движет им? Только ли чувство солидарности с Барретом? Только ли жажда узнать побольше о том, что происходит и как во всем этом завязаны Древние, одно имя которых отдается в его памяти тяжелым, темным, зловещим эхом?
  - Подожди, дядя Клауд! - Марлена окликнула его. - Айрис по дороге расспрашивала меня про тебя. Спрашивала, что   Клауд за человек, каков он… Наверное, ты ей понравился!
  - Надеюсь…
  - Я не скажу Тифе. Обещаю! - Марлена демонстративно приложила пальчик к губам.
  "При чем здесь Тифа?…" - пронеслось в голове у Клауда, когда он спускался по лестнице.

  - Это я виновата - произнесла Тифа, когда он спустился на первый этаж. - Я втянула Айрис во все это.
  - Да нет - возразила Эльмира. - Она сама так бы не сказала. И я бы не сказала. Я видела, как она пошла за Клаудом. Видела, как она на него смотрела…
  - Клауд! - окликнула его Тифа. - Ты куда теперь?
  - Мы с Барретом пойдем выручать Айрис - ответил он. - Ты как?
  - Я с вами. Я подумала и решилась, что должна вам помочь.
  - Ты понимаешь, что это означает? - испытующе посмотрел на неё Клауд. - Это означает, что нам придется пробраться в здание Корпорации "Шинра". Айрис там, я уверен.
  - Да! - кивнула Тифа. - Я готова.
  По лестнице прогромыхал тяжелыми башмаками Баррет, спускаясь вниз.
  - Ммм… Эльмира? - спросил он. - Вы не могли бы позаботиться о Марлене
ещё немного? Видите ли, я не могу взять её с собой.
  - Хорошо - кивнула она. - Мне не впервой. Только дайте мне обещание, что выживете и вернетесь за ней. Ещё не хватало, чтобы и вы оставили на меня свое чадо. У меня тут что, детский приют?
  - Хорошо. И, пожалуйста, переезжайте в свой домик в Кальме. Здесь становится небезопасно…
  - Обязательно - заверила его Эльмира.

  - Ну что, как нам подняться наверх? - спросила Тифа, когда они вышли на улицу.
  - Поезда не ходят - ответил Баррет. - Пути разрушены. Можно было бы попробовать подобраться поближе к руинам Седьмого сектора и поискать какой-нибудь путь наверх.
  - Пристенный рынок расположен как раз рядом с Седьмым! - вспомнил Клауд. - Мы можем попытаться узнать там.
  - Ну, пошли на этот твой рынок! - согласился Баррет.

* * *

  Добраться до рынка им удалось только к вечеру, часам к пяти-шести. Трущобы шумели, взбудораженные страшной вестью, и Клауд несколько раз стал невольным свидетелем горячих споров. По телевизору объявили, будто катастрофа организована "Лавиной", но народ не хотел в это верить.
  - "Лавина"? Бред! - оборвал какой-то старик, споривший с полной тёткой около рынка Пятого сектора. - Как будто я не знаю, как работает "Лавина". Я новости-то смотрю, я не дурак! Они всегда взрывали только реакторы Корпорации, и никогда ещё не покушались на нас! Это сама Корпорация же и подстроила, точно говорю!
  Баррет вымученно улыбнулся, услышав это, хотя вести о том, что катастрофу приписали "Лавине", чуть было не вывели его из себя. Он широко шагал вперед, с шумом выдыхая воздух, и по всему было видно, что он готовит себя к страшной мести "Шинре". Клауд спокойно, быстро поспевал за ним, и вскоре позади остались улочки трущоб и уже знакомая до боли свалка.
  Пристенный рынок гудел, как растревоженный улей. Оглядевшись по сторонам, Клауд понял, что что-то изменилось, а потом понял, что: ни одного бугая-вышибалы из банды Корнео видно не было, хотя в прошлый раз они так и маячили перед глазами.
  - Давайте перекусим! - подала голос Тифа, шагавшая сзади. - Я сегодня не обедала.
  - Да до обеда ли тут было? - хмыкнул Клауд. - Впрочем, я знаю здесь одну закусочную. Вон, там - и он махнул рукой в сторону той кафешки, где совсем недавно сидели они с Айрис.

     Закусочная была пуста, только продавщица, склонившись над котлом, размешивала "специальное блюдо". Клауд окликнул её, и она вздрогнула.
  - Ох ты, гляди-ка! Испугали вы меня, молодой человек. И так день сегодня нервный.
  - А что произошло на рынке? - спросил Клауд, присаживаясь за стойку.
  - Да сразу же, как громыхнуло там - продавщица махнула рукой в сторону Седьмого сектора - буквально часа полтора назад приехали сюда три автобуса с полицией! Всех чуть не раком ставили, перехватали всех охламонов Корнео, и его самого наконец-то скрутили. Добегался голубчик. Мне подружка из магазина одежды рассказывала, что к нему, представьте себе, шинровцы шпиона подослали! Солджера, переодетого женщиной, представьте себе!
  Клауд улыбнулся, припомнив свой обман, и подивился, как он сошелся с истиной.
  -Да, молодой человек, я гляжу, вы солджер! - прищурилась продавщица. - Не вы ли будете тот шпион? Я вас как раз незадолго до того видела, вы специальное блюдо покупали.
  - Я не шпион Корпорации - ответил Клауд. - И дайте, если можно, по специальному блюду на каждого. Или, Баррет, тебе барбекью?
  - Мне и того, и другого - ответил тот. - Тифа, а тебе?
  - А что такое специальное блюдо? - спросила Тифа.
  - Мясное рагу такое, острое - ответил Клауд. - Бери, я плохого не посоветую. Очень сытное.
  - За счет заведения! - подмигнула продавщица. - Вы же вместе с полицией помогли нам избавиться от Корнео и его бандюг, а ведь они всех уже достали.
  - Я не из Корпорации - тихо, медленно произнес Клауд.
  - Как же не из Корпорации, когда вон как глаза светятся, солджер! - ответила она. - Берите и ешьте.
  - Послушайте - решил сменить тему Клауд. - Нам срочно нужно наверх, на плиту.
  - На плиту? - переспросила продавщица. - К своим? Ну так сходите вон туда, к стене седьмого сектора. Там сверху свисают оборванные кабеля. Найдите попрочнее и полезайте по нему на техгоризонт, а оттуда уже на плиту по лестнице выберетесь. Не волнуйтесь, все эти кабеля обесточены.
  Клауд не ответил - он уже был поглощен запоздалым обедом. После всего, пережитого за эти полдня, самые длинные на его памяти за последнее время, у него разыгрался нешуточный аппетит.
  - Баррет, а как мы тебя будем втаскивать? - спросила Тифа, на секунду оторвавшись от блюда. - Ты же не сможешь лезть вверх по кабелю с одной рукой. А мы с Клаудом тебя не вытянем, ты вон какой здоровый.
  - Ненавижу быть обузой - ответил тот, отрезая ломоть мяса и обмакивая его в кетчуп. - Но надо подумать…Здесь есть хозяйственный магазин?
  - В "Машине и пушке" вроде бы продавались всякие железки - ответила продавщица. - Это вон в ту сторону, рядом с домом Корнео.
  - Я к тому, чтобы купить лебедку - пояснил Баррет. - Лебедку и метров сорок троса. Клауд поднимет лебедку и укрепит её на арматуре техгоризонта, а потом сбросит мне трос и я им обвяжусь.
  - Конечно, Клауд поднимет, а что ему ещё остается? - пожал плечами Клауд.
  - У тебя ещё осталась моя заначка? Или все пропил?
  - Да нет, пока деньги есть - ответил солдат. - Я всё. Вы как, доедаете?
  - Поохди… - с набитым ртом ответила Тифа и, проглотив, продолжила: - Я понимаю, надо поторопиться, но поспешишь - чокобо насмешишь.
  - Хорошо. Я пока сбегаю в этот магазин, присмотрю лебедку и трос и, возможно, куплю. Жду вас там.
  С этими словами Клауд соскочил с табуретки и быстрыми шагами направился к выходу.

  - Тифа! - Баррет, закончив со своей едой, обернулся к ней. - Почему я согласился на это безнадежное дело, ежовому пирогу понятно. Почему пошел Клауд, я тоже догадываюсь. А ты? Неужели ты решила рискнуть жизнью только ради нашего товарищества?
  - Извини - сглотнула Тифа, спрыгивая с табуретки. - Я не могу тебе об этом сказать. Я сама пока ничего не знаю, все больше догадываюсь. Но это из-за Клауда.
  - Ха! Чего ж тут непонятного? Запала ты на него, так и скажи. Я почему-то так и подумал.
  - Нет… - лицо Тифы залилось предательским румянцем. - Не в этом дело. Но можешь пока думать так. Давай потом, Баррет, ладно?
  - Потом так потом - пожал плечами бывший главарь "Лавины", встав и направившись к выходу. - Хотя потом обычно значит никогда.

  Пройдя по рынку метров сто, они обнаружили искомый магазин, а рядом со входом стоял и Клауд. На земле рядом с ним лежала строительная лебедка с винтовыми зажимами для крепления к арматуре, с уже намотанным тросом.
  - Она не тяжеловата? - спросила Тифа.
  - Нет, смотри! - Клауд вскинул массивную стальную конструкцию на плечи. - Я вполне могу лезть с этой штукой.
  - Хм! - почесал затылок Баррет. - Или эта лебедка легче, чем кажется, или ты столь же силен, как и я. А поглядишь на тебя и не скажешь…
  - Я же солджер. Я сильнее, ловчее и выносливее обычного человека. Это что! Вот ты не видел Сефирота… - сказав это, он неожиданно помрачнел. - Ладно, пошли. Вон там я видел подходящий кабель.
  Клауд, пройдя немного в сторону особняка Корнео, неожиданно нырнул в неприметный проход между ларьками. Баррет пробрался в проход следом и очутился на маленьком пятачке между ларьками и стеной сектора. Они были где-то близко к центру нижнего яруса Мидгара, аккурат под башней Шинра-Билдинг, и стены, разделяющие сектора, были совсем недалеко друг от друга. Кабель, о котором говорил Клауд, свисал почти до асфальта вдоль стены, размалеванной крикливым граффити.
  - Ну, давай. Святость в помощь! - пожелал удачи Баррет, когда Клауд взялся обеими руками, закинув лебедку за плечи перекладинами, как ранец, за обесточенный кабель.
  - А мы доберемся? - недоверчиво протянула Тифа. - Мне не нравится этот кабель.
  - Тебе не нравится… - буркнул Баррет. - А для меня это золотой, сверкающий кабель надежды. Ну, кхм, может выражение и не самое удачное, но…
  - Ладно, я полезла следом! - Тифа ухватилась за кабель и принялась карабкаться вслед за Клаудом.
  Клауд лез наверх, стиснув зубы. Он не переоценил своих сил, но стена закончилась, и ему приходилось крепко сжимать ногами скользкую пластиковую оплетку кабеля, чтобы вес лебедки не заставлял его скользить вниз. Где-то рядом ухал шахтный вентилятор - техгоризонт был уже близко. С высоты, на которую он забрался, открывался впечатляющий и устрашающий вид на ещё дымящиеся развалины Седьмого сектора, но Клауду было не до того, чтобы смотреть по сторонам.
  Оп-па! Первая решетчатая арматура конструкций Верхнего города уже близко, и Клауд, протянув руку, ухватился за неё. Раз, два! Он схватился обеими руками и подтянулся, затем перехватил другую балку, повыше, потом ещё выше, и уперся ногами в первую. Несколько метров, и площадка, укрепленная посреди ажурных балок техгоризонта, достигнута. Клауд, вздохнув с облегчением, сбросил с себя лебедку, потер плечи и только принялся прикидывать, куда бы лучше прикрепить эту тяжелую дрянь, как над площадкой показалась голова Тифы.
  Он протянул руку и вытащил Тифу на площадку.
  - Ф-фух. Спасибо - кивнула она. - Ну что, давай привинчивать эту лебедку?
  - Ага, здесь вот как раз подходящая ажурная балка - кивнул Клауд. - Я буду держать её, а ты прикручивай зажимы. Ну, давай, ухнем!
  Он поднял лебедку и приставил её к балке, стараясь зацепить зажимами за края. Тифа аккуратно поправила раму лебедки так, чтобы балка вошла как раз между зажимами, и повернула гайку-барашек. Вторая гайка, третья…
  - Можешь отпускать, вроде держится.
  - Вроде! - хмыкнул Клауд. - Надо ж затянуть каждую гайку. Давай я затяну. Вот, а теперь можно опускать Баррету трос. Я буду его поднимать, а ты пойди в ту дверь и разведай дорогу на плиту.

  Трос натянулся, и Клауд потянул за ручку, крутанув её. Ручка шла туго, но он, напрягшись, продолжал крутить. Трос скрежетнул по бортику, видимо Баррет раскачался, вися на нем. Ещё оборот, ещё, ещё… Наконец, широкая рука Баррета ухватилась за борт, а Клауд крепко ухватился за руку-пулемет, вытаскивая товарища наверх.
  - А где Тифа? - спросил тот.
  - Ушла наверх, разведать дорогу на плиту. Кто-то идет, наверное она!
  Металлическая дверь скрипнула, и в проеме показалась Тифа.
  - Ребята, там наверху водосток! - сказала она. - Люк водостока выходит на улицу во дворе какого-то офисного здания. Судя по всему, совсем рядом с небоскребом "Шинры".
  - Отлично - ответил Клауд. - Полезай наверх первая, а дальше мы с Барретом. Баррет, тебе надо как-то замаскировать свой протез. Ещё не хватало, чтобы сразу же на выходе нас сцапали легавые.
  - Вот так пойдет? - Баррет стянул свою светло-зеленую куртку с отпоротыми рукавами и остался с голым торсом, после чего завернул руку-пулемет в куртку.
  - Должно… - кивнул Клауд и вошел в дверь. За дверью начиналась отвесная лестница, и он, взявшись за перекладину, начал подниматься. Люк наверху уже был открыт, и в нем виднелось меркнущее вечернее небо, по которому Клауд так соскучился.
  Снизу уже слышались характерные звуки Баррета, цепляющегося протезом за перекладины лестницы; впрочем, на сей раз они были несколько приглушены курткой, в которую было завернуто оружие вояки. Клауд выбрался наверх и огляделся: они были в небольшом дворике, отделенном от улицы аркой. Ни полицейских, ни офисных охранников видно не было.
  Баррет тоже выбрался из люка, и Клауд ногой задвинул крышку на место, после чего жестом показал друзьям следовать за ним, в арку. Выйдя на улицу, он огляделся. Слева уходил вдаль широкий центральный проспект, гудящий пробками, свистящий полицейскими свистками - после падения Седьмого сектора транспортное кольцо было разорвано, и уличное движение в городе расстроено. Вдаль бежали трое полицейских с полосатыми палками, надеясь разрулить огромную пробку и не обращая на Клауда ни малейшего внимания. А справа высилась громада Шинра-Билдинга, переливающаяся окнами и неоновой рекламой на фоне закатного неба. Клауд задрал голову, приоткрыв рот: он не думал, что небоскреб окажется так велик.
  - Ты, должно быть, хорошо знаешь это место? - услышал он из-за спины голос Баррета.
  - Нет, я никогда не был в самой штаб-квартире. Казармы солджеров не здесь, а в Юноне, а тут, кажется несет службу только одна группа охраны.
  - Всего одна группа? Прорвемся!
  - Ты не понял, Баррет. Одна группа солджеров. Двадцать-тридцать человек, таких как я. Практически не уступающих мне по силе и боевым навыкам. И ещё много обычных полицейских и охранников с автоматами.
  - Верно! - поддержала Тифа. - Мы не должны ломиться в главный вход. Здесь есть черный, или что-то в этом роде?
  - Я слышал - ответил Баррет - что здесь есть наружная лестничная клетка до пятьдесят девятого этажа. До этого этажа, вроде бы, обычные офисы, а выше начинается штаб-квартира самой Корпорации, куда нелегко попасть даже её людям. Но там ужасно долго подниматься. Проще прорваться к лифтам.
  - Вот давай поднимемся по этой лестнице хотя бы до пятьдесят девятого этажа!
  - Зато там, наверное, охраны нет - кивнул Клауд. - А вот в штаб-квартире обязательно есть.
  - Ладно, справимся. Пошли!
  Клауд свернул направо, но не доходя до парадного входа в здание обошел его слева, зайдя в темный, неосвещенный проулок, и сразу же увидел то, что искал: забранный в серую коробку лестничный колодец, поднимавшийся вверх вдоль торца башни, а внизу белую дверь с надписью: "Пожарная лестница. Входа нет!". Он дернул на себя дверь, и она оказалась не заперта.
  Изнутри пожарная лестница оказалась пыльной и пустынной. Клауд задрал голову, глядя в проем между пролетами наверх, и присвистнул: им предстоял долгий подъем. Прислушавшись, он не услышал на лестнице ничьих шагов, только дыхание Тифы и Баррета за спиной.
  - Эй! - недовольно произнес Баррет. - Ты же не собираешься лезть наверх так… так высоко?
  - Собираюсь - твердо сказала Тифа и зашагала вверх по лестнице. Клауд быстрым шагом отправился следом, считая про себя этажи.
  - Нет другого способа пробраться наверх, не подняв шума - бросил он на ходу. - А значит, нет другого способа спасти Айрис. Если это вообще возможно…
  В ответ - только нервный смех Баррета за спиной.
  - Перестань, Баррет! Ты меня пугаешь!

  "Третий этаж…"
  - Надо же! - хмыкнул Баррет. - Ты даже способен иногда рисковать жизнью ради кого-то кроме себя. Признаю, что думал о тебе хуже, чем ты есть.
  - Да думай, что хочешь…

  "Пятый…"
  Он шагал молча и стараясь не сбить дыхание, теперь уже благодаря судьбу за свое тело солджера, сильное и выносливое.

  "Десятый…"
  - Мугл побери, и зачем им понадобилось строить такое высокое здание…. - проворчал Баррет.
  - Не разговаривай на ходу, Баррет, дыхалку собьешь и устанешь быстро - бросил Клауд.
  - Да ясно зачем! Это ж "Шинра", у них все - дерьмо! - сплюнул Баррет.

  "Пятнадцатый…"
  - Сбавим темп - Тифа, бежавшая по лестнице впереди, тоже уже запыхалась и перешла на медленный шаг. Клауд молча шагал вперед и вверх, продолжая считать этажи в уме.

  "Двадцать пятый? Или двадцать четвертый?"
  Тяжелое дыхание Баррета позади сбивало его со счету, равно как и мысли об Айрис и её судьбе. Что с ней, где она? Ясно, что где-то здесь, наверное, в штаб-квартире? Он слышал, что в штаб-квартире есть лаборатория, где-то на шестьдесят седьмом или шестьдесят восьмом этаже. Не там ли она?

  "Тридцать какой? Тридцать третий или тридцать пятый?"
  - Какой это этаж? Долго ещё? - снова подал голос Баррет.
  - Не знаю… Я давно сбилась со счета - ответила Тифа.
  - Тридцать лохматый - выдохнул Клауд. - Два этажа назад, кажется, был тридцать пятый.

  "Сороковой. Или около того…"
  - Все, хватит! Я больше не могу - выругался нетерпеливый Баррет. - Надо было сразу ломиться внутрь, и поднялись бы мы, как нормальные люди, на лифте. Я возвращаюсь!
  - А представь, сколько тебе пилить вниз? - улыбнулась Тифа, и Баррет ненадолго замолчал.

  "Пятидесятый?"
  - Я до конца жизни уже не хочу видеть ни одной лестницы… - бурчал Баррет под нос.
  - Да уже скоро. Надеюсь! - попыталась ободрить его Тифа. - Давай, ты же командир "Лавины", иди вперед! А Клауд за тобой!
  - Да что ты со мной, как будто я солджер какой? - зло ответил он. - Я всего лишь обычный человек, из плоти и крови, за исключением правой руки.
  - Я тоже обычный человек - тяжело выдохнула Тифа. - И я тоже устала. Но я не ною. Стой, да мы, кажется, пришли!
  И впрямь, лестница закончилась, последний пролет привел их на площадку с единственной дверью.
  - Пятьдесят девятый этаж - произнес Клауд. - Дальше мы по этой лестнице не пройдем. Дальше начинается штаб-квартира Корпорации. Уже здесь, наверное, охрана. Как нам её обойти?
  - Как, как. Очень просто, как! - возможность выместить свое раздражение на настоящем враге чуть приподняла настроение бородатого вояки. - Вот этим по башке, и вперед.
  - Идет - кивнула Тифа. - Нам нужно только выманить их сюда.
  - Это сделаю я - сказал Клауд. - У меня глаза солджера, и на мне форма солджера, пусть грязная и без нашивок.
  Он осторожно толкнул дверь. Как и полагалось двери аварийной пожарной лестницы в эти лихие дни, она не была заперта.

  Охранник, стоявший у лифта на шестидесятый этаж, удивленно переглянулся со своим напарником: из двери пожарной лестницы выскочил солджер. Парень запыхался, и на лице его читалось беспокойство.
  - Бомба! - выдохнул он. - Там, на лестнице. Кто-то установил бомбу на пожарной лестнице, она тикает и сейчас взорвется!
  В голове охранника промелькнула цепочка образов - взрывы на реакторах, недавняя катастрофа Седьмого сектора, которую, как ему сказали, произвела "Лавина", и вот теперь бомба здесь, в Шинра-Билдинге? Он резко сорвался с места и рукой махнул в сторону пожарной лестницы, указывая напарнику следовать. Но как только он вошел на лестницу и камеры наблюдения потеряли его из виду, на его голову обрушилось что-то тяжелое и металлическое.
  Второму охраннику крепко досталось под дых от Тифы, и она сразу же запустила руку в его карман.
  - Тут что-то есть! - сдавленным шепотом сказала она. - Карточка какая-то!
  Она извлекла из кармана охранника серую пластиковую карточку с числом "шестьдесят".
  - Видимо, это ключ от шестидесятого этажа - заключил подошедший Клауд. - А проход туда через тот лифт, который охраняли эти двое.
  - Пошли! - подытожила Тифа.

  Вечерело, и смена дежурного охранника, сидевшего за пультом управления системой видеонаблюдения, подходила к концу. Он уже не глядел на мониторы перед собой, а клевал носом, и мысли его были только об одном: когда же подойдет этот проклятый сменщик, чтобы он наконец-то пошел домой и выспался? На мониторе перед его носом в лифт, ведший на шестидесятый этаж, спокойно, с наглыми рожами прошли три совершенно посторонних человека, а он и ухом не повел. Нарушители поднялись на этаж и вышли из лифта.
  Клауд огляделся. Перед ним коридор резко сворачивал налево, а прямо перед его лицом висел огромный плакат: "Стой! Предъяви пропуск".
  - Так, видимо, это контрольно-пропускной пункт - шепнул он. - Я могу попытаться пройти в наглую, сойти за солджера, но не вы. Стойте тут, я разведаю, как пройти мимо и сколько здесь охранников.
  Он сделал на своем лице самое будничное выражение, какое только мог состроить, как будто ходил здесь каждый день, и направился по коридору. Коридор пересекали вертушки со стеклянными окошками, числом аж три штуки последовательно. Из-за окошек раздавались шаги и голоса, но самих охранников не было видно.
  Клауд спокойно повернул вертушку и прошел ко второй, затем миновал и третью. Никто из охранников не услышал шагов.
  - Сюда! - придушенным шепотом бросил он, и Тифа услышала. Она бесшумно проскользнула через вертушки, а за ней грузно зашагал Баррет. И вот его-то шаги охрана и услышала.
  - Эй! - раздался голос из-за окошек. - Кто там ломится? Пропуск покажь!
  Баррет не стал дожидаться, пока его лицо рассмотрят подробно - он просунул в окошечко руку-пулемет, и тишину разорвал треск очереди, за которым последовал стук падающего тела. Клауд пинком толкнул дверь в комнату охраны, и Тифа скользнула за ним. Она резко и быстро ударила второго охранника ногой в пах, после чего влепила ему целую серию из четырех быстрых ударов кулаками по лицу. Охранник упал, и Клауд подивился в очередной раз мастерству своей подруги в рукопашном бою, добивая его мечом.

  - Тихо! - скомандовал он и прислушался. Никаких звуков вокруг не было слышно, нигде не взвыла сирена, нигде не гремели кованые башмаки охранников, полицейских или, пуще того, солджеров. Верхние этажи Шинра-Билдинг были прекрасно звукоизолированы, изначально - для удобства сотрудников, и никто в свое время не подумал, какую дурную службу сослужит Корпорации это удобство вкупе с сонливостью одного охранника, сменщик которого уже лежал на полу в луже крови с простреленной головой….
  - Кажется, прошли… - подвела итог Тифа.
  - Не расслабляйтесь! - одернул её Баррет. - Если сюда придет ещё кто-то из охраны и увидит трупы, тревоги не избежать. Тела надо спрятать.
  - Давайте оттащим их вон в тот угол и задвинем шкафом - предложил Клауд.
  - Лучше, чем ничего - пожал плечами Баррет. - А это что?
  На панели включения тревоги, которой так никто и не успел воспользоваться, лежала карточка-ключ. Клауд поднял её.
  - Шестьдесят один - прочитал он цифры. - Дальше все должно пойти как по маслу, постов охраны там, наверное, больше нет. Только быстро, нам нельзя мешкать!

ГЛАВА 8
"ВОЗВРАТИВШИЙСЯ ИЗ НЕБЫТИЯ"

 

"Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана…"

Милая детская считалочка

  Президент Шинра медленно, не спеша вошел в зал заседаний на шестьдесят шестом этаже и направился к своему креслу во главе стола. За ним вошли и все главы отделов, созванные им на это совещание. Здесь был и Хайдеггер, важный, грозный и торжествующий. Здесь был и Рив, нервничающий, явно выбитый из колеи; по его виду любой бы сказал, что ему и вправду не помешал бы отдых. За Ривом вошел Арчибальд Палмер, низенький, лысый пожилой толстячок, возглавлявший Отдел аэрокосмической промышленности Корпорации. Палмер был стар и чудаковат, и многим в "Шинре" с недовольством приходилось прислушиваться к его словам. Однако Корпорация давно уже не занималась всерьез авиацией и космосом, поэтому мнение его весило не много. Вслед за Палмером вошла руководительница другого довольно старого, но все ещё важного отдела Корпорации - Отдела военной промышленности, Максина Скарлет. Сия дама лет сорока, худая и крашеная под блондинку, была, как всегда, одета в алое вечернее платье, ярко выделявшееся на фоне серых и невзрачных, хоть и дорогих, костюмов прочих бонз Корпорации. Только двоих из первых лиц Корпорации не было на этом совете: Руфуса Шинра, сына президента, занимавшего должность вице-президента, и доктора Ходжо, заведовавшего научно-исследовательским отделом.
  Президент включил микрофон и постучал по нему. Двери закрылись за Скарлет. Больше никого приглашено не было; ни один репортер не снимал это закрытое совещание.
  - Итак - начал он - мы начинаем чрезвычайное совещание, на котором должны решить политику компании после событий в Седьмом секторе. Я готов для начала выслушать того, кто захочет высказаться.
  - Господин президент! - начал Рив. - Наши специалисты подсчитали ущерб, причиненный городской экономике разрушением Седьмого сектора. С учетом построенных в секторе заводов и инвестиций в развитие предпринимательства, он составляет никак не менее двух миллиардов гилей, и именно столько нам придется израсходовать для восстановления…
  - Помолчите, Рив - вздохнул Шинра. - Мы не будем восстанавливать Седьмой сектор. Хватит и того, что мы просто расчистим развалины, что обойдется вовсе не дорого. У нас появился куда более многообещающий проект для реализации - это, господа, проект "Нео-Мидгар".
  - Тот самый проект, связанный с Древними? - переспросил Рив.
  - Именно. Земля Обетованная практически у нас в руках, и за те же два миллиарда мы сможем заполучить неограниченный источник дармовой энергии. Изыскать же эти два миллиарда мы сможем, повысив на четырнадцать процентов цены на энергоносители.
  - Повышение цен! - обрадовано подпрыгнул в своем кресле Палмер. - Повышение цен! Я вношу предложение включить в бюджет и космическую программу!
  - Излишки средств, полученные в результате повышения цен и не востребованные в ходе проекта "Нео-Мидгар", будут разделены между Отделом безопасности и Отделом военной промышленности - отрезал Шинра.
  - Господин президент! - снова обеспокоено произнес Рив. - Повышение цен будет негативно воспринято гражданами и может сказаться на их благосостоянии и, что немаловажно, на степени поддержки ими Корпорации. Мы можем заполучить таким образом новый террористический мятеж!
  - Не беспокойтесь, Рив - ответил президент. - Общественное мнение полностью под контролем.
  - Ещё бы! - позволил себе перебить президента Хайдеггер, усмехаясь. - Ведь мы спасли их от "Лавины"!
  Рив обернулся. Ему показалось, или из вентиляции он услышал чей-то придушенный, злой шепот?
  "Нервы, Джери, нервы…" - успокоил он себя. - "Видимо, мне и впрямь надо бы отдохнуть на курорте!"
  В этот момент заседание прервал стук в дверь. Рив узнал этот стук - осторожный, слабый, вкрадчивый, но отчетливый. Президент тоже узнал его.
  - Входите - разрешил он.
  Двери раскрылись, и в зал вошел худой старик в белом халате. Его волосы, когда-то черные, как смоль, а ныне наполовину поседевшие, были забраны сзади в конский хвост, на изрезанном морщинами лице сидели очки в массивной роговой оправе. Доктор Ходжо даже на собраниях Корпорации не утруждал себя парадной одеждой.
  - Господин президент! - начал он. - Я хочу вам доложить о первых результатах исследований над новой подопытной. Как экземпляр она уступает своей матери, Ифалне, её характеристики в среднем ниже на двадцать процентов.
  - И насколько долго продлятся ваши исследования, Ходжо? - спросил президент.
  - Видите ли, здесь возникла маленькая проблема. При существующих методах исследований прогноз их продолжительности составляет не меньше ста двадцати лет, как для подопытной, так и, тем более, для меня это срок, прожить который нереально. А потому мне придется попытаться вывести новый образец, более долгоживущий и удобный для исследований.
  - Не знаю. Я не ученый и не понимаю в этом. Ладно, я думаю, что нам пора заканчивать совещание и расходиться.
  С этими словами Шинра встал с кресла. Следом за ним встал Рив, а Скарлет задержалась и потянула носом, недовольно покосившись на вентиляционную решетку.

  - Они говорили об Айрис? - переспросила Тифа, поежившись в вентиляционной трубе в момент, когда Скарлет покосилась почти на неё.
  - Чтоб я знал! - ответил Баррет. - Полезли назад.
  Клауд попятился на четвереньках, медленно продвигаясь назад по трубе, и вскоре выкарабкался из открытой решетки, чтобы оказаться там, где, собственно, и забрался в вентиляцию - в туалете. Он уперся обеими ногами в унитаз, вытащил из трубы голову, выпрямился наконец и спрыгнул на пол. Щелкнула защелка двери, и Клауд вышел из кабинки, подойдя к зеркалу и покачав головой. Он в первый раз с утра смотрелся в зеркало, и не мог не заключить, что видок у него был диковатый. Волосы, которые он вечно носил растрепанными, засалились от пота и слиплись, как сосульки, облепленные пылью из вентиляции. В той же пыли и грязи было измазано то, что когда-то давно называлось формой SOLDIER. Он наскоро отряхнулся, потер грязные бока, коленки и спину мокрыми руками и взъерошил волосы, слыша, как из трубы выбираются Тифа и Баррет.
  С момента короткой перестрелки на посту охраны прошло всего пять-семь минут, и тревоги никто так и не поднял - во всяком случае, на этом этаже. С завершением заседания тузов Корпорации с этажа ушла и охрана. Но это не означало, что в следующую минуту их не обнаружат и не схватят…
  Он отошел в сторону, чтобы дать Тифе с Барретом тоже привести себя наскоро в порядок, прислушавшись. Мимо туалета кто-то шел. Клауд быстро нагнулся над встроенным в стену шкафом, где хранились швабры и половые тряпки: там был спрятан "веселый" меч. Но прохожий прошел мимо, не заходя в туалет и не обнаружив посторонних.
Тифа, закончившая умываться, подошла к двери и выглянула, а Клауд выглянул за ней. Вдаль по коридору, удаляясь от них, шел старик в белом халате - доктор Ходжо.
  Клауд вздрогнул. Ещё тогда, когда он из-за решетки вентиляции впервые увидел этого человека, входящего в зал заседаний, ему стало не по себе. Он сначала не понял, почему, но потом до него дошло: Ходжо был как две капли воды похож на злого старика из его недавнего кошмара. Во сне он не мог разглядеть лица своего мучителя, но отчетливо помнил белый халат и черные волосы, равно как и чуть сгорбленную походку - точно такую, какой сейчас от него удалялся ученый из Корпорации.
  Почему? Ведь он впервые в жизни видит этого человека? Или нет?
  - Это Ходжо - тихо произнес Баррет из-за спины, тоже выглянув в дверь. - Глава научного отдела "Шинры". Ты знаешь его, Клауд?
  - Нет… - неуверенно ответил тот. - Имя слышал много раз, а вижу впервые. Так вот как он выглядит…
  - Он говорил, что Айрис у него - продолжил Баррет.
  - Пойдем за ним. Только тихо.
  Клауд выскользнул за дверь, дождавшись, пока Ходжо скроется за поворотом, и зашагал по коридору, напустив на себя прежний уверенный вид. Дойдя до поворота, он снова осторожно выглянул, чтобы увидеть, как Ходжо сворачивает на лестничную клетку.
  - Он пошел на лестницу. За мной! - вполголоса бросил Клауд, быстрым шагом направляясь туда же. - Тифа! Иди за ним и, когда он войдет на свой этаж, придержи дверь.
  Тифа кивнула и проскочила вслед за Ходжо. До ушей Клауда донесся писк открываемого электронного замка. Он вошел на лестницу и быстро поднялся. Тифа держала дверь, дожидаясь Баррета, и несколько секунд спустя все трое вошли в коридор шестьдесят седьмого этажа.
  Коридор разветвлялся. Один проход уходил вдаль до поворота, где прохаживался человек в форме, похожей на одежду Клауда, и шлеме с плексигласовым забралом, похожем на мотоциклетный. Боец SOLDIER - сразу понял Клауд. Третьего класса, судя по форме, охранный отряд. С этими совладать будет сложнее, чем с простыми охранниками. Но, похоже, Ходжо направился не туда.
  Он удалялся по другому коридору, из которого отдавало лабораторными запахами: формальдегидом, ещё чем-то химическим, смешанным со странной вонью, ни на что не похожей. Ходжо был доктором биологических наук, и уже очень давно, не меньше сорока лет, занимался генетикой. Судя по тому, что слышал о нем Клауд, именно он разработал генетическую прививку на основе мако, которой подвергались все солджеры. Слышал о нем Клауд и ещё кое-что, зловещее и неприятно отдающееся в памяти - слышал не где-то, а в Нибельхейме, и не от кого-то, а от Сефирота.
  Но так или иначе, коридор, по которому удалялся Ходжо, был пуст, даже камер на потолке не было видно. Клауд смело зашагал следом, прислушиваясь не столько к окружающим звукам, сколько к самому себе: в его голове началась пульсирующая боль, и ему казалось, будто что-то в этом здании подавляет его.
  Он встряхнул головой, пытаясь взбодриться, и пошел дальше, оглядываясь. Нет, Тифа и Баррет не отстали. Миновав несколько закрытых дверей, они дошли до места, где Ходжо свернул в сторону, и глазам удивленного Клауда открылся широкий зал.
  Зал был похож то ли на склад, то ли на лабораторию. В нем стояло несколько огромных стеклянных цилиндров - все, кроме одного, темные и пустые, и только в одном мрачно и угрюмо лежал, почесываясь, странный рыжий зверь, похожий не то на маленького льва, не то на большую собаку с гривой. У другой стены стоял громадный автоклав, обшитый котельным железом, с единственным стеклянным окошком. Помещение было завалено ящиками и заставлено полками, а в дальнем его конце, за проходом между стеллажами, виднелся лифт. Нет, скорее это, все же, был склад.
  Около цилиндра с рыжим животным стоял Ходжо, а чуть поодаль к нему шел другой человек в халате, молодой. Видимо, ассистент, помощник или что-то в этом роде.
  - Подопытная доставлена наверх! - доложил ассистент.
  - Прекрасно - ответил Ходжо, и на его лице скользнула ухмылка. - Вот нам и пригодится мой любимый экземплярчик.
  Он постучал ногтем по стеклу цилиндра, чем не вызвал у животного абсолютно никакой реакции. Ассистент развернулся и направился к лифту, а Ходжо медленно пошел за ним.
  Когда двери лифта закрылись, Клауд наконец позволил себе войти в зал, чувствуя, как усиливается боль в висках, отдающаяся с каждым ударом сердца. Он огляделся, а Тифа вбежала внутрь и уставилась на животное за стеклом.
  - Ой, какой занятный… Любимый экземплярчик, вот как?- удивленно сказала она. - Никогда таких не видела. А глаза какие умные! Неужели на нем ставят опыты? Клауд!

  А Клауд застыл, уставившись на автоклав. Буквы, написанные на нем, гласили: "ЖЕНОВА". Он подошел поближе на негнущихся ногах, чувствуя, как боль становится все сильнее, и попытался заглянуть в подсвеченное окошечко.
  За окошечком плавала в прозрачной жидкости странная фигура. Огромная, уродливая, непропорциональная, она лишь отдаленно походила на человеческую, и если бы на этом сероватом теле была голова там, где ей положено быть у человека, она была бы похожа на сюрреалистическую фигуру женщины из мрачных видений сумасшедшего.
  Клауд видел эту фигуру раньше. Даже более того, он видел её с головой. Он видел её в тот самый день, когда лишился в одночасье родного города, матери, всех, кого знал с детства - он тогда думал, что погибла и Тифа… Это было пять лет тому назад. Старый, забытый страх, лишь иногда оживавший в ночных кошмарах, вновь пробудился перед ним наяву, а боль в голове стала нестерпимой. Он осел на пол, схватившись руками за голову.
  - Клауд, да что с тобой опять? - встревожено крикнул Баррет, подскочив к нему.
  - Ты… видел это? - проговорил Клауд. Боль утихала, он вроде бы снова мог встать.
  Баррет подошел к автоклаву и скривился.
  - Что за уродство? У этой твари нет гребаной головы! Да и вообще… Клауд, ну её на хер, эту муть. Пошли, мы уже близко!
  Клауд выпрямился, напряженно кивнул, мобилизуя волю, и заставил себя зашагать к лифту, почувствовав, что боль стихает по мере того, как он отходит прочь от автоклава. Приблизившись к лифту, он с силой вдавил кнопку, и механизм пришел в движение.

  Когда за Клаудом закрылись двери лифта, он окончательно стряхнул с себя странный приступ. Лифт поднялся вверх на этаж, и двери раскрылись. За ними оказался большой лабораторный зал, полный странной аппаратуры, пультов, подъемников, кабинок… Ходжо стоял почти в центре зала, перед пультом, а прямо перед ним находилась широкая камера, обнесенная толстым стеклом. За стеклом стояла Айрис.
  - Айрис! - крикнул Клауд.
  - А? Что? Это её имя? - переспросил Ходжо, вздрогнув, но не оборачиваясь.
  Айрис обернулась сразу же, чтобы встретиться глазами с Клаудом. Толстое изогнутое стекло искажало её лицо, но радость на нем была очевидна, и Клауду показалось, что она смотрит именно на него.
  - Что ты хочешь с ней сделать?
  Ходжо наконец-то обернулся и уставился на троицу сквозь стекла очков. Лицо его выражало смесь удивления с возмущением, но на Клауда он покосился как-то странно. Пристально, испытующе…
  - Посторонние в лаборатории? - медленно, тихо произнес он.
  - Ты наконец-то заметил! - ответил Баррет. - Так что ты пытаешься сделать с Айрис, изверг?
  В этот момент подъемник в центре стеклянного бокса, в котором сидела Айрис, поднялся, и внутри камеры оказалось рыжее животное, виденное ими ранее.
  - Изверг? Я? - Ходжо пожал плечами. - Я всего лишь протягиваю руку помощи двум исчезающим видам животных.
  - Животных? - переспросил Баррет. - Айрис человек! Немедленно отпусти её, или я тебя убью!
  - Убить меня? - Ходжо усмехнулся. - Плохая идея. Без меня вы не управитесь с этими пультами и не откроете бокс.
  - Я сейчас разломаю твой бокс! - Баррет сорвал куртку, в которую был замотан все это время его пулемет, выставил руку, и по залу разнесся грохот длинной очереди вперемешку со звоном осколков. Сердце Клауда сжалось, когда он представил себе, что будет, если какая-то из пуль заденет Айрис; он и сам этому немножко удивился, когда обнаружил, что хватает Баррета за правую руку и оттягивает её в сторону.
  Но этого оказалось достаточно. В боксе, очевидно, сработала противопожарная система, и он наполнился белыми хлопьями порошка, а стеклянная дверь его откинулась в сторонку. Из двери выбежала Айрис, вся в белом мучнистом порошке, и бросилась навстречу своим спасителям, а рыжее - то есть, теперь уже белесое животное прыгнуло, набросилось на Ходжо и попыталось вцепиться ему в глотку.
  - Клауд! - Айрис хотела было обнять Клауда, но он жестом остановил её. - Ты пришел за мной, правда?
  - Да - коротко ответил он. - Не время сейчас разговаривать, нас, возможно, ищут охранники. Мы должны как можно скорее попасть к главному лифту, у нас есть ключ-карточка.
  Животное отвлеклось от попыток загрызть Ходжо, из-за чего последний вырвался и бросился бежать, посмотрело на Клауда, отряхнулось, вернув себе прежний цвет, и неожиданно произнесло немного комичным баском:
  - К лифту? Я знаю дорогу. Я с вами!
  - Ты умеешь говорить? - удивилась Тифа.
  - После наговоримся от души - ответило странное животное.
  Клауд быстрым шагом направился к лифту, показывая знаком следовать за ним.
  - Имя-то у тебя есть? - спросила Тифа у зверя.
  - Ходжо называл меня "Ред Тринадцатый" - ответил тот. - Если хотите, зовите меня так.
  Клауд взглянул на него повнимательнее и понял, почему: на задней лапе Реда виднелась выстриженная проплешина, на которой чернела татуировка в виде цифр: XIII. Ему показалось, что где-то он видел похожую, и через секунду он вспомнил, где: на руке бомжа в трущобах Пятого сектора. Только там была цифра XII.

  Лабораторный лифт вновь опустился вниз, и Клауд рванул по коридорам, сбивая с ног лаборантов и служащих Корпорации, ища главный лифт, колодец которого шел снаружи вдоль башни по всем этажам от первого до шестьдесят девятого. Баррет, Тифа, спасенная Айрис и их новый, необычный спутник бежали следом. Вот он! Через стеклянный колодец лифта виднелось вечернее небо. Клауд ворвался в кабину, не видя вокруг себя ничего, лихорадочно вставил карточку в прорезь…
  - Простите! - издевательски произнес чей-то голос сзади. - Вы не нажмете шестьдесят девятый этаж?
  Клауд резко обернулся и увидел, что в лифт вошел темнокожий бритоголовый мужчина в темных очках и с небольшой бородкой, одетый в строгий темно-синий костюм. "Турок"! В руке у него был небольшой, но довольно крупнокалиберный - никак не меньше девяти миллиметров - карманный револьвер, дуло которого смотрело прямо на Клауда.
  - Ловушка! - зло сплюнул бывший солджер.
  - Разочарование, не так ли? - донесся до него знакомый голос, и в кабину вошел давешний узкоглазый "турок", виденный перед гибелью Седьмого сектора. Ценг, так, кажется, назвала его Эльмира. - У вас почти получилось. Не хватило какой-то минуты… Это, должно быть, ужасное ощущение.
  Клауд попытался взглянуть через плечо своего пленителя, чтобы увидеть, что помощи от друзей ждать нечего. Они стояли лицом к стене, и каждому в спину (Реду Тринадцатому - под хвост) упирал острие огромного тесака солджер в шлеме и галифе.
  "Попали, как чокобо в ощип…" - пронеслось в его голове.
  Бритоголовый "турок", не дожидаясь окончания мыслительного процесса в голове Клауда, вынул из прорези его карточку, честно отнятую им у какого-то чиновника на шестьдесят втором этаже, и вставил свою, после чего нажал на кнопки "шесть" и "девять". Лифт тронулся.
  - Руд! - обратился Ценг к своему подчиненному. - Отведешь его к президенту, как я говорил. А я спущусь на пост охраны, надо опознать убитых.
  - Есть! - ответил темнокожий агент. Лифт остановился, и двери раскрылись на шестьдесят девятом этаже, и Руд обратился уже к Клауду. - Сейчас ты отдашь мне этот меч, который, между прочим, принадлежит Корпорации, и пойдешь вперед, куда я скажу. Шаг вправо или влево без приказа приравнивается к попытке побега. Прыжок на месте без приказа - к попытке улететь. В обоих случаях стреляю на поражение. Доступно объясняю?
  Клауд кивнул, ругая себя за неосмотрительность. Его, бывшего бойца SOLDIER, застали врасплох, как маленького мальчика. Судя по всему, револьвер у Руда был не слишком мощный, и сверхчеловечески выносливое тело Клауда выдержало бы пару пуль, если проклятый агент будет стрелять не в голову. Но вдруг у него разрывные или отравленные пули? Да и, судя по всему, Руд прекрасно знает, кто такие солджеры и как их правильно убивать из револьвера в упор.
  Клауд почувствовал, как Руд снимает с его ремня "веселый" меч, а дуло револьвера упирается в его затылок.
  - Вперед. Выходи из лифта и встань в середине комнаты.
  Блямс! Зазвенел "веселый" меч, брошенный то ли на стол, то ли на пол, и Клауд мысленно попрощался со своим оружием. Ценг сказал - к президенту? Клауд вспомнил, как Шинра прилетел к ним на вертолете, чтобы всего лишь посмотреть на поверженную "Лавину". Сейчас, значит, он снова хочет над ними поглумиться, уже в своем кабинете?
  Руки Руда зашарили по одежде Клауда, залезли в карман и вытащили оттуда два шарика материи. Клауд обернулся и увидел, как тот засовывает материю в свой карман.
  - Не вертись! - прикрикнул Руд. - Команды вертеться не было!
  Из карманов штанов Клауда была извлечена обертка от самоприготовляющейся колбасы, затем смятые купюры - остатки денег Баррета, и наконец Руд убедился, что пленник безоружен и его можно вести к президенту без опаски.
  - А теперь попрыгай. Ничего не звенит? Нет? - Руд запустил руки под мышки Клауда и убедился в отсутствии там потайной кобуры с пистолетом. - А теперь иди вперед до лестницы. Быстро!

  Идя по коридору, Клауд услышал шаги целой группы людей и рискнул обернуться. На этот раз Руд, похоже, не возражал, и он увидел, как солджеры ведут от лестницы Тифу в наручниках и Баррета с пустой культей в пол-руки, заканчивающейся всего лишь металлическим кругляшом-гнездом вместо пулемета. Наручники на него, ясное дело, надеть не получилось. Последний солджер тащил Реда Тринадцатого на поводке и в наморднике.
  Их ввели по лестнице на последний этаж - по той самой, по которой ещё утром поднимался Хайдеггер.
  - Вас тоже схватили? - решился заговорить Клауд. - А где Айрис?
  - В надежных руках, в надежных! - услышал он голос, уже слышанный и на электростанции Пятого сектора, и в зале заседаний. Президент Шинра собственной персоной, все в том же бордовом костюме с галстуком, медленно встал из-за своего стола. - Айрис - последняя живая из Древних. Тех, что называли себя "Цетра" и жили тысячи лет назад, когда мы, человеки разумные, ещё грызлись со зверьем за пещеры. Тех самых Древних, которые способны указать нам путь в Землю Обетованную.
  - Эта девушка последняя из Цетра? - удивленно произнес Ред Тринадцатый. - А разве Земля Обетованная не просто легенда?
  - Может быть, может быть - покачал головой Шинра. - Но если это и так, мы немногое потеряем. А если найдем её, выгода будет баснословной. Ведь по легенде, это место сказочно богато…
  - Богато мако? - переспросил Баррет.
  - Совершенно верно - кивнул Шинра. - А значит, богато бесплатной, дармовой энергией, на которой мы воздвигнем свой новый оплот. Нео-Мидгар в Земле Обетованной!
  - Сукин сын! - плюнул на сверкающий пол Баррет. - Ты просто размечтался!
  - Чтобы в наше время осуществить все мечты, нужны только деньги и власть - улыбнулся президент. - И то, и другое у меня есть. А вот хамить не надо, ты мне портишь настроение. Увести его!
  - Эй! Я ещё не все тебе сказал, паскуда! - прорычал Баррет, когда двое солджеров скрутили его и потащили вниз по лестнице.
  - Скажешь моему секретарю - издевательски процедил президент. - Этих тоже уведите. Он мне все настроение испортил. Подержите их в камерах до конца расследования. Даю времени на него до утра. А потом я решу, что с ними делать.
  - Есть! - ответил Руд.

  Их повели вниз, на шестьдесят седьмой этаж. Камеры располагались недалеко от лабораторного склада Ходжо, в том самом коридоре, где Клауд впервые в этом здании увидел солджера. Им пришлось пройти до конца этого коридора, после чего Руд открыл двери двух камер, и солджеры втолкали в одну Клауда и Тифу, с которой сняли наручники, в другую Баррета и Реда Тринадцатого.
  Двери камер захлопнулись, и послышались удаляющиеся шаги.
  Камера представляла из себя обшитую серым пластиком комнатку два метра на три. Две откидные койки-полки, верхняя и нижняя, да ночной горшок - вот и все, что в ней было. Тифа, потирая ушибленный охранником бок, легла на нижнюю полку, скрестив ноги.
  - Ну что, Клауд? - устало проговорила она. - Выбираться будем, или как?
  - Или как. Трудновато будет - вздохнул Клауд, присев на корточки в углу и разглядывая потолок. Под потолком виднелись два вентиляционных отверстия, ведущих в соседние камеры. Вон в той, справа, если смотреть на дверь - Баррет с Редом. А в той, слева, кто?
  Клауд постучал в левую стенку.
  - Айрис, ты не там?
  - Клауд? Ты здесь? - услышал он в ответ через отверстие её обрадованный голос. - Я знала, что ты придешь за мной.
  - Я же твой телохранитель, разве не так?
  - Ах да… Я ведь так и не расплатилась с тобой свиданием!
  Тифа привстала на своей полке и вздохнула.
  - Все ясно… - протянула она.
  - Тифа! Ты тоже здесь! - голос Айрис за стеной ещё более воодушевился.
  - А, все в порядке - ответила Тифа. - Послушай, Айрис, извини за откровенность, но эта самая Земля Обетованная правда есть?
  - Не знаю… Я не так много знаю. Все, что я знаю - это то, что Цетра жили здесь, на планете, были рождены планетой и в свою очередь творили для неё и общались с ней. И что они верили в Землю Обетованную, край всеобщего счастья.
  - Общались с ней? А ты так можешь?
  - Не всегда. Здесь, в городе, очень шумно, слишком много людей, и я не могу слышать голос планеты. Только в той церквушке, где мы с Клаудом встретились, только там.
  - И что она говорит?
  - Немногое. Но бывало, со мной разговаривала моя мама. Настоящая, я имею в виду. Она говорила, что в Мидгаре стало опасно. Она говорила, что я когда-нибудь покину этот город и найду свою Землю Обетованную. Я боялась, что перестану слышать её, когда вырасту, но пока все в порядке…
  С правой стороны раздался энергичный стук в стену.
  - Эй! - крикнул Баррет из правой камеры. - У меня в голове что-то не укладывается. Айрис - Древняя, это я понял. Она может найти Землю Обетованную, так? И эту самую землю ищет "Шинра", чтобы высосать из неё все соки. Это же убьет планету!
  Не дождавшись ответа, он продолжил.
  - Этого же нельзя допустить! Мы должны отсюда выбраться, и тогда я соберу новую "Лавину"! Я, Тифа… Клауд ещё, наверное, Айрис… Ред, ты пойдешь с нами?
  Ответом ему было только посапывание заснувшего Реда.
  - Скучный ты - проворчал Баррет.
  - Дедушка… - спросонья пробормотал Ред.
  - Чего? Дедушка? - Баррет усмехнулся.
  - Ничего смешного! - открыл глаза Ред Тринадцатый. - Чего ты смеешься? Ну, приснился мне дедушка, и что?
  - Да ничего, собственно - ответил неудачливый террорист. - Прости.
  А Клауд подтянулся и забрался на верхнюю полку, зевнув. Как же он все-таки утомился, а ведь этот день, в который так много всего произошло, наконец закончился. Времени, наверное, часов семь, но спать уже хочется - странно, учитывая, что солджеры спят вдвое меньше простых людей. Он повернулся лицом к стене и закрыл глаза, проваливаясь в глубокий сон без сновидений.

* * *

  Сколько времени прошло? Открыв глаза, Клауд не знал ответа на этот вопрос, ведь в камере все так же мерцала лампа дневного света. Спать все ещё немного хотелось, и он перевернулся на другой бок, лицом от стены, закрыв было глаза, но до его ушей донесся странный шум. Шум кондиционера из коридора, которого не должно было быть - ведь дверь камеры закрыта!
  Клауд потянулся, чтобы посмотреть на дверь, и застыл. Перед ним был пустой проем, дверь же, помятая и разрубленная, вырванная из проема, валялась на полу.
  Он вскочил и приземлился на пол. Тифа на нижней полке посапывала в две дырочки, ничего не подозревая. Клауд резко выскочил в коридор и огляделся: все прочие двери были измяты, покорежены, но оставались на местах, и электронные замки исправно мигали красными светодиодами, и все так же спокойно горели на потолке лампы дневного света, словно ничего не произошло. А поодаль лежал навзничь охранник-солджер, шлем его был разрублен, а широкий, тупоконечный меч, похожий на длинную лопатку, валялся рядом. Никого живого видно и слышно не было, на этаже стояла мертвая тишина, только шумел негромко кондиционер, а из камер доносились посапывание и храп спящих узников. А от тела дальше по коридору тянулся кровавый след, как будто по нему тащили освежеванную тушу.
  Оцепенение, вызванное ошеломлением, продлилось недолго, и Клауд бросился обратно в камеру, к Тифе, и принялся её тормошить.
  - Тифа, вставай! Да вставай же!
  - А? Что? Что случилось?
  - Провались я на этом месте, если знаю! - возбужденно ответил Клауд, с которого как рукой сняло сон. - Но кто-то убил охранника и пытался сломать двери в камеры. Сломал только нашу.
  Тифа привстала и села на полке, свесив ноги и протирая глаза.
  - Который час, а?
  - Не знаю… - пожал плечами Клауд. - Слушай, давай выйдем и посмотрим, что произошло?
  - А не вернется ли за нами то, что убило охранника? - с этими словами Тифа встала и осторожно выглянула в коридор, ойкнув.
  - Не знаю. Не знаю, мугл побери. Да, об охраннике: я же его не обыскал!
  Клауд, аккуратно оттеснив вставшую в дверях Тифу, вышел в коридор и нагнулся над телом охранника, осматривая его. Шлем явно был уже непригоден: он был разрублен почти надвое, вместе с раскроенным черепом парня. Бывший солджер поежился, представив себе силу, которой нужно обладать для такого удара. Даже у него самого с тяжелым "веселым" мечом такое бы никогда не получилось.
  Поморщившись, Клауд запустил руки в карманы галифе трупа, и нащупал там сначала несколько шариков материи, а потом и пластиковую карточку. Ключ от камер, не иначе. Он встал, подошел к камере Айрис и провел карточкой в прорези. Замок замигал зеленой лампочкой.
  - Тифа, попробуй открыть дверь, а я выпущу Баррета с Редом - бросил Клауд, направляясь к другой камере. Замок на другой камере тоже был исправен, и когда загорелся зеленый светодиод, искалеченная дверь с шумом упала прямо внутрь камеры; видимо на одном только магнитном замке она и держалась.
  Баррет резко поднял голову.
  - Кто здесь?! - крикнул он спросонья. - А, это ты… Ф-фух. А почему дверь открыта?
  - Кто-то её почти сломал - ответил Клауд. - А мою совсем сломал, и я выбрался.
  Ред Тринадцатый, не спавший и наблюдавший все с пола, встал на все четыре лапы и без лишних слов выбежал в коридор, к трупу. Клауд с Барретом - за ним.
  - Человек не смог бы сделать это - сказал Ред, рассмотрев труп и принюхавшись. - Запах какой-то знакомый, но я не могу понять, что это. Не сказать, чтобы приятный.
  А Тифа уже вывела Айрис из камеры, и та вышла в коридор с круглыми от удивления и страха глазами.
  - Я… я не спала в это время - произнесла она. - Я чувствовала что-то страшное, что пришло и убило всех.
  Ред Тринадцатый снова принюхался и побежал по коридору, взяв след. Но людям было без надобности его звериное обоняние, они и так прекрасно видели след на полу - словно от протащенной кровавой туши.
  Клауд нагнулся и поднял меч убитого солджера, на ходу вставляя в специальную обойму в рукоятке шарики материи. Этот, зеленый - такой же, как и тот, что у него был, позволяет метать молнии. А в качестве второго молодой солдат облюбовал какой-то особый, голубоватый.
  - Значит, ты говоришь, это что-то убило всех? - переспросил он Айрис. - Всех на этаже?
  Айрис кивнула.
  - Значит, мы можем не бояться и обыскать этаж на предмет оружия. У нас ведь все отобрали.
  - Мне оружие не особо нужно - ответила Тифа. - У тебя, вон, уже есть. А как Баррет?
  - У меня на руке стоит стандартное гнездо для легкого турельного оружия с электроспуском, такое же, как на роботах и машинах Корпорации - ответил Баррет. - Если здесь где-то валяется разбитый робот, а наверное он валяется, то я снова буду при оружии.
  - Ладно, пошли за Редом! - Клауд уже побежал по кровавому следу, махнув рукой. След вел в лабораторию Ходжо по знакомому коридору, по пути солдат дважды видел трупы - изрубленные, так же, как и труп охранника в тюремном блоке. Наконец, Ред обнаружился в складском зале лаборатории, рядом с автоклавом. И с первого взгляда на автоклав Клауд увидел такое, от чего его волосы встали дыбом.
  В стенке автоклава зияла огромная дыра, и большая лужа вытекшей из него жидкости покрывала пол. Автоклав был пуст и темен.
  - Образец "Женова" - пробасил Ред Тринадцатый. - Видимо, это оно сбежало.
  Сердце Клауда заколотилось. Так это Женова, непонятная тварь, которая не могла родиться на этой планете, сбежала и убивала людей? Но почему тогда тела разрублены? Страшная догадка пронзила его разум, и события пятилетней давности ожили, как наяву. Если здесь Женова, то здесь и…
  - След ведет к лифту в лабораторию - продолжил Ред. - Пойдемте туда.

  В лаборатории Клауда ждало все то же зрелище - битое оборудование, разбросанные трупы, изрубленные вместе с костями, а временами и просто разрубленные пополам. Он сделал несколько шагов, а лифт за его спиной зашумел; это поднялись Тифа и Айрис.
  Клауд обернулся. Айрис уже присмотрела себе какую-то то ли длинную трубу, то ли толстый прут из легкой нержавеющей стали, и опиралась на него, как на посох, дабы хоть как-то защитить себя от застывшего страха вокруг. Видимо, обстановка давила на неё намного больше, чем на остальных.
  Он осмотрелся снова, ища среди трупов Ходжо, но его не было. По-видимому, все убитые были простыми ассистентами или лаборантами. Он зашагал к двери в дальней части лабораторного зала, потому что след вел туда.
  Коридор за дверью привел его на лестничную клетку, двери были выбиты, а ступени измазаны в крови. Стараясь не поскользнуться, Клауд осторожно поднялся вверх по ступеням и дошел до последнего пролета - до шестьдесят девятого этажа. Лестница на семидесятый находилась только в приемной президента.
  Шестьдесят девятый этаж встретил его все тем же гробовым молчанием. Приемная - последний, самый верхний офисный комплекс, большой зал с кожаными диванами и компьютерными столами - ничуть не удивила Клауда несколькими новыми телами, а кровавый след заворачивал на последнюю лестницу.
  Подождав Тифу и Айрис, Клауд осторожно начал подниматься по лестнице. Ему почудился шорох там, наверху, и он выставил новоприобретенный меч наготове. Сзади раздались шаги, и Клауд обернулся - но это топал Баррет. На его правой руке уже занял место новый пулемет, видимо, снятый с какой-то автоматической системы безопасности и уже явно похожий на оружие, а не на грубый протез.
  Наконец глазам Клауда открылся кабинет самого президента, где последний не так давно похвалялся перед пленниками. Баррет выставил пулемет наготове, но зря.
  Тело президента валялось в кресле за столом, лицом прямо на столешницу, а из него почти отвесно торчал вверх огромный, слегка изогнутый меч, похожий на необычно большую вутайскую катану. Меч, очень хорошо знакомый Клауду. До боли знакомый. А за окнами мерцали ночные звезды, чуть подернутые облаками. Большие часы над столом показывали полчетвертого ночи.

  - Итак, президент Корпорации "Шинра" мертв - медленно, с расстановкой произнес Баррет. - Убит этим вот мечом. Доигрался хер на скрипке.
  Тифа подбежала к телу президента, уставившись на меч. По её лицу было видно, что и ей он знаком.
  - Так это же меч… - начала она.
  - Сефирота! - выпалил Клауд.
  - Так Сефирот жив? - удивленно спросила скорее саму себя, чем кого-то ещё Тифа.
  Баррет наморщил лоб. Кто такой Сефирот? Он слышал это имя прежде. В старых газетах писали, что он был одним из главных командиров SOLDIER и бойцом непревзойденного класса… до тех пор, пока не погиб пять лет назад в ходе какой-то операции. В каком-то городке… как бишь его? Нибельхейм?
  Если он был солджером, значит он враг? Но ведь Клауд тоже был солджером?

  Под столом чуть поодаль раздался шорох, и Клауд насторожился. Но из-под стола вылез не Сефирот, а всего лишь невысокий, лысенький пожилой человечек в дорогом коричневом двубортном пиджаке и с затравленным взглядом. Клауд узнал его, он был на заседании "Шинры", Палмер его звали. Арчи… Арчибальд Палмер.
  Палмер, выбравшись из-под стола, встал, отряхнулся и хотел было вприпрыжку побежать к лестнице, но на пути его встал Баррет, схватив толстяка за лацкан пиджака.
  - Что здесь произошло? - грозно спросил Клауд.
  - С…С…Сефирот! - выговорил Палмер. - Он приходил сюда!
  - Ты точно видел его?
  - Да, я точно видел его!
  - Нет, ты действительно видел Сефирота? - взволнованно спросил Клауд в третий раз.
  - Да, да, да! Я видел Сефирота и слышал его голос! Он пришел сюда и сказал, что не хочет отдать Землю Обетованную нашей корпорации! Что она не должна её получить! И убил господина президента! - Палмер всплеснул руками. Баррет наконец отпустил его, и он незамедлительно потрусил прочь, выбежав из кабинета-пентхауза наружу, на крышу.
  - Погодите… начал было Баррет. - Он сказал, что Сефирот этот не хочет, чтобы "Шинра" добралась до Земли Обетованной. Из этого следует, что, во-первых, Земля Обетованная вправду существует, а во вторых, что этот Сефирот нам союзник? Хороший парень?
  - Хороший парень? Нет! - замотал головой Клауд. - Поверьте, я его знаю. Он не может быть хорошим парнем! У него какая-то своя цель! И это опасно, может даже опаснее Корпорации!
  Тифа испуганно кивнула.
  - Кто-кто, а я помню, что он говорил мне в Нибельхейме! Хороший парень? Нет! Не поверю! - почти крикнул Клауд.
  - А теперь мы должны выбраться отсюда - подытожил Ред Тринадцатый, подбегая к собравшимся со стороны лестницы.

ГЛАВА 9
"ПОБЕГ ИЗ МИДГАРА"

 

"Усталость забыта, колышется чад
И снова копыта как сердце стучат
И нет нам покоя, гори - но живи
Погоня, погоня, погоня, погоня
В горячей крови…"


Из к/ф "Новые приключения неуловимых"

  Однако хлопанье винта вертолета заставило Клауда обернуться в ту сторону, куда побежал Палмер. Он подбежал к высокому окну и увидел, как на небольшую посадочную площадку на крыше небоскреба, прямо на уровне его глаз, садится вертолет. Из вертолета выпрыгнул парень с виду не старше Клауда, одетый в длинный белый плащ поверх явно дорогого белого же костюма. Волосы парня были чуть-чуть потемнее и покороче, чем у Клауда, и аккуратно прилизаны гелем.
  - Это ещё кто? - выдохнул Клауд.
  - Это же Руфус, сын президента! - ответил Баррет, подбегая к окну. - Вице-президент Корпорации… был. Теперь по всем законам вся корпорация отойдет этому хлыщу!

  Палмер подбежал к Руфусу и начал что-то ему кричать, бурно жестикулируя.
  - Говорят, Шинра назначил его куда-то вдали от Мидгара - продолжал возмущаться Баррет. - И не успело тело папочки остыть, как сын тут как тут! А ну-ка пошли, разберемся с ним!
  Клауд кивнул и побежал к двери, за которой минуту назад скрылся Палмер. Холодный, ночной весенний ветер ударил ему в лицо, стряхивая остатки сонливости, и он побежал навстречу Палмеру и Руфусу.
  - Так, а это кто такие? - спросил Руфус, обернувшись к Палмеру. Голос у него был довольно высокий и не особо мужественный, заставлявший наследника Корпорации казаться младше, чем он есть.
  - Я бывший боец SOLDIER первого класса. Бывший! - ответил Клауд, выхватывая из-за спины трофейный меч солджера.
  - Мы "Лавина"! Понятно? - прорычал Баррет.
  - А я простая цветочница из трущоб - прибавила Айрис. - А ты кто, Ред? Подопытное животное?
  - Ну и компания… - рассмеялся Руфус. - И что здесь произошло? Палмер говорит - Сефирот!
  - Вот именно - сквозь зубы произнес Клауд. - Твой отец мертв, и убил его Сефирот. Жаль, что не мы.
  - Что ж, стало быть, президент теперь я - с важностью произнес Руфус. - Палмер, послушай-ка мою инаугурационную речь. И вы послушайте! - прибавил он, глядя на беглецов, таким тоном, как будто имел полное право им приказывать.
  - Да он такой же трепач, как и его отец! - прокомментировала Тифа.
  - Мой старик - начал разглагольствовать Руфус - правил всем при помощи денег. Он затыкал деньгами буквально каждую дырку. Гражданам он платил их зарплаты, чтобы они работали и платили налоги, а полицию содержал, дабы граждане работали нормально, никого не боясь. Старая добрая экономика. Только за всё платить очень уж накладно. Со мной такой халявы вам не будет! Что бы ни говорили о всемогуществе денег, есть одна вещь, которая сильнее. Это страх!
  Очевидно, осознание того, что он отныне президент корпорации, правящей миром, настолько вскружило голову Руфусу, что тот простой факт, что перед ним не совсем друзья и не совсем подчиненные, от него ускользал. Он эффектно, точнее в своем собственном представлении эффектно вскинул голову и продолжил.
  - Добрым словом и револьвером можно добиться куда большего, чем просто добрым словом, а силой держать людей в повиновении куда проще, чем деньгами! Люди будут подчиняться мне не потому, что я им за это буду платить, а потому, что будут бояться меня!
  "У парня, не иначе, застарелый комплекс неполноценности" - промелькнуло в голове Клауда, уже не слушавшего напыщенный бред Руфуса. В его голове сейчас крутились совсем иные мысли. Сефирот жив!

  "Я - законный наследник этой планеты!" - говорил Сефирот.
  "Мы должны отомстить этим людям и взять власть над ней, как много веков назад!" - говорил он Женове тогда, в Нибельхейме пять лет назад.
  Женова здесь… точнее, была здесь. И Сефирот был здесь. Он нечеловечески силен, достаточно, чтобы вырезать целый отряд солджеров. На что способна Женова, эта тварь из глубин веков? Не знаю, и боюсь узнать!
  Чего хотел Сефирот? Власти над планетой, ни больше ни меньше! И, хоть ни одного человека и ни ломаного гиля за ним не стоит, честное слово, шансов достичь её у него куда больше, чем вот у этого вот сопляка, что стоит сейчас тут и распинается!


  Он обернулся к своим спутникам, чтобы увидеть, что никто из них тоже уже не слушает самодовольные разглагольствования Руфуса.
  - Так - сказал Клауд. - Баррет, извини, но нам некогда отвлекаться на этого придурка. Я справлюсь с ним один, а вы должны прорываться вниз. Нам сейчас важнее всего вырваться из Мидгара, очень важно! Это грозит всей планете!
  - Да в чем дело-то? - переспросил Баррет.
  - Потом объясню! Пока просто поверь, это опасно! Мы не можем позволить себе это оставить так, понимаешь, Баррет, не можем, если ты надеешься спасти планету, то ты должен мне помочь!
  - Хорошо - кивнул Баррет. - Бежим!
  Он рванул на себя дверь в пентхауз и скрылся внутри. Айрис и Ред побежали за ним, а последней - Тифа.
  - Эй, да вы что, не слушаете? - заметил наконец Руфус.
  - Нет, и не собираемся - процедил сквозь зубы Клауд, перехватывая поудобнее непривычно легкий меч.
  - Э, э! Ты что, драться со мной собираешься? Зачем? - испуганно произнес Руфус, засовывая руку под плащ. Все недавнее самодовольство с него как ветром сдуло.
  - Как зачем? - усмехнулся Клауд. - Ты же ведь не откажешься от замысла своего папочки насчет Земли Обетованной? Нет? И Сефирот тоже её ищет. Так вот знай: я не позволю ни тебе, ни Сефироту добраться до неё своими грязными лапами.
  - Что ж, стало быть, мы враги! - Руфус извлек из-под своего плаща короткое ружьё и прицелился было в Клауда. Но тот резко ушел в сторону, и когда выстрел прогремел, Клауд уже кувыркался влево и вперед. В один прыжок подскочив к Руфусу, он рубанул наотмашь, и тот едва успел закрыться ружьём. Но салага-президент быстро оправился от неожиданности, отскочил, отвел свое оружие назад и, не успел было Клауд нанести новый удар, шарахнул в него картечью от пуза.

  Чуть-чуть правее, и заряд крупной дроби попал бы Клауду прямо в живот, и с ним все было бы кончено. Но каким-то нечеловеческим везением тело солдата сжалось мгновения до рокового мига, и он упал на землю ничком, чтобы услышать над собой выстрел, а чуть поодаль - звон бьющегося стекла.
  Впрочем, Руфус вполне трезво оценивал свои силы как бойца и не полагал, что может не бояться солджера. Он отбежал прочь, пока Клауд не встал, вскочил в вертолет и крикнул пилоту, все это время наблюдавшему из кабины:
  - Трогай! Быстро!
  Клауд вскочил на ноги, но вертолет уже поднимался в воздух. Он сплюнул и побежал прочь, вниз, через пентхауз к лифту.

  Баррет, сбиваясь с ног, резко повернул по коридору и ворвался в лифт, слыша, сзади скрежет об пол когтей поспевающего за ним Реда Тринадцатого и шаги Айрис.
  - Тифа, ты там где? - крикнул он.
  - Я подожду Клауда! - раздался в ответ её крик из соседнего зала.
  Он резко вдохнул воздух и набрал на пульте цифру "один". Ред и Айрис вбежали в кабину, и Баррет вдавил кнопку "подтвердить". Для первого этажа не требовались никакие пропуска, двери закрылись, и стеклянная кабина внешнего лифта, прозрачный колодец которого был пущен, подобно пожарной лестнице, вдоль торца здания, быстро начала опускаться вниз.
  Баррет оглянулся. Вертолет с Руфусом помчался прочь, быстро набирая высоту, но вдоль здания кружил и ещё какой-то вертолет. Маленький, очевидно беспилотный, управляемый по радио, он подлетел вплотную к шахте и начал опускаться синхронно с лифтом.
  - Ложись! - крикнул Баррет, толкая Айрис на пол кабины и падая сам. Ему приходилось сталкиваться с такими беспилотниками раньше, и он возблагодарил судьбу за это, потому что очередь из пулемета, выпущенная летающей машиной Корпорации, разнесла вдребезги стеклянную стенку кабины и пробила немалую дыру в шахте, но никого не задела.
  Баррет выставил правую руку и сам дал очередь. Новый пулемет, такой же, как и на беспилотнике, брызнул очередью и новыми осколками стекла, вражеский механизм отбросило в сторону, но он подлетел вновь.
  - Подожди… - произнесла Айрис. - У меня… материя!
  Она повернула свою трубу-посох, и Баррет увидел, что в её конец вставлен зеленый шарик материи, как раз подошедший по диаметру. Вертолет снова выстрелил, но в дыру, пробитую пулями, с треском ударила голубая молния из кончика трубы, словно сетью охватив беспилотник. Он ударился о шахту лифта, перевернулся и рухнул вниз, крутясь и бесполезно хлопая пошедшими вразнос винтами.
  Баррет осторожно выпрямился и посмотрел вниз. Огни улицы были уже близко, но небольшая площадь перед Шинра-Билдингом была вся заставлена полицейскими машинами, микроавтобусами и мотоциклами, вспыхивали мигалки и выли сирены, а целый отряд полиции в штурмовых пластиковых доспехах держал на прицеле вход.
  - Они оцепили здание… - устало выговорил Баррет.
  - Они здесь за мной, а не за вами - ответила Айрис. - Бегите через пожарный выход, и, может быть, они вас не схватят.
  - Что ты такое говоришь?! - возмутился Баррет. - Бросить тебя? После того, как ты сдалась им, чтобы спасти мою дочь? Нет уж, мы без тебя никуда.
  - Спасибо, господин Баррет - улыбнулась Айрис.
  - Кто здесь господин Баррет? Господа все в "Шинре", а я тебе товарищ!
  Лифт остановился, и троица выскочила в холл. Полиции в холле не было, видимо, команда штурмовать здание пока не поступила. Холл был пуст.
  - Куда идти? - огляделся Баррет.
  Второй лифт опустился, двери открылись, и оттуда выскочила Тифа.
  - Вы целы? - крикнула она.
  - Да! А где Клауд?
  - Здесь! За мной!
  Тифа отбежала в сторону большого стеклянного павильона с надписью "Электроавтомобили Шинра".
  - Клауд там. Он спустился в этот магазин со второго этажа - объясняла на ходу Тифа. - Баррет, выбей замок!
  Баррет приставил руку-пулемет к замку и напряг мускул, приводивший в действие электроспуск. Осколки стекла брызнули ему в лицо, но он вовремя зажмурился. Тифа толкнула дверь и вбежала в магазин.
  Магазин автомобилей представлял из себя небольшой гараж с отдельным выездом на улицу. Сбоку отходила лестница вверх, на второй этаж, а вдоль стены были выстроены машины. Большие, маленькие, от совсем крошечных, недорогих двухместных со слабыми моторами, до длинных, роскошных лимузинов. Чуть поодаль стояли мотоциклы, и верхом на одном из них, массивном "чоппере" с широкими выхлопными трубами и толстым, выгнутым рулем, сидел Клауд.
  - Садитесь на тот пикап! Он заправлен, и ключ прямо в замке! - крикнул он.
  Тифа дернула дверцу легкого светло-коричневого грузовичка-пикапа и плюхнулась на водительское место. Айрис оббежала пикап и села рядом, а Баррет запрыгнул в кузов, рядом с Редом Тринадцатым.
  Тифа повернула ключ, заботливо вставленный Клаудом прямо в замок зажигания, и приборная панель загорелась. Она завела двигатель, нажала на газ и потянулась к рычагу переключения передач. Пикап тронулся, и Тифа повернула прямо на стеклянную стенку здания, на ходу пристегиваясь ремнем.
  А Клауд взревел мотором мотоцикла и вырулил прямо внутрь здания, в фойе, резко повернул руль и въехал на второй этаж, поддал газу, и тяжелый мотоцикл с разгону вылетел со второго этажа через окно, пролетел над головами ошарашенных врагов и приземлился на пустынное, очищенное от пробок усилиями полиции за последние несколько часов ночное шоссе. Пикап вырулил на площадь, воя клаксоном, и, разбросав несколько мотоциклов из заслона, устремился следом.

  Замешательство полицейских длилось недолго. Автоматчики, стоявшие в кордоне вокруг здания, обернулись и выпустили несколько очередей вслед удаляющимся беглецам, офицеры выкрикнули команды, и все оцепление начало погружаться в машины. Несколько десятков полицейских, приехавших на мотоциклах, оседлали своих железных коней и помчались следом за пикапом по уходившему вдаль шоссе, освещенному фонарями, крича в рации.
  Клауд чуть сбавил ход, дав пикапу со спутниками догнать мотоцикл, и обернулся. Сзади уже ревели моторы преследователей, и мимо просвистели несколько пуль.
  - Тифа! - крикнул Клауд. - Давай быстрее!
  Два полицейских мотоцикла были уже совсем рядом, и Клауд выхватил из-за спины одной рукой меч, другой продолжая крепко держаться за руль и благодаря отдел военной промышленности "Шинры" за то, что этот солджерский меч был куда легче "весёлого", с которым он бы одной рукой не управился. Он чуть отпустил газ, давая полицейскому нагнать себя.
  "Четвертый! Мотоциклиста убить, тех, что на пикапе, брать только живыми! Как понял? Прием!" - прохрипела рация нагнавшего его полицейского.
  - Ага, сейчас! Так уж и убить! - крикнул Клауд, резко забирая вправо. Его мотоцикл стукнулся о мотоцикл врага, и он отмахнул тесаком не глядя. Клинок ударился о что-то пластиковое, видимо о каску, но в этом уже не было особой нужды: вражеский мотоцикл потерял равновесие от удара, накренился и упал набок, стремительно удаляясь назад. Он завернул обратно налево, к пикапу, и вовремя: ещё один шинровец уже нагнал пикап и ловко спрыгнул со своего мотоцикла, ухватившись за кузов пикапа.
  Баррет высунулся из-под тента и огрел незваного гостя железной рукой по голове, а подоспевший Клауд боднул его передним колесом. Рука полицейского разжалась и он упал на дорогу.
  Навстречу с ревом гудка промчалась какая-то легковушка, чуть не врезавшись в пикап. Впереди показалась развилка. Огромная неоновая надпись мигала над дорогой: "СТРОЯЩАЯСЯ ТРАССА. ПРОЕЗД ЗАКРЫТ!". Тифа резко повернула руль, и пикап, проломив пластиковые заграждения, вырулил на недостроенную, пустынную и неосвещенную дорогу. Клауд едва успел среагировать и завернуть в прореху, проделанную Тифой.
  Баррет, снова высунувшись, несколько раз выстрелил назад, но нужды в этом уже не было. Три автомобиля, воющих сиренами, остановились у заграждения, преследовала их только пара мотоциклистов. Клауд снова нажал на тормоз, пропуская преследователей вперед и выставляя наготове свое оружие, держа его наподобие старинного рыцарского копья - вперед, чтобы налететь с разгона.
  "Капитан, они уходят! Вызывайте "Мотошар"!" - прохрипела рация мотоциклиста за секунду до того, как в его спину уперся кончик длинного тесака нагоняющего Клауда. Секунда - и бывший солджер, прибавив газу, буквально толкнул лицом в руль своего неприятеля, и потерявший управление полицейский мотоцикл вылетел с автострады.
  Они неслись по трассе, оторвавшись от погони, все дальше и дальше от центра города. Быстрее, быстрее… Стрелка спидометра на мотоцикле Клауда перевалила через отметку "200", и бывший наемник, напрягшись, вцепился в руль, внимательно вглядываясь в темную даль впереди.
  - Нет времени выяснять, что там за шар они вызывают! - крикнул он.
  - Тормози! - услышал он ответный крик Тифы. - Там тупик!
  Клауд сжал задний тормоз: зажми он тормоз переднего колеса, и неминуемо бы опрокинул мотоцикл. Визг тормозов, скрежет шипов резины об асфальт, и бешеная инерция, едва не выбросившая его из седла…
  И пикап, и мотоцикл Клауда затормозили так резко, что едва не опрокинулись, оставляя на асфальте длинные росчерки резиной. Клауд спрыгнул на асфальт, и его мотоцикл упал набок, переднее колесо его завертелось по инерции, не касаясь земли. Прямо перед ними недостроенная развязка автострады обрывалась в воздухе. Они были уже где-то на самой окраине города. Внизу сиротливо стоял покинутый на ночь подъемный кран, чуть в сторонке были свалены бетонные блоки и асфальт.
  Двери пикапа раскрылись, и Тифа с Айрис выбрались наружу. Баррет и Ред вылезли из кузова.
  - Ушли, что ли? - устало произнесла Тифа.
  - А это что? - Баррет приложил ладонь левой руки ко лбу козырьком, вглядываясь назад. Прямо на них громыхал какой-то огромный гусеничный механизм.
  - Похоже, ещё один подарок из конструкторских бюро "Шинры" - ответил Клауд. - Как они там его назвали? Мотошар?
  Механизм приблизился достаточно, чтобы Клауд смог рассмотреть его в неясном свете предрассветных сумерек, и оказался чудовищной помесью танка с кентавром. На шестикатковой гусеничной основе встал прямо силуэт робота, широкий и приземистый, вместо руки у него было что-то похожее на…
  - Огнемет! Ложись! - скомандовал Клауд. Баррет среагировал мгновенно, упав на землю, а девушки бросились врассыпную от пикапа, и вовремя: струя горящей жидкости ударила прямо в машину, враз превратившуюся в факел пламени.
  Не особо гадая, что случилось с приказом не убивать беглецов, Клауд перехватил меч привычным по старой памяти движением. Нечего было и надеяться одолеть бронированную махину без материи, и настало время испытать трофей, найденный в здании Корпорации. Клауд отдал мысленную команду, прозрачный кристалл привычно отозвался ощущением резонанса, и сеть тонких синих молний опутала меч. Треск усилился, пахнуло озоном, и между концом клинка и броней механического монстра проскочила искра. Однако она не погасла, едва вспыхнув, как прежде, она разветвилась, расщепилась сразу на множество ветвей, и только опутав сетью молний огнеметного робота, рассыпалась.
  Все правильно, мелькнула в его голове мысль. Та голубая материя расширяет область действия боевой, распыляет её удар.
  "Мотошар" застыл на секунду, но Баррету этого оказалось достаточно, чтобы применить свою собственную тактику. Он оббежал гусеничную основу робота, ухватился за промасленный каток левой рукой и подтянулся. Дуло его руки-пулемета уперлось в зеленый металлический бак, и он выстрелил.
Расчет Баррета оказался верен - это был бак с огнесмесью. Он с трудом увернулся от горящей струи, ударившей из пробоины, спрыгнул на землю и выстрелил в бак снова, уже короткой очередью.
  - Горит, гад! - прокричал он. - Горит, жаба!
  Огненный ручей уже стекал по борту механизма, чадя черным дымом. Тифа вытащила из багажника пикапа стропу, смотанную в бухту, и, держа крепко один конец, сбросила всю бухту вниз, с развязки. Длины хватило, и не до конца размотавшаяся бухта упала на гальку. Тифа потянула на себя конец и привязала его к ограждению трассы.
  - Айрис! Спускайся! - скомандовала она.
  Клауд, увидев, что махина горит, резко отбежал в сторону, и вовремя: последняя струя из огнемета перед тем, как электронные мозги робота расплавились, ударила как раз туда, где он только что стоял. Гусеницы залязгали, и машина завертелась на месте, отъехала назад и вписалась в ограждение. Оно не выдержало, и "мотошар" рухнул под откос, лязгнув на прощание металлом и пахнув горелой нефтью.

* * *

  Клауд спустился по веревке последним, держа на руках Реда Тринадцатого.
  - Выбрались наконец? - спросил его Баррет. - И куда теперь?
  - Что до меня, то у меня всего один путь - ответил Клауд. - Сефирот жив, и он ищет власти над планетой. Во всяком случае, он хотел её пять лет назад, а судя по тому, что мы видели в здании "Шинры", его пути не изменились. Я должен идти по следу Сефирота, чтобы хотя бы узнать его замысел, не говоря уже о том, чтобы остановить его.
  - Это ради планеты? Ты считаешь, что твой Сефирот опаснее Корпорации?
  - Да - уверенно кивнул Клауд. - Я не знаю, что он может сейчас, но одно знаю точно: это зло из древних времен. Если ты пойдешь со мной, то я расскажу тебе больше, после того, как мы оторвемся от этой бетонной громадины - он кивнул в сторону Мидгара.
  Они шли по тропинке, удаляющейся от трущоб, прочь от города. Край автострады, с которого Тифа сбросила веревку, нависал над внешней стеной, огораживавшей город, за которой начинались пустыри, окружавшие Мидгар. Вид голой земли, простиравшейся на километры, покрытой лишь бурой коркой такыра да горами отходов, удручал: когда-то бывшие лугами и лесами, теперь эти земли были иссушены и безжизненны. Неровные, изрезанные оврагами, заваленными отходами, щебенкой и металлоломом, труднопроходимые, поросшие только редкой сухой, злой колючкой, палимые солнцем и овеваемые резким ветром, несшим тучи пыли, хлеставшие стеклянные стены, окружавшие огромный город, да и лица путников, осмелившихся пуститься в пешее странствие…
  - Я пойду с тобой - согласился Баррет.
  - Пожалуй, пойду и я - присоединилась Айрис. - Мне нужно кое-что узнать.
  - О Древних? - попытался угадать Клауд.
  - О многом - улыбнулась Айрис. - В первый раз в жизни я покидаю Мидгар… на своей памяти. Я не знаю, где родилась, может быть и не здесь. Не хочется думать, что здесь.
  - А ты, Ред? - спросила Тифа. - Ты теперь куда?
  - А я буду пробираться домой - ответило удивительное животное. - Мой дом - каньон Космо, это на западной земле, далеко отсюда.
  - Каньон Космо! - воскликнул Баррет. - Я был там, я помню это удивительное место.
  - Что это? - поинтересовалась Айрис.
  - О! Это единственное, наверное, поселение на всей земле, где ещё не царит "Шинра". Более того, единственное, где ещё хранится память о том, что наша планета - единое живое целое. Я попал туда после того, как был изгнан своими уцелевшими собратьями-шахтерами из Корела, и старцы Каньона рассказали мне многое. Там же я познакомился с Биггсом, Веджем и Джесси…
  -Да, это мой дом - подтвердил Ред. - Я сейчас туда, но думаю, что мне пока с вами по пути.
  - Кто знает… - вздохнул Баррет. Воспоминание о гибели Биггса, Веджа и Джесси снова нагнало на него хандру. - Может, и наш путь проляжет вновь через Каньон Космо.

  Тропинка резко пошла вниз, в расселину, и огромный силуэт Мидгара быстро скрылся за бурым склоном. Клауд прислушался. Погони видно и слышно не было… пока.
  - Раз уж мы вышли в путь, нашему отряду нужен лидер! - сказал Баррет. - Я готов взять на себя эту роль.
  - Подожди! - остановила его Айрис. - А разве не Клауд?
  - Да - поддержала Тифа. - Клауд все-таки повел нас в этот поход за Сефиротом, и пока что мы с ним.
  - Хорошо - пожал плечами Баррет. - Но идти впятером небезопасно, полиция Мидгара может ещё попытаться нас догнать. Клауд, нам нужно разделиться и условиться, куда идем и где встречаемся.
  - Хорошо - кивнул Клауд. - Какой здесь ближайший город?
  - Кальм - ответила Айрис. - Мама там купила домик, и, скорее всего, уже переехала туда с Марленой. Дорога туда идет на север от Мидгара.
  - Превосходно - ответил Клауд. - Мы отправимся в Кальм и встретимся в тамошней гостинице. Кто первый придет, тот снимает комнату и ждет остальных. Айрис, давай со мной пойдешь ты. Я ведь все ещё твой телохранитель!
  - Хорошо - кивнула Айрис. - Ред, пойдешь с нами? - она потрепала его по холке, как если бы он был обычной собачкой.
  - Я с вами - ответил Ред Тринадцатый.
  Клауд вскарабкался вверх по склону расселины, дабы увидеть солнце, поднялся на горку пыльных серо-бурых камней, похожую на гигантскую кучу собачьего дерьма, и посмотрел на восток, озаренный восходом солнца. Красное дневное светило, поднимаясь над горизонтом, осветило безрадостные пустыри, окружавшие Мидгар, и он прищурился.
  - Север там - махнул он рукой. - Если мы пойдем быстро, то выйдем на дорогу. Жаль, что нам придется путешествовать пешком, но другого выбора пока нет.

  Он быстро шагал на север, вверх по неровному склону, вперед по петляющей тропинке, и мысли его были поглощены его темным прошлым и неоднозначным будущим, а встречный ветер бросал ему в лицо колючую пыль, похожую на пепел. Он не думал о том, что никаких припасов у него с собой не было, и в Кальм они придут изголодавшимися. Он не думал о том, что на бурой, выжженной земле они видны, как на ладони. Он пытался восстановить в своей памяти всю историю того, что произошло пять лет назад, чтобы рассказать её, наконец, своим спутникам...

ГЛАВА 10
"ТЕНЬ ПРОШЛОГО"

 

"Все расскажем, про восход и про закат
 Горы сажи, да про горький мармелад
 Что доели, когда кончили войну
 Да как сели мы на родине в плену…"


 "ДДТ"

  Дорога до Кальма заняла два дня. Переночевать пришлось в поросшей колючим, скрученным кустарником расщелине между выгоревшими на солнце скалами, по которой тек прозрачный и чистый ручей. Клауд спокойно перенес долгий голодный переход, но по виду Айрис было несложно понять, что она устала и проголодалась - она еле плелась, опираясь на трубу, которую несла с собой от самого Мидгара, как на посох. На второй день голая пустошь сменилась поросшими чахлой травой холмистыми равнинами с редкими деревцами, и, хоть пыль мертвой земли ещё скрипела на зубах, путники вздохнули с облегчением: давящий своей безжизненностью пейзаж вокруг Мидгара не только развеивал все сомнения в словах Баррета о губительности энергетики мако, он заставлял и их самих, ещё недавно во всем зависевших от мидгарской электроэнергии, чувствовать себя осквернителями природы. Асфальтовая дорога стала поуже и похуже, но для пеших путешественников это было не так важно. К вечеру второго дня пути они достигли кромки почти настоящего леса, точнее лесопосадки вдоль дороги, но Клауд не спешил останавливаться на привал. Кальм был уже близко.
  - Интересно, а Баррет с Тифой успели раньше нас? - произнесла Айрис измученным, но все ещё сохранявшим уверенность голосом.
  - Надеюсь - ответил Клауд. - Если у них хватило сообразительности поискать в здании "Шинры" какие-никакие деньги, то они, наверное, и еды накупили, и комнату сняли.
  - Я мог бы пойти поохотиться - предложил Ред.
  - Да на кого ты тут будешь охотиться? - пожал плечами Клауд. - На мышей-полевок? Мы ещё не так далеко отошли от гиблых пустырей, чтобы здесь была какая-то стоящая живность.
  - Смотрите! - радостно, воодушевленно воскликнула Айрис. - Неужели пришли?
  И верно, на горизонте показалась небольшая каменная стелла у обочины, наподобие тех, что ставят на въездах в города. Напрягши зрение, можно было увидеть и домики чуть поодаль.
  - Видимо, это Кальм - облегченно вздохнул Клауд. - Поднажмите, осталось немного.

  Городок Кальм оказался невелик - всего несколько улиц одноэтажных и двухэтажных деревянных домов, но куда чище и уютнее, чем знакомый с детства Нибельхейм. С Мидгаром его соединяла автотрасса и линия электропередачи, так что и здесь люди зависели во всем от реакторов мако. Клауд устало, спотыкаясь, приблизился к дому с надписью "Гостиница", потянул на себя скрипнувшую дверь и вошел.
  - Вы Клауд? - спросил его портье, как только он вошел. Он кивнул. - У нас остановились двое, мужчина и девушка. Они спрашивали вас и попросили зайти в первый номер.
  - Благодарю вас - кивнул Клауд. - Где этот номер?
  - Вверх по лестнице.
  Лестница и коридор были слабо освещены простыми лампочками, одиноко свисавшими с потолка, и Клауд, превозмогая себя, повел под руку падавшую от усталости Айрис вверх по лестнице. Даже для солджера двухдневный переход на голодный желудок оказался утомителен, а для неё и подавно. Он толкнул дверь и вошел в комнату.
  Комната была довольно большой и занимала половину второго этажа. Вдоль стены выстроились четыре кровати, у стены - камин, у окна - обеденный стол. На кровати растянулся Баррет, на другой лежала Тифа.
  - Ты опоздал, Клауд! - сказал Баррет вместо того, чтобы поздороваться.
  - Шел как мог - выдохнул Клауд, улыбнувшись. - А Мог, как известно, был шустрым муглом. А вы-то как добрались так быстро?
  - Попутная машина попалась - ответила Тифа. - Грузовик какой-то нас подвез.
  Айрис сделала несколько шагов к ближайшей кровати и плюхнулась на неё, бросив импровизированный посох прямо у порога. Клауд подошел к столу и сел на стул.
  - Значит, вы все же разжились деньгами - произнес он. - Может, у вас и поесть найдется?
  - А как же! - подмигнула Тифа. - В холодильнике есть кое-чего из здешнего магазина. Я тут постаралась, приготовила вам хороший ужин. Давай подогрею!
  Она встала и подошла к холодильнику, заглянув внутрь. Клауд подошел к последней свободной кровати и растянулся на ней, безучастно смотря в потолок, в то время как в комнате вкусно запахло разогревающейся едой.
  - Хорошо-то как… - вздохнула Айрис. - Я впервые путешествую, и мне уже нравится.
  - Даже несмотря на то, что ты устала? - спросил Клауд.
  - Даже несмотря на это.
  - К столу! - позвала Тифа, и Клауд встал. На столе уже стояли четыре тарелки с аппетитно пахнущей кашей с тушеным мясом - не какими-нибудь консервами, а настоящим мясом чокобо, которое ещё вчера бегало и кудахтало, а сегодня было потушено в горшочке. Недорогая, но вкусная деревенская еда, так похожая на то, что готовила в детстве мама, разбудоражила аппетит Клауда, и он сел за стол.
  - Тифа, ты замечательно готовишь! - облизнулась Айрис. - Где ты так научилась?
  - Я три года содержала бар в одиночку, без повара и вышибалы - ответила та. - Волей-неволей научишься и готовить вкусно, и драчунов утихомиривать. Впрочем, последнему я училась с детства, ещё с тех времен, когда в нашем городке поселился мастер Занган, знаток боевых искусств. Ред, а тебе как накладывать? Того же, что и нам?
  - Да, пожалуй - ответил Ред Тринадцатый. - Положи ещё одну порцию и поставь тарелку на пол.
  Клауд взял вилку и принялся за еду. Да, действительно, Тифе удалось почти точно воспроизвести полузабытый вкус из их детства. Ни в Мидгаре, ни в казармах "Шинры" так не готовили. Он с усмешкой вспомнил растворимую лапшу и самогреющуюся колбасу без мяса, которой его потчевали в каменных джунглях Мидгара… Никакого сравнения! Он отломил вилкой масла и бросил его в свою тарелку, помешивая.

  Что, всё, что ли?
  Клауд уставился в свою тарелку, которая ещё две минуты назад была полной. Еды же вроде было так много, а гляди ж ты: провалилась, как в колодец. По телу его разлилась усталость, и подступило ощущение, знакомое всякому, кто, устав и изголодавшись, наедался - ему непреодолимо захотелось спать.
  Он откинулся на стул и глубоко вздохнул.
  - Клауд! - Баррет оторвался от тарелки. - Ты обещал нам рассказать, что же все-таки происходит. Кто такой этот Сефирот? Откуда у него такая сила, способная снести с петель железную дверь и расправиться с целой ротой, и почему он опасен для всего мира? И как с этим связаны эти, как их… Ну, на букву "Ц"… - он пощелкал пальцами левой руки. - Древние, короче?
  - Хорошо - Клауд встал со стула и пересел в кресло у камина, глядя на огонь. - Я постараюсь вспомнить и рассказать все, что было пять лет назад.
  Тифа, внимательно глядя на него, села на кровать напротив. Её лицо показывало удивление и заинтересованность.   Остальные полукругом сели вокруг Клауда.
  - Да, и заодно объясни, почему это ты раньше понтовался и заявлял, что судьба планеты тебе по барабану, а сейчас вдруг неожиданно ей озаботился! - прибавил Баррет. - Когда ты меня дурил, тогда или сейчас?
  - Как я уже, наверное, говорил, я служил Корпорации "Шинра" - начал Клауд. - Я тогда был совсем молод, наверное, я был самым молодым солдатом первого класса во всем SOLDIER…

  Рассказ Клауда.

  Я стал солдатом первого класса сразу, когда закончилась война в Вутае. Вы не представляете, как меня это в свое время расстроило. Ведь в мирное время так непросто стать героем. И я очень обрадовался, когда узнал, что моим командиром и старшим товарищем будет сам Сефирот…


  - Ты называл его товарищем? - переспросил Баррет.
  - Да, боевым товарищем. Я хотел стать таким, как он, я доверял ему. До одного дня…

  Он был ещё молод, но уже старше меня, я бы дал ему тогда лет двадцать семь. Мне много рассказывали о нем, о том, как он сражался в войне против вутайцев, о его невероятных, нечеловеческих подвигах, непоколебимой отваге и стойкости. Но, когда я его увидел, я понял, что все эти рассказы не стоили и выеденного яйца по сравнению с ним настоящим. Я сразу узнал его по рассказам: высокий рост, на голову выше меня, длинные, до пояса, совершенно белые волосы, как будто он поседел молодым, черный кожаный плащ до земли поверх солджерской формы, сшитой по заказу - не синей, как у всех и как у меня, а тоже черной. А за спиной у него висел огромный, длинный изогнутый меч. Ну, вы видели, такой, как тот, что торчал из тела президента. Меня удивляло, как он мог владеть этой тяжелой рельсой одной рукой; я, даже став солджером, не осилил бы такое иначе как двумя. А глаза - не слабо отблескивающие зеленоватым, как у меня сейчас, а полные зеленого света до самого зрачка. Пугало, первое время, честное слово, когда они сверкали в темноте. С ним вообще чувствовалось как-то не по себе - но в то же время, когда он был рядом, мы все ощущали себя словно за каменной стеной.

  Он очень мало рассказывал о себе; он вообще был молчалив, всегда предпочитал слушать. Вот и в тот день он молчал, сидя в кузове грузовика, медленно ехавшего по дороге под дождем.
  Нас было четверо, двое солджеров и двое обычных бойцов, и ещё шофер. Сефирот - командир отряда. Я - его помощник, я, помнится, очень гордился этим назначением. И двое рядовых солдат из Корпоративной гвардии. Это внутренние войска, вроде полиции, только военной, они не ловят преступников, а подавляют бунты, охраняют важные объекты… Ну, ты понял. Один сидел впереди - а второй, чудик, трясся сзади кузова. Укачивало беднягу, так он хотя бы шлем снял и проблевался - так нет, не хотел снимать своей кастрюли. Шлемы тогда были глухие, с полной маской-респиратором и окулярами. Если бы он сблеванул, запросто бы захлебнулся.
  Ну ладно, подумал я, его дело. Меня-то никогда не укачивало в транспорте.
  - В чем дело? - спросил Сефирот меня.
  - Да вот… - замешкался было я. - Мне выдали новую материю, так мне не терпится её опробовать!
  - Ну как ребенок - вздохнул он. - Даром что первого класса. Что ж ты такой беспокойный?
  - Я хочу поскорее стать героем! - ответил я. - Война закончилась, и теперь я вызываюсь на самые трудные задания, с тобой. Я с детства хотел стать таким, как ты.
  Он ничего не сказал, только головой покачал.
  - Только я запамятовал приказы…
  - Ну так я напомню - ответил Сефирот. - Мы едем зачистить район Нибельхеймского реактора мако. Докладывали, что там появились какие-то монстры, сломавшие оборудование в реакторе, и нам приказано осмотреть окрестности и расследовать это дело. Убрав по возможности этих монстров, если найдем, и починив аппаратуру.
  -Нибельхеймского? - взволнованно перебил я. - Так это же мой родной город. Я там родился и вырос! Так там монстры?
  И тут грузовик остановился, взвизгнув тормозами.
  - Кажется, вот они - сказал Сефирот, не спеша встал и выглянул наружу.
  Я выскочил пулей, и представьте себе: там был настоящий горный дракон. В Нибельских горах водятся эти рептилии, зеленые, огромные, с крыльями. Ну, я выхватил меч и понесся на этого монстра с криком, но он отбросил меня на добрый десяток метров, всего лишь раз взмахнув крылом. И тут в бой вступил Сефирот.
  Вы не представляете, как он силен на самом деле. Впрочем, наверное представляете, по тому, что он сделал в башне "Шинры". Так вот, он раскрутил свой меч, словно пропеллер, одной рукой, и рубанул так, что дракону перерубило шею одним ударом. А шея, я вам скажу, не маленькая была, что твой старый дуб! Ему даже материей воспользоваться не пришлось. Вот это удар! Он меня буквально спас…

  Дальше мы ехали без приключений, и вскоре наш грузовик остановился на отшибе Нибельхейма. Дождь кончился, но было пасмурно и туманно. В наших краях вообще часто бывает туман, наползает с холодных гор каждую ночь, редко бывает так, чтобы небо ночью было чисто. Мы вышли и не спеша вошли на знакомые мне с детства улицы. Те самые низенькие деревянные дома. Та самая водонапорная вышка с обшитым досками баком. Помнишь, Тифа, мы с тобой на этой вышке сидели в последний раз перед моим отъездом? О, я как сейчас помню этот момент. Я вернулся домой… чтобы застать последний день Нибельхейма.
  Никого не было, хотя вроде ещё не поздно было. Боялись люди кого-то. Может, монстров. Может, нас.
  - Ну, как ощущение? - неожиданно спросил меня Сефирот. - Ты ведь давно не был в родном городе. Я-то не знаю, у меня родного города нет вовсе.
  - Как нет? - удивился я.
  - Я не помню своих родителей - ответил Сефирот. - Мою мать звали Женова, она, как мне сказали, умерла после моего рождения. А мой отец… - замялся он. - Да так ли это важно?
  Он поставил на караул одного из рядовых, а сам пошел в гостиницу. Я - за ним…


  - Подожди! - перебил его Баррет. - Как-как ты сказал, звали мать Сефирота? Женова? Так не та ли самая страшная безголовая тварь, которую мы видели в здании "Шинры"?
  - Ох… - тяжело вздохнул Клауд. Было видно, что ему трудно говорить, что ему тяжело вновь переживать в памяти что-то ужасное. - Да.
  - Да тише ты! - шикнула Тифа. - Дай послушать, наконец. Не мешай человеку.

  Он сказал, что договорился и нашел провожатую, которая отведет нас к реактору. Вечерело, и мы укладывались спать, а он все стоял у окна и глядел на север. На особняк поодаль городка.
  В этом особняке, говорили, раньше был какой-то закрытый научный институт Корпорации, поэтому мы все называли его "особняком Шинры". Ещё когда я был маленьким, он уже не работал и был заперт наглухо, а у дверей сменялись охранники. Мы побаивались этого дома.
  - Это место кажется мне знакомым… - так сказал Сефирот, глядя на город. И на особняк…

  Наутро он собрал весь отряд и повел нас на задание. Туманное было утро, холодное и ветреное. Даже более холодное и ветреное, чем обычно. Солнца не было видно, и что-то неприятное ощущалось в этом тумане. Только горы виднелись в нем отчетливо, голые, островерхие черные горы, причудливые скалы, похожие на острые, угловатые башни странных замков. Такие скалы есть только у нас, в Нибельских горах, больше нигде в мире. Достопримечательность, хоть и выглядит несколько зловеще…
  Но поначалу мы должны были встретиться с провожатой. Вы не представляете себе, как я был удивлен, когда это оказалась Тифа. Я не хотел, чтобы она подвергалась опасности, но она сказала, что под защитой двух солджеров ей бояться нечего. И вообще, она, мол, главный гид нашего города.
  А потом пришел фотограф, я не помню его имени. Помню только, что жил он в доме рядом с особняком Шинры. Он попросил Сефирота попозировать, а мы с Тифой снялись рядом. Наверное, хороший вышел снимок… если он уцелел.

  И мы пошли к горе Нибель, где был выстроен реактор. Отошли от города, поднялись в горы и дошли до пропасти, через которую был переброшен старый висячий мост. За пропастью был он, реактор. Но стоило всем пятерым ступить на мост, как какая-то трухлявая веревка, влажная от тумана, лопнула, и мост оборвался. Мы едва успели соскочить, прежде, чем он расплелся, а один из рядовых упал вниз.
  - Может это и жестоко - произнес Сефирот - но мы не можем сейчас тратить время на его поиски. Нам нужно спешить. Тут есть обходной путь?
  - Есть - сказала Тифа и повела нас теперь уже четверых в какую-то пещеру. Удивительное место. Я помню, что раньше там не бывал. Нам вообще не разрешали ходить в горы без родителей. Так вот, эта пещера была полна странного света и причудливых кристаллов, а в одном гроте - представьте себе - мы нашли источник мако. Оно само било из-под земли, образовав небольшое озерцо. Такое вообще бывает крайне редко, по-моему, только у нас, да ещё где-то на южных островах.
  Мы чуть задержались, рассматривая это зрелище.
  - Смотри - сказал Сефирот - кристаллы в источнике. Что это, Клауд?
  - Материя? - спросил я.
  - Верно. Это естественная материя. Такое редко, но бывает.
  - Сефирот! Я все хотел спросить, а почему материя дает нам такие удивительные, магические способности?
  - Ты солджер, а не знаешь? - спросил он. - Материя - это застывшее мако, а мако хранит в себе знания человечества. В том числе и те, что остались от самих Древних, говоривших с планетой. И, используя материю, мы сами можем говорить с планетой и постигать её знания, расширять собственное сознание и раскрывать скрытые способности, которые есть в каждом человеке. Мы только не умеем их использовать, а в материи это умение как раз и заключено.
  - Так вот в чем секрет этой таинственной силы… - ответил я.
  - Таинственной силы? - возразил Сефирот. - Мне как-то говорили, что нет на свете никакой магии, никакой таинственной силы, а есть только неизведанная наукой физическая линия. Умный человек это говорил, хоть и тщеславный без меры.
  - А кто это был?
  - Ходжо - ответил он. - Ученый, спору нет, но по сути - бездарный выскочка, взявшийся продолжать дело великого Гаста. Ладно, пошли!

  За пещерой был реактор. Мы пришли. Тифа очень хотела попасть внутрь, но Сефирот не позволил. Он сказал, что реакторы содержат промышленные тайны Корпорации, и посторонним туда вход воспрещен. Он оставил Тифу с тем рядовым, что с нами шел. С тем самым чудаком, что так шлема и не снял.
  А мы вошли внутрь.
  Реактор этот был старый и странный, не такой, как в Мидгаре. Но все равно похожий. Я спустился по лестнице и цепи, а Сефирот был уже там, и мы стали осматривать реактор. И уже через пять минут нашли странный зал.
  Зал этот был полон баков с прозрачными стеклами, светящимися изнутри. Автоклавов, или что-то вроде того. Они были выстроены по лестнице вверх, а наверху была ещё одна дверь, в другое помещение. Над дверью была надпись: "ЖЕНОВА". Туда вели целые пучки труб, кабелей и шлангов. Она не открывалась…
  Сефирот осмотрел шланги и быстро нашел неисправность: шланг был будто откушен от трубы чьими-то челюстями, и мако лилось вниз, под пол. Я перекрыл вентиль, отрезал поврежденную часть шланга и насадил его заново на трубу, а Сефирот стал осматривать автоклавы. И тут он позвал меня, и, честное слово, я удивился, когда впервые услышал в его голосе беспокойство.

  Я заглянул в бак. Там сидело странное существо, плохо различимое в толще зеленой жидкости. Вроде бы две руки, две ноги и голова, но кожа совсем не такая, как у человека - серая, толстая, вся в наростах. И лицо уродливое.
  - Вот они, те самые монстры - сказал Сефирот.
  - Но как они сюда попали? - удивился я.
  - Их тут сделали… О, Ходжо, ты решил превзойти своего предшественника, но что же ты творишь ради этого! - воскликнул он.
  Я понял. Эти чудовища не напали на реактор. Они были созданы тут же. Созданы Корпорацией.


  - Проклятие! - снова перебил его Баррет. - Чем больше я слышу об этой треклятой "Шинре", тем больше ненавижу её!
  - Так вот, что там было, внутри… - прошептала Тифа. - А я-то терялась в догадках, что же это проняло Сефирота так глубоко… Но почему?
  - Теперь понятно, откуда взялись те чудовища, которых видели около Каньона незадолго до того, как я ушел… чтобы попасться! - добавил Ред Тринадцатый.
  - Ред, давай ты не будешь отвлекать Клауда? - попросил Баррет. Попросил, как всегда, приказным тоном.

  Но Сефирот продолжал смотреть в автоклав.
  - По идее - произнес он - в этих баках должна производиться материя. А что такое материя?
  - Твердое мако - ответил я.
  - Верно. Эти баки полны жидкого мако. Но Ходжо добавил сюда ещё кое-что. Или кое-кого… - его голос чуть дрогнул. - Смотри. Ведь это, наверное, когда-то был человек!
  - Человек? - испуганно переспросил я.
  - Да. Вы, солджеры, всего лишь искупались в мако, а уже стали не такими, как все люди. А они были погружены в него днями, если не месяцами. Они уже не люди. Что же они теперь?
  И в этот момент я резко обернулся, чтобы увидеть, как открылся один из автоклавов. Жидкое мако разлилось, и из него вылез нелюдь. Покрытый серой, шипастой кожей, сгорбленный, и глаза у него были зеленые и светящиеся. Как мако.
  Как у Сефирота. Даже не как у меня - именно как у него.
  Существо не стало к нам приближаться - оно медленно, неуклюже попятилось к выходу. Ходило уже не как человек - помогало руками. Или передними лапами? Но все же, видимо, это и впрямь когда-то был человек…
  - Сефирот! - окликнул его я. - Ты только что сказал о солджерах - "вы". "Вы", а не "мы". Ты сам-то, что, не солджер? Или ты не такой, как мы?

  Зря я это сказал. Этими словами я накликал беду.

  Он уставился на меня. Он посмотрел прямо мне в глаза, и мне стоило огромных трудов выдержать его взгляд.
  - Я… - медленно, раздельно произнес он. - И вправду, я не такой, как вы. Я с детства чувствовал, что я не такой, как все. Ты видел его глаза? Они такие, как у меня!
  Он выхватил свой меч и что есть силы рубанул по автоклаву.
  - Я что? - вопрошающе прокричал он. - Я что, тоже был создан так? Я не помню своих родителей, я плохо помню детство. Их не было? Я сильнее всех людей, я сражался на равных с подобными тому дракону - он с каждой фразой все резче вдыхал воздух, и я понял, что он на грани нервного срыва. - Я чувствовал… Я - не человек?
  Он размахнулся своим длинным клинком, чувства переполнили его, и я испугался, что он заденет и меня. Но он только снова ударил по автоклаву. А потом он закинул меч за спину, вскарабкался по лестнице и побежал наружу. Я догнал его, и мы, уже все четверо, побежали следом. Он бежал в город молча, и до самой окраины Нибельхейма не останавливался.
  Я раньше никогда не видел Сефирота таким. Только переведя дух, он вновь произнес, теперь уже тихо:
  - Человек ли я?


  - Подожди - теперь уже его перебила Тифа. - Я помню, что было дальше. Сефирот пропал, да?

  Да. Он два дня сидел в своем номере, запершись, а на третий день дверь номера была открыта, и его внутри не оказалось.
  Пропажу обнаружил тот солдат, который отбился от отряда, когда рухнул мост. Он тогда всего лишь растянул ногу и смог добраться до города. Он и его товарищ осмотрели весь город, а я пошел в особняк Шинры.
  Охранника не было, а дверь была открыта.
  Отдать ключи охранник мог только Сефироту, и только Сефирот имел право снять его с поста.
  Я вошел в особняк. Он был пуст, а на двери висела позеленевшая медная табличка: "Институт экспериментальной генетики "Нибель".
  Дом этот был большим, просторным и двухэтажным, и повсюду царило запустение. В комнатах не было ни души, только пару раз я увидел брошенные раскрытые книги, папки, забытый кем-то открытым несгораемый шкаф - пустой… Наконец, на втором этаже отыскалась комната с чем-то, похожим на камин, только устье его было забрано каменной стенкой. Я толкнул стенку, и она повернулась. Это была потайная дверь.
  За ней оказался колодец винтовой лестницы, опускавшейся в подвал. Холодный, темный подвал - только впереди горел свет. Там кто-то был.
  Конечно же, там был Сефирот.
  Это была какая-то лаборатория. Подвал был весь заставлен неизвестным мне научным оборудованием, книгами, папками… Он был очень велик, а Сефирот бродил по нему с папкой в руках, и читал вслух, не обращая на меня внимания.
  - Двадцать третье сентября одна тысяча сорокового года от основания Мидгара - произнес он. - При проведении раскопок на горе Нибель экспедиция профессора Гаста нашла в ископаемом пласте прекрасно сохранившееся тело неизвестного человекоподобного существа. Образец был назван "Женова".
  Я молчал, слушая.
  - Двадцать четвертое сентября того же года - продолжил Сефирот, перевернув лист. - Образец "Женова" не мертв, он находится в состоянии полного анабиоза, неизвестном человеческой медицине. Возраст пласта, согласно его глубине и радиоуглеродному анализу, оценивается в две тысячи лет. Двадцать пятое сентября. Согласно известным фактам, Женова является Древней!
  - С двадцать шестого по тридцатое сентября. Профессором Гастом начат исследовательский проект "Женова". На средства Корпорации "Шинра" создан институт экспериментальной генетики "Нибель" во главе с доктором биологических наук Ходжо, для подробного исследования феномена Женовы…
  Он отбросил папку и сделал несколько широких шагов в сторону.
  - Образец "Женова". Проект "Женова". Мою мать звали Женова. Что это? Совпадение? Нет!
  - Сефирот! - окликнул я его.
  - Оставь меня - ответил он. - Возвращайся на пост, солдат.
  Мне ничего не оставалось, кроме как подчиниться.
  - Профессор Гаст! - услышал я его голос, удаляясь. - Почему вы мне ничего не сказали? Почему вы умерли? Почему?
  Он не выходил из этой лаборатории сутками, и свет в ней выключался всего лишь пару-тройку раз. Он сидел, погруженный в книги, словно одержимый, а мы с гвардейцами переселились в здание института, оборудовав одну из комнат под спальню. С нами связались по радио из Корпорации и приняли мой отчет, а потом пришел приказ немедленно возвращаться, но Сефирот приказал нам оставаться на месте. А той же ночью случилось то, что мне и поныне снится в страшных снах… - Клауд рассказывал это полушепотом, эмоции на его лице менялись одна за другой. Он и впрямь вновь переживал те события.

  Я проснулся в два часа ночи. Я не знаю, что случилось, но с меня слетел разом весь сон, и какое-то чувство беспокойства овладело мной. Я побежал вниз, в подвал, к Сефироту. Он сидел за столом и смотрел прямо на меня. Его глаза горели зеленым огнем, и его взгляд показался мне безумным.
  - Предатель пожаловал… - произнес он тихо, но в то же время отчетливо.
  - Предатель? Я? Почему?
  - Ты - человек. Стало быть, ты - предатель.
  Я хотел было возразить, но понял, что с ним сейчас спорить не только бесполезно, но и опасно.
  - Народ Древних - произнес он все тем же негромким, пугающим голосом - называл себя Цетра. Это была странствующая раса, путешествовавшая по мирам в поисках Земли Обетованной. И они пришли на эту планету. Но были на ней и другие. Те, кто оставался на месте. Те, кто понастроил домов, те, кто прятался в пещерах… Твои предки!
  Эти последние слова он произнес неожиданно громко, чуть не крича, и я вздрогнул.
  - Цетра были созданы, чтобы владеть этой планетой - уже громко вещал он. - Но бедствие с небес поразило их. Людишки трусливо попрятались, оставив Древних наедине с опасностью. Вы предали их. Поэтому ты - предатель! Вот все, что осталось от народа Цетра, здесь, в этих архивах!
  - Постой… - попытался я урезонить его. - Но причем здесь ты?
  - Причем здесь я? - вскричал Сефирот. - Проект "Женова"! Проект "Женова" был начат для того, чтобы клонировать Древних… нет, Цетра! Чтобы создать людей с силами Цетра! И был создан я! Кровь Древних течет в моих жилах! Я - законный наследник этой планеты!
  Он широкими шагами направился к двери, возглашая на ходу.
  - Женова… моя мать! Она была создана, чтобы править планетой! Но люди предали её, и отняли у неё весь этот мир! Я исправлю это! Я иду к тебе, Женова!
  Я струхнул не на шутку. Безумные глаза и бессвязная речь ясно свидетельствовали о том, что передо мной - уже не тот Сефирот, которого я знал раньше. Не тот стойкий воин и строгий командир, с которым я сражался бок о бок, а маньяк, способный на все. И с его силой… он действительно может почти всё!
  Он широкими шагами поднялся по лестнице, а я стоял посреди этой лаборатории с раскрытым ртом. Что делать? Я медленно поднялся следом, охваченный необъяснимым ощущением рока, и понял, что медлил зря.
  Уже выходя из особняка, я учуял запах дыма, а ворвавшись на улицу города, увидел, что дома дымятся и полыхают в ночи ярким пламенем, а горожане лежат на улицах, мертвые, изрубленные, в лужах крови.
  Это сделал Сефирот. Или уже не Сефирот?
  Нет, не все погибли после его нападения. Один солдат из гвардии, а с ним и мастер Занган, и отец Тифы, и она сама - все они выжили, всех их миновала судьба убитых. Они выбежали на улицы, кто с чем - кто с ружьем, кто с косой, кто с дрекольем - и смотрели вслед Сефироту.
  А он пошел прямо сквозь полыхавшие развалины с мечом в руке, и огонь не опалил его. Он скрылся за стеной огня, ушел на север… к горе Нибель.
  Я огляделся. Мой дом тоже был в огне. Моей матери не было среди живых.
  Я так и не успел повидать её.
  Мы побежали вслед за ним, не чуя под собой земли то ли от гнева, то ли от горя. Он пошел к реактору в горе Нибель, и мы устремились за ним, уже не надеясь его остановить.
  Я вновь вошел в здание реактора, и увидел, что Сефирот стоит на лестнице. Его меч валялся на полу, отброшенный. А на полу лежал отец Тифы, мертвый.
  Тифа стояла на коленях над телом, её широкополая шляпа была отброшена и валялась в пыли.
  - Папа! Папа, очнись! Что с тобой сделали!… Кто это сделал? - прокричала она. - Сефирот? Солджеры? Ненавижу! - с этими словами Тифа вскочила и побежала вверх, к лестнице. - Всегда буду вас ненавидеть!
  Она схватила лежавший на полу меч Сефирота и набросилась на него. Но могла ли справиться она, с трудом державшая в руках огромное оружие, никогда не учившаяся фехтовать, с нечеловечески сильным чудовищем, в которое превратился мой бывший товарищ?
  Конечно, он легко выхватил у неё свой меч и рубанул наотмашь. Тифа упала с высоты лестницы, её грудь была разрублена неглубоким, но широким порезом точно посередине. А Сефирот скрылся в глубине реактора, в зале с автоклавами.
  Я бережно взял Тифу и отнес её в незаметный уголок. Её рана была не смертельна, но я ничем помочь не мог. У меня не было с собой ни аптечки, ни заживляющей материи. Поэтому я просто оставил её, в надежде, что другие вынесут её из реактора. А сам устремился следом за Сефиротом, выхватив свой "веселый" меч.
  Он стоял у двери с надписью "ЖЕНОВА".
  - Мама, открой дверь! - воскликнул он. - Я пришел к тебе, и я заберу тебя с собой в Землю Обетованную!
  И дверь открылась перед ним. Он вошел, а следом вошел и я.
  За дверью был небольшой зал, в центре которого находилась стеклянная туба, опутанная трубами. Тубу загораживало сооружение из металла, изображающее фантастическую фигуру женщины с крыльями, соединенное проводами с каким-то пультом. Сефирот обхватил металлическую фигуру и вырвал её с мясом, и я увидел то, что находилось в тубе.
  Вы его видели. Но пять лет назад оно было с головой. Голова напоминала человеческую, со вполне человеческим лицом, но цветом плоть была, как вы видели, синевато-серой, а тело - искажено, непропорционально для человека, из него даже то ли щупальца росли, то ли, скорее, ложноножки, как у бесформенной амебы. Голову охватывало какое-то металлическое сооружение с трубами и проводами, видимо, удерживавшее существо в анабиозе.
  - Ты была рождена, чтобы править планетой! - произнес Сефирот, обращаясь к ней. - И я пришел для того, чтобы вернуть тебе это право. Пойдем же со мной, освободимся от этих оков и отправимся в Землю Обетованную, чтобы объявить её и всю планету нашей! Мы должны отомстить этим людям и взять власть над ней, как много веков назад!
  - Сефирот! - окликнул я его. - Зачем ты это сделал?
  - Вы, люди - он обернулся ко мне - вы оставили Цетра на произвол Небесного Бедствия! Вы лишили нас дома! Вы своим бездействием уничтожили наш дом… а я уничтожу ваш!
  - А о нас ты не подумал? Ты причинил нам такое же горе. Ты уничтожил НАШ дом!
  - Такое же горе? - произнес Сефирот и расхохотался. - А чего мне горевать? Я избран для того, чтобы свершить справедливость и править этой планетой вместе с её законной правительницей. И я сделаю это!
  Я выхватил меч. Он выхватил свой. Нам ничего не оставалось, кроме как сразиться, и мы стояли друг напротив друга. Это последнее, что я помню.


  Клауд замолчал, и в комнате воцарилась тишина.
  - То есть, как это, больше не помнишь? - удивился Баррет.
  - Не знаю. Видимо, я был тяжело ранен и долго поправлялся. Должно быть, он ранил меня в голову. Так или иначе, у меня не было шансов с ним совладать. И теперь я точно знаю, что он жив и все ещё преследует свою безумную цель. Все это время я считал, что он погиб, а слова его были просто бредом сумасшедшего. Старался считать, до тех пор, пока не узнал, что Земля Обетованная и впрямь существует, что Древние не канули в забвение и жив Сефирот. А стало быть, осуществима и его цель. И когда он достигнет её, вся планета застонет.
  - Я читала в газетах, что Сефирот был объявлен погибшим… - возразила Тифа, раскрыв наконец рот. Все это время она удивленно, завороженно слушала. Клауд даже удивился такому вниманию - ведь именно она была там с ним и видела большую часть из того, что видел он. Но, с другой стороны, она не разговаривала с Сефиротом и не знала причины его безумия….
  - Это газеты "Шинры" - возразила Айрис. - Разве им можно верить?
  - Но я все ещё не могу понять многого - закончил Клауд. - Почему Сефирот не добил меня? Куда он исчез и куда исчезла Женова? Как он хочет достичь Земли Обетованной? Я не вижу иного способа это выяснить, кроме как найти Сефирота теперь. Поэтому я хочу преследовать его… чтобы если не остановить, то хотя бы понять, как остановить.
  - Удивительная история - подал голос Ред. - Душераздирающая история.
  Баррет молчал, обдумывая услышанное.
  - Все это какая-то дремучая мистика - сказал наконец он, вставая. - И я не поверил бы, если бы не видел, что произошло с "Шинрой". И даже сейчас это плохо укладывается в моей голове. Ты прости, Клауд, но я пойду. Мне нужно купить кое-что в дорогу… а заодно обдумать то, что ты рассказал.
  - Клауд! - спросила Тифа. - А что было со мной после того, как меня ранил Сефирот? Я очнулась уже за городом, меня выхаживал мастер Занган.
  - Я думал, ты не жилец - ответил он. - Рана была, как я сказал, неглубокой и не столь опасной, но ты потеряла много крови… - он покосился на краешек шрама, выглядывающий из-под коротенького топика Тифы, ровно посередине между двумя аппетитными округлостями. - Я же сказал, я положил тебя в сторонке перед тем, как пошел на поединок с Сефиротом. Там, видимо, тебя и нашел Занган.
  Он встал с кресла и снова лег на постель, не разуваясь. Скрипнула другая кровать, это легла Айрис.
  - Древние… - тихо сказала она. - Цетра. Сефирот, Женова и я…
  - Неприятная у тебя компания, что и говорить - отозвался Клауд.
  - Нет, Клауд. Я чувствую, что тут что-то не то. Я не знаю, я не видела эту Женову в лаборатории "Шинры", но мне не хочется верить, что она одной со мной крови. Равно как и Сефирот, после всего, что я о нем узнала. Я знаю от своей матери, говорившей со мной из планеты, что Цетра были мирным, добрым народом…
  - Кто знает - отозвался Клауд. - Не думаю, что среди Цетра вовсе не было безумцев, таких, как Сефирот. Когда он ещё был нормальным, он был велик и достоин уважения во всем. Ему хотели подражать… и я в том числе.
  - Я помню, ты говорил. Но все равно, я чувствую шестым чувством, что не всё мы знаем. А оно меня ещё никогда не обманывало.
  - Темна вода во облацех - ответил Клауд. - Но мы идем по кровавому следу Сефирота, и очень может быть, что узнаем больше. Ладно, давай спать.
  Он повернулся, и кровать заскрипела. Его глаза сомкнулись, и он медленно начал погружаться в сон.

* * *

  Как всегда, первым проснулся именно Клауд, нуждавшийся в сне всего четыре часа в сутки. Другие ещё спали, и свет в комнате был погашен. Храпел Баррет, заложив здоровую руку за голову; пулемет же, отстегнутый, лежал на полу, сопел Ред Тринадцатый, свернувшись калачиком под дверью. Свернулась калачиком и Тифа на своей кровати, но взгляд Клауда остановился не на ней. Он смотрел на Айрис.
  Он никогда раньше не видел её спящей. По дороге, в расселине, он не обратил на это внимания, а сейчас было, чему подивиться. Она лежала на спине, закутанная в простыню, её глаза были приоткрыты, и взгляд их быстро бегал туда-сюда, словно бы она грезила наяву, но лицо её ничего не выражало, а дыхание было ровным. Губы Айрис чуть заметно шевелились.
  Клауд осторожно сел на кровати. Панцирная сетка скрипнула совсем не громко, но этого оказалось достаточно. Прежде полузакрытые, глаза Айрис раскрылись, и она повернулась к нему лицом.
  - А ты опять раненько проснулся - прошептала она. - Снова решил убрести один?
  Клауд помотал головой. Теперь ему было понятно, почему Айрис не дала ему уйти незаметно там, в Мидгаре. Тогда под его ногой скрипнула ступенька, и этого оказалось достаточно, чтобы прервать её необычный, чуткий сон.
  - Нет, просто я выспался - ответил он, тоже шепотом, дабы не разбудить остальных. - Извини, что помешал тебе спать.
  - Нет, ничего! - помотала головой Айрис. - Я тоже уже выспалась.
  - Ты же не солджер? - удивился Клауд.
  - Я Цетра - улыбнулась она. - Мне тоже не нужно много сна. Ты знаешь, что мне снилось? Ко мне во сне приходила моя мать, ушедшая в поток жизни шестнадцать лет назад. Она сказала мне, что услышанное от тебя - правда, и планете действительно грозит беда. А потом было видение из далекого прошлого, о том, как на севере с небес пало нечто. Нечто живое и разумное… и злое. Это было Небесное Бедствие.
  - То самое, о котором говорил Сефирот?
  - Да-да. Его победили, но не уничтожили. И мама сказала, что оно проснулось вновь не так давно.
  Клауд встал и, тихонько подойдя к столу, сел за стул.
  - Это как-то связано с Сефиротом?
  - Видимо, да - кивнула Айрис. - Но я не поняла, как.
  - Увидим - шепнул Клауд, щелкая выключателем электрочайника. На голубом пластиковом чайнике загорелась оранжевая лампочка, и внутри чуть слышно зашумела вода. - А мне не снилось ничего. Или я просто не запомнил, и слава Святости.
  - Почему "слава Святости"? - удивилась девушка, вставая с постели. - Тебе снятся плохие сны?
  - Мягко сказано… - тяжело вздохнул Клауд. - Это было уже три раза. Два раза, когда я поправлялся от болезни в Мидгаре, незадолго до первой вылазки на реактор мако. Когда я приехал в Мидгар, меня прохватила какая-то дрянь. Хорошо, Тифа встретилась и сняла мне комнату, где я смог отлежаться. Повезло. Потом в баре "Седьмое небо", в ночь после нашей первой встречи. Ну, когда я у тебя купил цветок. Как правило, во сне мне является Сефирот, и я оказываюсь в горящем Нибельхейме. Причем эти сны не повторялись, они меняются. В первый раз я увидел, как Сефирот убивает мою мать, хотя в жизни этого не видел. Почему-то во сне я видел её сидящей на коленях, а он заколол её своим мечом сверху, в спину… Иногда я вижу, как самого меня пронзает насквозь мечом Сефирота. Иногда я оказываюсь в реакторе, вижу там Сефирота и Женову, и безымянных тварей, лезущих из баков с мако. А в последний раз было что-то вовсе непонятное. По-моему, там был Ходжо, и я сам в таком же баке. Этого не было, но я это видел в кошмаре. А потом я не мог вспомнить, кто я…
  - Ужас… - прошептала Айрис. - Бедняга.
  - А иногда и наяву прорываются какие-то обрывки прошлого - если я вижу что-то похожее снова.
  Щёлк! Чайник закипел, выключатель подскочил наверх, и лампочка погасла. Айрис уже оделась и подошла к столу, подсев; а Клауд и не раздевался. Он разлил кипяток по чашкам.
  - Тебе как, много заварки?
  Айрис помотала головой, и Клауд налил ей, как себе - едва до желтого цвета. Он осторожно подошел к тумбочке, стараясь не греметь солдатскими ботинками, взял ночник, перенес его на стол и включил в розетку. Лампа в виде цветка кувшинки из прозрачной пластмассы слабо осветила стол, не беспокоя спящих. Клауд поднес к губам чашку и подул на горячий чай, осторожно отхлебнул. Взглянул на часы, висевшие над кроватью - полпятого утра. Тифе, Баррету и Реду ещё спать да спать. Впрочем, мугл знает, сколько там надо спать Реду…

* * *

  - Значит, Сефирот! - сказал скорее себе, чем кому-то ещё Руфус, спускаясь на вертолетную площадку на вершине башни-небоскреба, где совсем недавно разворачивалась трагедия. - Ну что ж!
  - Господин президент! - козырнул ему командир отряда солджеров, встречавшего вертолет. - Разрешите доложить?
  - Докладывай - бросил Руфус.
  - Здание зачищено! Никаких террористов внутри не обнаружено, равно как не обнаружено и Сефирота. Пропал образец… как его, "Женова", убит весь персонал, находившийся в штаб-квартире.
  Руфус напряженно кивнул.
  - На всех телах рубленые раны, нанесенные тяжелым острым предметом. Сам предмет найден в резиденции вашего отца, это длинный двуручный меч вутайского стиля, типа "но-дати". На нем не обнаружено отпечатков ничьих пальцев.
  - А пальцы террористов вы сняли?
  - Так точно, и мы уже установили их личности. Баррет Уоллес, нынешний главарь "Лавины", выживший при разрушении Седьмого сектора. Живучий, как крыса, ушел у нас из-под носа. С ним ещё одна выжившая из того же бандформирования, по имени Тифа Локхарт. Третий - вообще любопытный субъект. Будет лучше, сэр, если вы сами ознакомитесь с его досье. Между прочим, это связано и с Сефиротом!
  - Тела убрали? - спросил Руфус.
  - Так точно, сэр! - солджер щелкнул каблуками. - Все готово к возобновлению деятельности штаб-квартиры и к вашему визиту, господин президент, сэр!
  - Свободен! - Руфус подошел к двери пентхауза, в котором находилась резиденция, когда-то принадлежавшая его отцу, а теперь по праву доставшаяся ему. Он вошел в просторный кабинет и повел носом - ему показалось, что в воздухе до сих пор пахнет металлом и кровью. Подошел к широкому столу красного дерева, на котором разместились компьютерный терминал и пять телефонов, обошел его и в первый раз в жизни сел в это мягкое кожаное кресло.
  Щелкнул выключатель терминала, и плоский плазменный монитор загорелся.
  - Значит, Сефирот… - повторил Руфус и протянул руку к одному из телефонов.
  Первый телефон был внутренним, для звонков по Шинра-Билдингу. Второй - с выходом на междугородную и международную связь, защищенный от прослушки по последнему слову техники. Третий - спутниковый. Корпорация в свое время развертывала обширную космическую программу, но в итоге было запущено всего шесть спутников связи, а пилотируемый полет сорвался. Однако спутниковый телефон позволял связаться с любой точкой планеты, а встроенный шифровальный компьютер защищал от перехвата. Четвертый - особая правительственная связь. Когда-то этот красный телефон использовался для переговоров с руководствами других государств, но теперь "Шинра" была практически единственным мощным государством-корпорацией на планете, а опереточные президенты и короли карликовых, низвергнутых в темные века стран - Грассланда, Корела, Вутая, Коста-дель-Соль - не заслуживали того, чтобы он, Руфус, Президент "Шинра", захотел с ними разговаривать. Назначение пятого телефона пока оставалось для Руфуса загадкой.
  В его руку легла трубка внутреннего телефона, и он набрал Общественный Комитет Безопасности корпорации.
  - ОКБ? Говорит президент! - сказал он в трубку. Ему очень нравилось произносить эту фразу, он ещё не до конца привык к тому, что он - президент, и одна констатация этого факта доставляла ему удовольствие. - Хайдеггера ко мне. Немедленно.
  Терминал загрузился, и на экране появилось окно-приглашение: "Добро пожаловать в CorpoNet". Руфус щелкнул "мышкой" на значке "МИР", и перед ним на мониторе развернулся глобус. Это была многофункциональная программа "Мир", которая позволяла получать отчеты о состоянии любого объекта, принадлежавшего Корпорации и оснащенного выходом в Сеть, не вставая из-за этого стола. Города, военные объекты, заводы и электростанции, железнодорожные пути и станции, порты и аэродромы - все они были обозначены здесь, на этом глобусе. Он про себя посетовал на несовершенство спутников, не позволявших рассматривать все это с высоты птичьего полета. "Надо будет как-нибудь подбросить средств Палмеру и начать новую космическую программу. Впрочем, нет. Этот старый дурак их только растеряет. Надо будет его снять и поставить кого-то ещё…"
  - Вызывали, сэр?
  Хайдеггер поднялся по лестнице и встал перед столом, точно так же, как ещё позавчера стоял перед Шинра-старшим. Но в голове его крутилась совсем другая мысль. Старый президент был опытным и искушенным дельцом и политиком, и нечего было и думать о том, чтобы навязать ему свою волю. Этот же - совсем мальчик, к тому же он явно симпатизирует Хайдеггеру и его взглядам. А значит, им будет несложно манипулировать, притворяясь верным советником… Он ведь скоро устанет от рутинной управленческой текучки, его горячая молодая кровь потребует чего-то глобального. А на кого свалить эту текучку, неинтересную и нудную? На Отто Хайдеггера! Не на Рива же, этого либерального экономического придурка! Парень не скоро поймет, что именно в этой нудной работе и заключается управление миром, а не в надувании щек и изрекании хлестких приказов, которые никто не выполняет…
  - Вызывал, вызывал - отозвался Руфус. - Отто, у меня к тебе вопрос. Сефирот же вроде проходил по твоему ведомству, нет?
  - Так точно, сэр. Проект "Женова" был на стыке двух ведомств, моего и Ходжо. Все материалы по его делу были строго засекречены, но вы имеете полное право ознакомиться с ними. Я распоряжусь, чтобы в ваш ящик выслали полную базу данных по проекту "Женова".
  - Прекрасно! - Руфус снова потянулся к внутреннему телефону. - Лаборатория? Ходжо мне!
  - Извините, сэр! - услышал он в ответ. - Доктор Ходжо в настоящий момент покинул Шинра-Билдинг, оставив заявление об увольнении.
  - Хайдеггер! - попытался рявкнуть Руфус. Не особо впечатляюще получилось, его голос сорвался чуть ли не на фальцет, но тот встал по стойке "смирно". - Найти этого Ходжо и доставить его ко мне. Пошлите "турков", солджеров, кого хотите, чтобы арестовали гада. Арестовали, а не убили, понял, Хайдеггер?
  - Так точно - проговорил Хайдеггер. Похоже, мальчик из разряда трудных, и манипулировать им будет не так просто, как ему поначалу казалось. Терпи, Отто, терпи. Он считает себя всемогущим пупом земли, но ты же знаешь, как оно есть на самом деле, по гамбургскому счету… - Ходжо будет доставлен к вам живым. Правда, о здоровье никаких приказов не было. Гия-ха-ха! - расхохотался он.
  - Прекрати этот дурацкий смех. Раздражает! Свободен.
  - Есть, сэр… - Хайдеггер развернулся и направился к лестнице, уже отмытой от кровавых следов, оставленных Женовой. Как, интересно, это существо сумело покинуть город незамеченным? Ах да, её особая способность. Он читал, ему докладывали...

ГЛАВА 11
"ПЫЛЬ ДОРОГ"

 

"Через долы долгие, через логи волглые
 Вышел на задание хоббит молодой…"


 О. Леденев, А. Ленский

  - Который час? - сквозь сон спросила Тифа, зевнув и потянувшись в постели.
  - Уже одиннадцать - ответила Айрис, отрезая себе хлебушка. - Баррет и Клауд пошли прогуляться и расспросить народ, не видел ли кто Сефирота. А Ред Тринадцатый решил поработать ищейкой, бегает вокруг города и вынюхивает его следы. Одна ты спишь, как сурок.
  Тифа сбросила одеяло и села на постели, оглядевшись. Все кровати, кроме её, были аккуратно заправлены, а Айрис сидела за столом и намазывала хлеб маслом.
  - Баррет забрал деньги, да?
  - Да. Они решили заодно сходить по магазинам, закупиться всем, что нужно для долгого пути.
  Айрис встала и подошла к окну.
  - Вот они, идут!
  На лестнице послышались шаги, и в замке заскрежетал ключ. Дверь открылась, и в комнату вошли Клауд и Баррет, с зелеными, пятнистыми камуфляжными рюкзаками. В руке у Клауда был резной деревянный посох с окованными железом концами.
  - На, держи, Айрис! - он протянул ей посох. - Это тебе вместо твоей железяки, выглядит поизящнее, и поудобнее. Купил по случаю на здешнем рынке.
  - Спасибо, Клауд! - обрадовалась она, едва взглянув на подарок, подбежала, и взяла посох.
  - Он годится и как подмога в дороге, и как оружие - объяснил Клауд. - А ещё эти металлические набалдашники снимаются, они на винтах. Смотри!
  Он достал из кармана перочинный нож и повернул шурупчик, утопленный в торце набалдашника, выкрутил его пальцами, после чего потянул за металлический набалдашник. Под ним оказались два широких поперечных отверстия.
  - А зачем это? - спросила Айрис.
  - В них вставляется материя - ответил Клауд. - Другой набалдашник точно такой же. Я попросил мастера проделать эти дырки на заказ, другого такого посоха нет. Я тебе, кстати, и материи подкупил, здесь есть лавка колдуна или что-то в этом роде.
  Он достал из кармана шарики материи - зеленый, синий и желтый.
  - Смотри. Этот, зеленый - лечебная материя. Он позволяет затягивать раны, причем очень быстро. Этот, желтый - материя чувства. Он позволяет, всмотревшись в человека или существо, инстинктивно чувствовать его силу, состояние здоровья, все такое. А этот синий нужен для того, чтобы распылять эффект. Если ты вставишь его рядом с другой материей, то сможешь действовать ей не только сконцентрировавшись мысленно на чем-то или ком-то одном, но и "бить по площади".
  Он открутил и второй набалдашник, и вставил материю в два отверстия, поставил набалдашник на место и прикрутил шурупом. Айрис отошла к двери и вытащила давешнюю трубу, стукнула ей пару раз об стену, и из неё вывалилась ещё одна зеленая материя.
  - Вставь ещё и эту - попросила она. - Это электрическая.
  Клауд закрутил второй набалдашник, сложил перочинный нож, спрятал его в карман галифе и протянул собранный посох Айрис.
  - Прими сие грозное оружие, о Айрис из Цетра - шутливым тоном произнес он.
  - Какой ты у меня замечательный!… - засмеялась она.
  - Так, а что ещё вы купили? - недовольным тоном вмешалась Тифа, наблюдавшая за всей этой сценой, нахмурясь. Клауд скинул рюкзак и содрал липучку, откидывая верх.
  - Так, гляди. Вот тут, сверху - еды на недельку. Крупы мешок, лапши мешок, банки с тушенкой и сгущенкой. Соль, сахар, чай. На каждого по ложке и вилке, кроме Реда.
  Клауд застегнул липучку верхнего отделения и расстегнул молнию чуть пониже.
  - Палатка трехместная, на упругом каркасе. Котелок плоский типа "кан", и две миски. Спальники летние, две штуки, пенки, две штуки. Репеллент от комаров, три тюбика. Зажигалки разовые, пять штук, спирт сухой, одна пачка. Атлас автомобильных и железных дорог. Фонарь "жучок", ручной, батарейки не требуются. Аптечка военная, со стимуляторами, бинтами, и немного эфира. Довольна твоя душенька? Погоди, не всё ещё. Самое главное не показал.
  Клауд запустил руку в рюкзак и вытащил оттуда что-то, что Тифа поначалу приняла за старый, громоздкий мобильник.
  - Это спутниковый телефон! - с гордостью произнес Клауд. - Модель PHS от "Шинры", бэушный, но вещь замечательная. Берет везде, абсолютно. Точно такие же состояли на вооружении в SOLDIER, когда я там служил. Работает ещё и как рация, и как обычный сотовый. Оплата - через карточки, которые продаются в любом городе, режим рации бесплатный. Единственная засада - его Корпорация прослушивает, так что по спутнику - никакого трепа на важные темы. По рации можно. В рюкзаке Баррета всё то же самое, включая ещё один телефон. Мы решили продолжать идти двумя группами, одна моя, другая Баррета, по одному рюкзаку на отряд, переговариваемся по телефону в режиме рации.
  - Мы пойдем пешком? - спросила Тифа.
  - Да. Денег на машину у нас, к сожалению, не хватило. Опять же, автостоп пока никто не отменял, хотя трасса голимая. Не расстраивайся, рюкзак-то понесешь не ты.
  - А куда мы идем, вообще?
  - На восток! - отозвался Баррет. - Мы расспросили местных, и один сказал, что видел человека в черном плаще и с устрашающим мечом. Судя по вчерашнему описанию Клауда, это именно наш клиент. Странно только одно, он что, охапку мечей с собой таскает? Один же остался в теле президента…
  Клауд достал атлас автодорог.
  - Судя по словам этого парня, человек в черном плаще отправился сюда! - он провел пальцем по грунтовой дороге из Кальма на восток, в Грассланд. - Но что ему там понадобилось? Видимо, он хочет добраться до Юнона в обход, козьими тропами, потому что прямая дорога между Мидгаром и Юноном, через горы, военная и хорошо патрулируется. Нам туда нельзя, ему тоже. Стало быть, нам придется рубиться вот по этой трассе. Р105, из Кальма в городок Хембург, что на восточном побережье Грассланда.
  - А что там за места? - спросила Айрис.
  - Деревня, глухая провинция. Фермы, ранчо, городов раз-два и обчелся. Поля да болота. А к югу оттуда - непролазная топь и горы. Там, кажется, добывают митрильные руды, или раньше добывали.
  - Митрильные?
  - Ну да. Это естественный сплав из титана, алюминия и ещё чего-то. Прочный и легкий, но довольно дорогой в добыче.
  Тифа заправила свою постель и оглядела комнату: ничего не забыла? Нет, ничего. Ничего и не было.
  - Когда выходим?
  - Ред придет, и выходим сразу. Ты позавтракала? Нет? Тогда завтракай быстрее. Баррет, давай договоримся, где встречаемся.
  - Открой атлас - ответил Баррет. - Какой там ближайший населенный пункт?
  - Ой, да там они все в стороне от трассы - помотал головой Клауд. - Вот только хутор какой-то, то ли ферма. Пятьсот километров отсюда на восток и чуть на юг. Если пешком, то шесть-семь дней пути, если удастся что-нибудь поймать, то день-два. Давайте там и встретимся.
  - Договорились! - ответил Баррет. - Связь держим по телефону. На сколько он берет в режиме рации?
  - Десять километров. Если разойдемся дальше, придется дозваниваться через спутник.
  Постукивание когтей по лестнице красноречиво дало понять, что пришел Ред Тринадцатый. Он толкнул дверь мордой и проскользнул в комнату.
  - Нашел - хрипло сказал он. - Унюхал. След ведет на восток, вдоль дороги.
  - Спасибо, Ред, но это мы уже знаем - ответил Клауд. - Горожане видели Сефирота.
  - Доброе утро, Ред - кивнула Тифа. - Мы скоро выходим дальше. Ты с кем пойдешь? С Клаудом или с Барретом?
  - Давай с Клаудом - отозвался разумный зверь. - Мы все ещё идем двумя отрядами?
  - Ага - ответил Баррет. - Тифа, а ты тогда уж со мной.
  - Что? - переспросила Тифа. - Мы не поменяем отряды, Клауд?
  - Да нет, не стоит - пожал плечами тот. - Мне нравилось, как мы распределились после Мидгара. А ты хочешь со мной? Но тогда Баррет останется один.
  - Да, непопулярным ты становишься, Баррет - прокомментировала Айрис.

* * *

  Руфус взглянул на монитор. На рабочем столе горело окошко, надпись на нем гласила: "Получено новое сообщение. От: ОКБ, время получения 16.30".
  Первый настоящий день его президентства подходил к концу. Он встал с обтянутого черной кожей кресла, потирая отсиженный зад, снял пиджак и небрежно бросил его на спинку кресла, прошелся по просторному кабинету, взглянув в окно. Городские огни уже загорались, на Мидгар опускался вечер. Только прореха в одну восьмую часть огромного круга города чернела, укрытая тенью.
  Он подошел к терминалу и щелкнул мышкой на кнопку "Просмотреть". Окошко сменилось надписью: "Идет расшифровка, ждите…"
  - Принесите кофе - бросил он в трубку телефона, набрав секретаря.
  Наконец, на экране появилась база данных. Руфус вновь сел в кресло и прочитал меню.
  - Так… Проект "Женова". История, цели и задачи, научные концепции… Результаты. Инцидент в Нибельхейме 1069 года. Посмотрим…
  Вошла секретарша с чашечкой кофе. Руфус не обратил на неё никакого внимания, погруженный в чтение. Девушка не рискнула его отрывать, поставила поднос на стол и ушла.
  Прочитав о событиях, уже примерно известных читателю по рассказу Клауда, Руфус откинулся на кресло и наконец протянул руку за чашкой кофе. Кофе уже немного остыл, но молодой президент не обратил на это никакого внимания. Его разум был целиком сосредоточен на отчете об экспериментах в институте "Нибель", который горел на экране.
  - Вот оно как - проговорил наконец Руфус десять минут спустя, до конца прочитав базу данных. Остывший кофе чуть взбодрил его, а сведения о засекреченном проекте, закрытом не так давно, взволновали. Он поднял телефонную трубку и снова вызвал Хайдеггера.

  Хайдеггер явился через три минуты. Он казался уставшим и задерганным.
  - Ходжо объявлен в розыск? - с места в карьер спросил его Руфус.
  - Так точно - кивнул Хайдеггер. - Этим занялись "турки".
  Руфус встал, медленно подошел к своему советнику, накинув на ходу белый пиджак, и тихо, раздельно произнес:
  - Вы болван, Хайдеггер.
  - Виноват, сэр? - удивился тот.
  - Вы болван. И я болван - продолжил Руфус. - Но вы все-таки больший. Почему "турки"? Почему не обычная полиция?
  - Для скорейшего исполнения поставленной задачи, сэр!
  - Кто именно, Хайдеггер? Кого вы послали за Ходжо?
  - Ву Ценга, руководителя отдела. С ним - старший уполномоченный Руд Метцгер и стажер Елена Борович. Рено Гардони сейчас поправляется от ранения, полученного в стычке в Седьмом секторе, но когда он поправится, то немедленно воссоединится со своей группой.
  - Они уже покинули Мидгар? - вымученно спросил Руфус.
  - Никак нет.
  - Вот и славно! - крикнул президент. - Позвони Ценгу и скажи отставить! Поисками этого чёртова Ходжо займется полиция, а Ценг со своей группой должен немедленно отбыть на куда более важное задание. Перехватить и уничтожить Сефирота, понятно?
  - Разрешите возразить, сэр?
  Руфус нервно кивнул.
  - Сил группы Ценга, скорее всего, не хватит для поставленной задачи. Для того, чтобы уничтожить Сефирота, едва ли хватит и целого подразделения SOLDIER.
  - Не понимаешь, Хайдеггер! Я не приказывал "туркам" лезть на Сефирота в лоб, с шашками наголо. Я не хочу их потерять. Но они специальные агенты, а не солдаты, вот и пусть уберут Сефирота по-тихому. Ну там из снайперской винтовочки из кустов, все такое. Понятно? Исполнять!
  - Слушаюсь - ответил тот.
  "Если этот парень и дальше будет отменять собственные приказы по десять раз на дню, то я с ним намучаюсь…" - подумал он.

* * *

  Баррет поднялся на холм и нахмурился; в его голове промелькнула мысль, что зря он не прикупил бинокля. Он оглядел дорогу впереди. Она была узкая, вся в выбоинах, и петляла между лесистыми холмами. Иссушенные пустоши, окружавшие Мидгар, давно остались далеко позади, и путников окружала весенняя холмистая степь, только-только начинающая зеленеть. По склонам холма цвела желтая мать-и-мачеха, в лесопосадке в стороне от дороги щебетали какие-то птахи.
  - Здесь развилка… - заметила Тифа.
  - Нам прямо - ответил Баррет. - Эта дорога главная, а та ведет куда-то к муглу под хвост.
  - Смотри, здесь указательный знак! - махнула рукой девушка. - Там что-то написано!
  Железный знак, когда-то синий, ныне же покрытый пятнами грязи и ржавчины из-под облезшей краски, указывал на ещё более узкую и извилистую дорогу, идущую в сторону леса. Надпись гласила: "КРАСНЫЙ СЛОН -> 2,5 КМ".
  - Как-как? - расхохоталась Тифа. - А почему не розовый?
  - Ты меня спрашиваешь? - развел руками Баррет. - Я, что ли, этот знак делал?
  - А что это такое, "Красный слон"?
  - Хутор, наверное, или ферма - ответил Баррет, почесав бороду. - Но нам не туда, это точно. Пошли давай.
  - А где Клауд? Он ушел вперед или снова тащится сзади? - спросила Тифа. - Баррет, а Баррет! Достань телефон и позвони ему.
  Баррет присел на обочине и скинул рюкзак, расстегнул нижнее отделение и вытащил оттуда телефон. Переключатель он перевел в режим рации и нажал на кнопку вызова. Из телефона раздался гудок, другой, и секунд десять спустя он щелкнул.
  - Клауд, как слышишь? - крикнул Баррет в микрофон.
  - Слышу неплохо, не кричи - отозвался чуть приглушенный статическим хрипом и шумом мотора голос Клауда. Видимо, он уже на чем-то ехал. - Ты где сейчас?
  - У красного слона! - весело перебила Тифа, подсев к Баррету.
  - Где-где? Тифа, ты мне голову не морочь! Так где вы?
  - Деревня такая, "Красный слон" - объяснил командир "Лавины". - Поворот на неё с главной дороги.
  - Ага! - в голосе Клауда послышалось понимание. - Мы там шли полчаса назад. Вот что, Баррет: через три километра будет автостанция. Там в десять утра и в шесть часов вечера ходит автобус дальше на восток. До какого-то городка под названием Леврикон, но фишка в том, что он проходит через хутор, где мы договорились встретиться. Билет стоит шесть гилей за остановку, но можно взять на одну остановку, никто не проверяет. Мы только что уехали утренним, вам остается ждать вечернего. Движение по трассе дохлое, лучше не пытайтесь стопить машины.
  Голос его был слышен все хуже и хуже, видимо, автобус постепенно увозил его из зоны приема рации.
  - Ладно! - ответил Баррет. - Встречаемся на хуторе, где условились. Конец связи.

  После получасового быстрого шага они действительно пришли на небольшую придорожную станцию - остановка автобуса, ресторанчик да стоянка для дальнобойщиков, а чуть поодаль - бензоколонка. Это была неблагополучная, глухая крестьянская местность - Грассланд, как его называли. Здесь не было островов кричащей роскоши, подобных Верхнему городу Мидгара, люди жили здесь все тем же укладом, как и в седую старину. Официально земля эта была разделена между несколькими частными владениями, но фактически Грассланд был аграрными задворками корпоративной империи "Шинры". Когда-то, до возвышения Корпорации, здесь стояли крупные, индустриальные города старой Мидгарской республики, но теперь они оказались не нужны. Тот же Хембург, когда-то считавшийся крупнейшим городом Грассланда, влачил жалкое существование, большая часть его превратилась в брошенные развалины, и даже на новых картах его перестали обозначать. Дороги не чинились уже очень давно: "Шинра" здесь не разъезжала, а потребности нерентабельного крестьянства её не интересовали. Шансов нарваться на полицию тут не было за отсутствием таковой, в маленьких городках за порядком следили только местные дружины, а в деревнях вовсе никто.

  Здесь, на станции, дежурили всего два охранника, в ношеной серой форме и с обычными охотничьими двустволками. Один скучал у кассы, продававшей билеты на автобус, а второй бродил возле пустой, пыльной бензоколонки. Вдоль дороги выстроился небольшой торговый рядок - пожилые крестьянки торговали овощами, фруктами, рыбой и мясом, а поодаль сидел старичок, перед которым были разложены чемоданчики с инструментами и автомобильные полики. К торговому рядку никто не подходил.
  Ресторанчик, точнее забегаловка, представлял собой каменный одноэтажный дом. Над входом висела табличка: "Ресторан "100 км", стилизованная под дорожный указатель; можно было подумать, что ресторан и впрямь находится в ста километрах отсюда, а не в этом самом строении.
  - Не видели тут человека в черном плаще? - спросила Тифа у охранника на заправке.
  Охранник, полноватый мужчина с рыжими усами щеткой, почесал лысеющую голову, опираясь на ружьё.
  - Это какой, в черном плаще? Такой, с длинными седыми волосами? Глаза в темноте горят зеленым?
  - Да, да! - обрадованно кивнула Тифа.
  - Прошлой ночью проходил тут такой. Шел молча, прямо по дороге, здесь не остановился. Я вылез было с ружьем, а то ходют всякие, а он молча прочь. Даже не обернулся в мою сторону.
  Тифа бегом побежала обратно, к Баррету, ожидавшему её, сидя на рюкзаке у входа в забегаловку.
  - Странно - сказала она - Но Сефирот нас опередил. Мы же вроде подъехали на грузовике!
  - А он точно шел пешком?
  - Кто же его такого подвезет? - развела руками Тифа. - Хорошенький автостопщик - глаза горящие, меч огромный, сам весь в черном и волосы седые, хоть с виду и молодой. Ты бы остановился, если бы такое вот чудо голосовало у дороги?
  - Он мог кого-нибудь заставить силой - предположил Баррет.
  - Так он бы отобрал у него машину или чокобо - возразила Тифа. - А этот дядька говорит, что Сефирот шел пешком. И насколько я понимаю, он же считает себя властелином планеты, или кем-то в этом роде? Значит, голосовать на трассе ниже его достоинства.
  - Не знаю - пробурчал Баррет. - Да и нам-то лезть на Сефирота без Клауда не с руки. Может и хорошо, что мы с ним разминулись. Давай позвоним Клауду, скажем, что его тут видели?
  - Не надо - помотала головой Тифа. - Он уже уехал далеко, и мы достучимся до него только через спутник. А через спутник услышит "Шинра". Пошли лучше в этот "ресторан".
  Внутри "Ста километров" оказалось не очень-то чисто, но все же немного уютно. Столики, накрытые застиранными скатертями, одинокая лампочка в самодельном плафоне, освещавшая все помещение, и стойка с небогатым выбором напитков. Из кухни доносились запахи примерно такой же еды, которой Тифа накормила своих друзей в Кальме.
  Баррет заказал немного пивка и две порции мяса, жареного на углях; непортящийся "железный" паёк в рюкзаке было решено поберечь. Он крепко поперчил мясо из перечницы, стоявшей на столике, и принялся жевать. Здесь уже никто не обращал особого внимания на пулемет вместо руки - любопытство мог вызвать только сам принцип ношения оружия в качестве протеза, ведь местное население само было по большей части вооружено, а дурацких законов, запрещавших это, не существовало. Он откинулся на скамейку и приготовился томиться в ожидании вечернего автобуса…

  Клауд смотрел в окно уже третий час, рассматривая проплывающую мимо местность. Он откинулся на изрезанную спинку заднего сидения и прикинул: предыдущая остановка, вроде бы, была по карте незадолго до хутора, значит, выходить на следующей?
  Полуразбитый грассландский автобус работал не на электричестве, как городские в Мидгаре, а на солярке, он чадил и медленно полз по ухабистой трассе. Половины окон не хватало - стекла были выбиты, сидения - изрезаны, а передняя дверь принципиально не закрывалась. На сидениях дремали в основном здешние фермеры в грязных резиновых сапогах и серо-зеленой грубой одежде, передвигавшиеся из деревушки в деревушку, да оборванные бичи, и необычная троица - солджер с широким мечом, девушка в легком, совершенно не подходящем для дальних походов розовом платье и непонятное существо, похожее на маленького рыжего льва - выглядела примечательно, ярко выделяясь.
  Автобус остановился, выбросив клубы синего дыма.
  - Ферма Чоко Билла! Кто выходит? - зычно прокричал водитель из кабины.
  - Мы, наверное - отозвался Клауд. - Откройте дверь.
  Задняя дверь с шипением открылась, и Клауд взвалил на спину рюкзак, встал и выскочил из автобуса на пыльную щебенку. Следом за ним вышли налегке Айрис и Ред. Автобус снова зашипел, закрывая дверь, заскрежетал двигателем и медленно тронулся.
  Они стояли на перекрестке двух дорог. Одна, та, по которой автобус ехал прежде, уходила на восток, к морю. Другая протягивалась с севера на юг. На севере метрах в пятисот виднелись несколько домиков, огороженных забором - та самая ферма. Дорога же, уходившая на юг, терялась где-то на горизонте. Лесов здесь уже не было, вокруг простирались сырые, полузаболоченные луга. Солнце клонилось к закату.
  - Я так понимаю, что это и есть место встречи - сказал Клауд. - Следующий автобус должен быть здесь утром. Пошли на ту ферму, попросимся переночевать.
  - Это, видимо, ферма чокобо! - ответила Айрис. - Может быть, хозяин продаст нам пару?
  - Тогда уж четырех! - поправил её Клауд. - Тифе и Баррету тоже на чем-то ехать надо.
  Приблизившись к ферме, они обнаружили, что Айрис была права. Прямо перед ними стоял большой загон, в котором паслись чокобо - большие, со страуса, желтые птицы, напоминающие кур. Основные домашние животные в этих краях, дававшие и мясо, и яйца, и вполне пригодные для езды верхом.
  Ближайший чокобо негромко закудахтал, увидев посторонних. "Ху-хии-ху!" - крикнула другая птица, чуть подальше.
Клауд подошел к крыльцу дома и постучал.
  - Кто там? - раздался в ответ старческий голос, и в двери открылось окошечко. За ним показалась голова пожилого крестьянина, с блестящей плешью, обрамленной торчащими во все стороны волосами, кустистыми бровями и забавным носом картошкой.
  - Вы Чоко Билл? - спросил Клауд.
  - Да, да! - закивал старик. - Это так же верно, как и то, что Грассланд вокруг вас. Вам что-то нужно? Купить чокобо, мясо, яйца, пух и перья?
  - Ну, во первых, нам и вправду не помешали бы четыре чокобо - ответил Клауд. - Во-вторых, нам негде переночевать, дело-то к вечеру.
  Чоко Билл открыл дверь.
  - Ну заходите, заходите… Будьте как дома, путники. Это что у вас такое? - покосился он на Реда Тринадцатого.
  - Я не кусаюсь, не волнуйтесь - успокоил старика Ред. Но, услышав его голос, Билл пуще того удивился.
  - Ой, чудеса в решете-то какие… - пробормотал старик. - Времена пошли, каждый день чудеса.
  - Каждый день? - удивилась Айрис.
  - Конечно, доченька, каждый день! Ты бы видела, какой чудной человек этой ночью шел к болотам!
  - Человек… в черном плаще, так? - догадался Клауд.
  - Ах, да, конечно. Он ваш знакомый, или кто? Страшный человек, ай, ай… - прищелкнул языком Чоко Билл. - Я как раз уводил чокобо на ночь в хлев, и вижу, чу! - он идет. Глаза зеленые так и горят, да не как у тебя, сынок - ты солджер, это мне знакомо, так у него не так! У него, как у чудища какого, ярко-ярко, издалека видать, светятся. С виду вроде молодой, а волосы седые, совсем седые. Длинные, до пояса, а за спиной - вот такенный вот кривой меч! - старик вытянул руку вверх, как только мог.
  - Ну, положим, не такенный - серьезно ответил Клауд. - Я помню, какой у него был меч, всего-то с ваш рост длиной.
  - Вот! Я вижу, он к болотам отправился. А вы знаете, что в наших болотах водится? Змей страшный в наших болотах водится, пятнадцать метров, вот. Золом зовется, мидгарский золом, вот как по научному. Так из-за него пройти по болотам можно только верхом, иначе - догонит! и съест! - последнее слово старик произнес свистящим шепотом. - Так я тому черному прохожему и кричу: не ходи, мол, туда. Съедят не за табаку понюшку. Так что вы думаете?
  - Что? - спросила у него Айрис.
  - Так он, дочка, меня как будто и не слыхал. Прошел мимо быстрым шагом, даже не обернувшись, будто я не для него воздух сотрясаю.
  - Отец, вы бы не жаловались - сказал Клауд. - Если бы этот прохожий на вас внимание обратил, он бы вас своим мечом напополам располовинил.
  - Ох! - Чоко Билл присел на стул. - Так и правда напополам?
  - Правда - заверил его Клауд. - Ещё большой вопрос, кто кого, он или этот ваш залом. И я всей душой болею за змея, но не особо надеюсь на его победу.
  - Так этот черный человек тебе враг, сынок? - догадался Чоко Билл.
  - Он всему живому враг - мрачно ответил солдат.
  - Ох, беда-то какая. Я сразу понял - злодей этот человек. Ну, удачи тебе. Переночевать, значит, хотите?
  - Хотим! - поддержала Айрис, радуясь перемене темы.
  - Ну что ж, переночуйте. А зачем вам четыре чокобо? Али друзья какие завтра придут?
  - Вот именно - ответил Клауд. - Друзья, ещё двое, и мы вместе уедем.
  - А чудо это мохнатое как спать будет?
  - На полу - ответил Ред. - Как собаки спят, так и я сплю.
  - Господин Чоко Билл, ничего, если мы на вашей печке ужин приготовим? - попросила Айрис.
  - Ну готовьте, готовьте, если есть из чего - разрешил старый крестьянин. - Как надумаете брать чокобо, ступайте в хлев, там внук мой вас встретит, Чоко Билли. С ним и расплатитесь. Спать будете в овине, уж простите, это со двора.
  Клауд достал из рюкзака котелок, подошел к бочонку с водой у стены и черпаком зачерпнул воды, налив в котелок. Соль, каша, тушенка - вот и готова походная еда, и Клауд поставил кан на огонь.
  - Айрис, проследи, пожалуйста, чтобы не побежало, а я схожу в овин и постелю там спальники.

  Айрис кивнула, и Клауд вышел во двор. Овин он нашел сразу - за хлевом. Внутри на грубо сколоченных деревянных полках были разложены на просушку пучки разных трав - корма для чокобо. Клауд принюхался, почуяв среди мешанины запахов смутно знакомый, и пригляделся - так и есть: на нижней полке лежал немалый пук травы куриль - высокого, ветвистого травянистого растения, листья которого курились как легкий наркотик. Бандиты дона Корнео, помнится, курили эту траву с удовольствием.
  Он достал из рюкзака два спальника и расстелил их. О, а что это? На полу под полками развалились несколько стожков кракки, злакового растения, из семян которого не только делают муку, но и ставят брагу для одноименного крепкого напитка.
  - Весёлый дед! - хмыкнул Клауд. - У него, поди, и травки засыпься, и самогона залейся. И никакой полиции. Эх, хотел бы я так жить, да нельзя - Сефирот мешает!
  Вернувшись в дом Билла, Клауд обнаружил Айрис, уже уплетающую лапш с тушняком из миски.
  - Приятного аппетита! - пожелал он ей и наложил лапши и себе.
  - Спасибо! - кивнула Айрис, прожевав.
  - Помнишь, ты назвала мою прическу "утро в чокобятнике"? Так завтра утром ты узнаешь, что это такое на самом деле - пошутил Клауд.
  - Точно! - засмеялась она, расправляясь с лапшой.
  - Поохди меня, я покаву тебе овин - не отрываясь от миски, проговорил Клауд с набитым ртом.
  - Не спеши. За тобой Сефирот не гонится. Скорее уж ты за ним, вот он пусть и спешит! - подмигнула девушка.
  Он кивнул, доедая свою порцию и подчищая тарелку, встал, зачерпнул чистой воды в бочонке и подошел к кадушке с помоями. Вода из черпака ополоснула его миску, стекая в кадушку, а потом точно так же была вымыта и миска Айрис.
  - А где Ред Тринадцатый? - удивился Клауд.
  - Он попросил хозяина разрешить ему поспать на полу в сенях. Через полчаса, наверное, придет и уляжется. Ну что, пошли?
  На улице уже темнело, и небо, ещё алеющее на закате, на востоке покрылось небольшими, но яркими звездами. В лицо молодому бойцу ударил резкий порыв холодного ветра.
  - Нам сюда. Я уже постелил.
  - Знаешь, Клауд? Я в первый раз в жизни ночую наедине с молодым человеком. Ты, конечно, прости, но несколько не те ассоциации навевает… - осторожно произнесла Айрис, войдя в овин.
  - Успокойся! Я что, так похож на дона Корнео? - рассмеялся Клауд. - Укладывайся. Все же мы в разных спальниках.
  - И все же… - Айрис села на бревнышко, наклонившись над спальником.
  - Вот что - нашелся он. - В старинные времена у рыцарей была такая традиция. Когда они выходили в поход и в походе ночевали с женщинами, с которыми не собирались… это самое, они клали между ней и собой меч. Видишь вот этот солджерский меч? Если хочешь, я положу его между нашими спальниками.
  - Ты мой рыцарь, Клауд! - засмеялась Айрис. - Ладно уж, клади. Давай я для верности ещё и посох положу.
  - Посохов в этом обычае не было… - проговорил Клауд, упаковываясь в спальный мешок.

  Раннее утро застало Клауда посапывающим, свернувшись калачиком в спальном мешке. Он в принципе выспался, но отчего-то именно этим утром ему захотелось ещё пару-тройку часиков поваляться с закрытыми глазами.
  - Клауд! - разбудил его голос Айрис. - Мне холодно.
  - И что? - пробормотал он, не до конца проснувшись. - Дай досплю немножко ещё.
  - Клауд - снова позвала Айрис. - Прости, что я тебе не доверяла вчера вечером.
  - Угу, прощаю - отозвался он, не разлепляя глаз.
  - Ну Клауд! Может, уже можно убрать этот меч?
  - Если после этого ты дашь мне поспать, то уберу… - он выпростал руку из спального мешка, нащупал меч и отбросил его в сторону, чтобы почувствовать, как Айрис в своем мешке придвинулась к нему вплотную.
  - Так теплее…
  - Я тебе что, батарея? - Клауд наконец протер глаза и расстегнул мешок до пояса, и увидел, что мешок Айрис тоже расстегнут. Должно быть, расстегнулся ночью. Неудивительно, что она замерзла.
  - Нет, ты не батарея - ответила девушка и приобняла его одной рукой. - Ты телохранитель. Так спаси меня от холода!
  - Ладно уж… - Клауд тоже протянул руку и обнял Айрис за плечо. - Так лучше?
  - Да, так тепло.
  Клауд закрыл глаза, подивившись, какой же все-таки странный народ эти женщины. Вчера потребовала, чтобы он меч положил, сегодня наоборот, обниматься лезет…
  Он расслабился и снова попытался заснуть. Сквозь сон до него донесся скрип калитки и стук в дверь.
  "Это, наверное, кто-то хочет купить чокобо у хозяина…" - пронеслось в его голове.
  Чьи-то отдаленные голоса прозвучали и смолкли, и до Клауда донеслись шаги. Приближающиеся шаги. Кто-то по-знакомому резко дернул дверь овина…

  - Здравствуйте, у вас наши друзья не останавливались? Парень, девушка и рыжее существо? - спросил Баррет, когда заспанный старик Чоко Билл открыл ему дверь.
  - Ага, вы, видимо, те самые, о которых солджер говорил - ответил старик. - Так я им позволил в овине переночевать. Вон он, там.
  - Клауд и Айрис ночуют в овине? - переспросила Тифа. - Пошли, Баррет!
  Баррет не спеша подошел к постройке и дернул дверь на себя. Тифа сразу же заглянула вовнутрь через его плечо.
  - Так, все мне с вами ясно…
  Клауд и Айрис лежали, обнявшись, прижавшись друг к другу, наполовину выбравшись из спальных мешков. И тот и другая дремали с блаженным выражением на лице.
  Услышав её голос, и Клауд, и Айрис открыли глаза.
  - Привет, Тифа - поздоровалась Айрис. - Привет, Баррет. Вы не подумайте, я просто замерзла.
  - Да знаю я таких замерзших… - покачала головой Тифа. - Не знаю, что ли? Клауд молчал с невозмутимым выражением лица.
  - Да что ты мнительная какая! А говорила, что он тебе не парень! - воскликнула Айрис, выбираясь из спальника.
  Баррет, молча наблюдавший за всем этим, покачал головой, развернулся и пошел к калитке.
  - Тифа, хватит! - сказал он. - Клауд взрослый мужик, его дело, с кем обниматься, пусть хоть с Редом. Пошли лучше чокобо выбирать!

  Когда им удалось добудиться хозяйского внука, Чоко Билли, Тифа уже не смотрела на Клауда и Айрис такой букой. Билли, подросток с виду лет четырнадцати, только продрав глаза, сразу же вскочил.
  - Вставай! - сказал ему старый Билл. - Тут покупатели, да сразу четверо. Пойдем вместе.
  Зазвенела связка ключей, старик подбирал в ней ключ от чокобятни. Наконец, все четверо (Ред так и лежал в сенях, не просыпаясь) в сопровождении хозяина и его внука вышли из дома и направились в самое большое здание на всей ферме, где и содержались ездовые птицы.
  Внутри чокобятня представляла из себя один здоровенный хлев, разделенный на загоны для птиц. Пахло там, как и полагается, не очень-то приятно, зато перспектива не плестись дальше по дорогам, а проехаться с ветерком, более чем радовала.
  - Этот дохленький! - начал объяснять пацан. - Этого петушка отдадим за пятьдесят гилей, но он только на мясо и годится. О, а вот эти четыре неплохие. По пятьсот гилей каждая!
  - А как их кормить? - спросил Клауд.
  - Они сами найдут себе травки, если их отпустить попастись - объяснил Билли. - Только не загоняйте их слишком сильно. На болоте можно, если видите, что золом гонится, а так не стоит. Видите, у каждого чокобо в клюве две дырочки, а в них продеты кольца поводьев. Тяните справа, чтобы птица повернулась направо, и наоборот. А сейчас покажу, как их седлают. Смотрите внимательно, если запряжете неправильно, бедному чокобо всю спину сотрет.
  - Ой, как все сложно… - помотала головой Тифа.
  - Чего ж тут сложного? - возразил Баррет.
  Билли отошел в сторону и притащил седло, которое водрузил на спину ближайшей птице и застегнул ремнями, которые пропустил у чокобо под грудку.
  - Квех? - кудахтнул чокобо.
  - Кто первый попробует?
  - Я, наверное! - вызвался Клауд. Он подошел к чокобо, вдел ногу в стремя и подпрыгнул, взгромоздившись в седло, взял поводья и легонько хлестнул ими чокобо по длинной шее.
  - Хуу-хи-ху! - крикнул чокобо и припустил на улицу. Клауд потянул поводья слева, и птице ничего не оставалось, как повернуть голову налево. Клауд ударил пятками по бокам чокобо, припустившего ещё быстрее, и обогнул кружок вокруг фермы.
  - Имейте в виду, чокобо не очень выносливы! - предупредил Билли. - Если вы будете долго гнать на них со всех сил, они скорее всего сдохнут, и вам придется идти дальше пешком.
  - Ху-хи-ху! - под чокобиный крик Клауд вскачь ворвался обратно и потянул на себя поводья. Голова птицы задралась, и она остановилась. Клауд спрыгнул на землю.
  - Эге, да я прирожденный наездник! - с гордостью произнес он. - Баррет, будь другом, помоги рассовать содержимое рюкзаков по седельным сумкам.

  - А как же я поеду? - спросила Айрис. - В этом платье я не могу сесть в седло!
  - Было у меня где-то на чердаке дамское седло, было… - отозвался старик Билл. - Оно навроде кресла устроено, не такое устойчивое, зато тебе, дочка, подойдет. В нем раньше жена моя ездила, когда жива была. Только держаться тебе придется крепче, иначе свалишься. Пошли, покажу. А подружке твоей такое не нужно? - Чоко Билл кивнул на Тифу.
  - Нет, не нужно! - ответила Тифа. - Я догадалась купить на автостанции шорты, на всякий случай. Вот и случай подвернулся.
  - А как существо это ваше поедет? - полюбопытствовал старикан.
  - Думаю, Ред бегает достаточно быстро, чтобы нагонять чокобо. И достаточно быстро, чтобы скрыться от этого "мидгарского золома" - предположил Клауд.
  Ред, легкий на помине, словно почувствовал, что говорят о нем, и вышел из сеней дома, зевнув и потянувшись.
  - Доброе утро - пробасил он.
  - Привет, Ред - подошел навстречу ему Клауд. - Слушай, дальше мы поедем верхом. Ты как бегаешь, быстро?
  - А то? - ответил тот. - Машины догоняю, не то, что чокобо.
  - Вот и прекрасно. А ещё нам понадобится кто-то, кто бы чувствовал природу так, как ты. Если к нам на болоте приблизится змей, почуешь?
  - Не вопрос… - Ред присел на землю и почесался задней лапой.

  Чоко Билл вернулся, неся кожаное седло необычной формы, действительно чем-то напоминающее кресло.
  - Смотри! - показал он Айрис. - Садишься на него вот так вот и едешь слегка боком. Непривычно тебе, наверное, будет, что обе ноги в одну сторону свисают.
  - Да нет… - обнадежила она старика, улыбнувшись ему. - Думаю, не свалюсь.
  Чоко Билли подбежал к дедушке, передавая ему ворох купюр.
  - Вот, дедуля! Здесь за всё есть, и за чокобо, и за седла. У них чуть-чуть не хватило, так я сто двадцать гилей скинул.
  - Добро! - махнул рукой старикан. - Чокобо ваши.
  Клауд уже закончил седлать чокобо своим спутникам, вскинул на плечи пустой, легкий рюкзак, вскочил в седло и выехал на дорогу, махнув рукой. Баррет тяжело взгромоздился на птицу, казавшуюся самой сильной, и тяжело потрюхал следом, держа поводья единственной здоровой рукой. Затем из-за амбара выбежала Тифа - уже не в короткой юбочке, а в темно-серых шортах в обтяжку, вскочила на последнего оставшегося чокобо с нормальным седлом и стукнула пятками по его бокам. "Квех!" - сказал чокобо и направился следом.
  Последней выехала Айрис. Деревянный посох был приторочен к седлу с бока, противоположного тому, куда свисали её ноги, она небрежно держала поводья одной рукой, почти не тяня их.
  - Ну давай, миленькая! - прошептала она, нагнувшись к шее птицы. - Поехали за всеми.
  Птица словно поняла, и потрусила вслед на Клаудом, хотя никто не бил её пятками и не хлестал поводьями. Ред, наблюдавший за этим доселе, сорвался с места и бросился догонять удаляющуюся кавалькаду.
  - Ху-хи-хууу! - прокричал чокобо Клауда, когда его неопытный, но необычно ловкий седок отпустил, наконец, поводья, и пустился вскачь, а за ним пустились и прочие. Крепкий, свежий утренний ветер отбросил волосы Клауда со лба, и он вдохнул воздух с полей полной грудью, радуясь возможности забыть чад и вонь Мидгара. Аллюр птицы оказался довольно тряским, но он крепко держался в седле, зато чокобо Клауда оказался самым быстрым из всех. Всадник выехал на перекресток и устремился по дороге на юг, медленно спускавшейся к заболоченным полям.

ГЛАВА 12
"ТИШЕ ЕДЕШЬ, ДАЛЬШЕ БУДЕШЬ"

 

"А посуда вперед и вперед
 По полям, по болотам идет…"


 К. Чуковский

  Поля и луга, спускавшиеся ниже в котловину, становились все более и более влажными, и наконец путники покинули последние возделанные земли. Чокобо шли шагом по колено в болотной жиже, а Реду приходилось иной раз чуть ли не плыть. Все продвигались медленно и крайне настороженно, памятуя слова старого крестьянина о «золоме». Клауд и раньше слышал об этих гигантских болотных змеях, но никогда не рассчитывал столкнуться с одной такой лично, и надеялся, что сегодня без этого обойдется. Маленькая кавалькада продвигалась на юг уже целый день, с небольшим привалом на последней твердой земле перед болотом, и солнце клонилось к закату.
  Клауд, сделав ладонь козырьком, внимательно смотрел вперед, не взбурлит ли впереди вода, не промелькнет ли под ней подозрительная длинная тень. Тифа обозревала левый фланг, темнеющий и освещенный низкой, бледной, ржавой луной, а Айрис, которой в асимметричном седле было удобнее всего смотреть вправо, прищурилась от бьющего в глаза закатного солнца. Баррет ехал сзади и исполнял обязанности арьергардного дозора, поминутно оборачиваясь на каждый шорох, а Ред, навострив уши, сосредоточился на всех направлениях сразу.
  - Чего-то нет тут вашего золома… - недовольно произнесла Тифа.
  - Радоваться надо! – проворчал Баррет. – Мы в самой-самой дырке от жопы всего Восточного континента, и только золома нам тут и не хватало.
  Комарье вилось вокруг них тучами, но Клауд не зря прикупил в Кальме репеллента от комаров. Тифа обильно натерлась пахучим химическим кремом, но комары все равно садились ей на голый живот и ноги, кусали в шею и лицо. Клауда с Барретом, тоже как следует обмазавшихся кремом, они не трогали, а вот Айрис снова нашла, чем удивить спутников. Она даже не притрагивалась к тюбику с репеллентом, но почему-то комарьё и мошкара не обращали на неё ни малейшего внимания.
  - Айрис! Как это у тебя так получается… ой! – простонала Тифа, хлопая себя по бедру, но комар оказался шустрее и увернулся от её ладони.
  - Не знаю… - отозвалась та. – Я просто представила, что я невкусная. Что я не пища для этих насекомых, и они поверили.
  - Уй! Тогда представь, что я невкусная, хорошо? Может, ты убедишь этих мелких упырей улететь совсем? – Тифа принялась размахивать руками, бросив поводья, дабы разогнать тучу комаров.
  - Так, девочки, внимание, не расслабляться! – голосом строевого сержанта скомандовал Клауд. – Если вы проглядите золома, нам всем будет не до комаров.
  Они выехали на небольшой сухой островок, и Ред отряхнулся, разбрасывая мокрой шерстью брызги во все стороны.
  - Не завидую Сефироту – произнес он. – Мне не привыкать ходить мокрым, а вот каков сейчас этот властелин планеты, весь в болотной грязи и в комарье?
  Впрочем, Клауду пришло в голову, что Сефирота комары могут и не трогать – либо по той же причине, что и Айрис, либо по какой-то другой… Но он отбросил эти мысли и сообразил, что земля-то пошла вверх!
  - Смотрите! – произнес он, натянув поводья и застыв, вглядываясь вдаль. – Болота кончаются! Скоро будет сухо, а потом по карте начнутся горы! Мы почти прошли топь.
  И вправду, сухие островки стали попадаться все чаще. На одном из них даже росло деревце, и Тифа радостно спешилась, чтобы обломать себе ветку. Отгонять комаров веткой стало значительно удобнее, впрочем их и стало-то чуть поменьше.
  - Смотрите! Что это? – насторожил всех возглас вперёдсмотрящего Клауда.

  Сначала ему показалось, что прямо по курсу – дерево. Но приблизившись, он подумал, что какое-то это дерево странное, а потом понял: когда-то это и вправду было сухое дерево, но кто-то исполински сильный обрубил с него все ветки, заточил его под кол… и насадил на этот кол труп огромной змеищи толщиной с вековой дуб и длиной никак не меньше пятнадцати метров.
  Клауд спешился и подвел своего чокобо под уздцы к дереву… точнее попытался подвести. Птица всполошилась и ни в какую не хотела подходить к трупу змеюки.
  Айрис всмотрелась, подъехав, и тоже разглядела дерево.
  - Это сделал Сефирот? – изумленно покачал головой Клауд. – Больше некому. Вот и весь золом…
  - Наш враг способен на такое! - шепотом произнесла Айрис.
  Ред Тринадцатый отряхнулся и осторожно подошел к трупу змеи. Обнюхав её, он кивнул.
  - С такой силой нельзя не считаться – подытожил он.
  Дерево, на которое был насажен убитый золом, окружили скалы. Болота остались позади, а дальше на юг путь преграждали невысокие, но крутые горы. Солнца уже не было видно из-за гор, и в полумраке медленно опускающейся ночи убитая змея выглядела особенно зловеще. Клауд, поморщившись, отвернулся: смотреть на оскаленного золома было неприятно.

  - Нам надо сориентироваться – предложил Баррет. – Клауд, достань атлас и посмотри, где мы сейчас.
  - Я примерно помню на глазок – ответил тот. – Где-то рядом должны быть митрильные шахты. Заброшенные, судя по всему: едва ли в этой нищей стране ещё что-то добывается. Ну что, разобьем лагерь тут или пойдем в шахту?
  - Лучше пойти… - поёжилась Тифа, потирая вздувшееся от комариных укусов лицо и почесывая руки. – Мне неуютно рядом с этой тварью, пусть она и дохлая.
  - Добро – махнул рукой Клауд. – По чокобо! Едем вдоль скал, ищем вход в рудники.

  Небо темнело на глазах, но четыре всадника и один зверь неуклонно продвигались дальше на юг, поднимаясь в горы. Наконец, в скальном останце зачернел какой-то проем. Клауд присмотрелся: это были полусгнившие руины деревянного навеса над входом в рудник.
  - Как там было? – спросил сам себя Клауд, спешиваясь и подходя к проему, из которого веяло холодом. – Скажи, друг, и входи?
  - Скажи «враг» и убирайся, пока рога не поотшибали… – это Баррет, как всегда, в дурном настроении, спрыгнул на землю. – На хрена ты потащил нас в эту дырку от задницы?
  - Во-первых, там можно переночевать, ничего не опасаясь – ответил Клауд. – Во-вторых, если штольня большая, а, видимо, так оно и есть, то есть и другой выход на той стороне. Чокобо по горам лазить не умеют, а под землей мы их проведем.
  Он запустил руку в седельную сумку и вытащил оттуда фонарь. Корпус фонаря из прозрачного синего пластика скрывал под собой генератор и аккумулятор, заряжавшийся от рычага. После одного резкого нажатия пружины рычага лампочка горела секунд десять. Клауд жикнул фонариком, и яркий луч выхватил из темноты уходящий вдаль коридор шахты, покрытый мхом.
  - Спешивайтесь и ведите чокобо в поводу – скомандовал он. – Баррет, ты будешь идти сзади с нашими чокобо, Айрис и Тифой, а мы с Редом пойдем вперед на разведку. Переговариваемся по рации.
  Баррет неохотно кивнул и тоже достал «жучок». Клауд кивнул Реду, зажикал фонариком и смело направился вглубь шахты.

  Неясный свет фонаря выхватывал из тьмы картину запустения. Несколько раз Клауд чуть не споткнулся о лежащую прямо на полу ржавую кирку, прямо на остатках рельсов стояли вагонетки, которым уже никуда не суждено было поехать, то тут, то там висели битые электрические и масляные фонари. Штольни, судя по всему, простирались километров на десять и наверняка выходили на той стороне гор.
  Тишина… только капает вода с потолка. Заброшенная людьми, шахта постепенно начала становиться похожей на природную пещеру: вон та трещина уже начала обрастать крошечными сталактитами. Изредка попадались большие пятна плесени на стенах, а один раз Клауд с Редом чуть не свалились в расселину, разверзавшуюся прямо под ногами.
  - Баррет, ты там как? Прямо проход чист, похоже, шахта длиной километров десять. Видимо, мы пройдем на ту сторону. Подтягивайся!
  - Понял! – ответил голос Баррета из телефона. – Идем к вам.

  - Ну что, девушки – сказал Баррет. – Клауд говорит, проход чист. Пошли, что ли? Тифа, возьми под уздцы ещё и чокобо Клауда.
  Чокобо встал, как вкопанный. Его едва удалось втянуть в штольню, но вглубь он идти отказывался.
  - Ах, ну да, понятно… - вспомнил Баррет. – Они же видят только при дневном свете. Термин даже такой есть, чокобья слепота. Клауд! Алло! Как слышишь? Чокобо не хотят идти под землю!
  - Слышу хорошо – отозвался Клауд из телефона. – Попробуй посветить жучком поярче, может быть, это их успокоит.
  - Зачем? – удивилась Айрис. – Вот увидишь, сейчас все будет в порядке. Желтенькая, миленькая! – она подошла к чокобо, потрепала птицу по хохолку и ласково продолжила: – Там совсем не страшно. Пошли, Баррет тебе посветит, а Клауд найдет дорогу.
  Удивительно, но на чокобо слова Айрис возымели действие. Птица осторожно, медленным шагом пошла следом за девушкой, а остальные чокобо уже не с таким страхом смотрели в глубины штольни.
  - Пойдемте и вы! – позвала их Айрис. – Видите, Хохлатка уже пошла, и никто её не съел. Пойдемте, там не страшно!
  - Удивительно! – хмыкнул Баррет после того, как и три других чокобо поддались на увещевание Айрис. Отряд продолжил движение на юг уже под землей.

  - Баррет, Баррет! – позвал в рацию Клауд. – Как там чокобо, идут?
  - Идут… - отозвался голос Баррета из рации, и Клауду показалось ,что его бородатый смуглый друг озадачен. – Айрис поговорила с ними и попросила их пойти, и они пошли!
  - Ты чего курил, Баррет? – солджер почесал затылок. – Уговорила чокобо? Они же глупые!
  - Чокобо то глупые, да Айрис не простая – услышал он в ответ. – По-моему, они её как-то интуитивно поняли.
  Ах, ну да. Пора бы уже привыкнуть, что в их очаровательной спутнице с каждым днем проявляются новые необыкновенности. Клауд тряхнул головой – ему на макушку упала капля воды – и ответил:
  - Я там уже продвинулся не меньше, чем до половины рудника. Вниз не спускайтесь, идите по верхнему уровню. Ред, понюхай воздух. Чуешь ветер, свежее что-нибудь чуешь?
  - Вот оттуда поддувает свежим – ответил Ред Тринадцатый.
  - О, хорошо. Баррет, я там тебе отмечаю путь мелом на стенах, не сбейся с моих пометок. Конец связи.
  Клауд послюнил палец и выставил его прямо перед собой. Справа захолодило, и правая сторона пальца высохла первой.
  - Все верно, сифонит оттуда – кивнул он. – Пошли туда.

  За этим штреком, разветвлявшимся надвое, последовал длинный, не меньше километра, прямой коридор с проложенными по полу рельсами. Клауд решил присесть и передохнуть, дождавшись спутников. Он уже клевал носом, не столько от долгого бодрствования – мы прекрасно помним, что солджеры не так нуждаются в сне – сколько от целого дня в седле и нервного напряжения последнего вечера, когда пять часов напролет они только и делали, что ждали, медленно продвигаясь по болотам, как из-за кочки выскочит золом. Кто ж знал, что Сефирот уже разделался с ним? Хотя этого следовало ожидать…
  Он почти потерял чувство времени, и не мог сказать, пять минут прошло или пять часов. Всякий, кто подолгу бывал в пещерах, знаком с этим ощущением. Наконец позади послышался звук шагов и квохтанье чокобо.
  - Баррет! – вызвал его Клауд по телефону. – Я уже здесь, рядом. Продвигаетесь?
  - Продвигаемся – услышал он в ответ. – Айрис просто волшебница, черт, я не думал, что такое вообще бывает. Нет, бляха, ты понял, Клауд, чокобо зубы заговорить? Насмешить ещё понятно, и то это, блин, фигуральное выражение…
  «Судя по обилию ругательств в речи Баррета, он выпал в осадок, как давно не выпадал» - подумалось Клауду.
  - Ладно, не удивляйся, я понял – бросил он в трубку. – Конец связи. Хотя постой?
  В трубке на какую-то секунду послышался голос не Баррета, а какой-то другой, смутно знакомый. Голос произнес обрывок слова и смолк, как будто отрезали.
  - Мугл возьми – выругался Клауд. – Здесь есть кто-то ещё, и у них тоже рация.
  В коридоре сзади показались отблески фонаря и послышалось жиканье вперемешку с шагами и вскриками чокобо. Клауд тоже зажикал фонариком, чтобы подать сигнал.
  - Клауд, ты тут? – зычно разнесся по шахте голос Баррета.
  - Да! И, по моему, мы не одни! – крикнул солджер в ответ.
  Свет фонаря Баррета приблизился, и он пошел ему навстречу, жестом приглашая за собой Реда. Отряд воссоединился, и Клауд подивился зрелищу Айрис, ведущей чокобо. Птицы шли без поводьев, сами вслед за ней, не отходя ни на шаг.
  - Не одни? – переспросил Баррет.
  - Я поймал рацией обрывок чьего-то ещё разговора – пояснил Клауд. – Ничего разобрать не успел, они переключились на другую частоту.
  - Приготовим оружие, это могут быть люди Корпорации… - настороженно проговорил Баррет. – Кто, кроме них, станет ходить с рациями здесь, в Грассланде?
  - По ту сторону от гор уже не Грассланд – ответил Клауд. – Там пограничье с Кондором, а в Кондоре неспокойно. Там легко нарваться на патруль гвардейцев или даже солджеров. Может быть, это они.
  - Может быть… - повторила за ним Тифа. – Будем готовы их встретить.
  Клауд быстрыми шагами направился вдаль по штреку, жикая фонарем. Его не особо заботила скрытность – благодаря их громкой перекличке люди Корпорации – если это были они – не могли их не заметить. А Баррет даже громко назвал его по имени.
  Коридор наконец закончился поворотом налево, и Клауд с радостью увидел впереди рассеянный свет. Стало быть, ещё чуть-чуть, и одним препятствием станет меньше.
  - Стой! Кто идет? – резко окликнул его тот же голос, что он слышал в рации, и Клауд наконец узнал его. Это же тот «турок», который захватил его в плен в здании «Шинры»! Руд, кажется, или как-то так.
  - Какого мугла вы здесь делаете? – гаркнул Клауд, вздрогнув от неожиданности, и направил фонарь прямо в лицо Руду. Тот, само собой, уже не носил аккуратненького синего костюма, как тогда, в здании Корпорации; на сей раз бритоголовый «турок» был одет в мешковатый зелено-пятнистый камуфляж. Обычная, непримечательная одежда для неспокойного пограничья.
  - Кхм… Да ты знаешь, кто я? - «турок» был повергнут в замешательство и неожиданным появлением неприятно знакомого лица, и его резким, угрожающим поведением, и смог выдавить из себя только эту смешную своей наивностью фразу.
  - Конечно! Ты «турок»! Так что ты тут делаешь? А? – настойчиво спросил Клауд, слыша за спиной шаги подтягивающихся друзей.
  - Эта… ну что обычно… - выговорил Руд.
  «Судя по такому замешательству, он явно ищет не меня» – подумал Клауд, выхватывая из-за спины широкий клинок.
  - Что обычно? Что обычно делают «турки»? Людей похищают, так? Шпионят? Так что вам понадобилось на этот раз?
  - Елена! – позвал Руд, так и не справившись со своим приступом косноязычия. – Объясни человеку!…
  Из бокового штрека, уходившего куда-то вверх, показалась девушка лет восемнадцати, одетая так же, как и Руд. Её светлые волосы были длиной чуть выше плеч, а на шее болтались темные очки на шнурке.
  - Это что, и есть Клауд? – спросила она презрительно. – Тот самый, который от тебя сбежал?
  - Это что, и есть «турок»? – ответил в том же тоне Клауд. – Та самая, которую взяли на место Рено? Не тянешь!
  - Эй, как ты узнал, что меня только что взяли на его место? – удивилась Елена. – Твои дружки его ранили, и отдел взял меня на оперативную работу из-за нехватки кадров. А что мы тут делаем? Не волнуйся, не тебя ищем. Это ты нам мешаешь, шел бы отсюда!
  - А кого это вы ищете? – облегченно вздохнул Клауд, узнав, что «турков» его личность не интересует.
  - Как кого? Сефирота, не больше и не меньше! – гордо вскинула голову Елена.
  - Елена! – услышал Клауд ещё один знакомый голос. Ценг подошел к Елене и Руду с той стороны, откуда виднелся свет. – Это что такое? Оперативные сведения разглашать посторонним? Эй!
  Ценг узнал Клауда.
  - Елена, ты слишком много болтаешь! Зря я тебя взял, ой зря… А тебе повезло, что мы ищем не тебя! – он обращался уже к Клауду.
  В коридор вышли наконец и Баррет с Тифой, с оружием наготове, а за ними Айрис.
  - Ой! – воскликнула она, увидев Ценга.
  - Айрис… - губы Ценга расплылись в тонкой, некрасивой улыбке. – Похоже, что из-за этого дельца с Сефиротом Корпорация утратила к тебе интерес! Можешь его благодарить.
  - Дай дороги, не доводи до худого! – угрожающе прервал разговор Клауд.
  - Ну, как знаете – ответил Ценг. – Руд, Елена, пошли! Наше задание имеет приоритет, и нам приказано в бой с кем бы то ни было не ввязываться! Пусть даже это наши старые недруги «Лавина».
  - Пошли? – переспросил Руд. – Куда?
  - К Юнону, чудо! – ответила Елена. – Сефирот пошел туда, и мы за ним!
  - Елена! – почти крикнул Ценг, схватившись за голову. – Трепло несчастное! Бегом! Удачи тебе, Айрис! – издевательски произнес он напоследок, скрываясь в коридоре, ведущем к выходу.
  Руд и Елена незамедлительно последовали за ним.
  - Это самое… - крикнул напоследок Руд. – Рено говорит, он как только оправится, так сразу же разберется с вами!

  - Повезло… - вздохнул Клауд. – Побухтели и ушли, да ещё эта их новая девчонка нам кое о чем проболталась. Так значит, «Шинра» тоже преследует Сефирота?
  - Может, нам не стоит мешать Корпорации? – предложила Тифа. – «Турки» с солджерами с ним справятся?
  - Нет, едва ли – возразил он. – Вся охранная группа солджеров, дежурившая в здании «Шинры», не устояла перед объединенной мощью Женовы и Сефирота. Охранные отряды, конечно, не самые важные подразделения SOLDIER, туда попадает кто поплоше, но даже они куда сильнее обычных людей. Так что не стоит рассчитывать, что «Шинра» с её тупыми бюрократическими методами и грубой силой окажется сильнее этого древнего зла.
  - Да-да! – поддержал Баррет. – Для Сефирота оказалась нипочем та мощь, которая когда-то, лет шесть назад, разбила «Лавину» вдребезги и пополам.

примечание: слова Баррета и других персонажей о «Лавине» шесть лет назад являются ссылкой на игру Final Fantasy VII: Before Crisis, вышедшую для мобильных телефонов новой модели. Для незнакомых с сюжетом игры поясню: Баррет не создал «Лавину», он её только возродил; эта организация существовала и до него, но была изничтожена Корпорацией. Возможно, Биггс, Ведж и Джесси являлись уцелевшими представителями ещё той, старой «Лавины». Для тех, кто в танке, поясню ещё раз: это придумал не я. Это придумали в Square Enix. – прим. авт.

  Подземный тоннель подходил к концу, и чокобо радостно устремились навстречу свету, ворча и кудахтая. Клауд последний раз жикнул фонариком и прищурился от бьющего в лицо света. Они, оказывается, провели в подземелье всю ночь, и вышли с другой стороны гор на рассвете; судя по рассеянному утреннему свету, сейчас где-то пять-шесть утра.
  Проход закончился, каменные стены штолен остались позади, и путешественники обнаружили себя в лесу – первом настоящем лесу после Мидгара. Пахло свежей хвоей, легкий туман клубился между разлапистых елей, и издали слышались неясные шорохи. Молодой солдат с удовольствием вдохнул аромат лесной свежести, стараясь забыть душный холод шахт, и обернулся: чокобо радостно, с криками выбежали на лесную опушку и принялись шумно щипать траву.
  Айрис улеглась прямо на травянистом ковре, положив рядом с собой посох и глядя в утреннее небо. Клауд сел на траву; ему не хотелось спать, а вот Баррет и Тифа явственно клевали носами.
  - Я разобью палатку – вызвался он. – Баррет, помочь с твоей?
  - Не откажусь… - ответил тот, смачно зевнув. – Давай доставай колышки. Нет, надо же, я никогда не думал, что встречусь нос к носу с Ценгом с оружием в руках и оставлю его в живых!
  - У нас новый враг. Общий враг!
  - Да знаю, мугл побери! Просто ты что ж думаешь, «Лавина» всегда была такой маленькой группкой, которую ты видал? Да ни хрена! Раньше у нас целое международное подполье было, понимаешь, Клауд? У «Лавины» был реальный шанс свергнуть Корпорацию!
  - И куда все делось?
  - «Благодарить» за это надо Верда, ныне покойного шефа «Турков» – Баррет сплюнул, процедив это имя словно ругательство. – Который был ещё до Ценга. Этот грязный ублюдок устроил массовый террор и разгромил «Лавину» в пух и прах, порешив при этом туеву хучу невинных. В результате в Мидгаре остались только я, Тифа, Биггс, Ведж и Джесси… это в Мидгаре. Я не знаю, может, кто-то ещё в других городах сумел пересидеть репрессии. Да, я стал вождем возрожденной «Лавины», но вождем без ничего…
  Ударами рукоятки меча Клауд вбил в мягкую землю алюминиевые колышки и растянул основание палатки, а потом укрепил упругие пластиковые распорки, и зеленый шатер раскинулся на поляне. Тифа тут же, незамедлительно нырнула внутрь со спальником и пенкой.
  - Айрис! – позвала она. – Забирайся сюда.
  - Подожди… - отозвалась Айрис, лежа на траве. – Я сейчас приду.
  Вторая палатка, где предстояло спать Клауду и Баррету, а заодно и Реду Тринадцатому, была синего цвета. Баррет неуклюже расстегнул одной рукой спальник и заполз вовнутрь. Клауд забрался следом, и у самого входа в палатку улегся на пенку Ред. Солджер застегнул палатку и лег прямо на застегнутый спальник, не забираясь в него и не разуваясь.
  - Клауд! – сквозь сон позвал Баррет. – Чокобо там не сбегут?
  - Не должны – ответил тот. – Я сейчас, через пять минут, выйду и проверю…

* * *

  - Мы только что получили доклад Ценга, сэр! – доложил Хайдеггер. – Они потеряли Сефирота, тот как сквозь землю провалился. Зато его группа столкнулась в заброшенных штольнях с незаконным вооруженным формированием, предположительно, остатками «Лавины». «Турки» не приняли боя и отступили.
  - Прекрасно – ответил Руфус, разглядывая своего подчиненного из-за широкого стола красного дерева сквозь пустую коньячную рюмку. – Значит, «Лавина» наконец-то покинула Мидгар. А вот то, что Сефирот упущен, в этом ничего прекрасного нет. Куда он направляется?
  - В Юнон, сэр! Всё говорит именно об этом. Однако войска на границах с Кондором его не видели. По всей видимости, «Лавина» и примкнувший к ней Клауд Страйф тоже преследуют его.
  - Клауд Страйф? Это тот солджер? – переспросил Руфус.
  - Видите ли, сэр, он не солджер – попытался объяснить Хайдеггер. – В базе данных по проекту «Женова» все данные на него, и я надеюсь, что вы найдете время ознакомиться с ними.
  - Ладно, прикажите «Туркам» немедленно отправляться в Юнон, чтобы в случае чего встретить Сефирота там – распорядился Руфус. – Свободны. Хотя подождите…
  - Слушаю!
  - Юнон, Юнон… Так, что там у нас в этом городе? Военная база, да?
  - Порт, сэр, и военная база! – отрапортовал Хайдеггер.
  - Распорядитесь подготовить наш отъезд в Юнон, Отто Хайдеггер! В ближайшее время я отправлюсь туда с инспекцией, и вы поедете со мной. Наш визит нужно подгадать по времени к тому моменту, как туда придет Сефирот, то есть дня через три-четыре.
  - Слушаюсь! Я могу идти?
  - Идите – отпустил его Руфус, а сам погрузился в разглядывание глобуса на экране терминала. Юнон, что там у нас… Порт через Внутреннее море, морские перевозки на Западный континент. А что там, на Западном континенте? На Западном континенте – Нибельхейм и институт «Нибель», и в свете сложившихся обстоятельств надо бы забрать оттуда все документы, касающиеся Сефирота и проекта «Женова»… Словом, есть дела на Западе.
  Президент встал из-за стола и подошел к мини-бару, установленному в кабинете вчера. Он уже постепенно начинал входить во вкус своей новой должности. Скрипнула дверца мини-бара, и Руфус достал бутылку крепкого, выдержанного коньяка. Коньячная рюмка уже стояла на столе с утра, и густая, маслянистая жидкость полилась в неё – а потом и в горло Руфусу, медленно, не спеша.
  Президент снова сел в кресло, чувствуя разливающееся изнутри тепло и ощущение расслабленности, приподнятого настроения, которое оказалось таким приятным после тяжелого, насыщенного дня.
  «Ну вот и все с «Лавиной»…» – подумал он, откидываясь на спинку. – «Ведь когда-то эта банда была огромным подпольем по всему миру, ещё шесть лет назад они покушались на моего отца. Правда, я-то прекрасно помню, на чьи деньги строилось это подполье. Это была моя первая настоящая интрига… А теперь их главарь, поджав хвост, бежал из моего города с крошечной горсткой выживших. Вот так будет с каждым!»

  - Отто? Это опять я… - позвал он в трубку телефона, набрав номер директора ОКБ.
  - Слушаю, сэр?
  - Распорядись, чтобы из Юнона нас доставили на Западный континент. Нам нужно побывать в Нибельхейме.
  - Так точно, сэр. Я распоряжусь, чтобы к нашему визиту приготовили транспорт!
  «Судя по голосу и фамильярности, он уже выпимши…» – подумал Хайдеггер, бросая трубку. Шинра-старший на работе никогда не пил, а вот младший, похоже, употребляет дай Святость. Особенно весело будет выполнять его приказы и распоряжения, отданные спьяну. А что поделать?

  Руфус налил себе ещё коньяку и опрокинул рюмку. Он знал, что коньяк залпом не пьют, но его сейчас не интересовало, кто там что пьет. «Если захочу, я могу всему миру приказать пить коньяк только залпом, и они послушаются!» – пришла мысль ему в голову, и он весело расхохотался.
  – Кто пьет коньяк не залпом, к тому прилетят солджеры и установят демократию! Вот так Руфус Шинра правит миром! – уже вслух, чуть заплетающимся языком крикнул без году неделя президент, наливая себе следующую рюмку.

ГЛАВА 13
"МОРСКАЯ КРЕПОСТЬ"

  Костер дымил, шипел, стрелял искрами, но горел. Клауд сидел на корточках, ворочая палкой не желающий разгораться лапник, щурясь от дыма. Ему неприятно было смотреть в огонь – он навевал воспоминания о том, о чем помнить не хотелось, но раннее утро было не по-весеннему прохладным, и в легкой водолазке без рукавов, ещё влажной от недавней стирки в ручье, он дрожал от холода, жалея о том, что не запасся в Кальме теплой одеждой.
  Подходила к концу первая неделя их долгой дороги. Семь дней назад они бежали из Мидгара, шесть ночей провели то под звездами, то на скрипучих кроватях постоялого двора, то на сиденьях автобусов и грузовиков, то в пропахшем травами и зерном овине, то в мрачной шахте… С тех пор, как они вышли из рудников, не было ни дороги, ни мало-мальски значимых городов, а на военную трассу, ведущую к Юнону, они выходить опасались. Спросить о Сефироте было некого – по лесам бродили только дикие животные.
  За спиной что-то зашуршало. Клауд обернулся, но никого не заметил.
  «Зверь какой-то…» – пожал плечами он.

  Шорох повторился, насторожив молодого воина. Он встал во весь рост, выхватив из костра длинную горящую головню за несгоревший, ещё холодный конец.
  Вжикнул замок-молния, и из зеленой палатки высунулась голова Айрис.
  - Кто здесь? – испуганно спросила она.
  Клауд кивнул. Ему не почудилось, а необычные чувства его спутницы ясно подтвердили, что в их лагерь вторгся именно кто-то, а не что-то. Он сделал несколько уверенных шагов по направлению к кустам и резко, с места рванулся сквозь них.
  Успел. На земле, растянувшись о корень, лежала темноволосая девушка – или, вернее сказать, девчушка лет шестнадцати. Она резко обернулась, и в свете горящей головни Клауд смог рассмотреть её лицо – с такими же чуть раскосыми глазами и маленьким носиком, как у Ценга. Тоже из Вутая родом, не иначе. Волосы её были подстрижены довольно коротко, едва закрывая уши, одета же она была в неброскую, легкую одежду, удобную для лазанья по лесу – шорты, кеды, майку. Худющая, как будто голодом заморенная. На её руку был надет странный щиток-наплечник от плеча до самой кисти, видимо для блокирования ударов, а вторая рука сжимала здоровенную стальную метательную звезду.
  - Ты кто? Что тут делаешь? – крикнул он.
  Девушка вскочила и, не затрудняя себя ответом, замахнулась звездочкой. Клауд вовремя согнулся, и метательный снаряд пролетел у него над головой, вонзившись в дерево поодаль. Но напастница не растерялась: она вытащила из кармана мерцающий шарик материи и наставила его на Клауда, что-то быстро-быстро забормотав.
  Не особо дожидаясь, пока заклинание закончится, юноша с размаху ударил её пылающей головней. Она подставила свой щиток и быстро отскочила в сторонку, но внимание её было сбито, и удара неведомой силы из материи не последовало.
  - Ложись! Сдавайся! – крикнул Клауд. На его первый крик уже вскочил весь лагерь, и сзади послышался треск сучьев. Баррет проломился сквозь кусты, как медведь, и наставил пулемет прямо на незваную гостью.
  Она подняла руки вверх и села на траву.
  - Эй! – подала наконец голос она. Голос у неё был высокий, и разговаривала она забавно быстро, как будто спешила. – Ваша взяла. Может, ещё разок?
  - Не смеши – ответил Клауд.
  - Ага! – вскочила незнакомка. – Так ты меня боишься?
  - Смертельно… - с плохо скрываемой ехидцей ответил бывший солджер.
  - Так я и думала – уверенно кивнула головой шустрая барышня, то ли не уловив иронии, то ли не желая её улавливать. – Меня все боятся. Ладно, я пошла!
  - Стой! – окрикнул её Клауд, увидев, как странная гостья разворачивается и идет в сторону леса. – Куда? Я тебя не отпускал!
  Девчонка встала на месте и обернулась.
  - Я не могу уйти? Ты что, меня к себе приглашаешь?
  - Можно сказать и так – кивнул он. – Ты сейчас пойдешь в наш лагерь и расскажешь всё по порядку. Какого мугла тут делала, и вообще.
  - А! Так ты хочешь, чтобы я пошла с вами? – поняла его по-своему та.
  - Пошли, я сказал! – Клауд бросил головешку и раздвинул кусты, чтобы вернуться в лагерь.
  - Эй, я же даже не представилась! Меня зовут Юффи! – воскликнула она вслед, идя за ним под прицелом Баррета.

  - И на кого же ты работаешь, Юффи? – осведомился Клауд, усадив свою новую знакомую у костра, под внимательным присмотром Баррета и Тифы. – Отвечай честно, не увиливай и не пытайся удрать. Ред Тринадцатый тебя выследит в два счета.
  - Ха! Мне ли, знаменитой странствующей ниндзя, не знать, как отшибать нюх ищейкам? – хвастливо произнесла Юффи. – Смотри! Щепотка махорки – и ваш Ред уже чихает и сопливит.
  - Так значит, ты ниндзя? – усмехнулся наемник. – Среди кого же ты знаменитая? Не рановато ли быть знаменитостью? И кто ж тебя подослал?
  - Нечего-нечего, я совсем большая! – полезла было в бочку Юффи. – И никто меня не подсылал. Если бы меня подослали вас убить, вы бы сейчас тут не сидели и со мной не разговаривали. Понятно?
  - Тогда что ты делала рядом с нашим лагерем? Шпионила?
  - Понимаете… - чуть покраснела она. – У вас вчера вечером так вкусно пахло! А я уже три дня перебиваюсь на сырые грибы да ягоды. Так я хотела… может это… попросить еды у вас?
  - Понятно – кивнула Тифа. – Все понятно, она хотела украсть наш кан с лапшем. А если повезет, то и чокобо угнать, чтобы ноги не сбивать по лесу.
  - Что ж ты, даже поохотиться не могла? – удивился Клауд.
  - Да я убила парочку зайцев. Да вот беда, сырого мяса не ем. А спички все отсырели как раз три дня назад…
  - Что ж ты за ниндзя, если даже огня без спичек добывать не умеешь и сырым брезгуешь? У тебя хотя бы огненной материи нет?
  Как только Юффи услышала слово «материя», её глаза загорелись, и она чуть привстала.
  - Материя? А у вас она есть? И вы умеете ей пользоваться? А покажите!
  - Ну нет уж – помотал головой Клауд. – Раз уж ты котелок с лапшей украсть пыталась, то материю, которая точно ценнее, я тебе показывать не буду. Тифа, может ты покормишь это чудо из голодного края?
  - Ой, правда, вы дадите мне покушать? – незадачливая ниндзя совершенно по-детски обрадовалась.
  - Дадим – кивнула Тифа. – Тот самый лапш с тушняком, на который ты глаз положила. Сейчас только подогрею его.
  Она взяла котелок, стоявший стоймя около палатки, подцепила его палкой и подвесила над огнем.
  - Проследи-ка ты за костром, голодающая! Раз уж мы тебя кормим, то хоть за костром последи.
  - Ладно. А как вас всех зовут? – спросила Юффи.
  - Я Клауд – ответил Клауд. – Вот это Тифа, а тот здоровый мужик с пушкой вместо руки – это Баррет. Айрис ты ещё не видела, она в палатке. А нашего четвероногого друга зовут Ред Тринадцатый, и он поумнее многих людей.
  - Послушай, Клауд! Так может, я с вами пойду? Мне одной скучно, а вам пригодятся мои умения.
  Клауд слегка опешил. Чтобы так, ни с того ни с сего, навязываться в спутники? Но по всему видать, что путешественница из «знаменитой странствующей ниндзя» не ахти какая, и она настолько устала и изголодалась, что готова хоть к бегемоту на рога идти, лишь бы не в одиночестве.
  - Ты даже не спрашиваешь, куда мы идем? – удивился он.
  - Да мне сейчас все равно, куда. Я согласна работать на вас за одну кормежку!…
  - Юффи! – Клауд внимательно посмотрел ей в глаза. – Мы идем в путешествие ради судьбы самой планеты. Нам не нужны случайные люди, потому что наш путь связан с великой опасностью. Да, а ты не видела человека в черном плаще, проходившего в сторону Юнона?
  - Кого-кого? В черном плаще? Нет, таких не видала! – уверенно произнесла Юффи. – Троих каких-то в зеленом видала, двух мужиков и девушку. А в черном плаще нет, не видала.
  - Точно? Так вот, это не человек, это страшное существо в человеческом обличье. Очень опасное, очень, и он наш враг. И ещё на нас охотится Корпорация. Те трое, которых ты видела, и есть её головорезы. Ты по-прежнему хочешь с нами идти?
  - Запомни раз и навсегда, Клауд – с апломбом произнесла она, хотя за этим апломбом чувствовалось некоторое замешательство. – Юффи Кисараги не боится никого и ничего!
  - Ну раз ты такая смелая, то ладно уж. Но имей в виду: украдешь что-нибудь у нас – я тебе вот этим мечом руку отрублю, и жалеть не буду. А предашь – отрублю вот этот растрепанный кочан, который ты называешь своей головой.
  - Да нет, что ты, Клауд! – заверила его Юффи. – Вот для тебя могу что-нибудь, хм, увести. А у тебя, никогда!
  Он хмыкнул. Стоит ли верить этой девчонке? Что за ней стоит присматривать, так это точно.

  Полчаса спустя лагерь уже собирался в дорогу. Клауд собирал палатки, сворачивая их и упаковывая колышки, Юффи, как новенькая, отдраивала котелки, а Тифа присматривала за ней. Чокобо запрягла Айрис, потому что после митрильных шахт птицы охотнее всего воспринимали именно её. Наконец, сборы закончились, и пришла пора рассаживаться по чокобо.
  - Значит так, Юффи – распорядился Клауд. – Сядешь в седло к Тифе сзади. Она весит немного, а ты того меньше. Если бы у Айрис было нормальное седло, можно было бы к ней, но ты же видишь, в чем она ездит. Так что садись к Тифе.
  - Хорошо! – с энтузиазмом кивнула Юффи. – Вот когда мы доберемся до ближайшего поселения, может мы купим пятого чокобо?
  - Следующим поселением будет Юнон – отрезал Клауд. – Там нам чокобо ни к чему.
  - Жаль… - протянула Юффи, забираясь в седло позади Тифы. Клауд легонько тряхнул поводьями и дал своей птице шенкеля.
  - Варк! – сказал чокобо и поплелся шагом по тропе. Следующей поехала Тифа с Юффи, затем Айрис, и Баррет, как всегда, замыкал кавалькаду.

  Лесная тропа пошла вниз, над головой появились прогалы неба, и вскоре путники выехали на обширную равнину. Лес заканчивался, впереди простиралась поросшая сухим бурьяном степь. В лицо Клауду ударила знакомая колючая пыль, как в мидгарских пустошах; должно быть, они приближались к ещё одному реактору мако.
  - Посмотри по карте, Клауд, далеко там до моря? – спросила Тифа.
  - Нет, недалеко совсем. Если пустим чокобо в галоп, доскачем к вечеру.
  Степь пошла вниз, и вскоре они подъехали к берегам широкой реки. Река Юнон, рядом с устьем которой стоял одноименный город, брала свое начало в горах, пограничных между Грассландом и Кондором, где совсем недавно проезжали путешественники. Здесь, после трех дней пути верхом и тысячи километров, река была уже широкой и полноводной. Песчаные берега омывались волнами, пенными и белыми, как барашки, свежий влажный ветер обдавал путников навстречу, а шум волн разрывали крики чаек.
  Клауд натянул поводья и спустился вниз, к берегу, чтобы дать чокобо попить, но что-то необычное, лежавшее около берега, заставило его насторожиться. Приблизившись, он понял, что это труп какого-то здешнего животного, то ли птицы – не поймешь.
  С виду труп напоминал помесь совы с медведем, покрытой как шерстью, так и перьями. Цветом то и другое было светло-зеленым, и Клауду даже припомнилось название странного зверя, когда-то выученное в школе: «земзелетт». Но главное было не в том.
  Труп животного был разрублен пополам. Вдоль, от плеча и до пояса.
  Они были на верном пути. Сефирот шел здесь.

* * *

  Ценг дернул на себя ручку двери потрепанного военного «джипа» и уселся на водительское место. Хлопнула дверь переднего пассажирского, это неразговорчивый Руд, отряхнув грязь с ботинок, забрался внутрь. На заднем сиденье устроилась Елена, облокотившись на левую заднюю дверь и закинув ноги на сиденье.
  «1 непринятый звонок» – мигало сообщение на спутниковом телефоне джипа.
  Ценг снял трубку и нажал на кнопки, выбирая команду «Прослушать сообщения».
  - Значит так, ребята! – пророкотал из телефона записанный голос Хайдеггера. – Сразу, как только получите это сообщение, дуйте в Юнон! Сефирота ждать будете там. Там же с вами воссоединится старший уполномоченный Рено Гардони, он уже выздоровел и выехал поездом. Конец связи.
  - В Юнон, значит? Так мы же туда и шли! – подала голос Елена.
  - Убери ноги с сиденья, измажешь! – проворчал Ценг. – Мы направлялись в Юнон, параллельно выслеживая клиента. А сейчас мы отправимся туда немедленно, так что сейчас переодеваемся в городское.
  - О-ох! – пожаловалась Елена. – Я так замоталась бегать по этим горам да долам. Ведь есть же джип!
  Руд наконец подал голос.
  - Ты что – спросил он – в «мышке-норушке» не привыкла долго ходить?
  - Чего? – прыснула Елена. – В какой ещё мышке?
  - Мышка-наружка. Наружное наблюдение – уставился на неё Руд, явно удивившись. – Топтаться по улицам Мидгара, следить за подозрительными субъектами. Филёром, короче. Это же самая первая работа для всех новобранцев в отделе. Ты что ж, в «норушке» не была?
  - Нет… - удивленно ответила Елена. – Меня с курсов взяли сразу сюда. Сказали, оперативного состава не хватает.
  Руд почесал блестящую, как бильярдный шар, голову.
  - Во времена пошли! – изрек наконец он. – В оперативники берут зеленых детишек, которые даже мышки-норушки не нюхали. Нет, в наше время такого точно не было!
  - Эй, там, хватит! – оборвал разговор Ценг. – Переодевайтесь давайте, и я завожу мотор.
  Зеленый, пыльный внедорожник с тремя «турками» тронулся с места, оставляя следы протекторами шин на покрытом галькой морском берегу. Они были совсем недалеко от Юнона, всего в каких-то нескольких часах езды по грунтовке. Джип выехал на дорогу, и Елена невесело уставилась на море – безжизненное, все в нефтяных разводах… Что-то подсказывало ей, что причастны к этому безжизненному морю и иссушенной земле и они – «турки», стражи Корпорации. Но до того ли сейчас? Не хочется думать, уж больно устала…

* * *

  - Ну что? Что будем делать с чокобо? – спросил Баррет, спешиваясь и окидывая взглядом озаренное алым закатом море. – Продадим? Или отпустим?
  - Ой, да кто их здесь купит? – удивилась Айрис. – Давай отпустим.
  - Дальше мы на них проехать не сможем - подвел итог Клауд. – Отсюда два пути. Первый – военная автодорога через тоннель, обратно в Мидгар. Нам куда угодно, но не туда. Второй – через море. Юнон – порт, отсюда ходят грузовые и пассажирские пароходы, и ещё тут есть аэропорт. Я более чем уверен, что Сефирот попытается пересечь море. Не в Мидгар же ему возвращаться, где его уже ждут солджеры?
  - А здесь его ждут «турки»! – напомнила Тифа.
  - И верно. Так что и нам не помешало бы подумать о своей безопасности – кивнул Баррет.

  Вечерело, и ветер с моря нес на берега туман, отдающий то ли гниющими водорослями, то ли непрогоревшей соляркой. Дорога пошла вверх, и вскоре вдали показалось огромное сооружение, выпирающее навстречу морю - исполинский бетонный форт с колоссальной пушкой, выдававшейся далеко над морем. Военная база Юнона.
  Город Юнон, подобно Мидгару, был един в двух лицах – верхний город, и нижний. Нижний город представлял из себя несколько рядков покосившихся домишек, притулившихся к бокам огромной крепости снизу. Деревня, с первого взгляда, да так оно и было, пока Корпорация не построила здесь свою морскую твердыню. Она-то и была верхним городом.
  Вроде бы никакая «пицца» не заслоняла солнца домишкам нижнего Юнона, однако жить им от этого было немногим легче. Военные корабли и грузовые теплоходы причаливали к докам Юнона, нефтяные танкеры везли свой черный, горючий груз; здесь, вдали от Мидгара, в нефти ещё нуждались, её не полностью заменило электричество, добытое из планеты. Теплоэлектроцентрали, военный завод – все это сливало стоки в море рядом с некогда прекрасными пляжами у деревни Юнон, и эта скверна усугублялась нефтяными, мазутными, соляровыми пленками, оставленными кораблями и судами. В безветрие над морем висела удушливая дымка, а купаться на пляже возле Юнона было решительно невозможно.

  И все же, кто-то это делал.

  Клауд спустился к морю, пройдя по пыльной улочке, и увидел, что в покрытой радужной пленкой воде кто-то плещется. По мелководью бежала девочка лет двенадцати, раздетая, в одном только купальнике.
  - Дельфин, дельфин! Мистер Дельфин! – кричала она, размахивая руками.
  - Дельфин? – переспросила Юффи, догоняя его. – Да разве тут водятся дельфины, в этой грязище?
  Клауд пожал плечами и обернулся, спускаясь поближе к морю: кроме Юффи, за ним шла только Айрис. Под его ногами бесшумно промялся мелкий песок, набиваясь в ботинки.
  - А где остальные? – спросил он.
  - Сели на бревнышке – ответила Юффи. – Отдыхают с дороги.
  - Эй, вы кто такие? – девочка наконец-то обратила внимание на компанию, спускавшуюся к воде.
  - Мы путешественники – ответил Клауд, подходя к ней. – Приехали сюда издалека. А тебе не грязно тут купаться?
  Девочка уставилась на него. Молодой человек узнал этот взгляд, виденный уже неоднократно – то ли на сине-фиолетовую форму, то ли в зелено-голубые, отсвечивающие собственным светом глаза.
  - Вы из «Шинры»? – испуганно спросила она.
  - Что? – возмущенно переспросила Юффи. – Да мы ненавидим «Шинру»!
  - Не верю – надула губу девочка. – Вон же с тобой солджер ходит.
  - Да не солджер я! – сплюнул на песок Клауд. – Я ушел из корпорации!
  Девочка отвернулась и уставилась на море. А с моря к берегу что-то приближалось – что-то большое и живое.
  - Мистер дельфин! – радостно вскричала девочка, забыв про гостей, и побежала вглубь, легла на воду, поплыла… Но тут до неё дошло, что существо определенно слишком велико для дельфина.
  Она даже толком не успела понять, насколько обозналась, как огромное существо – не дельфин вовсе, а здоровая рыбина – приблизилось к ней вплотную и ударило хвостом. Ей хлестнуло прямо в лицо водяной волной, и она скрылась под водой.
  - Эй! Ничего себе у них тут дельфинчики! – воскликнул Клауд. – А ну-ка, получай!
  Он нагнулся в поисках чего-то тяжелого. Ага! В песке рядом с ним лежала пустая бутылка зеленого стекла. Он схватил её за горлышко, замахнулся и метнул, как гранату, прямо в рыбину.
  Попал! Бутылка разбилась о скользкую голову твари, которая тут же отвлеклась на секунду от захлебнувшейся девочки и поплыла прямо к берегу.
  - Глупая рыбина! Ну что ты будешь делать на берегу? – с таким криком Клауд присмотрел чуть поодаль тяжелый белый силикатный кирпич, поднял и с размаху бросил в рыбу.
  Кирпич поднял приличный столбик брызг, но попал в скрытую под водой спину существа, а Клауд с тесаком наперевес уже спустился в воду и приготовился было ударить его. Из-под воды с плеском высунулась скользкая голова, лупающая тусклыми глазами, размером с самого солдата, и тот приготовился было отмахнуть мечом, но мимо его плеча что-то быстро пролетело, воткнулось в тварь, и та с шумом отпрянула.
  Из глаза рыбины торчал небольшой метательный нож. Клауд обернулся, воспользовавшись замешательством противника, и увидел, как около берега Юффи уже вытаскивает из-за пояса другой такой же. Он кивнул ей и не глядя ударил по воде. Клинок вошел в воду ребром и не потерял силы удара, и Клауд почувствовал, как его оружие ударилось о что-то мягкое. Он наконец повернулся вперед; к счастью, это оказалась именно рыбина, а не девочка.
  Если бы рыба умела издавать звуки, она, наверное, взревела бы от боли. А так она просто резко развернулась и, обдав Клауда соленой волной с примесью крови, понеслась прочь, в глубины моря.
  Клауд осмотрелся вокруг, пытаясь увидеть, где девочка. Вот и она! Совсем рядом с ним, полувсплывшая, лежит на воде и не шевелится. Не дышит.
  Он осторожно взял её на руки и понес на берег.
  - Присцилла! Присцилла! – услышал он приближающийся голос, и на пляж ворвался мужчина лет пятидесяти, в ветровке и с седеющей шевелюрой. – Ты где?
  Мужчина заметил Клауда и побежал прямо к нему.
  - Что с ней? – с ходу спросил он.
  - Видимо, захлебнулась – объяснил Клауд, выходя на берег. – На неё напала какая-то здоровая рыба.
  - Так что ты стоишь? – крикнул тот. – Делай же ей искусственное дыхание!
  - Я? – переспросил Клауд. – Ей? Рот в рот?
  - Ну да! Не умеешь, что ли?
  - Да умею, умею… - Клауд положил девочку на песок, снял с себя мокрую водолазку и проложил её как прокладку между её ртом и своим, после чего плотно прижал губы к водолазке, за которой остывали мокрые губы девочки, и резко выдохнул, а потом снова вдохнул.
  Изо рта Присциллы с бульканьем полилась вода. Клауд вдохнул как следует и нажал ей на грудь. Вода снова полилась, и пару секунд спустя он снова резко вдохнул воздух в её легкие.
  Раз. Два. Три. Ещё раз вдохнуть в неё воздух, и ещё раз. Что? Наконец-то? Девочка наконец-то сама вдохнула воздух и закашлялась, выдыхая остатки морской воды. Мужчина – её отец, дед или кто он там ей – подбежал к ним и поднял Присциллу на руки, встал и понес её к городу.
  - Спасибо вам большое – произнес он с натугой.
  - Не стоит благодарности – бросил Клауд и быстрым шагом направился к лестнице, поднимавшейся с пляжа на улочку. Айрис уже ждала его там.
  - Клауд! Пока ты там спасаешь девочек от рыб, Баррет уже нашел, где нам переночевать! – подмигнула она. – Домик неплохой, вон тот, на окраине.
  Он поглядел на небо, на котором уже начали проглядывать звезды. И впрямь, пора бы уже подумать и о ночлеге.
  - Хоть на этот раз нам не придется спать в сарае? – спросил он.
  - Нет, нет! Хозяйка разрешала нам спать в комнате. А если мы ей расскажем, как ты спас эту девочку, то, думаю, она и кровать тебе выделит!
  Айрис оказалась права, как всегда. Старушка, жившая в хижине на окраине городка, не только позволила воспользоваться кроватью, но и не стала брать платы за постой.
  - А можно я все-таки посплю на полу, а моя подруга – в кровати? – спросил Клауд.
  - Ну, как хотите – пожала плечами хозяйка. – Ваше дело. А я-то, дура старая, так плохо думала о солджерах. А ты гляди-ка, Присциллу спас. Молодец, парень…
  Клауд расстелил на полу спальник и разулся перед тем, как забраться туда. За время путешествия он уже научился проваливаться в сон немедленно – а может быть, это усталость его научила…

  Его сон снова был неспокойным. Какие-то смутные образы, сквозь которые снова нет-нет, да и проглянут отблески огня… Нет-нет, да и померещится высокая фигура в черном плаще, с длинными белыми волосами и окровавленным мечом…
  «О нет… Снова Нибельхейм… Я так надеялся его забыть…»
  «А не лучше ли вспомнить?»
  Что это? Это опять внутренний голос… Тот самый, слышанный сперва в реакторе с Барретом, а потом и в забытьи перед знакомством с Айрис… Только теперь Клауд уже не только слышит его, но и разговаривает с ним.
  «Кто ты?»
  Нет ответа.
  «Мое подсознание? Тень моего Я?»
  «Считай так, если тебе удобно…»
  «Зачем мне вспоминать этот кошмар?»
  «Чтобы понять многое из того, что хочешь понять… Вспомни то, что было пять лет назад. Кто там был?»
  «Я…Сефирот… И Тифа.»
  «Тифа? А где ещё была Тифа? Ты ведь тогда с ней даже не поговорил. Не нашел времени встретиться. Почему?»
  «А я знаю?»
  « А сейчас она об этом даже не заговаривает. Почему?»
  «Не знаю, мугл побери!»
  «Так может быть, спросишь?»…


  - Клауд, вставай!
  Впервые за всё путешествие было такое, чтобы Тифа проснулась раньше его. Она трясла его за плечо, и он медленно разлепил глаза. Судя по яркому свету, уже утро…
  Из окна доносились отдаленные звуки военного марша – видимо, в верхнем Юноне было какое-то то ли построение, то ли парад. Клауд узнал марш, до боли знакомый ритм, под который он сам когда-то отбивал шаг. Даже, кажется, прямо здесь. В Юноне.
  - Тифа! А, Тифа! – позвал он сонно. – Я хочу у тебя одну вещь спросить. А почему ты не нашла времени поговорить со мной в Нибельхейме? И сейчас почему-то не заговариваешь об этом?
  Тифа замешалась. Она встала прямо посреди комнаты, чуть приоткрыв рот.
  - Э-э… - произнесла она. – Ну разве тут не все понятно? О чем тут сейчас-то говорить?
  - И вообще говоря, когда я встретился с Сефиротом, ты-то где была? – встряхнув головой и протирая глаза, продолжил «допрос» Клауд.
  - Мы друг друга видели, так? – переспросила Тифа. – А вообще, я не помню. Давно это было. Да, что это ты сегодня заспался? Обычно меньше других спишь, а сегодня что-то не того!
  Она резко развернулась и выбежала во двор.
  - Пошли, Клауд! Тебя все ждут!
  Клауд встал, свернул спальник, обулся и почесал затылок, взъерошив и без того взлохмаченные, торчащие в стороны волосы. Что бы это значило? Просто сон?
  Да, конечно, просто сон. Он же не Древний, как Айрис, откуда у него взяться вещим снам? Не бери в голову, Клауд. Лучше подумай, что делать сейчас.
  Сновидение медленно гасло в голове, уходя в забвение…

  Выйдя на улицу, он увидел, что все его спутники уже собрались в ожидании. Со стен крепости вовсю доносились звуки марша и обрывки строевых команд.
  - Что-то случилось? – спросил он.
  - Руфус! – ответил Баррет. – Руфус приезжает в Юнон сегодня, и войска репетируют торжественный парад.
  - Подожди, Клауд – перебил его Ред. – Ты разве не разобрался с Руфусом в здании «Шинры»?
  - Он сбежал от меня – ответил Клауд. – А о Сефироте ничего не слыхать?
  - Нет, ничего – помотал головой Баррет. – Слыхать только, что отсюда Руфус собирается через океан, и что он отдал приказ искать Сефирота. Сам лично хочет найти.
  - Подожди! Если Руфус ищет Сефирота и хочет пересечь океан, то значит ли это, что Сефирот уже на той стороне?
  - Понятия не имею – пожал плечами Баррет. – Но так или иначе, у нас сразу две причины попытаться пересечь океан. Это и Сефирот, и недобиток Руфус. Стало быть, мы должны проникнуть на базу и узнать, каким транспортом намерен воспользоваться Руфус, а после попасть на этот транспорт! Клауд, я бы поручил это тебе.
  - Да, мы решили, что ты первый проберешься в верхний Юнон, а мы попытаемся последовать за тобой – прибавила Тифа.
  - Ну вот, как всегда… - проворчал Клауд. – Все решили за меня. Ладно. Мне нельзя соваться на военную базу Корпорации в этой примелькавшейся одежде. Надо переодеться. Только не как в тот раз, слышишь, Айрис?
  - Эй! – Клауд обернулся и увидел, как к нему бежит та самая девочка, которую он спас вчера. – Здравствуй!
  Присцилла выглядела здоровой и веселой, и по ней трудно было сказать, что ещё вчера она чуть не утонула.
  - Извините, что я приняла вас за людей из «Шинры»! И спасибо вам за помощь! Дедушка сказал, что надо поблагодарить!
  - А ты сама-то не благодаришь за спасение?
  - Да, да, конечно! – закивала Присцилла. – Вот возьми талисман, я сама делала!
  Клауд повертел в руках забавную висюльку с красным прозрачным камнем, врученную девочкой. Камень слабо светился красноватым.
  - Из чего ты его сделала? Из материи, да? – догадался он.
  - Ага! Я нашла эту материю зимой на берегу моря. Он тебе поможет, только я не знаю как.
  Клауд хмыкнул и положил талисман в карман.
  - И на том спасибо…

  Сменную одежду предоставила старушка, у которой они заночевали. Клауду досталась линялая серая футболка и мешковатые синие штаны, по словам хозяйки, принадлежавшие когда-то её сыну.
  - Как ты думаешь, Баррет, сойду я в этом за рекрута в Корпоративную гвардию? – спросил он. – Идя в армию, обычно так и одеваются, во что поплоше.
  - Сойдет! – махнул рукой Баррет. – Добро. Только глазами не свети.
  - Да постараюсь! Я ведь знаю, как себя там надо вести. Не впервой.
  «И верно…» – вспомнилось ему. – «Я ведь и впрямь немного служил в гвардии перед тем, как поступить в SOLDIER. Сколько же? Черт, не помню. Полгода, должно быть… А кажется, что больше, хотя по годам не сходится. Ладно, мугл с ним…»
  Он вышел из дома и обнаружил, что Присцилла все ещё ждет его у ворот.
  - Ты хочешь попасть наверх? – спросила она.
  - Да. А ты что, знаешь как?
  Девочка кивнула.
  - Здесь, у моря, есть вышка с проводами. Она не охраняется, и по ней можно залезть. Большие мальчишки иногда лазят. Пойдем, покажу!

  С утра пораньше на море разгулялся ветер, и волны с шумом, пенясь барашками, налетали на берег, оставляя на песке и гальке радужные пленки. Но утреннее солнце уже вставало из-за гор на востоке, начиная свой каждодневный путь на запад, к морю. Вышка поднималась из воды метрах в пятидесяти от берега.
  - Клауд! Телефон у тебя? Подай мне, я подержу, намокнет! – позвал Баррет.
  - Нет, он в рюкзаке! – ответил Клауд. – Перетряси рюкзаки и возьми только необходимое, нам надо попасть в форт налегке, чтобы не вызвать подозрений!

  Он разделся, связал одежду в плотный тючок, оставшись в одних трусах, и медленно вошел в холодную морскую воду. Держа тючок левой рукой на весу, он лег на правый бок и поплыл на боку, гребя ногами и правой рукой. Напрягая левую руку, держать её над водой было нелегко, но, энергично, как лягушка, двигая ногами, Клауд проплыл те десятки метров, отделявшие его от вышки, ухватился за стальную конструкцию, уперся ногами в арматуру и выбрался на бетонную опору.
  Наскоро обсохнув и обтеревшись штанами, он оделся, обулся и полез наверх по конструкции. Где-то наверху гудели провода под напряжением, но Клауд надеялся, что лезть придется не так высоко. Быстро и ловко, как обезьяна, он забрался вверх по решетчатой стенке вышки, почти такой же, как та, по которой он поднимался в Мидгаре, и добрался до небольшой площадки.
  Площадка, как видно, предназначалась для монтажников, хотя никаких проводов тут пока не было. Зато наверх от неё поднималась вполне сносная лесенка, до самой бетонной плиты на верхнем уровне. Клауд ухватился за лестницу и полез наверх, мельком глянув вниз и поразившись, как высоко уже забрался. В голове мелькнули и закрутились какие-то детские стишки про пчел, которые зря строят дом так высоко, и солдат усмехнулся, но воспоминание о детстве отдалось тягостной болью на душе, болью от сознания того, что это детство утрачено навсегда… и от воспоминания, как и когда оно было утрачено.

  Прогнав посторонние мысли прочь, Клауд приказал себе сосредоточиться и осмотрелся. Отсюда открывался широкий вид на побережье, где-то на западе дымил трубой огромный пароход, подходя к форту, а вскоре показался и конец лестницы. Решетчатый колодец закончился, закончились и перекладины, и молодой человек оказался на обширной асфальтированной плите. Обернувшись, он понял, что попал на аэродром.
  На широкой площадке, размеченной белой краской, стоял, отбрасывая огромную тень на Клауда, дирижабль-великан. Длинный, никак не меньше двухсот метров, похожий даже не на сигару или дыню, как виденные прежде дирижабли, а на батарею из нескольких разнокалиберных сигар с огромными, размашистыми пропеллерами, медленно вращавшимися от ветра, он казался покинутым: люди не сновали по посадочной площадке, его иллюминаторы не светились, но выглядела махина новой, хоть и не на ходу. На борту дирижабля было яркими белыми буквами выведено название: «БУРЯ».
  Окинув взглядом чудо техники, Клауд поспешил пройти мимо быстрым шагом, на ходу сочиняя сказочку для караульных: он-де контрактник, прибыл для прохождения службы, но заблудился. Пройдя до середины аэродрома и оставив за спиной гигантский дирижабль, он почти не задерживался у пузатого грузового самолета, а зашел на платформу погрузочного лифта и нажал на кнопку.
  Платформа медленно опустилась, и Клауд оказался рядом с двухэтажным строением. Крыльцо с железной дверью смотрело прямо в сторону аэродрома, а табличка над дверью гласила: «Караульное помещение».
  Клауд потянул на себя ручку и, набрав в легкие воздуха, вошел.
  - Стой, кто идет? – незамедлительно окрикнул его кто-то. – Почему одет не по форме?
  Перед глазами Клауда оказался невысокий человек, одетый в темно-синюю военную форму Корпоративной гвардии с шевронами капрала, наклеенными на пластиковые наплечники бронежилета. Лица было не видать под шлемом, снабженным «забралом» с красными мерцающими линзами вместо глаз – нашлемным дисплеем. За спиной у солдата болтался угловатого вида автомат типа «булл-пап».
  - Рекрут, сэр! – отрапортовал Клауд. – Прибыл на службу по контракту в Корпоративной гвардии.
  - Подожди! – солдат снял с пояса рацию и нажал на кнопку. – Сэр, говорит третий пост. Тут какой-то парень, говорит, контрабас, на службу прибыл.
  В коридоре послышались шаги, и из-за угла показался лысоватый мужчина в офицерском мундире, с нашивками капитана.
  - Здравия желаю, господин капитан! – отдал Клауд положенное уставом приветствие, стараясь не смотреть ему в глаза и отметив про себя, что освещение здесь хорошее, и «люминофор» в его глазах заметен не с первого взгляда.
  - Контрактник, говоришь? – отозвался капитан. – Ты откуда такой? Почему с черного хода?
  - Заблудился, сэр!
  - Сколько лет? В каком звании закончил срочную? Звать как, документы есть?
  - Двадцать один год, сэр. Гвардии рядовой… - он чуть было не ляпнул по привычке «Клауд Страйф». – Гвардии рядовой Биггс Дарклайтер. Документы не с собой, но в военном присутствии в Кальме сказали, что вы запросите их оттуда.
  - Из Кальма, значит… - капитан почесал затылок. – Что служил, вижу, отвечаешь по уставу. Вот что. Мы отправим запрос в Кальм после отбытия президента, когда кончится вся эта суета с парадом…
  Дверь справа по коридору резко открылась, и с десяток солдат бегом промчалось по коридору.
  - Президент прибыл, сэр! – крикнул один из них.
  - Млять-перемлять! – выругался капитан. – Вот что, Дарклайтер, или кто ты там. Ну-ка быстро вон туда, в каптерку, и получи там форму, а потом бегом на плац и становись в строй. Только быстро, понял? Чтобы успел на парад! Там разберемся.
  Он дернул на себя дверь, и жестом приказал Клауду войти.
  - Сержант! – позвал он кого-то внутри. – Давай живо комплект формы среднего размера! А ты дуй туда и переодевайся!
  Клауд заскочил в комнату, и увидел, что оказался в тусклом, пыльном помещении, практически не отличавшемся от каптерки той части гвардии, где он служил лет шесть назад. До поступления в SOLDIER?
  Сержант-каптенармус, дородный детина, без лишних слов сунул ему сверток и кивнул на скамейку. Клауд быстро присел, разулся, сняв одолженные у старушки из нижнего города кроссовки, скинул поношенную гопницкую одежду и развернул знакомый сверток.
  - На, держи бронежилет и шлем! – сержант небрежно кинул то и другое на скамейку. – Поторопись, не успеешь!

  «Форма солдата «Шинры»… Припоминаю, когда в первый раз её надел. Я тогда очень гордился…»

  Нахлобучив на голову шлем, поправляя его так, чтобы окуляры «забрала», служившего одновременно прибором ночного видения и средством визуальной связи, совпали с глазами, он облегченно вздохнул. Теперь можно не бояться ни что увидят его глаза и поймут, что он не простой рекрут, ни что узнают его лицо, которое наверняка висит в розыске. Пропустив ремень через пазы в бронежилете, он затянул его потуже и встал.
  - Бегом! – приказал капитан. – На плац, и там встань в строй!
  Клауд выбежал в коридор и направился на другую сторону здания, где, по его прикидкам, находился плац. Действительно, там уже выстроились солдаты, и Клауд пристроился в конец шеренги.
  Капитан выбежал из здания с автоматом и протянул его Клауду.
  - Бегом марш за мной! – махнул он рукой.
  Над головой, хлопая винтом, пронесся вертолет, и Клауд его узнал. Тот самый вертолет, что привез Руфуса на верхний этаж Шинра-Билдинг.
  - Президент здесь! – капитан уже несся по улочке военного городка, а весь взвод, пыхтя, гремел сапогами за ним.
  Проулок закончился, и они оказались на широкой улице, мощеной бетоном. С обеих сторон улицу заставляли трех-четырехэтажные казармы и офицерские общежития, увешанные алыми флагами. Клауд прочел надпись на флаге: «Руфус Шинра – президент новой эпохи».
  Из громкоговорителей, висевших на столбах, лился бравурный марш, и колонны солдат уже отбивали шаг где-то далеко впереди.
  - Черт! – выругался капитан. – Мы опоздали! Это всё ты, млять, рекрут, так плохо бегаешь!
  Он шумно вдохнул и выдохнул воздух.
  - Так, сейчас быстро в тот конец улицы. Когда колонны будут проходить там, пристроимся в задний ряд. И поаккуратнее, парад показывают по телевизору! Не опозорьтесь! Бегом, марш!
  Снова бегом по городку, снова окрики, пыхтенье, ругань и топот сапог. Вот и тот конец улицы. Колонна марширующих солдат уже сделала круг, и приближалась к ним, а за ней – длинный лимузин, в котором стояли, выпрямившись, Руфус и Хайдеггер.
  - Давайте! Аккуратней!
  Клауд оббежал сзади последнюю колонну, шедшую за спиной у президента и репортеров, и пристроился в последнюю шеренгу, положив автомат на плечо так же, как и у всех маршировавших солдат. Раздалась отрывистая команда, и Клауд едва успел взять автомат наперевес, так же, как это сделали другие.
  «А вот этот, справа, не в ногу идет…» – мелькнуло в голове. Самому Клауду не доставляло никаких усилий идти правильным строевым шагом, сказывался давний опыт, и тело под звуки марша, как дрессированное, само производило все нужные движения. Ему давно не приходилось ходить строем – в SOLDIER намного больше внимания уделялось боевой подготовке, нежели шагистике, но, видимо, старая выучка ещё не забылась.

  Наконец лимузин президента остановился, и по рядам прокатилась команда «Стой! Смирно!». Клауд встал и вытянулся, стараясь ничем не выделяться из шеренг ему подобных. Воцарилась тишина, и ветер с моря донес до ушей Клауда пару реплик Руфуса и Хайдеггера, выбиравшихся из машины.
  - Так как мы пересечем море, Хайдеггер?
  - Сэр, я распорядился подготовить теплоход. Дирижабль «Буря» сейчас на ремонте.
  - А «Герника»?
  - Грузовой самолет «Герника» отправляется срочным рейсом в Мидгар. Отменить рейс никак невозможно, сэр.
  Двери лифта, к которому подошли Руфус и Хайдеггер, раскрылись, и президент вошел. Хайдеггер же некоторое время задержался, недовольно глядя на солдат, сплюнул беззвучно, развернулся и скрылся в лифте.
  - Вольно!
  Клауд расслабился, закинув автомат за плечо. Так, значит, они действительно пересекают море на теплоходе. А Сефирот?
  - Хайдеггер был очень недоволен – произнес офицер. – Это всё из-за человека в черной накидке. Говорят, он проник в городок и убил несколько солдат. Ладно, опоздавшим на парад выйти из строя!
  Клауд шагнул вперед. К офицеру подбежал давешний капитан.
  - Значит так, через час президент Руфус покидает базу. Даю вам час свободного времени, после чего всем собраться тут для проводов. После церемонии разберемся с этим рекрутом, как его…
  - Рядовой Дарклайтер, сэр! – ответил Клауд.
  - Вот-вот. Пойдем и запросим твое личное дело из Кальма, а потом зачислим на довольствие и дадим капрала, как и положено контрактникам. Все свободны на час.

* * *

  Прошло полчаса. Клауд брел по улице военного городка. Оркестр, гремевший ещё недавно из всех динамиков, стих, и над городком наконец-то воцарилась тишина. Только из двери заведения, которое не могло не быть питейным, доносилась музыка, далеко не военная. Клауд завернул туда.
  У стойки стояли три знакомые фигуры. Ценг, Рено и Елена, все трое в своих вечных парадных костюмах темно-синего цвета. «Турки» оглянулись, дабы рассмотреть вошедшего, но увидели всего лишь рядового солдата в безликом шлеме-маске, поблескивающем окулярами.
  - Ну, за знакомство, Елена! – Рено наполнил бокал вином и приподнял его. – Добро пожаловать в нашу тесную компанию.
  Пиджак на нем был расстегнут, и полы его болтались несколько по-разгильдяйски. Рубашка тоже была застегнута не на все пуговицы, а рыжие волосы – как и в тот раз в Мидгаре, поставлены в немыслимую, совершенно не шпионскую прическу с торчащим сзади хвостом. На лбу «турка» сидели слегка затемненные очки, чудом не сваливаясь на нос.
  - Я очень рада познакомиться! – кивнула Елена. – Я слышала о вас, и о том, как вас ранили.
  - Ранили? – переспросил Рено, усмехаясь. – Пустяки. Дай-ка я тебе налью.
  Он подлил вина в бокал Елены и снова приподнял свой, подавая знак чокнуться. Та приподняла свой, и, звякнув хрусталем, отхлебнула.
  - А что вообще происходит? – спросил он, опустошая свой бокал в три глотка. – Меня как выписали, так отправили сюда без всяких объяснений.
  - Мы ищем Сефирота – вмешался до того молчавший Ценг. Его костюм был застегнут на все пуговицы, а черные волосы ниспадали на плечи. – Мы шли по его следу от самого Грассланда, но не могли настичь. Сейчас, судя по всему, он хочет пересечь море, поэтому нам скоро придется отправляться на Запад. Руд сейчас допрашивает свидетелей из солдат, видевших его здесь.
  - Он здесь? – испуганно спросила Елена. – Здесь же полно военных!
  - Он убил трех солдат и офицера – ответил Ценг. – Уже отдан приказ стрелять на поражение по любому подозрительному субъекту, а в первую очередь – по человеку в черном плаще, без предупреждения.
  Клауд слушал молча, присев за столик. Значит, Сефирот все-таки хочет пересечь океан, как и Руфус. Не за ним ли следует президент «Шинры»? Тем более нужно проникнуть на теплоход. А где же все остальные? Где Баррет, где Айрис и Тифа? Юффи, Ред наконец? Вроде бы, уговорились, что они попытаются проникнуть на базу. Но где же они? Если после проводов президента этот капитан, как обещал, попытается запросить данные на «рядового Дарклайтера» через компьютер, вся его легенда рухнет. Стало быть, после проводов нужно или прорываться на отходящий теплоход – если друзья найдутся – или бежать из Юнона, дабы избежать ареста.
  Клауд встал и направился на улицу, решив по пути тщательно высматривать среди прохожих знакомые фигуры, хоть и сомневался, что узнает в этой одинаковой форме кого-то, кроме «шкафчика» Баррета. Времени до отплытия оставалось минут двадцать...

ГЛАВА 14
"ЧЕРЕЗ МОРЕ И ЗА МОРЕМ"

  - Смир-рна! Кру-гом!
  Офицер надрывался, выкрикивая команды, не зря: за его спиной стоял президент Руфус с неизменным Хайдеггером, внимательно наблюдая за церемонией проводов. Из динамиков вновь лилась ритмичная, бодрая военная музыка, в такт которой маршировали на месте и вскидывали оружие солдаты.

  - Как ты считаешь, Отто: Клауд с бандой тоже здесь? – спросил Руфус.
  - Так точно, сэр. Их видели в нижнем городе Юнона, и я голову даю на отсечение, что услышав о Сефироте, они попытаются прорваться сюда. Тут-то их и ждет теплый прием, гья-ха-ха! – расхохотался Хайдеггер.
  - Прекрати этот дурацкий смех, ещё раз говорю! – нервно крикнул Руфус.
  Клауд насторожился, услышав в разговоре свое имя, и внимательно присмотрелся. Что это? Прямо за спиной Руфуса, за трапом теплохода, из-за ящика, стоявшего на нижней палубе выглядывала рыжая морда, которая не могла принадлежать никому, кроме Реда Тринадцатого. Ну разве что ещё один такой же редкий разумный зверь пробрался в порт Юнона, во что не особо-то верилось.
  Клауд чуть заметно кивнул, посмотрев прямо на Реда, и мордочка успокоенно спряталась. Молодой человек понял знак: Ред хотел сказать, что все уже на теплоходе, и ждут его одного.

  Отгремели заключительные аккорды марша, и солдаты застыли в торжественных позах. Руфус кивнул, в первый раз за весь свой визит довольно улыбнулся и жестом показал Хайдеггеру следовать на трап.
  - Вольно!
  Солдаты вновь приняли естественные позы, а Клауд поблагодарил судьбу, что офицер был не тот капитан, который его встретил, а кто-то другой. Стало быть, ближайшие минуты никто не собирается тащить его за несуществующим личным делом.
  Президент скрылся на лестнице, уходившей на верхнюю палубу.
  - Все свободны, разойдись по казармам! – устало, раздраженно скомандовал офицер, развернулся и пошел прочь, толком не проследив за исполнением своей команды. Солдаты, устав от строя, гурьбой побежали по направлению к выходу с территории порта, остался только один. Тот, что назвался «рядовым Биггсом Дарклайтером».
  Клауд внимательно посмотрел на тот ящик, за которым видел Реда. Там уже никого не было. Причал огласился гудком, и двигатели теплохода зашумели. Солджер, не задумываясь, прыгнул на автоматический трап, уже начинавший медленно втягиваться, и ухватился за поручни палубы. Перевалив через них, он не долго думая юркнул вниз по лестнице, в трюм.

* * *

  Трюм был полутемен, и народу там не было видно. Клауд уже где-то час сидел на ящике в уголке, подальше от посторонних глаз, откинувшись на стенку, выжидая, пока корабль отплывет подальше от Юнона. От негромкого шума мотора клонило в сон, а от качки к горлу Клауда подкатывалась легкая тошнота. Никто не заходил в трюм, и он уже начинал беспокоиться – где же все его спутники. Но выходить наружу было рановато.
  Или уже нет?
  - Кто здесь? – резко обернулся Клауд, услышав шорох.
  Из-за ящика выползла на четвереньках Юффи, одетая в белую матросскую форму, мешковато болтавшуюся на её хрупкой фигурке. Её посеревшее лицо выражало страдание и мучение, как будто бы она сто лет пила без просыху, а на сто первый год закончилась опохмелка.
  - А, Клауд? Ты? – простонала она. – Поберегись, щас блевану.
  - Морская болезнь, да? – понимающе спросил Клауд.
  - Угу. Никогда терпеть не могла корабли. О-о… Кххх! – Юффи вывернуло наизнанку, но ничего из её рта не полилось. – Хорошо… что я завтракала совсем немножко… Уже все выблевала.
  Клауд сделал несколько шагов по качающемуся полу, ощущая, как и его слегка подташнивает.
  - А где все?
  - Айрис где-то тут… - ответила несчастная ниндзя. – Остальные вроде тоже. Ред пробегал.
  На лестнице вверх, на палубу, послышались шаги, и в трюм спустился ещё один солдат «Шинры». Невысокий солдат, из-под шлема которого выбивались длинные русые волосы.
  - Айрис, ты?
  - Клауд! Ты здесь! – обрадованно воскликнула Айрис. – Ну, стало быть, все здесь!
  - Как вы пробрались? – спросил он.
  - Мы подкупили часового у лифта. Клауд, ты видел дирижабль?
  - Это какой, «Буря»?
  - Да-да-да! – увлеченно кивнула Айрис. – Правда, впечатляет? Покатаешь меня как-нибудь на таком?
  - Покатаю, покатаю, обязательно покатаю – ответил Клауд. – Но ты пока не расслабляйся, хорошо? Пошли наверх.

  Наверху, на палубе, нашелся и Ред Тринадцатый. Он как-то сумел напялить на себя форму и бронежилет солдата, а на морду одеть шлем с маской – или, вероятнее, кто-то напялил все это на него – и полз по палубе в сторону трюма.
  - Айрис, ты, что ли, его нарядила? – обернулся Клауд.
  - Ага! Правда, прикольно? Он ползает на четвереньках совсем как пьяный солдат.
  - Точно. Только хвост торчит! – язвительно прокомментировал Клауд.
  Ред оглянулся, явно плоховато видя через окуляры, предназначенные для человеческих глаз. Хвост с кисточкой действительно торчал сзади мнимого пьяного солдата.
  - Прячься-ка в трюм, Ред, а то внимание привлечешь – посоветовал он.
  Ред последовал совету, а навстречу Клауду спускалась девушка-солдат, узнать которую было несложно – и по лицу, совершенно ничем не закрытому – шлем болтался у неё на поясе – и по внушительным формам.
  - Плоховато ты замаскировалась, Тифа – покачал он головой. –Хотя удивительно, что солдатский бронежилет вообще налез на тебя.
  - Плоховато? – переспросила Тифа. – Может быть, это потому, что я ненавижу солдат, войну, и всё, что с этим связано? Всё это отнимает у людей самое дорогое.
  - В чем-то ты, конечно, права… - задумчиво ответил Клауд. – Но…
  - Вот когда мы победим, ведь не будет ничего этого? Правда, Клауд?
  - Вот уж не знаю – пожал он плечами.
  - Клауд, а ты какой-то не такой – внимательно посмотрела на него Тифа. – Это из-за этой формы? Она напомнила тебе о том, как ты был солдатом Корпорации?
  - Что значит – не такой? И к чему эти споры? – вмешалась Айрис. – Ты Баррета не видела? Не хватало, чтобы он набедокурил со зла.
  - Баррет там! – махнула рукой Тифа по направлению верхней палубы, и Клауд быстро поднялся туда, осматриваясь. По палубе прохаживались несколько матросов, ещё один был занят работой – надраивал палубу. А в отдалении, напротив иллюминатора капитанского мостика, виднелась знакомая фигура.

  Баррет явно не особо утрудил себя задачей замаскироваться. Он всего лишь сменил свою зеленую куртку с отпоротыми рукавами на матросский бушлат, явно маленький для него и не сходившийся на груди, а на голову нахлобучил бескозырку. Все это вкупе с его примечательным лицом и протезом создавало весьма заметное зрелище.
  - Баррет! – свистящим шепотом позвал Клауд, взобравшись к двери капитанского мостика. – Ты что тут делаешь? Идем в трюм!
  - Они здесь – мрачно, вполголоса ответил Баррет, отвлекшись от подглядывания в иллюминатор.
  - Кто?
  - Руфус и Хайдеггер. Рядом с капитаном этой посудины.
  - Так тем более тебе лучше уйти! Они же тебя узнают!
  Баррет нехотя кивнул и отошел от иллюминатора, спускаясь к Клауду.
  - Эти паскудники там пьянствуют. И ведь не что-то там пьют, суки, а дорогой старинный коньяк!
  - А ты чего хотел бы? Чтобы они пили вонючую кракку?
  - Да пусть хоть дерьмо пьют, так ведь коньяк-то на народные деньги купленный! На деньги, которые они забрали у простых людей в обмен на энергию мако, которую воруют из планеты! Ворье они самое настоящее!
  - Тихо! – шикнул Клауд. – Сейчас вся команда сбежится.
  - Нет, ты гляди, как хохочет этот ублюдок! – не унимался Баррет. – Да как он может так хохотать, когда по его вине Биггс… Ведж… Джесси…
  Клауд огляделся. Вокруг простиралось открытое море. Солнце стояло в зените, и он почувствовал, как упаривается под шлемом и бронежилетом.
  - Пошли вниз, в трюм. Там все наши! – позвал Клауд.

  В трюме друзья осторожно, стараясь не привлекать внимания, расположились на ящиках. Баррет защелкнул замок на двери трюма и кивнул в угол, противоположный тому, где прятался недавно Клауд. Там лежал знакомый зеленый рюкзак.
  - Я взял самое необходимое – сказал он. – Оружие наше, оба телефона и спальники, и одну аптечку. Остальное пришлось оставить.
  - Ты захватил меч? – обрадовался Клауд. – А то у меня только автомат с пустым рожком. На парад не дали патронов.
  - Да, я все захватил – кивнул Баррет. – Что ж ты, ниндзяка ты бедовая, совсем укачало? – обратился он к Юффи.
  - Угн – сглотнула она, бессильно откинувшись на стенку.
  - На, возьми, выпей. Может полегчает! – Баррет просунул руку в рюкзак и извлек аптечку. – Здесь есть от укачивания. Запей из фляжки.
  Юффи потянулась к фляжке и выпила таблетку.
  - Долго нам ещё? – спросила она, боясь услышать утвердительный ответ.
  Баррет пожал плечами.
  - Мы плывем уже где-то пару часов – ответил за него Клауд. – Корыто не слишком быстроходное, дает от силы сорок километров в час. Стало быть, мы отошли от берега на восемьдесят. А всего от Юнона до Косты две тысячи километров и чуть больше двух суток хода. Это в лучшем случае, если в шторм не попадем.
  - Шторм…. – дрожащим голосом повторила Юффи. – Двое суток…

  Внезапно мирный шум моря и двигателя разорвал резкий гудок судовой сирены, и Клауд вздрогнул.
  - Внимание! – раздался голос с палубы, усиленный мегафоном. – Говорит старпом! На судне обнаружен нарушитель! Повторяю! На судне нарушитель! Принять меры к задержанию!
  Клауда прошиб теперь уже холодный пот. Неужели сорвалось? Неужели кого-то из них заметили?
  - Что случилось? – воскликнула Тифа.
  - Кого-то засекли на судне, кого-то постороннего – ответил Клауд.
  - Да понятно – кивнула Тифа. – Но мы все здесь, и нас никто не преследует. Кто же тогда нарушитель?
  Повисла неприятная тишина, разрываемая отдаленным топотом и отрывистыми командами. Судовая сирена снова прогудела и затихла, но тут совсем рядом, где-то через переборку, раздался крик. Крик – и лязг металла.
  Звуки, которые лучше любых слов дали понять, кто растревожил команду теплохода.
  Клауд внимательно прислушался. Звук исходил снизу и чуть справа, по-видимому, из машинного отделения. Оттуда послышался топот ног, глухой удар – и снова крик, уже приглушенный.
  - Он здесь – выговорил солджер. – Повезло нам, как утопленникам. Мы едем на одном пароходе с Сефиротом.
  - Разве не этого ты добивался? – громко, взволнованно спросил Баррет.
  - Этого, этого. И я иду туда! За мной, кто не трус.
  - Только не я! – нашла в себе силы пискнуть Юффи.
  - Я пойду с тобой! – Айрис тронула Клауда за плечо. – Не возражай.
  Клауд потянулся к рюкзаку и нащупал рукоятку своего оружия. Меч лег в руку привычной тяжестью, а автомат без патронов был отброшен как неудобная дубинка.
  - Я на разведку – бросил он. – Оставайтесь пока здесь.

  На палубе царил хаос. Матросы бегали туда-сюда, большой люк машинного отделения был открыт настежь. Клауд обернулся и услышал знакомое хлопанье вертолетных винтов, а секундой позже увидел винтокрылую машину, удалявшуюся от парохода на полной скорости. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что это президент Руфус бежит от опасности.
  - Туда?! – то ли спросил самого себя, то ли скомандовал Клауд, кивнув в сторону люка. Не дождавшись ответа, он подбежал к нему и, нагнувшись, спустился.
  Лестница привела его к короткому и широкому коридору. Дверь, которой заканчивался коридор, была распахнута и открывала высокое помещение, задымленное и ревевшее дизелями. Вдоль верхнего края оно было обнесено решетчатой галереей второго яруса, куда поднимались лесенки. На полу лежали ничком несколько солдат и матросов; Клауду было не до того, чтобы считать, сколько их. И одна единственная фигура стояла к нему спиной, полускрытая клубами зловонного дыма, хлеставшего из разрубленной выхлопной трубы.
  - Сефирот? – произнес Клауд, переступая порог машинного отделения.
  Ответа не было. Клауд достал меч и шагнул вперед, борясь с волнением – он не мог понять, волнение ли это, страх или гнев. Стоя почти лицом к лицу со своим ожившим кошмаром, он ощущал странное чувство. Неожиданно голову его пронзила боль – точь-в-точь, как тогда, в здании «Шинры» перед автоклавом с Женовой.
  Он сделал несколько шагов вперед, сквозь дым; ноги плохо слушались его, словно ватные. Фигуру в полумраке все ещё было не различить.
  - Это Сефирот? – повторил он.
  Странный человек упал навзничь, и вдруг растекся, словно жидкий. Мгновение – и фигуры уже не было, она утекла сквозь решетку, по которой шел Клауд, вниз, как вода. Он остановился, не зная, что и думать – и тут прямо свкозь решетку, прямо перед ним, из пола выплыла другая фигура. Знакомая фигура.
  Перед ним был Сефирот.
  - Сефирот! – окликнул его Клауд в третий раз.
  - Время пришло… - произнес его визави. Голос был вроде бы Сефирота, но какой-то неестественно глухой – и при этих словах странная мигрень пронзила голову Клауда сильнее. – Время настало. После долгого сна…
  - Сефирот! – крикнул Клауд. – Что ты делаешь? Зачем ты это делаешь? Куда ты идешь?
  - Кто ты такой? – монотонным, глухим голосом ответил тот.
  - Да я Клауд! – воскликнул он. – Клауд! Забыл?
  - Клауд… - повторил Сефирот. Сефирот ли?
  - Да что ты телишься? – крикнул сзади Баррет, и машинное отделение огласилось выстрелом. Пуля просвистела справа от Клауда и попала прямо в грудь человеку в черном плаще. Но крови не было.
  Пуля оставила глубокую воронку, как в пластилине или резине, и вокруг этой воронки черная кожа плаща пропала, обернувшись синевато-серой плотью. По всему телу мнимого Сефирота пробежала странная волна, он согнулся неестественно, и черты лица его исказились так, как просто не могут искажаться человеческие. Создавалось такое впечатление, что слепленная из воска фигурка Сефирота плавится – плавится и разбухает, и вся оборачивается синевато-серой.

  Несколько секунд, растянувшихся в глазах потрясенного Клауда на часы, фигура росла, разбухала, искажалась, и в ней уже не было ничего от Сефирота. Но этот её новый облик тоже был знаком Клауду. Он был из того же кошмара.
  - Женова… - выдавил солдат.
  Существо, похожее не то на человека, не то на амебу, возвышалось над ним, и смотрело бы на него сверху вниз, если бы у него была голова. Две ложноножки, заменявшие существу руки, вытянулись вперед, и из них ударили голубоватые лучи. Клауд почувствовал, как его обожгло, словно бы ему на грудь плеснули кипятком, и отпрянул.
  Баррет, воспользовавшись тем, что Клауд ушел с линии огня, выпустил в Женову длинную очередь из руки-пулемета, но пули, вонзаясь в плоть монстра, оставляли всего лишь воронки-оспины, затягивавшиеся на глазах. Затвор пулемета застыл сзади, щелкнув, и Баррет остался безоружным – кончились патроны.
  Клауд с трудом поднялся, опираясь на меч, прошел несколько шагов в сторону и повалился. Куда-то ушла хваленая выносливость солджера, его сознание помутилось и от боли в голове, и от ожога, причиненного Женовой. Перед глазами его все поплыло, и он с размаху сел, опершись на стену, но его лоб ощутил прикосновение чьей-то теплой руки, и боль утихла.
  - Клауд, вставай! Ты что? – Айрис взяла его одной рукой за плечо, другой дотронулась до лба. – Помереть тут вздумал?
  Перед глазами солджера прояснилось, и он увидел, как Баррет, взревев, попытался было ударить Женову тяжелым протезом. Плоть существа оказалась упругой, как резина, и рука Баррета отскочила, не причинив ей особой боли. Ложноножка хлестнула и сбила Баррета с ног.
  «Граната… Ничем, кроме гранаты, эту тварь не возьмешь… Или материя. Точно! Материя!» - вяло, как сквозь кисель, проползла мысль в голове Клауда. Его рука потянулась в карман и нащупала что-то округлое и прохладное, похожее на материю. Он сжал пальцами этот предмет и вытащил на свет.

  Это оказался подарок девочки из нижнего Юнона – талисман, сделанный из странной красной материи. Сжав талисман в кулаке, не имея ни малейшего представления о том, что сей предмет должен делать, Клауд встал и обернулся навстречу Женове, ползущей прямо на него, прямо по телу Баррета. Он вскинул руку с материей и представил себе поток энергии, бьющий в талисман.
  И материя откликнулась! Всем своим телом Клауд ощутил мощный поток, проходящий через него, изливающийся из материи холодным ветром. Свет в комнате на секунду померк, и он будто со стороны увидел, как что-то очень сильное, какое-то существо, от которого веет холодом, летит наперерез Женове.
  Вспыхнул яркий голубоватый свет, и Клауда сильнее обдало морозом.
  «Что за мугл?» – подумалось ему. – «Что бы то ни было, штука это сильная!…»
  Голубой свет вспыхнул в последний раз и померк, и последним, что запомнилось Клауду, была Женова, пятящаяся прочь от ледяного ветра, бьющего из руки неведомого духа.

  Он приподнял голову и открыл глаза. В голове стучали молоточки, но это была не та боль, что вызывала у него Женова – просто перенапряжение. Такое часто бывало, когда выжмешь себя до капли, используя материю.
  Тела Женовы перед ним не было. На том месте, где она только что возвышалась, белело огромное пятно инея, и небольшой бесформенный ком замерзшей синей биомассы – всего лишь одна рука Женовы валялась рядом с Барретом.
  «Материя призвала какого-то духа льда» – понял Клауд. – «Призывная материя. Вот оно что!»
  Когда-то он слышал про эту редкую разновидность материи, содержавшую в себе силу призывать из Планеты духовных стражей и подчинять их своей воле, но никогда не думал, что одна из этих материй попадет к нему в руки таким курьезным образом – в качестве талисмана, подаренного маленькой деревенской девочкой.
  Баррет приподнял голову, поёжился и потряс заиндевевшей, белесой бородой.
  - Бррр! – произнес он, вставая. – Так это та самая тварь, что мы видели в лаборатории Ходжо? Она с Сефиротом?
  Клауд тоже поднялся на ноги.
  - Она с Сефиротом, или Сефирот с ней? Так это же вообще был не Сефирот!
  - Не Сефирот?
  - Это и была Женова – попытался пояснить Клауд. – Сефирот бы меня узнал. А куда она делась?
  - Только что, после того, как ты применил эту материю – ответила Айрис, подходя к нему – она растеклась по полу и утекла под решетку. Она ушла. И знаешь что, Клауд? Я поняла одну вещь точно.
  - Какую?
  - Это не Древняя. Женова – ни в коем случае не мне подобная.
  - А что же тогда? – спросил он.
  - Клауд, спроси что-нибудь полегче!
  Солдат пожал плечами, отряхнулся, превозмогая головокружение, сунул в карман оказавшийся столь ценным подарок и пошел к выходу.
  - Что бы это значило? Ничего не понимаю – сказал Баррет. – Какое-то время пришло, время, мол, настало. О чем это он… или она, мугл разберет?

* * *

  На следующий день грузовой теплоход, дымя трубами, вошел в гавань Коста-дель-Соль. Переполох на судне улегся, и капитану даже в голову не пришло заподозрить солдат, спасших судно от странного нападения, в чем бы то ни было. Сразу же, как только все улеглось, вертолет вернул на борт Руфуса; а Хайдеггер и не покидал судна, но присмотреться к героическим солдатам ему в голову, очевидно, не пришло.
  Солнце палило нещадно, бросая яркие блики на лазурное море, совершенно не похожее на море около Юнона. Стоял всего лишь май месяц, но здесь было уже жарко. Немудрено, что солнечная Коста-дель-Соль была известным курортом. Матросы в жарких бушлатах употевали, швартуя теплоход к причалу и ставя трап, а ведь впереди была ещё разгрузка трюмов.
  - Мне их жаль… - сказала Айрис, уже избавившаяся от солдатского шлема и бронежилета, выходя наконец на твердую землю.
  - Хорошо, что я в кои-то веки переоделся! – как всегда ворчливо произнес Баррет. – Эта матросская форма не для такой жары!
  Юффи, покачиваясь от голода и морской болезни, тем не менее нашла в себе силы выбежать на причал и радостно броситься в сторону выхода из порта, за которым шумела городская улица.
  - Досадно! – улыбнулась Айрис. – Баррет, эта форма тебе так шла! Ты её не выбросил?
  Главарь «Лавины» помотал головой, вскидывая на плечо единственный рюкзак.
  - Вот и славно. Будет тебе пижамка холодными ночами под звездами! – хихикнула его собеседница. – Палатки-то все там оставили, на том берегу.
  - Эй, не забывайтесь! – урезонил их Клауд. – Мы сюда не в отпуск приехали. Мы столкнулись с Женовой, и не должны упустить Сефирота! Пошли за мной!
  Он быстрым шагом пересек причал и направился вслед за Юффи. Айрис поспешила за ним.
  - Вот ещё… - пробурчал Баррет по своему обыкновению. – Наконец-то передышка, и не где-то, а на курорте, и вдруг такая спешка. Командир нашелся…
  - Я пойду поплаваю! – окликнула Клауда Тифа.
  - Не здесь! Здесь полным-полно людей Корпорации, нас могут узнать! Потерпи, уйдем из порта, сходим на пляж!
  - Побыстрее бы… - вставил Ред, догоняя всех. Язык его был вывален наружу, ему явно приходилось тяжелее всех в теплой меховой шкуре. – От жары я уже весь чешусь!
  - Вот-вот, и я тоже… - прибавила Юффи. – Ничего, скоро искупаешься.

  Они ушли из порта как раз вовремя. Стоило только замешкавшемуся Баррету скрыться за поворотом улицы, как на трапе показались Руфус и Хайдеггер.
  - Долгий круиз, гия-ха-ха! – попытался хохотнуть Хайдеггер.
  - Нечего смеяться – оборвал его Руфус. – Нападение Сефирота ты проворонил?
  - Так точно – резко помрачнев, ответил Хайдеггер.
  - Мало того Сефирот – я только что видел, как по трапу спускался Клауд и вся банда, сбежавшая из Мидгара! Они тоже пробрались на борт, а ты и ухом не вел!
  Руфус, разнервничавшись, кричал и размахивал руками. Выглядело это отнюдь не устрашающе – серолицый с похмелья, с трудом волочащий ноги президент срывал злобу и плохое самочувствие, крича на Хайдеггера хриплым тенорком.
  - Виноват, сэр – только и нашелся что ответить он, чувствуя себя в общем-то немногим лучше.
  - «Виноват, сэр»! Ты прошляпил Сефирота, и ты прошляпил этих бандюков! И все, что ты можешь промямлить, это «Виноват, сэр»! Да засунь ты себе в задницу свой «виноват-сэр»! Хотя бы Ходжо ты найти сможешь? Ты же говорил, что он здесь!
  - Так точно, здесь. Будет сделано – ответил Хайдеггер, радуясь возможности скрыться с глаз разозленного на весь мир Руфуса.
  На небольшую площадку недалеко от причала приземлился вертолет, и Руфус отправился туда, оставив Хайдеггера за спиной. А тот медленно побрел в сторону выхода, где стояли такси, на ходу доставая из кармана телефон. Дверь такси хлопнула, и водитель-мулат увез Хайдеггера по улице в тот самый момент, когда вертолет с Руфусом унесся прочь.

ГЛАВА 15
"ДОЛГОЖДАННЫЙ ОТДЫХ"

  Покой его сна вновь оказался нарушен.
  «Время пришло… Время настало – после долгого сна!»
  Он думал, что вновь увидит Нибельхейм, но перед глазами был машинный отсек корабельного трюма. Сефирот, точнее иллюзия Сефирота, превращалась в Женову на глазах.
  «Ты думаешь, что убил меня?»
  - Хватит! – крикнул Клауд. – Хватит меня запугивать! Хватит сводить меня с ума! Убирайся!
  «Я-то уберусь… на этот раз. Но ведь ты все равно пойдешь за мной! Ты не можешь не идти за мной…»

  - Прочь!
  Клауд проснулся от собственного крика. Раннее утро, гостиница в Косте-дель-Соль. Он, взмокший от пота, сидит на кровати, сбросив одеяло. Его крик растревожил всех спутников: Айрис, вздрогнув от неожиданности, привстала и уставилась на него, Баррет заворочался и заворчал что-то нелестное про Клаудову мать, Тифа распахнула глаза, пытаясь понять, кто это раскричался в четыре утра у неё под ухом, а с пола зарычал Ред. Юффи почему-то не было.
  - У тебя снова был кошмар? – понимающе спросила Айрис. Ах да, он же ей рассказывал.
  Клауд нервно кивнул.
  - И-извините все, что разбудил – сумел произнести он. – Плохой сон приснился.
  - Но это ещё не повод так орать… - промямлила Тифа, снова устраиваясь на подушку.
  - Постыдись! – ответила Айрис. – Ты бы видела то, что там было в трюме, посмотрим, как ты бы орала.
  Клауд встал с постели, натянул штаны и обулся.
  - Ты больше не будешь спать? – сквозь сон спросила Тифа.
  - Нет уж, хватит с меня!… - он на скорую руку заправил постель и присел за стол.
  Комната гостиницы в Коста-дель-Соль была поприличнее той памятной кальмской. Эта была самая недорогая, на четверых, и в ней, помимо четырех кроватей, имелись два стола, большое окно с видом на море, и электрический чайник. Никакой плитки не полагалось, еду здесь разносила гостиничная прислуга.
  - Отвернись, Клауд! Я оденусь – попросила Айрис. Тот послушно уставился в чашку с недопитым вечерним чаем, попутно включая чайник.
  Воды в чайнике было на две-три чашки, и зашумела она почти сразу. А вскоре и всерьез забулькала, готовясь закипать.
  - Можешь поворачиваться.
  - Чайку не хочешь? – предложил Клауд. – Ну, как тогда, в Кальме, помнишь?
  Айрис согласно кивнула, и Клауд вышел в ванную, вылить в раковину вчерашний чай из чашки.
  Солнце уже вставало, озарив первыми лучами гладь спокойного моря и заглядывая в широкие окна комнаты. Клауд разлил чай по чашкам и опустил пакетики в кипяток. Айрис подсела за стол.
  - Клауд, я тебе вчера не показывала книжку, которую нашла на местном базарчике?
  - Нет… - помотал головой Клауд. – Я вчера рано лег, всего в двенадцать ночи. А ты, как я помню, до двенадцати же лежала в постели с какой-то книжкой.
  - Посмотри, это интересно! Я бы так и прошла мимо, но книжка-то не про кого-то там, а про Древних!
  - Про Древних? – удивленно спросил он.
  - Ну да. Чуть ли не единственная дошедшая до нас легенда Цетра, и все такое, в литературной обработке. Точнее, роман по мотивам этой самой легенды. Ясно, что правды капля да маленько, зато читается как неплохое фэнтези. Смотри!
  Айрис показала на книгу, лежащую на столе. Клауд взял её в руки и рассмотрел обложку. На обложке был нарисован воин с мечом в типично фэнтезийном стиле, стоящий на узком перешейке черной земли, пролегающем через красно-оранжевую лаву. Надпись на сей мрачной обложке гласила: «БЕДСТВИЕ С НЕБЕС. Литературная обработка легенды об Амарте, герое народа Древних».
  Он раскрыл книгу наугад и прочел несколько строчек.

  « - Не боишься? – спросил Доминус Файар. – Это средство может убить тебя.
  - Мне терять нечего - ответил Амарт, взял склянку из рук мага и отпил глоток…»

  - Хм – произнес Клауд. – И про что тут пишут?
  - Долго рассказывать – ответила Айрис. – Читать надо. Я прочитала только до половины. В общем, там про то, как две тысячи лет назад на землю где-то на севере упал с неба метеорит. Это оказался не просто метеорит – упало нечто живое. Это нечто приняло облик одной из Древних и злодейски заразило Цетра северного материка, нынешней Рутении, странной болезнью, от которой они сходили с ума и постепенно превращались в монстров. Главный герой, Амарт, тоже оказался жертвой болезни и с трудом бежал с тех земель на юг, искать исцеления. Исцелиться он смог только с помощью древнего мага Файара, причем совершенно чудом. И после этого он решил победить это чудище, упавшее с неба.
  - И как, победил?
  - Не знаю… - пожала плечами Айрис. – Я ещё не дочитала. Но знаешь что? Когда со мной разговаривала моя мать из планеты, она немножко говорила об истории нашего народа, и упоминала про этого героя, Амарта. Вроде бы, она говорила, он победил Небесное бедствие и запечатал его в горе на две тысячи лет.
  - Подожди, Айрис! Небесное бедствие? Ты ведь в Кальме говорила, что оно вновь вернулось? Я ничего не перепутал?
  - Да. И это как-то связано с Сефиротом. Я боюсь, Клауд! – она взяла его за руку. – Я правда немного боюсь.
  Он отхлебнул последний глоток чая из своей чашки. Пора ставить новый чайник?
  - Успокойся. Не бойся, я ведь твой телохранитель! Или забыла? – попытался в шутку напомнить ей Клауд.
  За дверью раздались шаги, и она скрипнула. Клауд обернулся и увидел, что в дверь вошла усталая Юффи, потирая глаза. Она подошла к столику и уселась на свою кровать, почти не скрипнув сеткой, легла и свернулась калачиком, не раздеваясь и не думая здороваться с Клаудом и Айрис.
  - Юффи! – шепотом позвал Клауд. – Ты где была?
  - Где-где… - проворчала девчонка, приоткрыв глаза. – Работала.
  - Работала? – удивленно переспросила Айрис.
  - Ну да! Отрабатывала свои клепаные харчи за все то время, что с вами мотаюсь, вот! – выпалила та, нимало не заботясь о том, что перебудит всех в комнате. – Нате, держите!
  Клауд подошел и взял из её рук полиэтиленовый мешок. Заглянул внутрь – кошельки, бумажники, сотовые телефоны лежали в пакете вперемешку. Он вытащил ближайший бумажник и раскрыл его, присвистнув.
  - Фью! Откуда это все?
  Сотенные купюры лежали в бумажнике плотной пачкой, а из другого отделения торчали визитки. «Торговая компания Де Фэто. Менеджер по продажам» – прочел Клауд. Визитка явно не принадлежала Юффи.
  - Ворованное, что ли? – догадался он.
  - Ну типа!… – кивнула Юффи. – Обшарила карманы жирным болванам-курортникам из Мидгара. А нам теперь будет, на что продолжать дорогу!
  - Но Юффи! У нас есть деньги! Мы сдали автоматы из Юнона в полицейский участок, сказали – нашли. Нам заплатили пятьсот гилей, и этого хватит на первое время!
  - Не хошь брать – не надо! – фыркнула Юффи. – Мне больше достанется. Тока я хотела как лучше, пойми!
  Она сделала обиженную физиономию и отвернулась.
  - Да погоди же ты! – взял её за плечо Клауд. – Я не имел в виду ничего обидного. Я просто к тому, что в этом не было необходимости!
  - А я, может, приятное вам хотела сделать! – ответила та.
  - Я думал, ты ниндзя, а не воровка.
  - Все ниндзя умеют это – хихикнула Юффи. – И не только это, ещё много чего!
  Она уселась на стул и развернула вынутую из сумки газету. Клауд присмотрелся: «Вестник Мидгара», старый номер.
  - Ладно, Юффи. Так уж и быть, закрою глаза на твое воровство.
  - Воровство? – переспросила она. – Нет уж, подбери другое слово, это слишком грубо. А я не люблю, когда меня оскорбляют.
  - А как ещё назвать?
  - Ну, если хочешь, называй это «конфискацией имущества»! Ладно, читать не мешай.
  Она развернулась так, чтобы свет из окна падал на газету.

  - И о чем там пишут? – попыталась разрядить обстановку Айрис.
  - Так, ерунду всякую – поморщилась Юффи. – Что-то про повышение цен, спорят какие-то два придурка. А рядом про астероид какой-то.
  Она отложила газету и снова улеглась, закрыв глаза. Клауд взял газету и всмотрелся.
  Это был номер, датированный 2 марта. Тем самым днем, когда Клауд отправился на первое задание с Барретом. Когда он встретил Айрис в первый раз…
  Он проглядел заметки. Дискуссия о повышении цен занимала добрых две полосы, ещё столько же – репортаж с торжественного приема, проводившегося ещё покойным Артуром Шинрой. Но внимание Клауда приковала не эта статья. Он глянул левее…

  Упадет ли на нас S-623?

  И вновь астрономы, отвлекшись от своих телескопов, предупреждают нас. В апреле месяце нашу планету ожидает удивительное явление: в непосредственной близости от неё пройдет астероид. Это небесное тело, обозначенное учеными как S-623, может похвастаться почти тысячей тонн веса и сотней метров в поперечнике, но в космических масштабах это не так уж и много. Но нас занимает другой вопрос: не опасно ли это?

  Астроном из Каньона Космо, Бугенхаген, развеивает наши опасения. Согласно расчетам ученого, космическое тело пройдет на достаточном расстоянии от планеты, чтобы не быть захваченным её гравитационным полем. Если бы наша планета чуть-чуть замедлила свой ход по орбите, нас ждала бы неминуемая катастрофа, так как траектория её пересеклась бы с траекторией S-623. Увидеть астероид мы сможем во всей красе – однако бояться нечего.
  Будем надеяться, что астроном прав: ведь если многотонная глыба врежется в нас на космической скорости, произойдет колоссальное столкновение. Взрыв способен поднять в воздух тучи пыли, способные погрузить планету в многолетний ледниковый период, а землетрясение, вызванное столкновением, не оставит камня на камне от достижений цивилизации. К счастью, наши пути с S-623 не пересекаются.
  С вами был наш корреспондент У. Бинкс, новости науки.

* * *

  Пересчитав деньги, украденные Юффи, Клауд понял, что в распоряжении путешественников оказалось чуть больше тридцати пяти тысяч гилей. Плюс кредитные карточки, пин-кодов к которым никто не знал и которые пришлось выбросить. Тифа и Баррет, проснувшись, восприняли новость довольно спокойно.

  - Ну, что делать будем? – спросила Тифа, потягиваясь и опуская ноги с кровати.
  - Уходить надо из города – ответил Клауд. – Во-первых, дела не ждут. Расспросить горожан про Сефирота и вон из города, по единственной дороге. Во-вторых, Юффи могут уже искать, тридцать пять тысяч гилей – это не хухры и даже не мухры. Мы должны купить машину и походное снаряжение, и сразу же уходить. Я понимаю, Баррет, что ты надеялся отдохнуть на курорте, но… Если хочешь, оставайся, потом догонишь нас.
  - Нечего! – отрезал Баррет. – Наш паровоз уже летит вперед слишком быстро, чтобы можно было соскочить с подножки.
  - Спасибо за понимание и за вотум доверия – кивнул солджер. – Кто-нибудь знает, где здесь рынок и автомагазин?
  - Я знаю! – сквозь сон проговорила Юффи. – Я ведь уже разведала город. Только дайте сначала поспать.

* * *

  Путники решили разделиться. Баррет снова взял на себя обязанности закупиться продовольствием и снаряжением, взяв с собой Юффи в качестве гида; Клауд же вместе с Айрис решил расспросить народ о «человеке в черном плаще». Тифа и Ред Тринадцатый просто отправились на прогулку по городу.

  - Баррет, постарайся купить нам машину. Бери подержанный «джип», если можно! – попросил Клауд. – Впереди, судя по тому, что я помню, горная дорога.
  - Хоть на что-то бы хватило… - проворчал Баррет. – Ладно, я посмотрю, что тут есть. Только город этот дорогой, цены тут взвинченные, будь готов, что наворованного нашей маленькой подругой хватит не намного.
  Он кивнул Айрис и направился прочь по улице.
  - Ну что, куда пойдем? – спросила та, нагоняя.
  - На пляж – пожал плечами Клауд. – Там, судя по всему, все отдыхающие, и кто-то из них наверняка видел Сефирота. И, может быть, мы увидим там Тифу, она вчера хотела поплавать.

  Улица городка была залита ярким полуденным солнцем, и Клауд щурился, утирая пот со лба. Шерстяную водолазку пришлось снять, уж больно жарко было. По улице медленно брели темнокожие люди – видимо, местные жители; они не так страдали от жары, но все же и им приходилось несладко. На развальчиках по бокам дороги сохли и трескались на солнце фрукты, под зонтиками и навесами дремали продавцы. Наконец, улочка пошла вниз, повеяло свежим ветром, и Клауд оказался на набережной. Лестница, спускавшаяся с парапета, вела на оживленный пляж.
А по лестнице, явно спеша, поднималась вверх Тифа.

  - Клауд! Ты здесь!
  - Что такое? – спросил он.
  - Я тут кое-кого встретила – взволнованно проговорила Тифа. – Вон, смотри туда.
  Клауд повернулся к морю и увидел, что в шезлонге чуть поодаль, окруженный тремя какими-то девицами-мулатками, полулежит человек. Пожилой, темноволосый, укрытый, как одеялом или полотенцем, белым халатом.
  - Ходжо, да?
  Мулатка заслонила человека собой, делая ему массаж спины, но у Клауда не осталось сомнений, что это именно их старый знакомец – профессор из «Шинры».
  - Пойдем, спросим его, а? – осторожно предложила Тифа.
  Клауд быстрым шагом направился к шезлонгу.
  - Девушка! Это ведь Ходжо, правильно? – окликнул он массажистку.
  - Хм? А, ну да, конечно. Это профессор, но он сейчас занят…
  - А? Что? – Ходжо обернулся и снял с носа темные очки. – Какого мугла? А… Это ты. Я тебя вспомнил. – он помедлил, и, увидев подбежавшую Айрис, добавил: – Я вас всех вспомнил. Здравствуй… Клауд.
  - Откуда вы знаете мое имя? – удивился Клауд.
  «Ах, да, наверное, он узнал из базы данных Корпорации…»
  - Откуда? – переспросил Ходжо. – Ну, ещё бы мне тебя не знать. Ведь у нас сейчас в какой-то мере общая цель.
  - Сефирот – скорее утвердительно, чем вопросительно, произнес Клауд.
  - Скажи-ка мне – Ходжо привстал в шезлонге и внимательно посмотрел в глаза Клауду. – Ты видел его?
  - Не знаю. По-моему, я видел Женову.
  - Женову! Любопытно, любопытно, молодой человек. Да, о Женове. Я все хотел задать тебе вот какой вопрос. Только честно…
  - В чем дело? – взволнованно спросил Клауд. Манера старого ученого разговаривать – спокойная, испытующая, чуть насмешливая – почему-то выводила его из себя.
  - Ты никогда не чувствовал такого, чтобы тебя неудержимо тянуло в какое-то место? Чтобы тебя одолевало желание отправиться куда-то?
  - Куда-то? Не куда-то, а за кем-то! – громко ответил Клауд. – За Сефиротом! Я преследую его, потому что он ведь может….
  - Достаточно, достаточно, Клауд – Ходжо выставил перед собой ладонь. – Я понял тебя. Это весьма любопытно… и вполне укладывается в мою теорию.
  - Вы не видели его? Куда он пошел?
  - На запад, молодой человек, на запад. Отсюда только одна дорога… - Ходжо посмотрел в другую сторону и сказал скорее себе, чем кому-то ещё: - Бывший солджер, вот как? А как насчет моего бывшего подопытного кролика?
  Клауд застыл. Перед его глазами всплыл давний кошмар, где он плавал в тубе с мако, в точности как тот монстр в нибельхеймском реакторе, а кто-то, похожий, на Ходжо, смотрел на него сквозь стекло.
  «Это же была игра моего воспаленного воображения? Или нет?»
  - Как это понимать? – крикнул он так, что старик аж вздрогнул, и потянулся за спину, к рукоятке отсутствующего, оставленного на попечение Баррета меча.
  - Тише, тише, Клауд! Не надо нервничать! Не хватало ещё, чтобы ты его убил и сел в тюрьму! – Тифа схватила его за руки и потащила прочь.
  Ходжо снова лег в шезлонг, уже на другой бок. Его взгляд задержался на Айрис.
  - И ты тоже здесь – вполголоса произнес он. – Ты ведь Древняя, не так ли?
  - Меня зовут Айрис – с плохо скрытым раздражением ответила та. – Пора тебе наконец это запомнить.
  Ходжо кивнул.
  - Да, я знаю, что я Древняя – продолжила Айрис. – Только я не хочу быть для тебя всего лишь исследовательским образцом. Я не хочу повторить судьбу матери.
  - Матери – повторил Ходжо. – Ифалны. Как она там поживает?
  - Она не поживает. Она мертва. Ты не знал об этом?
  - Хм, хм… - Ходжо перевернулся в шезлонге, явно утрачивая интерес к беседе.
  - Ходжо! – окликнула его Айрис. – Сефирот и Женова – Древние, как и я? Или все-таки нет?
  - Иди на запад, за Клаудом, и все поймешь… - пробурчал старик, не оборачиваясь.
  - Что-то он темнит… прокомментировала Тифа. – Недоговаривает.
  - Так ответь мне по-человечески! – воскликнула Айрис.
  Ходжо промолчал, сделав вид, что засыпает.
  - Пошли отсюда – выдохнула Тифа. – Пошли, Клауд!

  - Темню – с усмешкой повторил Ходжо, когда троица его непрошенных гостей скрылась. – Недоговариваю. Как же, как же. На себя-то посмотри…
  Он накрыл лицо газеткой и приготовился было уснуть, как почувствовал, как кто-то трогает его за плечо.
  - Это снова ты, Клауд? – раздраженно отозвался он.
  - Меня зовут не Клауд – услышал он в ответ незнакомый голос. – Лейтенант Флопп, Корпоративная полиция «Шинра». Вставайте, профессор, и пройдемте с нами.

* * *

  - Итак, доктор Ходжо, как вы объясните свою выходку с исчезновением из Мидгара? – спросил, сдвинув брови, Руфус, сразу же, как только двое полицейских ввели в его роскошный гостиничный номер профессора в наручниках.
  - Господин президент Корпорации «Шинра»! – отозвался Ходжо, не теряя олимпийского спокойствия. – Я же вам оставил свое заявление об увольнении. Я больше не работаю на вас.
  - Молчать! – крикнул Руфус. – Молчать, я спрашиваю! Кто вам сказал, что я просто так вас отпущу? Вы слишком много знаете, Ходжо! Я не удовлетворяю вашего заявления.
  - Господин Шинра, мы ведь живем в правовом государстве, где каждый имеет право трудиться там, где ему угодно… или не трудиться. Я предпочел уйти на покой и заняться своими собственными исследованиями на свои средства.
  - Правовое государство – процедил Руфус. – Что такое правовое государство, профессор? Это когда прав тот, у кого больше прав! И больше всего их – у меня. Поэтому вы будете делать то, что я вам скажу.
  Ходжо поправил очки и еле слышно хмыкнул.
  Руфуса это окончательно вывело из себя.
  - Смотри, папаша – приглушенно тихо сказал он. – Как бы чего не вышло. Несчастный случай какой… У меня найдется другой ученый, это не вопрос. А вот ты, старый болван, либо будешь применять все свои знания на благо Корпорации, либо уснешь с рыбками. Флопп!
  Давешний полицейский рывком открыл дверь и вошел в номер.
  - Слушаю вас, господин президент!
  - Прикажи своим погрузить вот этого в багажник, вывези за город, свяжи и утопи в море. Без суда и следствия, как особо опасного.
  - Постойте! – воскликнул Ходжо. – Воля ваша, я согласен!
  - Отставить, Флопп. Видите, Ходжо, я был прав – самодовольно улыбнулся Руфус. - Вы не слышали моей инаугурационной речи, а то бы поняли, как я был прав.
  - Инаугурационной речи? И о чем там было?
  - Палмер её слышал – ответил Руфус. – И ещё Клауд со своей компанией. Основная мысль в том, что сила как средство управления людьми дешевле и эффективнее денег. Флопп, сними с него наручники, он не будет хулиганить. Ведь верно?
  - Верно, господин Шинра. Я уже не в том возрасте, чтобы хулиганить… - усмехнулся Ходжо. – И куда только катится наша демократия?
  - Ходжо, вы биолог, а не политолог – парировал Руфус. – Иначе бы знали, что так называемая демократия давно уже превратилась в скверную комедию. Все эти выборы мэров, которые ничего не решают, вся эта телевизионная белиберда, которая только и нужна, чтобы убедить народ, что он не быдло… хотя, профессор, именно быдлом-то он и является. Золотым быдлом, которое сладко кушает и мягко спит, но все же быдлом. Это у нас, в Мидгаре. Все эти курортники, наехавшие сюда сразу, как только солнышко засверкало поярче, только об одном и думают: пожрать да поспать. Я один в ответе за всё и за всех, в том числе и за вашу безответственность. И я надеюсь, что вы больше не допустите таких ошибок…

* * *

  - Извини, Клауд – пожал плечами Баррет, дожидавшийся их в номере. – Машины я не купил. В здешнем автосалоне были только новенькие и дорогие машины, никак не дешевле сорока тысяч, и там не брали наличные. Так что придется нам брести пешком.
  - А что ты взял из походного снаряжения?
  - Да примерно то же, что и в тот раз, в Кальме. Палатки, харчи, котелки… Да, и ещё я прикупил бинокль.
  - Ты уже решил, как мы пойдем? – спросила Тифа.
  - Да, решил. Мы пойдем все вшестером – кивнул Клауд. – Разбиваться больше не будем. Ты купил карты, Баррет?
  - Вот – кивнул тот. – Смотри. Отсюда ведет дорога в сторону Корельских гор. Там – реактор мако… последние слова Баррет произнес глуховато, словно переживая что-то. – А дальше деревня Северный Корел. От реактора до деревни – старые железнодорожные пути. По-моему, там сейчас ничего не ходит, пути заброшены и ржавеют.
  - И отлично. Мы пойдем по шпалам – утвердительно произнес солджер. – Что машины нет, это плохо, однако нам не привыкать. Уже день, но нам нечего ждать следующего утра. Сейчас, придет Ред, и можно будет отправляться.

ГЛАВА 16
"КОРЕЛЬСКИЕ ГОРЫ"

  Пешего ходу до первых отрогов гор оказалось полтора дня. Предместья Косты, курортные городки и деревушки закончились довольно быстро, и дорога начала хиреть. Очень скоро путешественники оказались на совершенно непроезжей ни для чего, кроме военного джипа или чокобо, изухабленной грунтовой тропе, проходящей вдоль моря и медленно поднимавшейся к скалистым известняковым обрывам и отрогам, холмам и расщелинам.
  - Верхом бы сейчас было веселее, правда, Юффи? – устало произнесла Тифа, вытирая со лба пот.
  - А то? Дело говоришь, подружка! – нашла в себе силы хихикнуть та. – Но это по-любэ лучше, чем на корыте посреди моря.
  - А я бы сказала, что это по любому лучше, чем посреди комариных топей со змеищами – поморщилась Тифа, вспоминая звенящие тучи мошкары. – Хорошо, что тут их вроде бы нет.
  Клауд молчал, раздумывая, молчал и Баррет, хотя им-то, самым сильным в отряде, было не так тяжело идти. Солнце заходило за гребни гор, дорога шла вверх, сворачивая с юго-запада на запад.
  - Привал, может быть? – предложила Айрис.
  - Давайте! – Юффи радостно сбросила рюкзак и плюхнулась на реденькую траву у обочины.
  - Погоди! – обернулся Клауд. – Смотри!
  Взгляд молодого человека обратился на очередной знак того, что путешественники были на верном пути. Несколько тушек птиц лежали у скалистой обочины, перья были разметаны метра на два, притом, что самая крупная птица не превышала размером Клаудовой головы, серо-голубая, с длинным острым клювом. Вокруг гниющих тушек вились мошки.
  - Тушки разрублены – отметила зоркая Юффи.
  - Сефирот? – хором воскликнули Тифа и Айрис.
  - А кому же ещё придет в голову рубить птиц мечом? – хмыкнул Клауд, радуясь, что столь ясный след их врага отвлекает его от дурных мыслей. Что имел в виду Ходжо там, на пляже? Да мугл с ним, со старым умником.
  - Привала не будет – отрезал он. – Мы не должны отстать от него.
  Юффи досадно сплюнула и, скривившись, надела рюкзак.
  - Аккуратнее! – предупредил до сих пор молчавший Баррет. – Эти паскудные и глупые птицы называются игольными поцелуйниками. Кто придумал им такое дурацкое название, я не знаю, но они частенько нападают стаями на прохожих, отгоняя их от своих гнезд.
  - И, я гляжу, они напали на Сефирота – завершил умозаключение Клауд. – Ред, понюхай, может быть, ты возьмешь его след?
  Ред Тринадцатый, до сих пор бежавший впереди всех, подбежал и принюхался.
  - Запах гниющих птичьих тушек забивает все – проворчал он. – Ну-ка, а вот здесь? О, а вот здесь что-то есть… да, точно, тот самый запах.
  - Мы снова напали на след! – бодро произнес Клауд. – За мной!
  И он трусцой побежал в гору, жестом призывая за собой уставших спутников.

  Так прошли ещё несколько дней. Несколько дней быстрого шага по пересеченной местности, то по горной тропе, то по ущельям, то по мостам, редкие привалы и изнуряющие марш-броски измотали преследователей. Поселения попадались совсем редко, но жители видели Сефирота. Один местный селянин, встреченный ими по дороге, даже пытался его окликнуть, совсем как старик Чоко Билл – но точно так же не получил ответа. Свидетельства воодушевляли Клауда, и он гнал свой маленький отряд вперед и вперед. Они успели спуститься в долину и вновь подняться в горы, и Баррет все больше мрачнел. Клауд припомнил, что когда-то раньше бородатый вояка рассказывал, как жил где-то тут, в Корельских горах. Может быть, у него здесь были какие-то неприятности?
  Баррет стал мрачнее тучи, когда трава на взгорьях стала редеть, а стаи птиц над головой куда-то исчезли. Грунт под ногами стал жестким, растресканным камнем, и все чаще стали попадаться признаки… нет, не цивилизации, но все равно, чего-то не сельского, чего-то техногенного. А вскоре показался и сам источник.
  Высокая башня возвышалась над скважиной, пробуренной в горной породе, и с металлической опалубкой, которой были обнесены края широкой скважины, её соединяли мосты. Башня была опутана проводами, тянувшимися вдоль столбов электропередачи на юг, и туда же тянулись железнодорожные пути, вздваивавшиеся, отходя от башни.
  Конечно же, это была электростанция мако.

  - Железная дорога! – обрадовано воскликнула уставшая Юффи. – Может быть, здесь можно подсесть на поезд? Хотя бы на товарный?
  - Едва ли – покачал головой Баррет. – Если с тех пор, как я в последний раз был тут, ничего не изменилось, эта узкоколейка заброшена. Да, заброшена, смотри, какие ржавые рельсы. Персонал на электростанцию доставляют вертолетом, а рудники в Корельских горах закрыты.
  - Пойдем по шпалам – упорно ответствовал Клауд. – Баррет, куда ведет эта дорога?
  - В поселок Северный Корел – ответил Баррет. – Около дня пешего пути.
  - Что там, в этом поселке?
  - Не знаю, мугл возьми. Я очень давно не был там… - ответил Баррет. – Там все изменилось. Пойдемте!
  Он помотал головой, выдохнул резко и вдохнул, как будто собирался нырять в холодную воду, и поплелся по тропинке далее.
  Обойдя стороной реактор мако, они взобрались на щебенчатую насыпь, на которой была сооружена старая железная дорога-узкоколейка. Шпалы, рассохшиеся и потрескавшиеся, ржавые рельсы и костыли, битые семафоры и травка, упорно пробивающаяся на нижних, присыпанных песком склонах насыпи… тем не менее, рельсы пока держались прочно и не расстыковывались, и если бы кто-то вздумал пустить железную дорогу вновь, поезд не сошел бы с рельсов. По прикидке Клауда, дорога бездействовала несколько лет, четыре-пять самое большее.

  Электростанция мако осталась позади, и природа вновь начала подавать признаки жизни. Над головой раздавалось птичье щебетание, а на склонах гор начали расцветать первые весенние цветы – мать-и-мачеха, одуванчики, камнеломки. Старые, белесые, будто седые горы окрашивало золотом вечернее солнце, насыпь то вздымалась высоко над скалистым косогором, то становилась почти незаметной. Но все эти красоты проплывали мимо едва плетущихся преследователей, пока наконец Клауд не позволил себе и своим уставшим спутникам устроиться на привал в засыпанном битым стеклом домике-будке стрелочника. Солнце уже садилось, и всех клонило в сон.
  Тифа нашла около будочки старую метлу и вымела из неё битое стекло и мусор, а Айрис завесила зиявшие окна тентами от палаток. На столике Клауд уже разжигал купленный предусмотрительным Барретом фонарь «летучая мышь», а Юффи раскладывала на столике походные пайки. Хижина стрелочника, пустовавшая годами и прежде открытая всем ветрам, постепенно стала приобретать некое подобие уюта.
  - Смотри, Клауд! Тут даже печка-буржуйка есть! – удивилась Айрис.
  - И то хорошо – кивнул солджер. – Ночи нынче холодные, мы ведь поднялись в горы.
  Небольшой печки вполне хватило не только на то, чтобы согреть состоявший из единственной комнатушки домик стрелочника, но и на то, чтобы вскипятить котелок с водой, добытой из близлежащего родника. Родничок когда-то был окультурен, видимо, тем же стрелочником, но заботливо вырытая, обнесенная кирпичиками ямка была полузасыпана песком, тем не менее струйка воды исправно била из ржавой чугунной трубы. Вскипятив воду, Клауд и Тифа сначала сварили изрядно поднадоевшую лапшу с тушенкой, затем заварили чай, после чего валившаяся с ног от усталости Тифа расстелила спальник и уселась на него рядом с печкой.
  - Что-то нехорошо мне – произнесла она. – Голова кружится, и устала я как-то быстро.
  - Горная болезнь – кивнул Баррет. – Странно, Клауд же рассказывал, что у вас в Нибельхейме тоже были горы, а почему-то ты страдаешь от горной болезни.
  - Я редко ходила в горы – ответила Тифа. – Сам Нибельхейм был в долине. Когда я была маленькая, нам не разрешали туда ходить. Однажды мы с Клаудом ходили туда… и мне точно так же стало плохо, даже хуже. Я тогда упала ещё.

  «Хм?» - подумал Клауд. «Чего-то я не припомню, чтобы ходил туда с ней и она падала. Непонятки какие-то с памятью у кого-то из нас… ведь я же ходил с ней в горы только однажды. В тот злополучный раз, пять лет назад!»
  - Подожди – прервал он её. – Ведь ты говоришь не про тот раз, когда мы ходили с Сефиротом?
  - Нет. А что, этого не было? – удивилась Тифа. – Ой, извини, Клауд. Я, видимо, ходила с кем-то другим. Перепутала просто. Ладно, давай спать.
  - Нет, я ещё не поел. А ты что, есть не будешь?
  - Аппетита нет – еле слышно ответила засыпающая Тифа.
  Клауд зачерпнул ложкой лапши и отправил в рот. Он, напротив, нагулял просто волчий аппетит.

  - И все-таки странно как-то… - пробормотал он, ловя себя на том, что думает вслух.
  - Ага, странно! – кивнула Айрис. – Прости меня, Клауд, но я все о своём. Не идет у меня из головы этот Ходжо. Я уверена, что он что-то знает о Сефироте и Женове, и не что-то, а очень много.
  - И я теряюсь в догадках – поддержал её Клауд. – Странный человек этот Ходжо, до жути странный. Сначала я вижу его во сне, причем ещё до того, как впервые увидел наяву. Потом он говорит загадками да намеками, причем такими, от которых меня в дрожь бросает… а ведь прежде я был уверен, что боюсь только выстрела в спину. Ред, наверное, мог бы порассказать о нем побольше.
  - Не-а – ответил слышавший все Ред Тринадцатый. – Я знаю о нем только то, что он пытался ставить на мне опыты, и временами это было больно и противно.
  - И ты не знаешь, что это за теория такая, о которой он мне толковал?
  - Без понятия…
  - Ох, Клауд, не спится мне… - потянулась Айрис. – Брела, так думала, лягу сейчас и усну. А вот теперь мы здесь – и сон почему-то как рукой сняло.
  - От волнения, наверное – предположил Клауд. – Я тоже в последнее время плохо сплю. Пойдем, пройдемся вдоль железки.
  - Пойдем – поддержала его Айрис. – Смотри, Клауд, луна вышла!
  Клауд подчистил миску, запил чаем, набросил на шею бинокль Баррета, лежавший на полу рядом с его рюкзаком, и толкнул скрипнувшую ржавыми петлями дверь.
  Будка стрелочника находилась неподалеку от высокого и скалистого берега полноводной реки, названия которой Клауд не помнил. В сотне-другой метров реку пересекал железнодорожный мост, а далее на юг насыпь пролегала по косогору, вымощенная и укрепленная бетонными плитами. Шпалы тоже уже лежали не деревянные, а бетонные. Вскинув к глазам бинокль, Клауд сумел в неясном лунном свете рассмотреть, что дорога дальше идет вниз; горные пики на юге скрывались в тумане, нагнанном свежим ветром с реки.
  Айрис подошла сзади, как всегда, неслышно и незаметно.
  - Давай ненадолго забудем обо всех этих заботах – предложила она. – Просто прогуляемся вдоль дороги.
  - Тогда давай помолчим – согласился Клауд. – Пошли.
  Он взял Айрис за руку и пошел вниз вдоль косогора. Вокруг действительно становилось прохладно, и горы наполнялись ночными звуками – стрекотаньем не то цикад, не то сверчков, криками каких-то дурных ночных птиц, шумом реки. Тут совсем рядом с Клаудом, откуда-то сверху, послышался писк.
  Клауд молча кивнул Айрис, отпустил её руку и принялся карабкаться по бетонным плитам на гору, хватаясь за стыки. Раз, два, и плиты закончились, а ухватившись за щелястую, растресканную скалу и подтянувшись, он обнаружил птичье гнездо. Посреди разнообразного блестящего мусора пищали птенчики – маленькие, желтые, забавные.
  - Клауд! – тихо позвала снизу Айрис, но он прекрасно её расслышал. – Ты ведь не собираешься трогать гнездо?
Клауд отрицательно помотал головой и улыбнулся, поглядел вниз и начал спускаться.

  А тем временем в домике стрелочника шла беседа.
  - Баррет! – потрогала его за руку Юффи. – Объясни мне наконец, из-за чего вся эта пежня! Почему Клауд так стремится преследовать этого Сефирота? Если он ему просто лично нагадил, то нас-то он зачем гонит по горам да по долам?
  - Я склонен ему верить – ответил Баррет. – Он говорит, что Сефирот способен натворить неописуемых бед… прямо как консультант-иностранец из той книжки. Я уже видел кое-что из этих бед. Поэтому я иду с ним, хоть и не совсем доволен его руководством. Реду с нами просто по пути, он идет в каньон Космо. Это уже не так далеко. А вот насчет Тифы… По-моему, она просто неравнодушна к Клауду как к парню, и явно досадует, что наш друг предпочел сойтись с Айрис. А усилий, чтобы изменить ситуацию, она никаких не делает, что странно. И ещё Тифа что-то мне намекала, осторожненько так… мол, о чем-то она догадывается насчет Клауда и его прошлого, о чем сам Клауд не рассказал. Но о чем, по-моему, сама боится знать. А почему с нами идешь ты? Это уж тебе лучше знать. Если тебе не нравится, уходи.
  Баррет усмехнулся, вспомнив, как когда-то много дней назад брел вверх по бесконечной лестнице в Шинра-Билдинге. Тифа предложила ему спускаться вниз, если он устал, но спускаться было уже слишком высоко. Юффи оказалась в похожей ситуации: она могла в любой момент покинуть отряд, но добираться обратно в Косту или куда бы то ни было в одиночку ей было бы только тяжелее.
  Тифа зашевелилась, услышав сквозь сон, что говорят о ней.
  - А? Что, Баррет?
  - Ничего. Мы тут просто обсуждали Клауда, ну и тебя вспомнили. Юффи, похоже, надоело с нами идти.
  - Нет, нет, нет! – торопливо заверила его Юффи. – Мне не надоело! Я просто расспрашивала Баррета. Ой, а вот и Клауд!
  Дверь скрипнула, и в домик вошли Клауд и Айрис. На лицах обоих была беззаботная улыбка, как будто бы они забыли обо всех треволнениях прошедших дней. Замерцавший огонек фонаря отразился в глазах Айрис веселыми искорками, словно отзывающимися на голубовато-зеленый свет глаз солджера.
  - Привет, Баррет, и доброй ночи – сказала Айрис. – Мы уже ложимся спать. Ничего, что я потушу фонарь?
  - Правильно, правильно – потянувшись, ответил Баррет. – Поэкономь горючку.

  Свет погас, и раздалось шуршанье спальных мешков. Маленький отряд отходил ко сну.

* * *

  Отто Хайдеггер, облегченно вздыхая, набивал трубку дорогим ароматизированным табаком. После поимки Ходжо президент уже не смотрел на генерала Корпорации такой букой, и предоставил немного времени для отдыха. Прикурив лучиной из камина, Хайдеггер затянулся трубкой и растянулся в кресле, полулежа. Внезапно приятное расслабление прервала мелодия мобильника. Телефон играл «Юнонский марш» – значит, беспокоил кто-то из коллег по работе. Взглянув на дисплей, Хайдеггер понял, что ему звонит Максина Скарлет из военно-конструкторского отдела.
  - Алло, я слушаю – сонно произнес он в трубку.
  - Хайдеггер? Здравствуйте, это Скарлет беспокоит.
  - Я помню тебя по голосу. Говори! – «великодушно» разрешил Хайдеггер.
  - Ну, раз уж мы переходим на «ты»… Отто, ты помнишь проект «Большая Материя»?
  - Проект «Большая Материя»?… - Хайдеггер пощелкал пальцами. – А, это тот, где мы хотели выращивать мощные кристаллы материи, а потом начинять ими боеприпасы?
  - Да, да. Я просто хочу спросить, не стоит ли в твоем ведомстве на вооружение ни одной такой бомбы?
  - Нет, проект так и не был доведен до конца. Сами кристаллы, если мне не изменяет память… да-да, они до сих пор хранятся на станциях. В Юноне, Кондоре, Кореле, Нибельхейме и Гонгаге. Пять их было.
  - Гонгаге? – переспросила Скарлет. – Но ведь там был взрыв реактора!
  - Ну и что? – невозмутимо ответил Хайдеггер. – Материи-то, что ей будет. Лежит, видимо, где-то в руинах. А что тебе?
  - Мне звонил президент, приказывал немедленно выехать на Западный континент для осмотра станций в Гонгаге и Кореле. Судя по всему, он хочет реанимировать «Большую Материю».
  - Так может быть, я встречу тебя в Косте? – предложил Хайдеггер. – Я сейчас там.
  - Хорошо. Я перезвоню, когда возьму билеты. До свидания.
  - До свидания – буркнул Хайдеггер, несколько недовольный тем, что его отдых прервали делами Корпорации.
  Не успел он положить мобильник на стол, как тот снова подал признаки жизни. На сей раз телефон разразился резким тонким визгом, который был бы под стать поросенку, получившему крепкого пенделя под зад. Хайдеггер поморщился: это означало, что звонит Руфус.
  - Слушаю вас, господин президент.
  - Как у вас там дела с ликвидацией Сефирота? Продвигаются?
  - Так точно, сэр! Я лично занялся этим!
  - Лично не надо – возразил Руфус. – Вызови Ценга и его группу. Ты мне будешь некоторое время нужен здесь, пока я не вернусь из поездки в Нибельхейм.
  - Вы отправляетесь в Нибельхейм, сэр? Прикажете подготовить транспорт?
  - Не надо. Я уже вызвал Палмера, он предоставит мне лайнер из своего ведомства. И вообще, зайди ко мне, я раздам тебе указания, что делать в Косте.

  Руфус повесил трубку, и Хайдеггер нервно сплюнул в пепельницу. Что за времена пошли? Нельзя расслабиться ни на минуту… Теперь вот нужно сделать ещё один звонок – Ценгу. Он уже прибыл в Коста-дель-Соль и ждет распоряжений.
  - Да, Ву Ценг у аппарата – отозвался из трубки бодрый голос «турка».
  - Здравствуй, Ценг – бросил Хайдеггер. – Мне только что звонил «Сынок», велел справиться по поводу Сефирота.
  - Руфус звонил? – понял Ценг уже распространившееся по всей Корпорации прозвище нового президента. – Доложите ему, что в данный момент след Сефирота потерян, но у меня новая мысль, как его найти.
  - И как же?
  - Нужно увязаться за Клаудом, благо его компания куда как заметнее. Я разговаривал с Ходжо, и профессор полагает, что Клауд каким-то образом чувствует местонахождение Сефирота и никогда не собьется со следа. Он даже теорию какую-то выдвинул, я так и не понял, какую.
  - И как мы будем за ним следить?
  - О, у меня уже есть план – уверенно ответил Ценг. – Знаете, кто у меня сейчас здесь сидит? Рив-Тьюсти, и у него идея, как нам помочь…

* * *

  Наутро путникам оказалось нелегко собраться в путь. Теплый натопленный домик стрелочника казался таким уютным после дней пешего пути по горам, по долам, что покидать его не хотелось; но Баррет нехотя заверил, что городок Северный Корел совсем недалеко. И верно: пройдя пару часов вдоль путей и перейдя огромный стальной висячий мост через широкий каньон, они дошли до первых строеньиц этого поселка.

  Назвать Северный Корел городом было бы слишком громко. Весь поселок состоял из двух-трех улиц двухэтажных каменных домов, кое-где обветшалых, кое-где подлатанных диким камнем, досками и жестью, а по окраинам – и просто хижин, совсем как в мидгарских трущобах. Немало хижин стояло и прямо на железнодорожных путях, теснясь одна к другой; видимо, эти хижины были построены уже после того, как движение поездов остановилось. Клауд потянул носом: несло гнильцой. Канализации в поселке явно не было.
  Баррет прошел немного вперед и встретился взглядом с первым прохожим – невысоким, крепко сбитым парнем, одетым во что-то, что когда-то давно было рабочей спецовкой, а ныне больше напоминало рванину.
  - Оппачки, кто это?! – воскликнул местный житель. – Баррет! Ему хватило наглости вернуться.
  - Подождите меня здесь! – бросил Баррет товарищам и направился прямо на парня; но тот ничуть не испугался, а из-за хибары выбежали ещё трое. Клауд ожидал было, что Баррет пустит в ход свое грозное оружие, но тот и не думал сопротивляться, когда первый влепил ему смачную пощечину.
  - Ребята! – сказал горожанин. – Глядите, это же Баррет!
  - А это кто ещё? – спросил второй, кивнув на Клауда, Айрис, Тифу и остальных. – Это твои новые друзья, что ли? Могу только пожалеть дураков, связавшихся с ходячей бедой по имени Баррет.
  - Ребята! – попытался вставить слово тот. – Но ведь я теперь воюю с Корпорацией!
  - Да-да, это ты умеешь, трахнутый механик, воевать, ломать и портить. И какого мугла ты снова явился сюда?
  - Да что ты с ним болтаешь? – окликнул третий. – Пусть катится отсюда!
  Баррет, не сказав ни слова, быстрым шагом пробежал по улице и свернул в переулок. Клауд и все остальные побежали за ним, но местные жители не обратили на чужаков никакого внимания.
  Пробежав весь поселок, Клауд остановился около платформы, похожей на железнодорожную, под огромным ярким рекламным плакатом, резко контрастирующим с нищим городком. «РАЗВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС ЗОЛОТОЕ БЛЮДЦЕ» – гласили метровые буквы на плакате. Баррет сидел на ступеньке, поднимающейся на платформу.
  - Баррет! – позвал Клауд. – Что случилось?
  - Ты слышал, что они сказали? – тихо, грустно ответил он. – Это я виноват в том, что эти люди живут на нищей помойке. Это из-за меня был разрушен старый город Корел.
  - Разрушен? Кем и как?
  - Он был вон там – Баррет махнул здоровой рукой в ту сторону, куда от платформы уходили вдаль туго натянутые тросы-струны. – Четыре года тому назад он был там.

  Рассказ Баррета.

  Наш городок, Корел, издавна был поселением шахтеров. Мы добывали уголь и тем жили. Городок наш был маленьким, пыльным и скучным, но все-таки немножко уютным. Жил я там как все, и жена у меня была, и друзья-приятели, я был обыкновенным горняком и не помышлял ни о каких взрывах, окромя тех, которыми ломают горную породу.
Жил я вот так, а сам слышал про цивилизацию, про то как люди в больших городах живут, и все мечтал так же: с электричеством, с теплом, с телевизерами и машинами. И вот приехала однажды в наш городок делегация из Корпорации «Шинра».
  Вот как сейчас помню: два каких-то неясных, скользких типчика, а с ними баба за главную. Помнишь, мы с тобой её видали в здании «Шинры», Скарлет, кажется, её фамилия. Говорили, что, мол, в горах разведан источник мако, и они хотят построить реактор. Обещали, что вместо допотопных, устаревших угольных шахт они построят тут современный город по последнему слову техники, даже развлекательный комплекс, мол, уже спроектировали. Рассказывали да обещали нам столько всего, что я, зюзя деревенская, взял, да и купился.
  Да ты пойми меня правильно, Клауд. Ты сам родился и вырос в маленьком городишке и уехал в Мидгар сразу, как только подрос. А я уехать не мог, у меня семья была, дом свой, да и не мальчик я уже. А эти, из Корпорации, они во всем не тутошние были, во всем городские, все будто пропахшие той яркой и роскошной жизнью, что я только по телику видал. Ну я, болван, и клюнул. Стал всех агитировать в поддержку этих жуликов, подписи собирать. Эх, надо было мне послушать своего друга Дайна. Мы с ним с малых лет дружили, и работали на шахте вместе, так он ни в какую слышать не хотел ни про какое строительство. Умный дядька, нос держал по ветру и чуял, чем пахнет от этих прожженных негодяев.
  Да вот только поверили горожане мне, а не ему. Собрал я подписи, они утвердили свой проект и построили-таки электростанцию, да вы её видели. Мы же мимо проходили. Стали они линию электропередачи к Корелу тянуть, так не прошло и двух недель, как прилетел к нам вертолет с солдатами «Шинры». Они врывались в дома, расстреливали жителей прямо без суда и следствия, увозили в тюрьмы. Весь город спалили, козлы.

 
- Спалили весь город? – потрясенно перебил Клауд. – Но за что?
  - На электростанции что-то взорвалось – ответил Баррет. – Они решили, что это кто-то из нас подложил взрывчатку, и прислали карательный отряд. Нам с Дайном повезло, мы выехали на недельку в горы, а потому и уцелели. Нет, уцелели и другие, кого-то все-таки отпустили, тогда, помнится, скандал был на всю планету. И все, кто выжил, поселились тут, у старых шахт, и назвали новый поселок Северным Корелом. Корпорация нами больше не интересовалась, но они же, козлы, подставили и меня! Мало того, что жену мою убили, так ещё и меня подставили! Я же их поддержал, а они вот какими оказались. С тех пор меня здесь ненавидят, шинровским прихвостнем считают. И я уехал, прожил несколько дней в каньоне Космо, а там познакомился с Биггсом, Веджем и Джесси. А оттуда мы отправились в Мидгар, мстить проклятой Корпорации!
  - Вот оно как – ответила Тифа, дослушав историю. – Ты мне так подробно ещё не рассказывал.
  - А мне тебя не жаль – заявила Юффи. – Ты сам себе злобный баклан, что поверил Корпорации.
  Баррет недобро поглядел на девчонку, стиснув зубы, но не стал развязывать конфликта.
  - Не ссорьтесь! – остановила их Айрис. – Давайте лучше подумаем, куда нам дальше.
  - Отсюда на юг одна дорога – ответил Баррет. – к старому городу Корелу. Шинровцы там все-таки построили огромный развлекательно-туристический комплекс с казино, «Золотое блюдце» называется. Туда летают туристы из Коста-дель-Соль, раз уж города здесь не получилось.
  - Если местные так ненавидят Корпорацию, то и тебе, Клауд, будет небезопасно расспрашивать горожан – заметила Айрис. – У тебя же глаза как у солджера, не говоря уже об одежде. Давайте вообще не задержимся здесь, а отправимся в это «Золотое блюдце». Я уверена, там найдется след Сефирота!

ГЛАВА 17
"ВЕСЕЛЬЕ СКВОЗЬ СЛЁЗЫ"

  - Вагон отправляется!
  Вагончик, в который погрузились Клауд и его соратники, сперва медленно, а потом все быстрее заскользил вперед и чуть вверх по натянутым стальным струнам. Он приводился в действие пропеллерами и быстро разгонялся, а перед глазами солджера внизу мелькала земля. Горы отдалялись, и местность становилась все больше похожей на сухую степь или пустыню. Наконец вагон поднялся настолько высоко, что до пелены облаков, казалось, подать рукой, а впереди показалось «Золотое Блюдце».
  Сказать, что комплекс был огромен – значит ничего не сказать. От высокой, словно Шинра-Билдинг, башни из стекла и металла, переливавшейся огнями, отходили широкие круглые платформы, висевшие, словно огромные балконы и впрямь похожие на блюдца. Верхушка этого дворца платных развлечений скрывалась выше облаков, и он весь сиял, как новогодняя елка. Вагончик направлялся, судя по всему, именно к верхнему «блюдцу».
  Он вошел в тоннель, и на несколько секунд Клауда окутала темнота. И, по контрасту, резко и ярко вагончик ворвался в освещенный зал, вылетев из пасти огромного, аляповато-розового покемона, изображавшего собой выход из тоннеля, и начал тормозить. Дверца вагона откинулась, когда он наконец остановился, и в уши Клауду ударили шум и музыка. Он вышел в зал и огляделся.

  Фойе «Золотого Блюдца» представляло собой громадный круглый зал, раскрашенный яркими цветами и переливавшийся неоновыми афишами и вывесками. Вывески приглашали посетить театры, казино, скачки чокобо, луна-парки, отели и даже стадион для потешных гладиаторских боев без правил. Единственный выход из зала, если не считать тоннеля с вагончиком, которым они приехали, вел в центральную башню-небоскреб и зорко охранялся билетером.
  - Здравствуйте! – поприветствовала озиравшегося по сторонам Клауда симпатичная девушка в желтеньком балахоне, изображавшем чокобо. – Вы ведь здесь впервые, не так ли?
  - Так – признал Клауд.
  - Вы знаете наши правила? Посещение всех мероприятий, кроме казино, игровых автоматов и скачек, оплачивается Золотыми Монетами.
  - Золотыми монетами? – переспросила Тифа.
  - Да-да. Это своего рода особые деньги, которые можно потратить только у нас, в «Золотом Блюдце». Их можно выиграть в казино, автоматах или на скачках.
  - Ловко придумано – хмыкнул Клауд. – Чтобы развлекаться в вашем комплексе, посетителям приходится рисковать, играя в азартные игры, и отдавать свои кровные гили, не зная, выиграют ли они ваши золотые монеты!
  - Таковы правила – пожала плечами девушка. – Так вы будете приобретать входной билет? Разовый стоит три тысячи гилей, абонемент – тридцать.
  - Будем – успокоил её Клауд. – Юффи, денежки из Косты ещё у тебя?

  Денег, «конфискованных» Юффи, хватило даже на бессрочный входной абонемент, и компания, оглядываясь по сторонам, побрела по сверкающим лабиринтам «Блюдца». Особенно отличилась Айрис, глаза которой просто горели, а голова вертелась, словно волчок, то на одну рекламу, то на другую.
  - Повеселимся от души! Правда, Клауд? – повисла на шее Клауда девушка. – Давайте забудем ненадолго обо всем и просто повеселимся! Ну давайте! – умоляющим голосом произнесла она.
  - Эй! Не забывай, мы ищем Сефирота! Кто про него будет расспрашивать, мугл, что ли? – нервно оборвал её Баррет.
  - Ну Баррет! Ну развейся и ты!
  - Я не в настроении заниматься ерундой – отрезал он. – Если вы тут все решили объявить забастовку, я пойду и сам все узнаю!
  С этими словами Баррет быстрым шагом отправился в сторону лифта, над дверью которого горела неоном надпись: «ПЛОЩАДЬ ЧУДЕС: Игровые автоматы».
  Айрис потянула Клауда за руку.
  - Пойдем, Клауд! Погуляем!
  - Ты не находишь, что это немного невежливо? – холодно заметила Тифа. – Клауд сам решает, куда и с кем он пойдет.
  - Не нервничай! – успокаивающим, ласковым голосом ответила Айрис и подмигнула. – Не расстраивайся, все равно это произойдет. Правда, Клауд?
  На лице Клауда было написано согласие, а губы его расплылись в улыбке. Ответ был ясен без слов, и Айрис потащила совершенно не сопротивляющегося Клауда в сторону того же лифта, куда ушел Баррет.

  Двери лифта с шумом закрылись, и он поехал вниз. Минуту спустя лифт высадил Клауда и Айрис на «Площадь Чудес» - зал, действительно похожий на вечернюю городскую площадь, освещенную фонарями, в центре которой высилось здание – зал игровых автоматов.
  Площадь была не пустынна. Помимо двоих-троих прохожих, на которых Клауд толком не обратил внимание, у входа в зал автоматов стояло странное и забавное существо. Верхом на метровом чучеле мугла, забавного сказочного зверька с крылышками, выполненном из розового плюша, восседал небольшой серый кот. Точнее, что-то, похожее на небольшого серого кота: не часто видишь кота в башмаках и пластмассовой, крашеной под золото короне на голове, да ещё с рупором в лапах и каким-то мешочком за поясом. Ухмылочка, прошу заметить, на роже кота совершенно идиотская.
  Чучело мугла неуклюжей, прыгающей походкой приблизилось к Клауду, а кот, цепко державшийся на голове чучела, возопил в рупор потешным тоненьким голоском:
  - Подходи, налетай, погадай, судьбу свою узнай!
  Айрис прыснула со смеху, глядя на это нелепое чудо.
  - Тебя как звать, котик? Не кот Бегемот, часом? – выговорила наконец она.
  - Нет, нет, что вы? Я – Кайт Сит, робот-кот, предсказывающий будущее! – весело подпрыгнув и чудом не рухнув со своего экзотического транспорта, ответствовал кот. – Не желаете ли узнать свою судьбу? Я гадаю лучше всех!
  Клауд не удержался от улыбки. Он уже догадался, что нелепое существо – всего лишь робот, сделанный для «Золотого Блюдца» как диковинный аттракцион.
  - Слушай, Кайт Сит! – ответил он. – Ты только будущее умеешь предсказывать?
  - О нет, не только! – шутовски поднял лапу к небу Кайт Сит. – Если хотите, я найду для вас что угодно или кого угодно, вызнаю какую угодно тайну! Только прикажите!
  - Ну так я прикажу – серьезно ответил Клауд. – Где находится человек по имени Сефирот?
  - Мигом! – подмигнул кот, запустил лапу в свой мешочек и принялся приплясывать, приговаривая: - Колдуй баба, колдуй дед, заколдованный билет, туз бубновый, гроб сосновый, про Сефирота дай ответ!
  Приплясывая, кот размешивал лапой содержимое мешочка, и одновременно приплясывало чучело мугла. Клауд подивился, как же это он не падает, а Кайт Сит тем временем с торжествующей физиономией вытащил из мешочка розовый билетик.
  - Вот он, твой заколдованный билет! На нем и есть ответ на все твои вопросы!
  Клауд развернул бумажку. Надпись на ней гласила:
  «Покорись воле других, и в конце лета тебя ждет важное событие!»
  - Это что такое? – переспросил он.
  - Плохой биле-етик? – обиженно возопил Кайт Сит. – А ну-ка, на тебе другой! Заколдованный билет, дай хороший нам ответ!
  Он протянул Клауду ещё один билет, на сей раз синий.
  «Опасайся забыть важное для себя. Твой счастливый цвет – голубой!»
  - Это что за намеки такие пошлые? – фыркнул Клауд.
  - И это не понравилось? Ну дайте же мне ещё один шанс! – умоляюще воскликнул Кайт Сит. – Точнейшую гарантию вам даю, что третье предсказание – истинное!
  Третий «заколдованный билет» оказался желтым. Надпись в нем гласила: «Ты достигнешь того, к чему стремишься. Но для этого придется заплатить тем, что дорого тебе».
  Айрис заглянула Клауду через плечо. Заглянул и Кайт Сит, и, заглянув, удивленно вытаращил глаза и воскликнул:
  - Ух ты! Я в первый раз вижу такой билетик! Я и не знал, что он у меня есть, и тем более не знаю, хорошо это или плохо. Скажи, как тебя зовут?
  - Клауд – представился тот. – А это Айрис.
  - Клауд и Айрис! Не откажите мне в услуге, ведь не откажете, правда? Мне очень-очень хочется увидеть, сбудется ли это мое необычное пророчество!
  - И что мы должны для этого сделать? – спросил он.
  - Всего ничего! Всего лишь позволить мне пойти с вами!
  Клауд приоткрыл рот от удивления. В его голове как-то не вязались облик этого потешного чучела и дальние, трудные странствия.
  - Ты путешествовать-то умеешь? Не сломаешься по дороге?
  - Нет-нет! – заверил Кайт Сит. – Я же догадываюсь, что вы идете издалека и далеко. Я работаю на вечных батарейках и очень, преочень надежен. И еды мне не нужно! Ведь не прошу кушать, заметьте!
  Клауд задумался, почесав затылок, а ломака-кот продолжил свои увещевания, изображая слезы.
  - Ведь ты не представляешь, Клауд, как это тяжело: понимать, что ты всего лишь игрушка, сделанная на потеху публике! Я ненавижу эту жизнь, «Золотое блюдце», всё! И даже если ты не согласишься, я все равно увяжусь за тобой!
  - Да возьмем его, Клауд! – сжалилась Айрис. – Мне его аж жалко стало, как он просит тебя.
  - Да-да! – бурно обрадовался союзнице Кайт Сит. – Со мной вам будет куда веселее, и я всегда смогу гадать для вас бесплатно!
  - Но ты ведь, наверное, имущество «Золотой тарелки» – рассудил Клауд, уже почти соглашаясь. – Нас не обвинят в воровстве, если мы заберем тебя с собой?
  - О нет, о нет! – лихорадочно замотал головой кот-робот. – Я ведь сам иду за вами! Ты не смотри, что я робот, у меня все-таки есть своя голова на плечах!
  - Ладно уж. Только с одним условием: не мешаться под ногами, когда дело становится серьезным – вынес вердикт солджер. – Пошли.
  - Хо-хо-хо! – весело воскликнул Кайт Сит и пришпорил как следует свое чучело. Оно неуклюжим, но удивительно быстрым шагом потрюхало за Клаудом.

P.S. Роман прерван автором и НЕ будет им продолжен.

Партнёры:  xperia e6 купить
Все материалы (c)     
Final Fantasy Forever     
Дизайн и движок (c) 2009     
EvilSpider