НОВОСТИ БАЗА ИГР РЕВЬЮ ПРОХОЖДЕНИЯ СТАТЬИ ИСТОРИЯ FF ВИДЕО ГАЛЕРЕЯ ФОРУМ
РЕГИСТРАЦИЯ  |  ЗАБЫЛИ ПАРОЛЬ?
РАЗДЕЛЫ ИГРЫ
АВТОРЫ
Xronist
  
 Добавлено: 24.01.2009
СЦЕНАРИЙ

Переведено с использованием  двух версий скриптов - Final Fantasy Tactics (PS1) и Final Fantasy Tactics: The War of the Lions (PSP).

Переводчик выносит благодарность следующим лицам:

· Компании SQUARE – за игру;
· Господам Tsogtsaihan Baatar, RevenantThings и другим – за создание указанных выше скриптов;
· Себе – за перевод;
· Госпоже Juila – за корректуру и исправление орографических и пунктуационных ошибок;
· Dangaard'у (finalhearts.ru) – за транскрипцию имён и другую информацию, использованную в процессе создания этого перевода;
· Сайту ffforever.info – за информацию о профессиях;
· Писательнице В. Камше – за её творчество, оказавшее некоторое влияние на этот перевод, и за стихи, которые я счёл нужным использовать в качестве эпиграфов.
· Героям данной истории – за то, что она состоялась. 


Часть 1
Часть 2

Часть 3

Часть 4

Мимо пустых городов, к южному морю
Ехало четверо конных днём, полным горя
Ехало четверо конных, горбясь устало,
Ай-яй-яй-яй, к южному морю

Мимо обрушенных стен, цепью предгорий,
Ехало четверо конных в вечерних зорях,
Ехало четверо конных, ночь наступала
Ай-яй-яй-яй, в вечерних зорях (1)

В Камша.  Из книги “Яд Минувшего”,  часть первая

Взяв в руки меч, воин скрепляет драгоценным камнем своё сердце.
Запечатлев исчезающие воспоминания в мече,
Он вкладывает своё мастерство в этот камень
Подтвержденная мечом, хранимая в камне…
Ныне эта история может быть рассказана…
История Храбрецов Зодиака.

Я Алазлам, изучаю историю Ивалиса

Слышали ли вы когда-нибудь о войне Львов?

Она расколола мою родину на два враждующих лагеря и закончилась с появлением доселе неизвестного молодого человека по имени Делита Хайраль, которому удалось погасить пожар гражданской войны и сохранить целостность Ивалиса. 

Сколь великая, столь и трагичная история Делиты известна далеко за пределами моей страны.

Но в моей науке часто случается так, так что до последующих поклонений доходят лишь разрозненные и противоречивые фрагменты правды. Историю пишут победители.  

Вот молодой человек.

Он младший потомок благородного рода Беоульв, долгие века служившего опорой Ивалису и его королям.

В одобренных короной трактатах нет записей, свидетельствующих о его активной роли в этой истории, однако…

Согласно Собранию Дюрая, опубликованному в прошлом году (долгое время скрываемому от нас церковью), этот оставшийся неизвестным юноша был истинным героем.  

Церковь клянется, что он был еретиком, богохульником и анархистом, ничтожным человеком и корнем всех зол…

Правда ли это? И если да, то насколько?

Собрав воедино различные источники, мы способны восстановить правду событий, а через неё попытаться понять ту, что жила в сердцах наших предков. Присоединитесь ли вы ко мне в этом путешествии в поисках правды? 

Art Direction:
[Hiroshi Minagawa]

Character Design by:
[Akihiko Yoshida]

Artistic Supervisor

Battle Maps:
[Hideo Minaba]

Character Animation:
[Fumiyasu Sasaki]

Visual Effects:
[Tiro Mifune]

Battle Map Creators:
[Yuko Abiru]
[Yuki Azuma]
[Akane Haruki]
[Nobuyuki Ikeda]
[Akiyoshi Masuda]
[Koji Matsushita]
[Yuka Migamoto]
[Toshiyuki Mogi]
[Tsutomu Mouri]
[Rena Sasaki]
[Sachiko Tanabe]
[Takaharu Tanaka]
[Misako Tsutsui]
[Takahiro Yamashita]

Character Animators:
[Micko Hoshina]
[Konomi Ishizuka]
[Kiyofumi Kato]
[Toshiaki Matsumoto]
[Eiichiro Nakatsu]
[Tsuyoshi Namiki]
[Makoto Sawano]
[Yuichi Shiota]

Visual Effect Artist:
[Yoshimasa Furukawa]
[Noriko Ikeda]
[Taizo Inukai]
[Yuko Hatae]

Movies

Director of Movie:
[Toshiyuki Momose]

Production Coordinator:
[Keiko M. Randolph]

Production:
[AnimaTek International]

Main Program
[Taku Murata]

Visual Effect Program:
[Satoshi Ogata]

World Map Program:
[Hiroshi Ono]

Event Program:
[Tetsuji Iwasaki]

Additional Program:
[Masaaki Kubo]
[Kazuhisa Murakami]
[Kazuo Suzuki]
[Yoshinori Tsuchida]

Music & Original Score by:
[Masaharu "Rezon" Iwata]
[Hitoshi "YmoH.S" Sakimoto]

Sound Programmer:
[Hidenori Suzuki]

Sound Engineer:
[Motoko Watanabe]

Recorded & Mixed Engineer:
[Kenji Nagashima]

Planners:
[Tsukasa Fujita]
[Daisuke Fukugawa]
[Nobuyuki Inoue]
[Kazutoyo Maehiro]
[Kiminori Ono]
[Takayuki Suguro]

Executive Producer:
[Tetsuo Mizuno]
[Tomoyuki Takechi]

Co-Producer:
[Michio Okamiya]

Game Design by:
[Hiroyuki Ito]

Written & Directed by:
[Yasumi Matsuno]

Produced by:
[Hironobu Sakaguchi]

Из руин мёртвого города,  по зелёную равнине… по воде, в которой отражается небо… сковозь тенистый лес и туман… через мост… едут пятеро всадников на жёлтых чокобо, у на плечах первого из них белый плащ с чёрным львом… едут и останавливаются перед окованной железом дверью монастыря… Она закрыта.

Монастырь Орбонн

Боже не оставь нас, грешных детей Ивалиса.

Женщина рыцарь: Принцесса Овелия, мы должны идти.

Овелия: Агрия, мне нужно ещё несколько минут

Агрия: Ваш эскорт прибыл.

Священник: Ваше высочество, госпожа Агрия права. Вам необходимо спешить…

Входит рыцарь чёрных в доспехах. Его сопровождают два сквайра.

Чёрный рыцарь: Какого чёрта? Прошёл уже почти час!

Агрия: Нельзя грубить в присутствии принцессы, Гафгарион.

Оба сквайра преклоняют колено, но рыцарь приветствует принцессу кивком головы.

Гафгарион: Склоняю свою гордую голову, и выражаю смиренную надежду, что ни вас, ни вашу принцессу это действие не оскорбит. Госпожа, вы зря тратите своё время.

Агрия: Я вижу, в наше время даже Норден не избавлен от невежд.

Гафгарион: Разрешите напомнить, что моё дело охранять, а не пресмыкаться. Кроме того, мы не рыцари, а наёмники Нордена. Я не обязан выказывать тебе уважение. 

Агрия: Ты забываешься, наёмник! 

Принцесса встаёт с колен.

Овелия: Прошу вас, достаточно. Идёмте.

Священник: Благослови тебя Господь, дочь моя.

Овелия: И тебя тоже, Симон.

Раненная женщина-рыцарь врывается в церковь. Священник Симон бросается ей на помощь.

Женщина-рыцарь: Госпожа Агрия… враг!

Симон: Голтана? Неужели герцог решился…

Агрия бросается наружу.

Гафгарион: Вот из таких обстоятельств, Рамза, мы и должны делать деньги. Что с тобой? Тебе тоже нужно несколько минут?

Рамза: … Я больше не рыцарь. Просто наёмник, как и ты. 

Гафгарион: … Таким ты мне больше нравишься. Идём. Нанесём Голтане визит вежливости. 

Гафгарион, Рамза и другой сквайр выходят наружу.

Овелия: Господи…

Орбонн

Агрия: Герб с чёрным львом!? Драксморд рехнулся! Он что, желает начать войну?

Рыцарь Лезалес: Служанка! Вы в меньшинстве, сопротивляться бесполезно. Отдай нам принцессу по-хорошему, или твоё красивое личико придётся сделать не таким уж красивым! Мне бы не хотелось…

Появляется Гафгарион и его люди.

Гафгарион: Рамза, перед тобой сборище благородных идиотов. Только такие бараны могли полезть на меня в лоб. Сложно не будет.

Агрия: Не лезь не в своё дело! Королевские рыцари справятся сами. 

Гафгарион: Возможно, но тогда мне не заплатят “за опасность”, а это уже никуда не годится. Рад, Рамза! За мной! Пленных не брать.

Агрия: Что ты несёшь!? Их смерть играет на руку Голтане! Пусть убираются!

Гафгарион: А вот это вряд ли. Я отвечаю за вашу безопасность госпожа, и в чёрных львах на хвосте не нуждаюсь. 

Битва: Рыцарь, три лучника, травник

Кровавый меч Гафгариона и святой меч Агрии буквально рвут врагов на части. Битва заканчивается быстро, однако вскоре выясняется, что им не следовало оставлять принцессу одну.

Овелия: Отпусти меня!

Агрия: Ларва!

Агрия бросается в монастырь. Молодой рыцарь в золочёных доспехах выносит принцессу через заднюю дверь. 

Рыцарь: Держись за мной! И тихо!

Овелия: И почему я должна тебя слушаться!?

Рыцарь: Какая болтливая принцесса.

Рыцарь без долгих размышлений бьёт принцессу кулаком в живот и взваливает её на своего чокобо.

Агрия: Стой!!

Рыцарь: Печально…Не вини нас. Вини себя… или Бога. Хотя это ещё глупее.

Рыцарь уезжает вместе с принцессой, Агрия бежит за ним, но не может догнать чокобо. Она падает на колени.

Агрия: О, боже…!

Рамза: … Делита?? Ты жив, Делита?? Но почему ты с людьми Голтаны? Почему?

Идёт дождь…

Первые записи о Делите датируются годом, предшествующим непосредственному началу трагической Войны Львов.  

По окончанию Пятидесятилетней Войны множество людей, умеющих только воевать, оказались буквально выброшенными на улицу, не имея работы, дела, денег. Их верность короне пошатнулась.  

Многие из них пополнили ряды разбойников или присоединились к различным антигосударственным организациям, (каковые появились во множестве) поднимающим мятежи против королевской семьи и видных представителей дворянства.

В то время грабежи и убийства были обычным делом в Ивалисе. Всюду множество достойных людей выступили против этой угрозы, между ними и вставшими на путь разбоя завязались тяжёлые бои, проходившие по всей моей родине. Город Гариланд не был исключением.

Часть первая

Убогий

Травы.
Я отсеку себе правую руку.
Терпенье.
Травы.
У меня две перчатки: из шелка и ртути.
Терпенье.
Травы!

Фредерико Гарсия Лорка

Новости

Бригады Смерти

Множество безбожных разбойников и прочего отребья подняли головы по всей стране и Галлион, к нашему сожалению, не оказался исключением. Налёты на фургоны и похищения с целью выкупа, убийства лиц благородного сословия и преданных им людей происходят в чудовищных количествах. В последнее время группа беглых преступников и приговорённых наёмников, называющая себя Бригадами Смерти, является главной заботой рыцарского ордена Норден.  

Король Омдолия

Многие беспокоятся о его величестве Короле Омдолии, потерявшем сознание во время празднества по случаю дня рождения принца Ориния. Совет Управляющих сообщает, что лихорадка миновала, однако его величеству потребуется не меньше трёх недель для восстановления. Должно пройти несколько месяцев, прежде чем он сможет вновь сможет позволить себе появится на публике. Тем не менее, поскольку основные политические решения принимаются её величеством королевой Рувелией, никаких беспорядков не ожидается. 

Пятидесятилетняя Война

Почти пятидесятилетнее противостояние между Ивалисом и Ордалией получило название “Пятидесятилетняя война” Её причиной послужила внезапная смерть Короля Диванну, не успевшего назвать своего наследника. Трон унаследовал его кузен Валова, но Денамунда из Ивалиса (приходящийся покойному Диванну дядей) воспользовался этим, чтобы заявить о своих правах и начать войну. Справедливость здесь была не более чем предлогом, реальная причина заключалась в… Зеламонии, бывшей территории Ивалиса, находящейся рядом с Ордалианской границей. В прошлом она была независимой, однако около столетия назад была захвачена в результате вторжения. В то время Ивалис пытался ослабить Ордалию, однако, безо всякого успеха. Волнения среди дворян и горожан Зеламонии, недовольных Ордалийским правлением, позволили Ивалису начать интервенцию. 

Одержав несколько быстрых побед (в том числе и в Зеламонии), армия Ивалиса  двигалась к столице Бура, однако король Денамунда внезапно заболел и умер. Воспользовавшись возникшим замешательством, Валова смог сдержать наступление армии Ивалиса. Почти двухгодовое безисходное противостояние было нарушено вторжением Ромадианской армии.
Ромадия - это молодое хищное государство, отделённое от Ивалиса Ларнийскиим проливом. По приказу короля Валова его родственники в Ромадии без предупреждения воины атаковали Ивалис. Но Денамунда, наследник короля Денамунды, был умелым полководцем и храбро сражался против обеих армий. Через два года эпидемия бубонной чумы, случившаяся  в Ромадии, заставила союзников отступить.  
В этой войне с лучшей стороны себя показали два отряда – Норден, возглавляемый Бальбанесом, и Зюйден, сражавшиеся под командованием Громового Сида, иначе графа Сидольфа Орланду. Они одержали множество побед во время Ордалийского марша. Однако продолжение войны было губительно для обеих стран. Крестьянские восстания и беспорядки стали массовым явлением,  в то время как обе страны сосредоточили свои силы на границе, и в войне наступил вынужденный перерыв.  
Бесконечное противостояние окончилось только после смерти Короля Денамунды (широко распространено мнение, что он был убит) Его наследник Омдолия оказался неспособен возглавлять королевство в трудные времена и безропотно отдал всю полноту власти высшим государственным деятелям и королеве. В результате у Ивалиса не было ни сил, ни возможности провести контрнаступление на войска принца Ланарда, наследника Валовы. После успешного вторжения последнего в Зелтению, Ивалис запросил мир. Поняв, что дальнейшее кровопролитие является бессмысленным, оба королевства подписали мирное соглашение, сосредоточив свои силы внутри заново определённых границ. Несмотря на то, что соглашение было двусторонним, для Ивалиса это было поражением.

Вскоре после этого экономика Ивалиса оказалось на грани несостоятельности вследствие тяжелейших военных репараций и контрибуции, которую пришлось выплатить победившей стороне. Королевскому дому  не из чего было платить вернувшимся солдатам, и целые группы рыцарей были распущенны без каких-либо компенсаций. В результате безработица, неуверенность и недоверие наполнили королевство Ивалис.

Военная Академия. Аудитория (город Гариланд)

Сквайр: Я слышал, что ещё один караван, идущий в Игрос, был разгромлен.

Другой сквайр: Бригады Смерти, больше некому,… однако, они обнаглели.

Рамза: Что-то начинается,… Знаешь что-нибудь, Делита? 

Делита: Нет,… но я догадываюсь. 

Рамза: Расскажи. 

Делита: Герцог Ларг прибудет в город.

Рамза: Герцог Ларг? Но зачем?

Делита: И не только герцог, но и маркиз тоже. Эльмдор де Лимбери.

Рамза: Ничего себе! И это не какой-нибудь официальный визит?

Делита: В Ивалисе хватает опасных районов. Рыцари Нордена делают всё что могут, но им просто не хватает людей.

Рамза: Поэтому им нужны мы. Уже солдаты, но ещё не рыцари.

Делита: Я бы не назвал тебя солдатом Рамза.

Мужской голос: На построение. Быстро! 

Входит рыцарь Нордена.

Рыцарь Нордена: Орден Нордена обращается к своим ученикам. Для вас есть дело! Как вам всем известно, здесь в Галлионе, к нашему стыду сильно возросло количество варваров, разбойников, предателей короны и прочей швали. Но даже среди всей этой грязи особе место занимают предательские Бригады Смерти под командованием Виглафа Фоллеса, хорошо организованные шайки, закостеневшие в ненависти к Ивалису и королевской семье. Больше мы их терпеть не собираемся. По приказу нашего сюзерена, мы начинаем операцию по уничтожению этих изменников. Рыцари его светлости герцога Ларга размещённые в замке Игрос, и множество других отрядов окажут ордену содействие. Ваша задача оказать им всяческую поддержку. Другими словами вы направляетесь в Игрос. Покажите Нордену… 

Женщина-рыцарь входит комнату и говорит что-то рыцарю на ухо.

Рыцарь Нордена: Ребята, время браться за мечи! Банда воров, бандитов и прочей сволочи ищет убежища в нашем городе. Если им удастся прорваться, эти гады расползутся по всему Галлиону и уничтожить их станет значительно сложнее. Но мы с вами этого не допустим. Считайте, что вам выпала честь начать операцию по уничтожению изменников. Пятиминутная готовность!

Волшебный город Гариланд

Вор: И что мы с гуся имеем? Шкварки! Нам повезло, ребята! Всё, что нам нужно - это прорваться сквозь кучку щенков, и мы почти спасены! Не думаю, что нам понадобится много времени.

Делита: Рамза, осторожней! Не лезь вперёд!

Рамза: Делита, хватит меня опекать. Я не только сквайр, но ещё и Беоульв.

Вор: Беоульв!? Из семьи Беоульвов!? Значит перед нами недоноски Нордена! Мелкие сопливые дворянчики! Мелкие… 

Рамза: Заткнись! Сдавайся, или умрёшь во мраке!

Вор: Помолчал бы лучше, щенок. Кучке испорченных уродцев нас не победить.

Битва: Четыре сквайра (2), травник (3).

Рамза: Почему вы, люди, продолжаете грабить? Тебе не пришлось бы умереть такой смертью, если бы ты вёл честную жизнь.

Замок Игрос

Достигнув высочайшего ранга Небесного Рыцаря, храбрый Бальбанес доживал своих последнее дни… 

Приближалось окончание Пятидесятилетней Войны.

Бальбанес: Как прошла… битва?

Зальбаг: Благодаря быстрому наступлению мы смогли вернуть Лимбери. Вскоре ордалианцы будут вынуждены покинуть Зелтению. Не беспокойся.

Дайседарг: Посланник, тайно отправленный к защитникам Ленарио, вернулся. Они приняли наши условия.

Бальбанес: Хорошо,… что ж… эта бесконечная война… умрёт вместе со мной. Не так уж и плохо…

Альмэ: Папа…

Бальбанес: Не надо плакать… дочка… я не хочу видеть… твои слёзы…

Зальбаг: Где Рамза? Сейчас, когда мы нуждаемся в нём больше всего! 

Бальбанес: Дайседарг, Зальбаг… мои любимые сыновья,… заботьтесь о Рамзе. Пусть он вам брат только наполовину, но в нём моя кровь.

Рамза вбегает в комнату.

Рамза: Отец!!

Дайседарг: Тише Рамза.

Бальбанес: Я рад, что ты пришёл,… позволь мне… посмотреть на тебя…

Рамза: Папа…

Бальбанес: Прошло много времени,… Ты вырос хорошим человеком,…Рамза, я слышал о твоих успехах… в учёбе… ты в Академии с этого лета, верно?

Рамза: …….

Бальбанес: Рамза… многие поколения Беоульвов верно служили королевской семье. Дух воинов - в нас. Никогда не бесчесть своё имя… никогда не мирись с несправедливостью… Жить, не изменяя своему сердцу - это путь воинов… Беоульвы не могут по другому.

Рамза: Я понял, папа…

Бальбанес: Твой друг Делита хороший мальчик. Он будет верен тебе, … Я заставил декана принять его в академию. Видел бы ты его лицо,… Тебе нужен кто-то, кому ты сможешь доверять,… Делита лучше многих… 

Рамза: Да, да…. Папа….

Бальбанес: Заботься об Альмэ,… стань рыцарем Рамза.

Бальбанес умирает.

Равнины Мандалии

Несколько бандитов напали на светловолосого молодого человека.

Бандит: Ещё дышит. Что будем делать?

Второй Бандит: А ты сам как думаешь?

Первый: Правильно. Не вини нас, парень, вини судьбу.

Появляются Рамза и его люди.

Бандит: Что за? Проклятье! Рыцари Нордена!

Делита: Бригада смерти? И заложник…

Вариант первый

Рамза: Наша задача разбить Бригады Смерти. Взять их.
 
Делита: Ты рехнулся, Рамза? Бросить его в этом переплёте!?

Рамза: Они ничего не успеют сделать. 

Делита: Я спасу его.

Вариант второй.

Рамза: Нельзя обесчестить рыцарство! Мы обязаны спасти его! 

Аргас: Подкрепления? Слава богу!

Битва: Четыре сквайра, вор (4), красная пантера (5).

Если Аргаса не достали бандиты.

Рамза: С тобой всё в порядке?

Аргас: Вроде бы… Но маркиз…

Рамза: Маркиз? Ты говоришь о маркизе Эльмдоре?

Аргас: Да. А кто вы?

Рамза: Мы начинающие солдаты и будущие рыцари Я думаю, мы сможем помочь. Расскажи нам всё.

Если Аргаса ранили бандиты.

Рамза: Он всё ещё дышит. Поможем ему!

Далее в любом случае

Аргас: Я Аргас Садарфий… из Лимбери, рыцарь Эгиды…

Делита: Рыцарь?

Аргас: … Я хотел сказать, эсквайр,… как и вы.

Рамза: Я Рамза Беоульв. Это Делита Хайраль, мой хороший друг.

Аргас: Беоульв…? Из Нордена? Превосходно! Мне всё-таки повезло!

Рамза: ???

Аргас: Я умоляю тебя, помоги мне спасти маркиза!

Делита: О чём ты?

Аргас: Маркиз ещё жив! Они похитили его! Его убьют, если мы ничего не предпримем! Я не знаю, что буду делать, если… Пожалуйста!  Помогите мне! Пожалуйста! 

Делита: Расслабься. Во-первых, мы не знаем наверняка, хотят ли его убить. Во-вторых, должна быть причина, по которой он понадобился Бригаде Смерти. Думаю, скоро они выдвинут какие-нибудь требования.    

Рамза: И, кроме того, сейчас мы ничего не можем сделать. Если маркиз похищен, то я уверен, все в замке Игрос готовы взяться за оружие.   

Делита: Прежде всего, мы должны попасть туда и доложить. 

Аргас: …Хорошо. Так и сделаем. 

Замок Игрос

Дайседарг: Мне сообщили, ты уничтожил первый в своей жизни отряд. И глава академии хорошо отзывался о тебе. Я горжусь тобой, брат. Ты истинный потомок Беоульвов.

Рамза: … Спасибо, брат.

Дайседарг: Ты счастлив?

Рамза: … Да, я счастлив. Спасибо тебе за эти слова… тебе, должно быть, уже известно о том, что враг атаковал экипаж Эльмдора и похитил его. Эльмдора, конечно, а не экипаж. Что мы должны делать?   

Дайседарг: Зальбаг уже занялся поисками. Вероятнее всего, они попробуют выкуп,… если, конечно, Мессам ещё жив.

Аргас: Ваша светлость! Дайте мне всего сотню солдат!

Дайседарг: …….

Аргас: Я умоляю вас. Позвольте мне лично отомстить за убийство моих товарищей!

Дайседарг: Я сказал, что этим делом занимается Зальбаг. Разве ты меня не слышал? Галлион - это не Лимбери, сквайр, а ты не один из нас. Игрос не нуждается в твоих услугах.

Аргас: Н-но… ваша светлость!

Дайседарг: Позволь тебе напомнить, Аргас, если ты по какой-то причине забыл – ты пока всёго лишь обычный солдат, эсквайр, не заслуживший даже посвящения в рыцари. У тебя нет права меня о чём-то просить.  

Аргас (скрипит зубами): …..

Аргас садится.

Дайседарг: Я хочу, что вы оба взяли на себя обязанности по защите Игроса. Вряд ли здесь могут возникнуть сложности. Наши враги не осмелятся штурмовать эти стены.

Замок Игрос. Аргас

Аргас: … Моя семья когда-то была влиятельной и уважаемой, как и Беоульвы. Но мой дед попал в плен во время пятидесятилетней войны… он продал всех своих друзей, чтобы спасти собственную жизнь. В конце концов, когда  ордалийцы его отпустили, деда заколол в спину молодой эсквайр примерно моих лет. Один из друзей деда, смог вырваться из плена, и через него эта история получила распространение. Разумеется, мой отец не поверил в это, но все остальные поверили, они отвернулись от нас…

Аргас подбирает камень и бросает  его в реку.

Аргас: Эсквайр… Дайседарг не подаст руки, такому как я…

Девичий голос: Делита!

Делита: Тета!

Рамза: Альмэ, Зальбаг!

Альмэ: Брат Рамза. Ты вернулся!

Рамза: Давно не виделись, брат.

Зальбаг: Я слышал, как ты разбил воров в Гариланде. Достойно Беоульва. Отец был бы доволен.

Рамза: …. Спасибо.

Зальбаг: Хех… совсем не изменился. Тебе не нравятся эти слова? Не ври, знаю, что не нравятся. Делита, неплохо выглядишь. О тебе мне тоже рассказывали. Только посмотри, на Тету. Боюсь, что у неё от радости пойдёт кровь.

Тета: Не пойдёт… Делита, я так рада, что у тебя всё хорошо

Делита: И у тебя тоже. Как твоя учёба?

Тета: Хорошо. Все так добры ко мне…

Зальбаг: Я бы хотел побыть с вами подольше, но мне нужно приструнить нескольких воров. Прошу прощения.

Рамза: Я буду молиться за твою победу.

Зальбаг собирается уходить, но неожиданно останавливается.

Зальбаг: Бригада Смерти потребовала выкуп.

Аргас: Что?

Зальбаг: Я их не понимаю. Бригады Смерти орут на всех углах, что они анархисты, и всё такое, но в итоге они только грабят и убивают дворян и тех, кто дворянам служит. Мне трудно поверить, что люди вроде них могли похитить маркиза только ради денег.

Аргас: А почему нет? Они просто обычное отребье! И в придачу жадное.

Зальбаг: Человек, которого я отправил к ним, не вернулся. Скорее всего, он попал в беду, но наши дворяне отчего-то решили, что его можно не искать.

Рамза: Откуда пришло его последнее сообщение?

Зальбаг: Торговый город Дортер к востоку от Галлиона,… Защищать замок - это такая скука… Тебе не кажется?

Зальбаг уходит.

Делита: Тета, прости. Мы должны идти.

Тета: Не беспокойся обо мне. Только береги себя, ладно? 

Делита обнимает Тету.

Делита: Не бойся. Я скоро вернусь, раньше, чем ты успеешь соскучиться,… будь хорошей девочкой. Идём, Аргас.

Делита, Тета и Аргас уходят, но Рамзу задерживает Альмэ.

Альмэ: Тета сказала неправду. На самом деле…

Рамза: С ней что-то случилось?

Альмэ: К ней пристают в школе, потому что она не дворянка. 

Рамза: …….

Альмэ: Прости,… я не должна была этого говорить. С Тетой всё будет в порядке. Я о ней позабочусь. Поверь мне. 

Рамза: Я верю. Только не перестарайся.

Альмэ: Это ты всегда заходишь слишком далеко, чтобы оправдать их ожидания. Сколько глупостей ты сделал чтобы доказать что ты сын не своей матери, а своего отца? Рамза, будь собой и помни, что ты мой брат, а не приложение к собственной фамилии.
 
Рамза: Ты говоришь совсем как мама. Ха ха ха ха.

Рамза уходит.

Альмэ: Рамза…

Дебри Свежи

Аргас: Как неудачно. Встретить монстров в таком месте. И в такое время. 

Делита: Не стони, Аргас. По мне так это лучше, чем сидеть в четырёх стенах.

Аргас: В наших руках дело жизни и смерти. Как ты можешь говорить такие вещи?

Рамза: Хватит, вы оба. Они наступают!

Битва: два гоблина (6), два чёрных гоблина (7), две бомбы (8).

Рамза: Осталось только выйти из леса, и мы уже почти в Дортере.

Трущобы Дортера

Мечник: … я сказал, что ничего не знаю!

Рыцарь: Не смей мне врать! Мне известно о ваших делах. Где Густав? Я намерен узнать это и я это узнаю. Где он?

Мечник: Я…. Не знаю…

Рыцарь: Где маркиз? Куда вы его спрятали? Говори!!

Рыцарь хватает своего собеседника за горло и швыряет в лужу. Решив, что этой меры недостаточно, он вытаскивает меч.

Рыцарь: Я спрашиваю в последний раз… Где они?

Мечник: В п… пустыне…

Рыцарь: Понятно. Крысиный погреб. Что ж, умно…

Появляется Рамза и остальные.

Рамза: Стоять!!

Рыцарь: Нордены. Как не вовремя.

Рыцарь быстро уходит.

Аргас: Похоже, мы пришли сюда не зря.

Делита: Я где-то видел этого человека…

Рамза: То есть, ты знаешь его, Делита?

Делита: Я помню его лицо. В конце Пятидесятилетней Войны, в Игросе…

Появляется несколько друзей мечника.

Рамза: Нам придётся драться. (варварский боевой клич)

Битва: Рыцарь (9), три лучника (10), два чёрных мага. 

Делита: Я только что вспомнил, Рамза. Его имя Виглаф Фоллес. Командующий добровольческой армией, они же отряды Рыцарей Смерти. 

Аргас: Что? Ты хочешь сказать что он…?

Делита: Ага,… главный в нынешних Бригадах Смерти

Дортер. Аргас

Аргас: Мы знаем, что ты из Бригады смерти, врать бесполезно. Что вы сделали с маркизом Лимбери? Где его держат? Отвечай нам!

Мечник молчит.

Аргас: Твой хозяин Виглаф только что был здесь. Куда он направился!?  Может быть, мои руки развяжут тебе язык?

Мечник молчит.

Аргас: Ты ублюдок! Не смей молчать!!

Аргас бьёт пленника в живот, хватает его за волосы.

Рамза: Аргас! Прекрати!

Аргас: Проклятье!

Аргас отпускает мечника.

Аргас: Слушай меня внимательно. Очень скоро мы, Норден, начнём убивать вас. Именно так, мы отправим вас всех в ад. За воровство придётся платить, вернее поплатиться. Вас будут давить, травить, пытать и вешать. За ваши головы назначат награду. Но тебе повезло. Ты скажешь нам, где искать Виглафа, и я позволю тебе жить, тебе понятно? 

Мечник: Я ни хрена не знаю.

Аргас снова начинает его избивать.

Аргас: Следи за своим языком, вор! Так нельзя разговаривать с дворянином.

Мечник: Мы… тебе… не воры.

Аргас: Скажи это тем, кого ты ограбил! Скот! 

Мечник: … дворяне никогда не изменятся. Вы думаете, что мы не люди. В Пятидесятилетнюю войну мы умирали за эту страну,… Рыцари смерти выполняли любые приказы. А когда всё закончилась, вы нас просто выбросили. Чем мы отличаемся? Кровью? Статусом? Да что такое этот проклятый статус?  

Аргас: Ваша бригада похищает людей ради денег, и ты ещё смеешь передо мной выделываться? 

Мечник: … Похищение маркиза - это не план господина Виглафа

Аргас: !?

Мечник: Мы никогда не похищали дворян… ради денег…

Рамза: Тогда кто? Кто похитил Эльмдора?

Мечник: ……

Аргас: Говори! Если не вы, то кто мог это сделать?

Мечник: ….Густав.

Аргас: Густав? Кто это, ларва тебя возьми, такой?

Делита: Густав Маргериф … Один из капитанов Бригады Смерти. Редкостная сволочь, доложу я вам.

Аргас: Значит, это были ВЫ!!

Мечник (пытается встать): Нет. Мы сражаемся, чтобы уничтожить вас, а не стать вами. Мы гордимся тем, что сражаемся за равенство,… чтобы к нам относились как к людям… чести. Мы не такие, как Густав!

Аргас бьёт его по лицу.

Аргас: Гордитесь? Вы ублюдки!! Что вы знаете о чести?

Рамза: Достаточно, Аргас!

Аргас: Итак, где этот Густав?

Мечник: Погреб песчаных крыс.

Аргас: Значит, песчаных… крыс?

Делита: Аргас, ты не понимаешь его, потому что он из Галлиона. а ты нет. Так называемые песчаные крысы обитают только в пустыне Зеклауса, расположенной к северу от Дортера. 

Аргас: !?

Рамза: Есть ли какая-нибудь деревня между пустыней и городом? 

Делита: Больше нет. Есть место, где обычно собирались люди пустыни…

Рамза: … Густав и маркиз должны быть там.

Делита: Вероятно.

Аргас: Что всё это значит?

Рамза: То, что подвал, скорее всего, означает крысиную нору – её дом. 

Аргас: !?

Пустыня Зеклауса.

Рыцарь Бригады Смерти: Кстати ты слышал? Норден пришёл  в движение. Они готовы ударить… на этот раз по-настоящему.  

Лучник: Я слышал. Что теперь с нами будет?

Рыцарь: Забудь про бригаду и беги, пока тебя не убили.

Сквайр: Мы так и так погибнем, если останемся с Виглафом.

Рыцарь: Точно. Но если мы получим выкуп за маркиза, как планирует Густав, то сможем вырваться из этого ничтожества. 

Появляется отряд Рамзы.

Часовой: Господи!! Норден!!

Рамза: Надо уничтожить охрану, пока к ним не подошло подкрепление!!

Битва: Три рыцаря, два монаха (11), лучник

Лачуга.

Виглаф: Густав, почему бы тебе не сдаться?

Густав: А я должен? Твою революцию невозможно осуществить!! Это безумие! То, что нам нужно - это еда и крыша над головой, а не идеи! И нам это нужно сейчас!!

Виглаф: Густав, ты не видишь дальше собственного носа! Мне это не нравится, а ещё меньше мне нравится, когда мои собственные солдаты путают Ивалис с какой-нибудь Ордалией. Вспомни! Корона гниёт, нобилитет потерял остатки совести. Мы все, что осталось у этой страны!

Густав: И ты думаешь, что способен всё изменить? Ты сошёл с ума Виглаф!

Виглаф: И это всё, что ты можешь сказать? В своё время я согласился закрыть глаза на некоторые твои художества и, похоже, ошибся. Ты не оставляешь мне выбора, Густав.   

Они сражаются. После короткой схватки на мечах Виглаф убивает Густава. 

После этого в дом врываются Рамза, Аргас и Делита.

Рамза: Виглаф!!

Аргас замечает маркиза, лежащего на полу.

Аргас: Маркиз!!

Аргас пытается освободить маркиза, но его останавливает Виглаф, угрожая лежащему без сознания маркизу мечом.

Виглаф: Не двигаться!

Аргас: Ты худородный ублюдок!!

Делита: Спокойней, Аргас.

Виглаф: Маркиз жив и даже не ранен. Полагаю, вы в состоянии доставить его в Игрос. 

Рамза: Что?

Виглаф: Похищение было нашей ошибкой. Я преследую цели, которые считаю благородными, а розы, как известно, не растут в навозе. Вы можете забрать маркиза, если позволите мне уйти,… устраивает?

Аргас: Не смей торговаться! Ты не можешь победить нас всех!

Делита отталкивает Аргаса назад.

Делита: Заткнись, Аргас. Он серьёзно.

Они расходится. Рамза и остальные идут к Эльмдору, в то время как Виглаф отступает к двери.

Эльмдор стонет.

Виглаф быстро выходит из комнаты. Аргас бросается за ним, но Делита его останавливает.

Делита: Пусть он уходит, Аргас.

Аргас: Почему ты мне мешаешь?

Делита: Во-первых, мы обещали, а во-вторых,… Бригада Смерти сама себя уничтожит. Через неделю-другую какая-нибудь умная мразь откупится его головой от виселицы. Зачем драться?

Аргас: … (неразборчивый звук, скорее всего подавленное ругательство)

Рамза помогает Маркизу.

Рамза: Он в порядке. Слаб, но в порядке.

Делита: Возвращаемся в Игрос.

Замок Игрос

Дайседарг: Что случилось, Рамза? По какой причине ты внезапно и без каких-либо объяснений оставил свой пост и отправился в пустыню Зеклауса?

Рамза: ………………

Дайседарг: Эсквайр Беоульв, потрудитесь объясниться хотя бы сейчас… 

Делита: Я заставил Рамзу сопровождать меня.

Дайседарг: Это правда, Рамза? Делита вынудил тебя нарушить мой приказ?

Рамза: ….. Нет, это было моё решение. Не Делиты.

Делита: Рамза лжёт. Это я настаивал на….

Рамза: Не надо меня защищать! Я решил нарушить приказ, а Делита подчинился мне как старшему по званию и происхождению!

Дайседарг: Могу я задать вопрос, Рамза? Если те, в чьи обязанности входит следить за исполнением закона, станут нарушать его согласно своим прихотям, то зачем вообще нужен закон? Мы, Беоульвы, пример для прочих людей, должны выказывать верность и послушание высочайшей воле. Ты желаешь обесчестить Норден и имя нашей семьи?  

Рамза: …. Я прошу прощения, брат.

Мужской голос: Хватит, Дайседарг. Мне кажется, он тебя понял.

В комнату входит богато одетый мужчина. Рамза, Аргас и Делита преклоняют колено.

Ларг: Он оказал этому королевству огромную услугу, спасая жизнь маркиза. Молодые люди спешат совершать подвиги. Как и мы когда-то.  

Дайседарг: Вы оказываете моему брату медвежью услугу, ваша светлость. Есть чёткая граница между тем, что правильно и тем, что нет.

Ларг: Значит, это ты младший брат Дайседарга… успокойся. Ты выглядишь точно так же, как и покойный генерал Бальбанес в эти годы… он тоже начинал с чего-то подобного. Дайседарг, неразумно удерживать этого молодого человека в стенах Игроса.  

Дайседарг: Наша кампания против Бригад Смерти близится к завершению. Рамза, я дозволяю тебе присоединиться. Суть в том, что мы атакуем несколько разбойничьих укрытий одновременно. Выбери, которое тебе больше подходит. 

Рамза: … Да.

Рамза, Делита и Аргас уходят. Ларг подходит к окну.

Дайседарг: Прошу прощения.

Ларг: Не извиняйся, Дайседарг. В конце концов, оказия показала, с какими людьми нам приходится иметь дело. Густав был не так уж и нужен,… План нельзя было не изменить, после того как глупец додумался устроить похищение во владениях Беоульвов. Кроме того, не будем забывать - твой брат действительно спас маркизу жизнь. После этого им придётся принять наши требования. Поступок Рамзы играет нам на руку.

Дайседарг: Король недолго проживёт,… Мы должны торопиться…

Ларг: Да, и я полагаюсь на тебя, мой друг…

Крепость воров.

Милюда: Связь с главным подразделением прервалась. Боюсь, это конец.

Священник Бригады Смерти: Никогда! Выход должен быть!

Другой священник: Я согласен. Мы будем продолжать войну до тех пор, пока дворяне не принесут извинений!

Милюда: Мой брат… мой брат переоценивает себя.

Вор бригады смерти: Враг атакует!!

Аргас: Рамза, я обязан тебе и жизнью и спасением маркиза. Я останусь с тобой до конца!
 
Битва: Рыцарь Милюда, три вора, два священника (12)

Милюда: Кем вы себя возомнили!? Мы не ваши вещи! Мы люди, такие же, как и вы! Между нами нет разницы, кроме наших фамилий! Ты когда-нибудь чувствовал голод? Когда один бобовый суп долгими месяцами? Почему мы должны дохнуть с голоду, чтобы вы жирели? Мы крадём у вас и убиваем вас, это верно. Но только потому,  что вы, дворяне, отбираете у нас наше право на жизнь!  

Аргас: Вы люди? Что за бред? Ты принадлежишь нам с того момента, как твой ублюдочный отец взгромоздился на твою грязную мать! С первого мгновения как ты выползла в этот мир, облитая грязной кровью простолюдинки, ты стала нашей двуногой скотиной. Жри свой суп, сиди своей грязи и молчи! У вас нет права что-либо менять. У вас нет права задавать мне вопросы!  

Милюда: Кто это сказал? Кто так решил?

Аргас: Это воля Небес!

Милюда: Небес? Бог никогда не говорил этих слов! Ты сваливаешь на него собственную подлость! Ни одна зараза не имеет такого права! Мы все равны в глазах Бога! 

Аргас: Люди да,… но у скотов нет Бога! У скотов есть хозяева.

Милюда: Ларва!

Делита: Рамза, она действительно наш враг…?

Милюда бросается на Рамзу, тот выбивает у неё меч.

Рамза: Сложите оружие. Сдавайтесь, и мы пощадим вас

Милюда: Ну, давайте, убейте нас. Мы же просто скотина - так забейте нас!

Рамза: Ты настолько нас ненавидишь…?

Аргас: Рамза! Убей её прямо сейчас. Она твой враг! Враг Беоульвов!  Ты понял? Твой враг! Она неудачник. Предатель! Неудачников нельзя оставлять в живых! Она не имеет права жить! Если мы не убьём её, она убьёт нас! Мы не можем жить в одном мире! Убей её, Рамза! Своими собственными руками! Убей!  

Делита: Рамза, я не понимаю, почему он называет её нашим врагом…

Аргас: Что ты сказал? Делита, ты сошёл с ума?

Делита: Она не скотина и не вещь… просто человек, как и мы … просто женщина…

Аргас: Ты предаёшь нас!? Ты тоже…!? Я так и знал!

Милюда: Жалеешь? Даже убить нормально не можете, уроды. Чума возьми вас вместе с вашей жалостью! Ты мой враг до тех пор, пока ты Беоульв. Не забудь об этом…

Милюда уходит, зажимая руками рану.

Рамза: Делита… мы,…что мы сделали?

Аргас: Да что с тобой такое, Рамза!

Замок Игрос. Зальбаг

Бригада Смерти атакует замок, желая убить Дайседарга. Однако своевременное появление Зальбага сорвало их планы. Бригада вынуждена была отступить.
                     
Тета: Пусти меня! Прекратите, отпустите меня!!

Вор гружит Тету на своего чокобо.

Голагрос: Быстрее!

Ещё один разбойник выбегает из замка, таща за собой Альмэ.

Альмэ: Больно! Отпусти мою руку! Брат!!

Из замка вырывается Зальбаг и убивает похитителя одним ударом.

Голагрос: Ларва! Уходим!!

Он вскакивает на своего чокобо и уносит ноги вместе с Тетой.

Зальбаг: Ты в порядке, Альмэ?

Альмэ: Я да, но Тета…

Зальбаг: Я знаю.

Дайседарг выходит наружу, зажимая руками рану. Альмэ помогает ему.

Зальбаг: Брат!!

Дайседарг: Я, я жив… Что с… Альмэ…?

Альмэ: Я здесь! У тебя… у тебя кровь!

Дайседарг: Никогда не думал, что они посмеют прийти сюда. Они пытались меня убить.

Зальбаг: Пятеро убиты, и Тета похищена.

Дайседарг: Иди за ними… переверни все, но найди их. 

Альмэ: Тебе нельзя сейчас говорить!

Дайседарг: Бригада Смерти… ублюдки.

Дайседарг падает.

Альмэ: Брат!

Зальбаг: Эй! Есть здесь кто-нибудь!?

Замок Игрос. Рамза

Раненый Дайседарг лежит в кровати. 

Дайседарг: Мне сообщили, что ты уничтожил одно из укрытий наших врагов… Хорошая работа, хотя отпускать женщину было глупостью. Остальное сделает Зальбаг, ты можешь отдохнуть,… не беспокойся… это не такая уж серьёзная рана.

Рамза: Тета… Что будет с Тетой…?

Дайседарг: Как только база будет найдена, Зальбаг их раздавит.

Рамза: Что ты сказал!?

Дайседарг: Бригада Смерти разваливается. Число дезертиров, способное пополнить их ряды, незначительно. Виглаф будет пойман… теперь это только вопрос времени.

Рамза: Тета… ты предаёшь Тету?

Дайседарг: За неё не бойся. Я всё спланировал. Мы не станем атаковать, пока Тету не вернут. Это точно. Я никогда не брошу Тету. Она мне как сестра. 

Замок Игрос. Делита

Рамза: Подожди, Делита? Куда ты идешь? Успокойся!

Делита: Успокоиться? Ты смеёшься? Как я могу быть спокоен?!

Рамза: Ты не знаешь, где она! Не трать понапрасну время!

Делита хватает Рамзу за куртку.

Делита: Понапрасну? Она моя единственная сестра!!

Рамза: Вспомни, что сказал Дайседарг,… Он никогда не оставит Тету,… поэтому… не надо… я… не могу дышать.

Делита отпускает Рамзу.

Делита: Прости, Рамза. Тебе не больно?

Рамза: Нет (кашляет)

Аргас выходит из замка.

Аргас: Никогда не верь этому слову “никогда”.

Рамза: Ты говоришь, что мой брат лжёт?

Аргас: На его месте я никогда не стал бы тратить время, спасая какую-то простолюдинку. 

Делита: Что ты сказал…?

Аргас: Я сказал, что никогда не стал бы рисковать судьбой сражения ради одной простолюдинки. Да и ради сотни тоже бы не стал. 

Делита: Это меня не удивляет.

Делита бёт его по лицу. Аргас падает. Рамза держит Делиту за руки.

Рамза: Прекрати! Делита!

Делита: Отпусти меня! Ларва тебя возьми, Рамза! Отпусти меня!

Аргас (стирает кровь с лица): Хех! Простолюдины всегда одинаковы. Тебе никогда не стать дворянином! Не стать больше, чем ты есть. Делита, тебе нет места в нашем мире. Ты всю жизнь будет лизать сапоги Беоульвов и Рамзы, каналья!   

Делита: Пока что этим занимаешься только ты. И успешно!

Рамза: Достаточно! Делита! И ты тоже, Аргас!

Аргас встаёт.

Аргас: Рамза, разве ты не видишь? Он не один из нас. В твоём окружении не должно быть такого человека, прими это.  

Рамза: Ложь! Он мой друг. Мы как братья!

Аргас: В том-то всё и дело. Ты сын прославленной благородной семьи. У тебя не может быть таких друзей, они как пятна грязи на твоих сапогах. И я уверен, твои братья бы со мной согласились. Пора тебе повзрослеть, Рамза 

Делита отталкивает Рамзу в сторону.

Делита: Не все дворяне уроды вроде тебя. Я верю Рамзе!

Делита уходит.

Рамза: Убирайся! Я не хочу тебя больше видеть!

Аргас: Не говори так. Мы же друзья, или ты забыл?

Рамза: Я не стану повторять! Сгинь с моих глаз!!

Аргас уходит, но неожиданно останавливается.

Аргас: Их база - это форт Зикден. Так мне сказал твой благородный брат. Конечно, там неплохая защита, поэтому атаковать их с фронта ты не сможешь. Единственный способ - зайти со спины. Удачи… мой мягкосердечный друг. Сделай всё, что можешь.  

Рамза: Прочь!!
Равнины Мандалии. Закат.

Делита: Красиво. Где-то Тета тоже смотрит, как садится солнце. Может быть. 

Рамза: … Не волнуйся, Делита. Я уверен, с ней всё будет хорошо.

Делита: …Я чувствую себя на чужом месте довольно давно.

Рамза: Ты думаешь, о том, что сказал Аргас?

Делита: Я думаю, что есть вещи, которые не изменятся, как бы я не старался.

Рамза: Не говори так. Если приложить достаточно усилий…

Делита: Смогу я стать генералом, если приложу достаточно усилий? Я хочу спасти Тету своими руками, но ничего не могу сделать. Я чувствую себя ничтожеством.

Рамза: ………………

Делита достаёт дудочку.

Делита: Помнишь, как отец научил нас играть на тростниковых дудочках?

Делита играет простую мелодию, и вскоре Рамза присоединяется к нему. Солнце заходит. Впереди только тьма. 

Новости

Состояние Омдолии

Слухи о пошатнувшемся здоровье Короля Омдолии распространяются по всей столице. После его обморока на праздновании для рождения принца Ориния нам было сказано, что он на пути к выздоровлению, однако обескураженные лица его ближайших советников сообщают об обратном. Вопреки этому имя официального опекуна несовершеннолетнего Принца остаётся неназванным. В этом вопросе интересы королевы пересеклись с интересами других государственных деятелей.

Уничтожение Бригад Смерти

Нам было сказано, что основная группа Бригад Смерти, собравших под свои знамёна всех бандитов, предателей и убийц Ивалиса, близка к полному уничтожению, благодаря объединенным усилиям четырех рыцарских орденов. Согласно заявлениям официальных лиц, общее количество бандитов, арестованных благодаря их действиям, приближается к семи сотням, в то время как не менее трёх тысяч было убито. Однако Виглаф, печально известный атаман Бригады Смерти, всё ещё не пойман. Тем не менее, Норден сообщает, что задержание и последующая казнь этого человека всего лишь вопрос времени.  

Попытка убийства Дайседарга Беоульва

Несмотря на то, что большинство лидеров печально известной Бригады Смерти уничтожено, рыцарям на данный момент ещё не удалось задержать их атамана Виглафа. В то время как орден Норден продолжает преследование, бандитам удалось совершить нападение на резиденцию широко известного и уважаемого семейства Беульвов. Судя по всему, главной целью этих изменников было убийство ближайшего сподвижника герцога Ларга, Дайседарга Беоульва. К счастью (13), убийцам не удалось добиться успеха.    
 
Леналийское плато

Здесь находится отряд Милюды

Милюда: И эта дорога перекрыта,… Нам не уйти.

Солдат Бригады Смерти: Забудьте о революции. Позвольте нам сложить оружие и сдаться. Ещё не поздно. 

Милюда: Уж лучше сдохнуть здесь, чем сгнить в тюрьме. Не говоря уже о том, что сдавшихся попросту повесят! В назидание. Победить - это единственный способ выбраться отсюда!

Делита: Где ваш Виглаф? Куда вы спрятали Тету?

Милюда: Тета? Ты о той дворянке, что забрал Голагрос?

Делита: Тета не дворянка, а моя сестра! Она не имеет к этому отношения! Держать её в заложниках бессмысленно! Пожалуйста, верните мне мою сестру!

Милюда: Вот как? А когда вы, дворяне, вернёте нам всё, что забрали у нас? Мы с самого начала просили вас, чтобы вы возвратили нам то, что и так принадлежало нам по праву. Но нет – от вас не дождаться ничего кроме слов. Вы брали и брали, пока мы не взялись за мечи. Брось! У меня нет причин возвращать её тебе!   

Делита: Я, я…!!

Битва: Рыцарь Милюда, два других рыцаря, два чёрных мага (14), маг времени (15)

Милюда: Я не могу сейчас умереть! Не во время революции! Я солдат Бригады Смерти. И я не отступлю!

Рамза: Опусти меч, Милюда, так ты ничего не добьешься! Давай положим оружие, прекратим бой и поговорим! Должно же быть какое-то решение! Мы найдём его! Я поговорю с моим братом! Нет, с герцогом Ларгом! Поверь мне! 

Милюда: Хватит играть словами! Меня тошнит от этой лжи!!

Рамза: Я не лгу! Ты говорила о революции… Неужели она настолько необходима? Это наша вина? Мы заставляем вас страдать? В этом всё дело?

Милюда: Правду говорят, что невежество само по себе грех! То, что тебе кажется правильным, это всего лишь то, что ты видишь, Рамза Беоульв. А видишь ты далеко не всё. Рыцари Смерти и Беоульвы сражались вместе во время пятидесятилетней войны, теперь мы сражаемся друг с другом. Это не твоя вина и, наверное, не моя. За нас решили другие, но пока ты дворянин, пока ты Беоульв, пока всё не изменится – ты враг Бригады Смерти и мой враг.   

Милюда получает смертельную рану.

Милюда: Б… брат… прости… я тебя подвела…

Рамза: Почему? Почему всё должно было случиться так??

Делита: Ларва! Кто я такой! Что я делаю? Кем я стану?

Мельница. Голагрос

Виглаф: Зачем тебе понадобилась девочка?

Голагрос: Нам нужен был заложник – если бы не она, мы бы сейчас не разговаривали. 

Виглаф: В этом случае ты мог бы отпустить её после. И… что теперь, Голагрос?

Голагрос: Ты равняешь меня с Густавом? Но подумай. Бригада Смерти, твоя бригада потеряла большинство своих людей и окружена Норденом. Она наш единственный шанс выбраться отсюда живыми. Она Беоульв! 

Виглаф и Голагрос смотрят на Тету.

Виглаф: И что хорошего ты нашёл в побеге? С чего ты вообще начал об этом думать? Даже если мы сбежим сейчас, нас рано или поздно  выследят и выловят, и мы окажемся в их полной власти. Но страшно даже не это, Голагрос. Побег это проявление слабости, наша слабость - это их победа. А если они победят, всё пойдет, как идёт. Мы несём ответственность за наших детей, Голагрос, а они-то уж точно достойны лучшей судьбы. Камень, который мы можем бросить, невелик, но и маленькая волна может вырасти. Если отдать достаточно крови. 

Голагрос: Ты приказываешь нам умереть?

Виглаф: Не напрасно. Убейте столько дворян, сколько сможете.

Голагрос: Это просто смешно! Нас перебьют как собак.

Виглаф: Не думаю. Наши ещё держатся в форте Зикден. Присоединимся к ним и тогда ударим. Я тут кое-что сообразил…

Голагрос: А что, если они уже мертвы?

Вбегает солдат и что-то говорит Виглафу.

Виглаф: Что-то случилось? Милюда погибла? Как? …Сестра, что же ты…

Солдат: Скоро их отряд будет здесь. Что нам делать?

Виглаф: Что ж, пусть будет так. Мы отступим. Ты слышал меня, Голагрос. Пробиваемся к форту Зикден. Девочка останется здесь!

Голос: Они уже здесь!! Норден уже здесь!

Солдат выбегает наружу.

Виглаф: Я ошибся - отступаете вы. Голагрос, принимай командование. Веди людей в Зикден! Отвечаешь за них головой.

Виглаф уходит

Голагрос: Я не… я не хочу умирать!

Голагрос смотрит на Тету.

Мельница. Рамза

Виглаф: Я помню вас. Если бы я знал, что ты будущий убийца моей сестры, наша прошлая встреча, вероятно, окончилась бы по-другому. Моя Милюда заслуживала лучшего убийцы.

Рамза: Эта женщина была твоей сестрой? Мне жаль…

Виглаф: В любом случае у меня нет выбора. Теперь я обязан отомстить или умереть. Честь, знаете ли… 

Делита: Верни мне Тету!! Верни мне мою сестру!

Виглаф: Тета? О, эта темноволосая дама? Ты тоже Беоульв?

Рамза: Он не Беоульв! И она тоже!

Виглаф: Стало быть, Голагрос ошибся. Случается. Но он твой союзник, я прав?

Рамза: Это не имеет значения. У тебя его сестра.

Виглаф: Поправьте меня, если я ошибаюсь… Впрочем судьба юной Теты не предмет для разговора - она будет освобождена в любом случае. У нас нет привычки прикрываться заложницами. Но дело прежде всего. Что бы добиться семейного воссоединения, твоему товарищу придётся убить меня. Или тебе.  

Битва: Белый Рыцарь Виглаф, два монаха, жёлтый чокобо (16), рыцарь.

Рамза: Опусти меч! Незачем убивать друг друга!

Виглаф: Интересно… тогда почему ты убил её? Почему Милюду?

Рамза: Я не хотел! Должен быть другой способ! Неужели мы не можем договориться?

Виглаф: Вряд ли. Ты всё ещё не понимаешь, почему мы не сдаёмся? Впрочем, зайдём с другой стороны. Что хорошего в переговорах? На что я могу надеяться? О чём я могу говорить и с кем? С тобой? Разве ты способен должным образом разрешить нашу ситуацию? А даже если бы мог, как быть с твоими братьями?

Рамза: Мои братья не хотят сражения! Виглаф, если ты вложишь меч в ножны, они прислушаются!

Виглаф: Для шуток, Рамза, ты выбрал неправильное время. Честно, ты сам хоть понимаешь, что ты сказал? Зальбаг и Дайседарг Беоульвы не хотят войны? В другое время я счёл бы тебя больным на голову, но ты, похоже, самым пошлым образом не видишь того, что не желаешь видеть.

Рамза: Ты пытаешься убедить меня, что всё это – дело рук моих братьев?

Виглаф: А чьих же ещё? Могу посоветовать меньше слушать придворных певцов и особенно льстецов. Руки, пишущие историю Ивалиса, равно как и любой другой страны, как правило, покрыты кровью, по меньшей мере, до локтей. Ты всерьёз считаешь, что Дайседарг избежал этой печальной участи?

Рамза: Не смей говорить так о моих братьях! 

Виглаф ранен.

Виглаф: Не ожидал… Милюда, прости,…Но у меня ещё осталось несколько дел.  

Рамза: Стой, Виглаф! Ты бежишь?

Виглаф: Рамза, как ты думаешь, по какой причине Густав внезапно взял и похитил маркиза? Может быть, тебе следует задать этот вопрос твоему брату Дайседаргу? Или брату Зальбагу, если для тебя они чем-то отличаются. 

Рамза: Это нелепо! Что даст моим братьям эта интрига?

Виглаф: Два Льва сразятся за власть после смерти короля. Белый Бестрада Ларг, чёрный Драскморд Голтана. Оба хотят знать, кто являются союзником. Но мысли человека не просто прочитать. В этом случае, почему бы не убить всех подозрительных и заменить их своими людьми? Полагаю, Маргериф устал от моего восстания, и счёл возможным прислушаться к благородным словам благородного Дайседарга. 

Рамза: Ложь! Беоульв никогда не сделает такой подлости!

Виглаф: Вскоре ты всё увидишь сам. До свиданья, Беоульв!

Виглаф использует заклинание телепортации.

Рамза: Стой, Виглаф! Возьми свои слова назад!

 

Мельница. Делита

Делита: Тета! Где ты, Тета?

Делита и Рамза тщетно ищут Тету

Делита: Я не могу её найти! Тета! Где ты!?

Рамза: Виглаф солгал нам? Делита, идём к Зикдену! Она должна быть там, я уверен. 

Делита: Что случилось? Что пошло не так? Объясни мне, Рамза. Почему это должно было случиться с Тетой?

Делита падает на колени.

Рамза: Делита…

Форт Зикден

Голагрос держит Тету.

Голагрос: Убирайтесь отсюда! Или с ней кое-что случится,… Я ей глотку перережу! Беоульвы! Не пытайтесь испытывать моё терпение! Внутри нашего форта пороховой склад. С лихвой хватит, что бы отправить вас всех в ад! Понятно? Тогда убирайтесь отсюда!

Зальбаг: Норден не подчиняется угрозам.

Появляются Рамза и Делита.

Рамза: Брат! Аргас!

Делита: Тета!

Голагрос: Убирайтесь! Немедленно! 

Зальбаг: Аргас, вперёд!

Аргас: С удовольствием, сэр!

Аргас неторопливо целится и стреляет в Тету.

Голагрос: Боже мой…

Аргас стреляет во второй раз и на этот раз попадает в Голагроса.

Тета: Делита…… …….

Делита: Тета!!

К Зальбагу подходит рыцарь.

Рыцарь Нордена: Господин генерал, враги движутся по горной дороге. Их около пятидесяти. Мне сообщили, что приметы одного их них совпадают с имеющимся в нашем распоряжении описанием Виглафа. 

Зальбаг: Я скоро буду. Аргас, позаботься об остальном.

Голагрос: Л… ларва!

Голагрос запирается внутри форта.

Делита: Тета!

Аргас: И куда ты собрался? Делита?

Делита: Аргас! Подонок!

Аргас: Желаете подраться, сэр? Буду счастлив оказать вам эту услугу!

Рамза: Брат,… почему… Тета?

Аргас: Начнём же. О нашем бою сложат песни,  Делита. Потомок Садарфиев указывает двуногой скотине подобающее ей место. Славно! 

Аргас вызывает свои войска.

Рамза: Почему ты это сделал? Аргас, почему? 

Аргас: Мне приказал твой брат. И, пожалуйста, не спрашивай почему. И, кроме того, неужели ты готов пожертвовать честью Нордена ради какой-то крестьянской девчонки? Смирится с требованиями этого отброса?

Рамза: Тета сестра Делиты!!

Аргас: Пришло время тебе, наконец, понять, что мы не такие, как они! Другое рождение, означает совершенно другую жизнь. Такова судьба! Не говоря уже о том, что эта Тета на твоей совести, не на моей! Ни её, ни вот этого Делиты с самого начала не должно было быть здесь. Если бы не ты, она бы до сих пор продавала бы где-нибудь цветы! Если бы не ты, мне не пришлось бы стрелять! Что ты творишь, Рамза?! Почему ты сражаешься со мной? Этим ты предаёшь Норден!

Рамза: Н… но это настолько омерзительно! Орден не простит тебя!

Аргас: Испорченный ребёнок! Святая наивность! Как такой как ты вообще мог родиться Беоульвом?

Рамза: У меня не было выбора!

Аргас: Ты такой ребёнок! И, перестань тут блеять, ты не овца! Беоульвы водят воинов в бой, они львы среди людей. Ты дворянин и у тебя есть долг перед своим родом и этой страной. Есть множество вещей, которые только ты способен сделать! Ты обязан сделать их для тех, кто не может! Для таких как я!

Рамза: Я не хочу, чтобы меня использовали!

Аргас: Использовали? Не говори ерунды!! Беоульвов используют, потому что они те, кто они есть! Ты и я живы только потому, что пользовались их защитой! Всё так. Это значит, отдай и получи! Баш на баш! Так мы все живём! Не хочешь, чтобы тебя использовали? Да ты всю жизнь использовал людей, даже твоего так называемого “лучшего друга” Делиту!

Рамза: Я? Использую Делиту? Ты ведь не веришь этому, Делита? Не веришь?

Делита: Оставь меня, Рамза! После того как я убью его, ты следующий!

Рамза: Делита…

Аргас: Я уверен, как Беоульв, ты осознаешь наш долг!? Ты ведь следовал ему, даже когда меня убивали на Мандалийской равнине.

Рамза: Нет!

Аргас: Ты спас меня, чтобы использовать меня!

Рамза: Глупости! Я просто не мог оставить тебя в беде!

Аргас: Что ж, в следующий раз ты будешь умнее. Никогда не известно наверняка, следует помогать ему или нет!

Делита: Аргас,… такие как ты хуже сотни Виглафов. А ещё - гаже. Такого как он ещё можно уважать, но не гадюку в траве. А ты гадюка под ногами Беульвов, каковой и останешься, к счастью недолго. Ты убил не только Тету…

Аргас: Злишься Делита? Злишься потому, что понимаешь, что ты за ничтожество? Знай своё место скот! Грязь вроде тебя не способна творить историю! Правильно, злись, сходи с ума от ненависти! Это  всё, что ты можешь сделать. Радуйся, ты заслужил эту привилегию! Я разрешаю тебе ненавидеть меня!

Делита: Всё сказал, Аргас? 

Аргас: Не надо плакать, Делита. Ты скоро к ней присоединишься! Слово Садарфия! 

Делита: Меня не будут использовать не ты, ни кто-либо другой. И тебе повезёт, если Рамза доберётся до тебя первым, Садарфий, потому что я буду развлекаться дольше него! Выродок! 

Ничего уже нельзя изменить, осталось только убить подлого выродка.

Битва: Рыцарь Аргас (17) , три рыцаря, два чёрных мага

Аргаса убивают.

Аргас: Будьте вы прокляты,… я не могу, не от ваших рук…? Почему? Я Садарфий…

После боя Делита идёт к своей сестре.

Рамза: …Делита

Внутри форта раненный Голагрос поджигает порох.

 Рамза: Что это? Взрыв? Делита, это опасно! Иди сюда быстрее!

Делита не двигается с места. Взрывная волна отбрасывает Рамзу назад. Форт Зикден исчезает в дыму и пламени.

Рамза: Делита!!

Вся моя жизнь была оплачена не мною. Когда я понял, что мне никуда от этого не деться, я бросил всё и бежал.
 
Монастырь Орбонн

Гафгарион: Значит, Рамза, ты знаешь этого человека?

Рамза: ………..

Агрия выходит из монастыря.

Агрия: Он увёз принцессу. Но чокобо с двумя седоками далеко не уедет.

Гафгарион: Идёте за ним?

Агрия: Ясен пень! Я не могу предстать перед королевской семьёй, пока я не верну её!

Гафгарион: Ничем не могу помочь. Это не оговаривалось контрактом! 

Агрия: Мне не нужна помощь от того, кто даже не рыцарь! Рыцарь исправляет свои ошибки. Погоня входит в твой долг как охранника, хотя что с тебя взять? Лавиан, Алиса, идёмте! 

Наружу выходит Симон.

Агрия: Вы не ранены, святой отец?

Симон: Принцесса… что с принцессой?

Агрия качает головой.

Агрия: Мне очень жаль. Я клянусь вернуть её!

Симон: … Нет. Вы подвергайте себя огромному риску…

Агрия: Нет нужды беспокоиться. Я клянусь своей рыцарской честью, что спасу её!

Рамза подходит к ней.

Рамза: Я тоже иду! Я не буду обузой!

Гафгарион: Рехнулся?! Это не твоё дело!

Рамза: Я хочу знать! Я должен увидеть всё своими глазами!

Гафгарион: Ты об этом парне?

Рамза кивает.

Гафгарион: Упрям как мул. Только не проси меня спасать твою шкуру, если что-то пойдёт не так!

Часть вторая

Ведущий и Ведомый

Под луною черной
Запевают шпоры
На дороге горной...

Вороной храпящий,
где сойдет твой всадник, непробудно спящий?

Фредерико Гарсия Лорка

Новости

После смерти Короля

После смерти короля Омдолии королева Рувелия возглавила государство. Любое сопротивление проводимой ей политической линии строго карается, невзирая на ранг и заслуги. Королева мать, открыто осудившая королеву, была изгнана в Бунахан, где в скором времени умерла. Ходят слухи, что она была отравлена, однако никаких доказательств, подтверждающих эту версию, не было найдено.   

Вражда между герцогом Ларгом и герцогом Голтаной

Продолжается политическое противостояние между герцогом Бестрадой Ларгом, братом кролевы Рувелии, и кузеном короля Денамунды (предшественника Омдолии) Драксмордом Голтаной. Целью обоих является звание регента, в чьи обязанности входит опека над несовершеннолетним принцем Оринием. Королева встала на сторону Ларга, однако её противники, включая множество благородных дворян, объединились против них вокруг Драксморда Голтаны. В последние время многие считают, что благодаря их поддержке герцог Голтана вскоре будет официально назначен регентом. 

Крестьянское восстание в Зелтении

Небывалое по размаху крестьянское восстание охватило Зелтению, хозяином которой на данный момент является Голтана. Оно вызвано огромным ущербом, нанесённым случившейся в прошедшем году внезапной засухой, равно как и сильно возросшей напряженностью вследствие неизбежного повышения налогов в послевоенное время. Группа распущенных рыцарей, известная как Рюомоку, вероятнее всего, стоит за этим восстанием, что объясняет его размер и организованность. Рыцари Чёрного Овна (18) под командованьем доблестного барона Гримса, опытного полководца и ветерана пятидесятилетней войны, в данный момент пытаются подавить его. 

Торговый город Дортер

Рыцарь: Пять сотен на человека. 

Наёмник: Мало. Две тысячи. Две тысячи гилей каждому.

Рыцарь: Вообще-то было бы проще заклеймить вас всех как еретиков.

Наёмник: Это угроза?… Тысяча. И не монетой меньше.

Рыцарь качает головой.

Рыцарь: Семь сотен. И не монетой больше.

Наёмник: Сделаем.

Рыцарь: Они будут здесь с минуты на минуту. Надеюсь, ваше столь неожиданно прорезавшееся благочестие не скажется на результатах. Всё понятно?

Появляется Рамза и остальные.

Рыцарь: Ха, вспомнил о Ларве… вот они. Убить их!

Рыцарь быстро уходит.

Наёмник: Это сам Гафгарион! Проклятье! Семь сотен - это слишком мало!

Наёмник вызывает своих друзей.

Гафгарион: Засада? Всё интереснее и интереснее.

Агрия: Если тебе не нравится, можешь уйти в любой момент!

Гафгарион: Обычно я не люблю убивать бесплатно, но для вас, госпожа, сделаю исключение! 

Агрия: Твоя опека… мне противна.

Битва: два вора, два лучника, два чёрных мага

Агрия: У нас нет на это времени. Мы должны спасти принцессу!

Гафгарион: А чем мы, по-вашему, занимаемся? Вам хотя бы предположительно известно, где её искать?

Агрия: Есть только одно место, куда он мог бежать. Неприступная фортесса… Бехтла.  

Рамза: Бехтла…

Лес Арагау

Жёлтый чокобо неприкаянно шатается по лесу. Его окружают шесть гоблинов.

Чёрный Гоблин: Гоб, гоб! Гобгобгоб!!

Чокобо: Варк!

Появляется отряд Агрии

Гоблин: Гоб, гобу -!!

Агрия: Чокобо? В этом лесу?

Гафгарион: На редкость бестолковый, если додумался забрести в гоблинский лес.

Вариант первый

Рамза: Мы не можем терять времени. Мы должны как можно быстрее выбраться из леса.

Гафгарион: Верно. Не следует лезть в драку, если тебе за это не платят.

Агрия: Прости нас, чокобо,… Мы должны спасти принцессу. Прости меня.

Вариант второй

Рамза: Он хорош в бою? Делита говорил, что дикие чокобо сильнее домашних. Интересно, как он сражается?

Гафгарион: Ты хочешь помочь ему, Рамза? Перья вместо золота… 

Агрия: Он может помочь нам спасти принцессу…

В любом случае битва: чёрный гоблин, пять гоблинов.

Чокобо: Варк!

Рамза: Он в порядке.

Гафгарион: Тебе повезло. Теперь ты должен сказать “спасибо, Рамза”.

Водопад Зеркилия

Рыцарь Нордена: Всё кончено! Отдай принцессу, и мы пощадим тебя.

Делита: Редкостная наглость. Вам приказано убить её. И вы предлагаете мне поверить, что после этого вы изволите оставить единственного свидетеля, другими словами меня, в живых?

Рыцарь Нордена: Чушь! Мы пришли, чтобы помочь принцессе. Зачем нам её убивать? Наше дело спасти её из когтей Голтаны!

Агрия: Принцесса Овелия!!

Овелия: Агрия!

Рыцарь Нордена: Ещё лучше, теперь вас целая толпа. Гафгарион! Убить всех! Сейчас и более того, немедленно.

Гафгарион: Не понимаю, что там у вас происходит, но таков мой контракт!

Агрия: Гафгарион, ты предаёшь нас?

Гафгарион: Предаю вас? Брось, я просто делаю своё дело. Меня наняли для того, что бы принцесса была благополучно похищена. Их – для того, что бы она упокоилась с миром. Я вас не понимаю, Агрия, кажется, в вашем разумении верность нанимателю должна почитаться добродетелью.

Агрия: Что вам это даст? Зачем нужен этот обман?

Гафгарион: Принцесса родилась в неправильной семье. Два наследника, один трон, это плохая комбинация. Если Овелия останется в живых, кое-кому может прийти в голову идея сменить принца на принцессу. Начнётся война. Норден не может этого допустить.  

Делита прячет принцессу за своей спиной.

Делита: Но если убить принцессу в нужное время и в нужном месте, её смерть пойдёт на пользу королевству. Господа и дамы, поскольку сегодня мы в одной лодке, я позволю вам мне помочь,… если принцесса будет похищена и убита Голтаной, Норден разом избавится и от неё, и от своих врагов. Думаю, господин Ларг лично написал эту пьесу. Нет, скорее всего, за него это сделал Дайседарг. Ты согласен со мной, Рамза? 

Гафгарион: Всё так и было, Рамза. Теперь, давай убьём их всех! Агрией займусь я, а ты позаботься о её дамах.

Рамза: Ещё одна беспомощная жертва… как Тета. С меня хватит! Я не позволю Зикдену повториться снова!

Агрия: Принцесса, держитесь! Мы идём!

Гафгарион: А вот я так не думаю!

Агрия: Ты хоть соображаешь на кого поднимаешь руку? Пусть она была удочерена, она всё ещё принцесса и часть королевской семьи!

Гафгарион: Ещё бы я не понимал. Принцессы смертны, как и прочие люди, в особенности, когда их смерть нужна больше их же жизни. Королевская кровь дела не меняет, Оакс!  

Агрия: Ты издеваешься над принцессой!?

Гафгарион: Ты мешаешь, тебя предают и убивают. С простонародьем обращаются также. Единственная разница, что у королей есть люди вроде тебя, поднимающие на щит слепую верность, поэтому они и стоят дороже. Таких как ты используют от начала до конца вашей жизни, так что тебе в любом случае умирать! Так что не обижайся на сегодняшнее. И к тому же если я не прирежу эту дуру, она всё равно станет пешкой в чьей-нибудь игре. Будем же милосердны к её несчастному величеству. 

Агрия: Подавись своим милосердием! Я спасу её.

Рамза: Делита! Ты жив!

Делита: Пока да. Не ожидал встретить тебя здесь. Твои братья всё ещё управляют твоей жизнью?  

Рамза: Откуда мне знать! Они никогда мне ничего не говорят! Но Делита, неужели ты часть их заговора?

Делита: Не будь идиотом. Я здесь ради того, чтобы защитить жизнь нашей драгоценной принцессе, ну и спасти её от тех, кто пытается превратить её в куколку. 

Гафгарион: Мальчик, тебе следует научиться врать! Ты тоже наёмник. Тебе заплатили, чтобы ты её похитил!  Не прикидывайся дурачком!! Назови мне имя, пока я не вырвал его из тебя.  

Делита: Глупо судить обо всех по себе, Гафгарион. Мне не платили.  

Гафгарион: Тогда кто встал на моём пути? Щенок, прознавший про страшный заговор, и решивший устроить тут подвиг во имя справедливости!? Кто отдаёт тебе приказы? Кто рассказал тебе про план? Говори!

Делита: А это уже тебя не касается, Гафгарион!
 
Овелия: Кто ты? Друг или враг?

Делита: Человек, как и ты!

Рамза: Гафгарион, ты знал обо всё заранее!? Зачем тебе эта подлость!?

Гафгарион: Подлость!? Не бывает подлости, когда дело касается денег. Я наёмник. Я должен закончить дело, за которое взялся. Иначе, какой из меня профессионал? 

Рамза: Почему ты не сказал мне? Почему?

Гафгарион: А что бы ты сделал, если бы узнал? Если бы я не взялся обстряпать это дельце, взялся бы кто-нибудь другой! Не понял? Люди всё время умирают, и не важно, знаешь ты об этом или нет! Такова жизнь! Думаешь, что можешь остановить нечто, о чём не имеешь ни малейшего понятия?

Рамза: Но… разве от этого подлость перестает быть подлостью?

Гафгарион: Никаких но. Ты просто ребенок, который не желает смириться с действительностью. Если мои слова режут тебе слух, пробуй ради разнообразия пожить, ни на кого не опираясь! Но не приходи ко мне жаловаться, если у тебя ни ларвы не выйдёт! 

Битва: Чёрный рыцарь Гафгарион, пять рыцарей.

Гафгарион: Проклятье!

Гафгарион телепортируется.

Делита: Принцессе следует остаться со мной. Так будет лучше. Поверь мне.

Агрия задвигает Овелию к себе за спину.

Рамза: Делита, чего ты хочешь?

Делита: Хочу? Не глупи. Я просто говорю правду. Подумай сам. Куда ты можешь отвести её, если ваш враг – Норден? Их отряды придут за тобой, причём довольно скоро. Лавра возьми, Рамза, куда ты собираешься бежать? 

Рамза: Я…

Делита: Подумай ещё раз. Принцессе известно о том, что принц Ларг решил её убрать, но у Ларга есть сестра. Королевская семья будет не на твоей стороне. Что там насчёт Голтаны? Нет, он представит Рувелии и прочим дворянам твою голову и голову этой дамы, чтобы снять с себя подозрения.

Агрия: Что ты можешь сделать?

Делита: Всё что смогу.

Рамза: Как тебя понимать?

Делита: Ну,… этого я сказать не могу…

Делита поворачивается спиной.

Делита: Я отпущу принцессу с тобой, но ненадолго. 

Делита уходит.

Рамза: Делита, я рад снова видеть тебя.

Делита смотрит себе под ноги и затем на небо.

Делита: Тета спасла меня…

Рамза: Что?

Делита: Тета спасла меня в форте Зикден…

Рамза: ….

Овелия: Спасибо тебе, Делита.

Делита: Не за что. Ещё увидимся, Рамза.

Агрия: Рамза, спасибо за твою поддержку. Но ты уверен, что готов бросить перчатку Нордену?

Рамза: Я уже решил. Вопрос в том, что мы будем делать? Как и сказал Делита, нам никто не поможет.

Агрия: Кроме кардинала Делакруа… Глабадоская церковь довольно сильна в Лионеле. Они вряд ли откажут нам.  

Рамза: Орден не достанет принцессу там,… Идём. Это наш единственный выход.

Новости

Похищение принцессы

Принцессу Овелию силой увезли из монастыря Орбонн. Свидетели утверждают, что рыцарь, сделавший это, носил на груди знак чёрного льва, что заставляет предположить участие в этом позорном деле ордена Зюйден, подчиняющемуся  герцогу Драксморду Голтане. В свою очередь герцог Голтана отрицает любую причастность к похищению. Пытаясь развеять подозрения, он приказал сформировать группу, чьей единственной обязанностью является расследования этого омерзительного преступления, однако, ввиду усиливающегося давления Зелтенийского восстания, осуществить эти меры будет довольно затруднительно.
Город-крепость Заланд. Мустадио

Молодого человека преследуют несколько решительно настроенных личностей.

Рыцарь: Тебе не сбежать. Отдай его нам, если тебе дорога твоя жизнь!

Мустадио: Что вам нужно? Я не понимаю, чего вы от меня хотите. 

Рыцарь: Не прикидывайся дурачком! Мустадио! Или тебе нет дела до твоего отца? Отдай нам святой камень, и ты получишь его назад… Хорошо, ребята, взять его!

Мустадио взбирается на стену

Мустадио: Можете передать Людвигу,… если он хоть пальцем тронет моего отца, то никогда не увидит камень!

Появляется Рамза и остальные.

Агрия: Драка! Они все хотят напасть на этого юношу… ну и шваль.

Рамза: Я не хочу вмешиваться, но и не могу просто пройти мимо. Его убьют, если мы ничего не сделаем! В бой!

Битва: Два рыцаря, два лучника, два чёрных мага.

Мустадио принадлежит к особому классу механик. В бою он использует двуствольное ружьё.

Рамза: Ты как…?

Мустадио: Да так… нормально. Спасибо что помогли.

Город Крепость Заланд. Агрия

Мустадио: Это были люди, нанятые компанией Бэра.

Агрия: Компанией Бэра? Торговцами?

Мустадио: Вы знаете о них? Только они не просто торговцы. Это настоящая мафия, занимающаяся чем угодно, от контрабанды опиума до работорговли. 

Рамза: Зачем ты им нужен?

Мустадио: Ты знаешь, почему нас называют механиками?

Агрия: Я слышала о наследстве погибшей цивилизации, скрытом под Гоугом… Когда сын Божий Аджора ещё не был казнён, корабли бороздили небо и искусственные люди ходили по городам. Но с течением времени технологии были потеряны, и никто не знает, существовали ли они самом деле.  

Мустадио: Не просто существовали, а существуют. Части воздушных кораблей и других машин зарыты под Гоугом. Механики - это те, кто работает с наследством прошлого. 

Рамза: Это странное оружие, которое ты использовал в бою, тоже из этих машин?

Мустадио: О, это?

Мустадио достаёт свою пушку.

Мустадио: Это называется ружье. Стреляет металлическими снарядами при помощи чёрного пороха. Одно из самых простых. Говорят, что другие можно заряжать магией и палить готовыми заклятьями. 

Рамза: Хмм…

Агрия: Зачем компании Бэра нужен ты?

Мустадио: Вы упоминали, что намереваетесь добиться встречи с кардиналом Арманом. У нас его знают, он был героем Пятидесятилетней Войны. И люди по-прежнему считают его героем. Мой отец тоже. Кардинал единственный, кто способен спасти нашу страну от развала. Я знаю, что он исполнит ваше желание. Рядом с ним принцесса будет в безопасности.     

Агрия: Да, и…?

Мустадио: Возьмите меня с собой. Мне тоже нужен кардинал Делакруа.

Агрия: Зачем?

Мустадио: Спасти моего отца! Только кардинал может вытащить его из лап Бэра! Но он вряд ли снизойдёт до встречи с простым механиком вроде меня. Помогите мне! 

Агрия: Ты всё ещё не ответил на мой вопрос. Скажи нам, почему они преследуют тебя. 

Мустадио смотри себе под ноги.

Мустадио: … Сейчас я не могу сказать.

Агрия: Значит, мы не сможем тебя взять.

Мустадио: Я умоляю вас! Поверьте мне! Я должен увидеть кардинала!

Входит принцесса. Агрия и Рамза преклоняют колено.

Овелия: Хорошо. Ты можешь сопровождать нас.

Мустадио: Правда? Спасибо ваше высочество!

Агрия: Помни. Ты в присутствии принцессы.

Мустадио преклоняет колено.

Овелия: Всё нормально. Пожалуйста, встаньте.

Все трое встают.

Агрия: Если таково желание моей госпожи… ладно. Я поверю тебе.

Окрестности замка Лионель

Агрия: Ваше высочество, замок Лионель. Вам видно? Прямо за этой горой.

Овелия: Красиво, но… всё ещё так далеко. Я начинаю сомневаться, что кардинал Делакруа, в самом деле, поможет нам.

Агрия: Я слышала, что кардинал предан королевской семье. И сейчас он не вмешивается в диспут между герцогом Ларгом и герцогом Голтаной. Я уверена, он не опозорит себя, выдав вас одному из них. 

Овелия: Я надеюсь…

Овелия подходит к дереву и подбирает с земли лист. 

Агрия: И, кроме того, он весьма популярен в Глабадоской церкви. Они примут вас, если Делакруа попросит об этом.

Овелия: Я хотела бы не быть принцессой.

Овелия роняет лист.

Агрия: Ваше высочество…

Рамза подслушивает.

Овелия: Меня всегда окружали стены… монастырские стены,… и я видела только то небо, которое было над ними. Часто сквозь решётки кельи. Ты, наверное, не знаешь, но в Орбонн я попала из другого монастыря. Даже после того, как стало известно, что я  не родная дочь Омдолии, меня оставили там… надолго. Нет, я не жалуюсь. Просто… люди умирают из-за того, что я принцесса. Мне больно… 

Агрия: Пожалуйста, не упрекайте себя. Вы ни в чём не виноваты. Те, кто пытаются извлечь выгоду из вашего положения… это они за всё в ответе. 

Овелия срывает с дерева лист и бросает его.

Овелия: В Орбонне я встретилась с одной девочкой. Она сказала, что тоже жила в монастырях с самого рождения. Мы всегда смеялись над тем, как похожи наши жизни. Разве это не смешно?  

Она снова срывает лист и снова бросает его.

Агрия: Она была дочерью рода Беоульв, госпожа Альмэ, верно?

Овелия: Она была моей единственной подругой,… Интересно, кардинал Делакруа тоже попытается извлечь выгоду…  из моего положения?  

Агрия: ...

Голос Мустадио: Рамза! Где ты? Нам уже пора?

Появляется Мустадио.

Мустадио: Что ты здесь делаешь?

Агрия: Ты хороший слушатель, Рамза. Бонанса, что ты нашёл?

Мустадио: Ничего. Похоже, Норден сюда ещё не дошёл.

Овелия пытается играть на тростниковой флейте.

Овелия: Моя подруга учила меня этому, но, похоже, я всё делаю неправильно.

Рамза берёт у неё флейту и показывает Овелии, как надо играть.

Рамза: Вот так это делается.

Овелия: Вроде этого?

Овелия играет на флейте.

Овелия: Вот! Я это сделала.

Они оба играют на флейтах.

Холмы Бариюса

Наёмник Бэра: Я не знаю, кто вы такие, но мальчика вам лучше оставить нам. Никому не нужны не приятности. Отдайте Мустадио, и мы не доставим друг другу проблем. Согласны? 

Агрия: Заткнись и убирайся. Передай Людвигу, мы будем сражаться с каждым, кто использует войну для того, чтобы порабощать людей!

Наёмник: Тогда нам придётся применить силу! В атаку! 

Битва: два рыцаря, два лучника, двое вызывающих (19).

Рамза: Зачем ты им сдался? Ты объяснишь, наконец?

Мустадио: Прости,… но не сейчас.

Замок Игрос

Дайседарг: Сделай всё необходимое для поимки и уничтожения Овелии. К Агрии и остальным это тоже относится. Они должны замолчать.

Гафгарион: Как мне поступить с Рамзой?

Дайседарг: Он обесчестил имя Беоульвов и выступил против своей семьи. Я позволил ему остаться с тобой в надежде, что он поймет, по каким законам живёт этот мир. Надежда оказалась беспочвенной. Никогда не думал, что он будет настолько упрям.  

Гафгарион: Может быть, столь обострённое чувство справедливости досталось ему в наследство от вашего отца?

Дайседарг: Отец испортил его. Если он подчинится моему приказу, прекрасно. Если нет, что ж, на нет и суда нет. У тебя не будет выбора…

Дайседарг делает глоток из своего бокала

Гафгарион: Сказал почти родной брат. Кровь стынет. Но что, если кардинал решит мне помешать? Если церковь поддержит его, даже господину Ларгу придётся отступиться.

Дайседарг: Я уже приготовился к этому. Для беспокойства нет причин.

Гафгарион: Вот как? Чем больше я тебя узнаю, тем страшнее ты становишься… Дайседарг. 
 
Дайседарг: На твоём месте я бы следил за тем, что говорит мой язык. Не забывай, твою голову достаточно просто отделить от твоего же тела.
 
Гафгарион: Прекратите. Я ваш самый преданный слуга. И мне вовсе не присуще специфическое упрямство одного Небесного рыцаря.

Дайседарг: В таком случае, я могу надеяться, что ты не допустишь ошибки, Гаффорд. 

Гафгарион: Говоря об ошибках, каких валухов вы послали похитить Овелию? Во время преследования мой отряд был перехвачен в Дортере. Как всё это понимать? 

Дайседарг смотрит в окно.

Дайседарг: Моих людей нашли в монастырском лесу – мёртвыми. Кто-то каким-то образом узнал о нашем плане и принял меры… успешно на данный момент. Но как бы то ни было, пока Овелию сопровождает Агрия Оакс, у нас будет множество возможностей заполучить её…

Гафгарион: Надеюсь на это. Сами знаете…

Ворота Замка Лионель

Рыцарь: Кто вы? Что привело вас в Лионель?

Агрия: Я Агрия Оакс из Лесалии, рыцарь Святой Коное. Я и мои спутники пришли из Орбонна в поисках убежища. Именем сына Божьего Аджоры, я прошу вас – откройте ворота.

Рыцарь: По слову первосвященника ворота Лионеля всегда открыты для ищущих спасения во Святом Аджоре. Лионель примет вас. 

Лионель. Овелия

Делакруа: Я понимаю ваше положение, рыцарь Агрия. Более того, я уже послал доверенного человека в Мюронд, к первосвященнику Фунебрису. Мы сделаем всё необходимое, чтобы разоблачить интригу Ларга и сохранить жизнь принцессе Ивалиса. 

Агрия: Марсель Фунебрис поможет нам?

Делакруа: Об этом не следует беспокоиться, моя Агрия. Я с вами. Ты же должна не спрашивать, но излучать силу и уверенность, иначе твоя принцесса не будет чувствовать себя в безопасности. Будьте все гостями этого старого замка, пока слово мира не придёт из святой земли.    

Овелия: Мы благодарим вас за вашу щедрость.

Делакруа: Сын божий с нами. Страхи оставьте снаружи. Юный механик, Агрия рассказала мне о твоих бедах. Я готов послать солдат против компании Бэра… 

Мустадио: Спасибо.

Делакруа: Но с условием. Я должен знать причину, по которой эти еретики ополчились на тебя и твоего отца.

Мустадио: Я… не могу…

Делакруа: Что ж попробую догадаться… всё дело в этом?

Кардинал достаёт сияющий красный камень.

Агрия: Это кристалл?

Делакруа: Слышала ли ты  историю “храбрецов зодиака”, моя Агрия? 

Агрия: Вы имеете в виду сказку, которую обычно рассказывают в церкви?

Делакруа: Ну вот ещё! Рыцарь святой Коное утверждает, что церковь вводит в заблуждение свою паству?

Агрия: Нет… Я не хотела…

Овелия: Давным-давно когда мир был совсем другим, когда горы ещё бродили по земле в поисках дома, двенадцать храбрых воинов сражались против злых духов, Ларв, правивших этой землёй. В отчаянной битве они сбросили всех Ларв в глубины Ада, и во всём мире воцарился мир. Каждый из героев носил собой кристалл, священный аурацит со знаком зодиака, выгравированным на нём, поэтому героев стали называть Храбрецами Зодиака. С этих пор всякий раз, когда человечеству угрожает беда, Храбрецы приходят, чтобы защитить нас от зла.         

Делакруа: Вы оказались прекрасной ученицей старого Симона, принцесса. Как я и ожидал. 

Овелия: Господин Симон потратил на меня много времени. Он также говорил, что Святой Аджора и Храбрые спасли наш мир от хаоса.

Делакруа: Мы называем эти кристаллы священными камнями. Этот самый камень и есть один из легендарных сокрытых зодиакальных камней. Скорпион, как вы можете видеть. 

Овелия: Скорпион был очень робок. Он всегда смотрел на свою тень, пока однажды не решил оглянуться. Я не думала, что они существуют.

Делакруа: И что их божественная мощь одолела зло Ларв. Я чувствую странную силу, когда держу его в руках, но всё же, в моих глазах это не более чем кристалл, каких во множестве рождают недра Ивалиса.  

Рамза: Что случилось, Мустадио? Ты выглядишь бледным.

Делакруа: Ты видел подобный камень в Гоуге?

Мустадио: Там похоронено очень много сломанных машин. Но если поднести к ним камень, они начинают шевелиться. Сами по себе.

Делакруа: И компания Бэра ищет этот камень, верно?

Мустадио: Я не знаю, какой силой обладает камень… Но Людвиг хочет использовать её для того, чтобы делать оружие. Мой отец сказал, что камень ни в коем случае не должен достаться Людвигу. Тогда они его похитили. Отца…

Делакруа: Не бойся. Мустадио. Церковь позаботится обо всём. В конце концов, плох тот пастырь, что не заступается за своих овец пред мордой волчьей. Солдаты Лионеля вернут камень законному владельцу.

Мустадио: Да, да, ваше высокопреосвященство.

Рамза: Я иду в Гоуг с тобой.

Мустадио: Спасибо, Рамза.

Агрия: Рамза, мы смогли добраться до Лионеля живыми только благодаря тебе. Спасибо.

Овелия: Я бы очень хотела помочь вам, но… будьте осторожны.

Рамза: Это разумно. Не волнуйтесь. Всё будет хорошо.

Новости

История Храбрецов Зодиака.

Задолго до объединения Ивалиса его земля была разделена между семью королевствами. Зелтения и Фовохам, Лионель и Либерри, Лесалия, Галион и, наконец, Мюронд. Каждое из них пыталась увеличить свою территорию за счёт соседей, и каждый вёл войну с каждым, до тех пор, пока молодой амбициозный король не взошёл на трон Мюронда. Он собрал огромную армию со всего Ивалиса, и вёл её от победе к победе, однако даже этого было недостаточно, что бы окончательно сломить противников и объединить все земли под стягом Мюронда. Тогда этот король нашёл способ вызвать из ада Божество, коим и воспользовался. Однако при попытке воспользоваться обретённой силой, Божество убило короля и попыталось уничтожить мир… Однако двенадцать храбрых душ победили Дьяволов, вызванных этим Божеством, и отправили его обратно ад. В то время эти двенадцать воинов были увенчаны каждый своим зодиакальным камнем, и потому люди стали называть Храбрецами Зодиака 

Камни зодиака.

Говорят, что они были сделаны в легендарной эре, от которой не осталось ничего кроме сказок. Знак зодиака выгравирован на их поверхности, они известны как двенадцать камней зодиакальных символов. Говорят, что эти камни обладают особой священной силой, которую Храбрые использовали, чтобы творить чудеса. Последние свидетельства о них пришли из времени Святого Аджоры, но никто не видел их после того.   

Тёмные слухи о компании Бэра

Торговая компания Бэра, расположенная в Варджилисе, набирает популярность, ввиду того, что щедро жертвует на благие дела, такие как улучшение инфраструктуры или содержание сиротских домов. Однако они известны не только благодаря милосердию. Есть некоторые свидетельства, позволяющие утверждать, что компания также замешана в контрабанде опиума, работорговле и даже в заказных убийствах. Кто знает, что на самом деле скрывается за этой компанией?    

Воспоминание

Бесродио: Слушай внимательно, Мустадио. Возьми этот камень и беги!

Бесродио передаёт Мустадио жёлтый сияющий камень.

Мустадио: Бежать? Куда?

Голос снаружи: Я знаю, что вы здесь! Откройте дверь!

Мустадио: Папа! Нам надо убираться отсюда!

Бесродио: Не с моими ногами! Иди один!

Мустадио: Я не могу тебя бросить!

Бесродио: Священный камень способен уничтожить всю страну! Он важнее нас обоих. Людвиг не должен его получить! Беги и спрячься где-нибудь! Попроси помощи у Делакруа. Я знаю, он не отвернётся от нас!

Наёмники Людвига вламывается в комнату.

Людвиг: Никто не ответил, и я счёл за лучшее приказать выломать дверь. Господа, я потратил на вас достаточно времени. Прошу вас, передайте мне камень.

Бесродио: Беги! Мустадио!!

Наёмники бросаются к Мустадио.

Бесродио: Быстрей!!

Мустадио убегает.

Людвиг: За ним!! Взять его!

Топи Зиголиса

Битва: В этих смрадных ядовитых топях нет людей, зато чудовищ хватает. Два скелета (20), костяной хват, два “диких гуля(21)-трупоеда” Флотибал(22) или Морбол(23)

Город машин Гоуг

Мустадио: Не вижу никого из компании Бэра. Если бы я не знал, то не сказал бы, что здесь была драка… Что-то не так. Я проверю. Увидимся позже.

Рамза: Где?

Мустадио: В тех трущобах… они не должны привлекать внимания.

Рамза: Понял. Будь осторожен.

Мустадио: Буду. Не волнуйся. 

Трущобы. Рамза

Рамза: Он опаздывает,… слишком сильно опаздывает.

Начинается дождь.

Рамза: Думаете, Мустадио поймали?

Мужской голос: Ты его друг?

Рамза: Кто ты?

Появляется парочка женщин-лучников и мужчина-вор

Человек с отвратительной рожей: Привести его!

Вор приводит пойманного Мустадио.

Мустадио: П… прости, Рамза.

Рамза: Ты в порядке, Мустадио!!? Что они с тобой сделали?

Рамза кидается к Мустадио.

Человек с отвратительной рожей:  Не приближайся! Не подходи слишком близко.

Рамза: Значит, ты и есть Людвиг! Отпусти Мустадио!

Людвиг: Будем благоразумны. Рамза, если я расслышал правильно. Мне нужен священный камень. Как только он окажется у меня, я немедленно отпущу заложника. Ну же! Где вы его спрятали? Говори!

Мустадио: …

Людвиг: Не хочешь? Даже после этого не захочешь?

Людвиг даёт сигнал появляется ещё один вор с отцом Мустадио – Бесродио.

Мустадио: Папа! Ты не ранен?

Бесродио: Я жив… Не отдавай им камень!

Людвиг: Разместите его там!

Вор оттаскивает Бесродио в комнату.

Людвиг: Теперь ты, наконец, готов к взаимовыгодному сотрудничеству?

Мустадио смотрит вниз.

Мустадио: В дымоходе… прямо там, где стоит Рамза…

Людвиг: Ну что ж, надеюсь, твоего друга не затруднит его достать. Если, конечно, он считает необходимым спасать твою жизнь.

Рамза достаёт камень из трубы.

Рамза: Этот? Отпусти его!

Людвиг: Сначала камень!

Рамза: Пусть он идёт!

Людвиг: Брось мне камень! И они свободны!

Рамза бросает камень Людвигу и освобождает Мустадио. Камень сияет в руке Людвига.

Людвиг: Камень Зодиака! Телец наконец-то у меня. Кардинал будет весьма доволен! Вы мне помогли, нет, вы мне очень помогли. Какая жалость, что… Я ухожу. А вы… отрабатывайте свои деньги!

Людвиг уходит.

Рамза: Делакруа замешан в этом?

Битва: Два вора, два лучника, два вызывающих.

Битва идёт на крышах домов, поэтому использующие магию и стрелковое оружие, в частности противники, имеют преимущество.

Мустадио: Папа… мы не опоздали?

Трущобы. Мустадио

Бесродио: Раны пустяковые…  но аурацит. Людвиг попытается оживить машины с его помощью. Он будет использовать божественную силу в целях своей компании. Мы ничего не смогли сделать…  

Мустадио: Хех хех… Ну и хорошо.

Бесродио: Как?

Мустадио достаёт сияющий желтый кристалл.

Мустадио: Я сделала фальшивку на всякий случай. Вот и пригодилась.

Рамза: Ты хочешь сказать, они получили ненастоящий камень?

Мустадио: Именно. Людвиг, должно быть, сошёл с ума от злости. Хотел бы я на это посмотреть. 

Рамза: Но тогда… принцесса Овелия и Агрия в опасности…!

Мустадио: Теперь я тебя не понимаю.

Рамза: Делакруа объединился с Бэром, чтобы найти камни! Теперь, когда этот план провалился, ему не остаётся ничего, кроме как прикрыться принцессой и потребовать аурацит у нас.

Мустадио: Но это же чушь! Идти против королевской семьи! 

Рамза: Зачем кардиналу нужен камень? Затем, что люди устали - от войн, от неопределённости и страха, политических склок и бесконечной борьбы за власть. Стране нужно что-то, во что можно верить. Делакруа собирает аурациты, чтобы создать своих собственных храбрецов зодиака. Люди пойдут за ними, и тогда почти святой Арман станет самым могущественным человеком в Ивалисе.

Бесродио: Он прав, сынок. Нельзя отдавать камень кардиналу.

Рамза: Надо вытащить оттуда принцессу и Агрию!

Мустадио: Ладно. Но тем же путём в Лионель нам уже не попасть. Воспользуемся кораблём и подберёмся к ним с другой стороны. 

Торговый город Варджилис

Рамза: Тихо. Похоже, грифонов Лионеля здесь не водится.

Рамза сходит из корабля и сталкивается нос к носу со старым  другом.

Рамза: Делита? Почему ты здесь?

Делита: Не следует недооценивать нашу шпионскую сеть, мой друг. 

Рамза: Нашу?

Делита: Возвращайся в Игрос ради своего же блага. Тебе же будет лучше держаться подальше от таких вещей, как камни или принцесса.

Рамза: Делита, что ты хочешь сказать?

Делита: Только то, что сказал. Рамза, ты не принесёшь Овелии ничего кроме бед. А я могу спасти её от Делакруа и всех остальных.

Рамза: Делита, я тебя не понимаю.

Делита: Всё довольно просто. В ад ведут две дороги, одна вымощена благими намерениями, вторая - белыми плащам и чистыми перчатками. Ты не можешь защитить её, что бы ты ни делал. Прими это.

Делита поворачивается спиной. 

Рамза: Делита, подожди. Что ты от меня хочешь?

Делита: Рамза, я уже больше шестнадцати лет как Делита. Ларг, Голтана, твои братья, остальные… Ты не замечаешь, они тоже не замечают, но нас всех несёт один поток. Можно плыть по течению, можно против, но не плыть нельзя. Мы обречены на войну. Я пытаюсь повернуть этот поток в направлении, которое считаю правильным, вот и всё… увидимся ещё раз, если конечно доживём.  

Делита уходит.

Рамза: Делита.

Замок Лионель

Гафгарион: Используешь принцессу как приманку, чтобы получить свой камень назад? Так непохоже на святого человека, что я уже начинаю сомневаться. Вы действительно глабадосской веры, ваше святейшество?   

Людвиг: Ублюдок! Всё шло хорошо, до тех пока ты, тварь продажная, не позволил им сбежать!

Гафгарион: Признаю, ошибки были. Но вообще-то, в этот раз  не мне было поручено ловить их за хвост.

Делакруа: Достаточно, мой Людвиг. Я верну принцессу Овелию в распоряжение господина Дайседарга, как и было обещано. Здесь наши намерения совпадают. Но помимо этого вы желаете уничтожения всех, кто знает или может знать о похищении. Это вне моей юрисдикции и я не желаю иметь с этим ничего общего. Однако молодой человек, укравший интересующую меня вещь, находится среди этих людей. Разум подсказывает мне, что лучшей наживкой для молодого Беоульва является её неподражаемое высочество. Два чокобо одной стрелой. У тебя есть возражения, мой Гафгарион? 

Гафгарион: В принципе нет, но у этого плана есть слабые стороны. Что если мальчик вас победит?  

Делакруа: Ты становишься слабым, мой Гафгарион.

Гафгарион: “Осмотрительным” более правильное слово. Ваше святейшество, солдату следует быть осмотрительным, иначе ему не удастся дожить до преклонных лет.

Делакруа: Пусть будет так. Я удостоверюсь, что ты будешь достаточно защищён. На благородство Рамзы можно положиться, однако считаю необходимым задать усилиям молодого человека подходящее направление. На всякий случай. 

Гафгарион: Хорошо. Нет ничего лучше, чем ловить юношу на девушку. Остальное можете предоставить мне. Я человек достойный доверия нанимателя. В отличие вот от этого…

Людвиг: Как ты смеешь?!

Делакруа: Я решил. Они твои.

Людвиг: Вы серьёзно?

Делакруа: Благословляю тебя, мой Гафгарион.

Гафгарион: Никаких проблем. Камень я тебе верну. 

Гафгарион выходит из комнаты.

Людвиг: Почему он…? Ваше святейшество, уверяю вас…

Делакруа: Я доверяю тем, кому следует доверять, и соответственно не доверяю тем, кому доверять не следует. Ты совершил слишком много ошибок, мой Людвиг, а это грех, который следует искупить и по возможности быстро. Ты понимаешь, как именно, мой Людвиг?

Людвиг: Ваше святейшество, что вы делаете?

Делакруа убивает Людвига.

Топи Балиаса

Агрия бежит.

Мужской голос: Ну, где же ты, глупышка? Бежать некуда, прятаться негде.

Ёё преследуют рыцари Лионеля.

Рыцарь: Ну, вот и ты. Стоило стараться?

Появляются ещё несколько солдат.

Рыцарь: Пойдёшь назад по-хорошему, или тебя отвести? 

Появляется Рамза и остальные.

Рыцарь: Что? Откуда?

Рамза: Я защищаю Агрию!

Агрия: Рамза! Откуда ты взялся?

Рамза: Я собирался напасть на замок и спасти тебя. Но, похоже, ты уже спаслась.

Агрия: Этот собачий сын Делакруа сговорился с Ларгом с самого начала! Мы пытались бежать, но принцесса поймана. Я смогла защитить только себя! Зараза! У нас мало времени, Рамза. Ублюдки хотят казнить её!

Рамза: Сначала надо  разобраться с этими…

Битва: Два рыцаря, два лучника, два чёрных мага.

В этой битве необходимо не только прикончить всех врагов, но и спасти Агрию, что не слишком сложно. Ибо она вполне способна спасти себя сама.

Рамза: Ты жива, Агрия?

Агрия: А то ты не видишь! Её убьют на площади Голголанда. Туда!

Рамза: Веди!

Площадь Голголанда.

Посреди площади плаха и топор. Принцесса стоит, рядом с ней палач в плаще с капюшоном.

Палач: Что-нибудь скажешь? Нет? Ну и ладно.

Рыцарь Лионеля: Это? Враги!

Воины во главе с Рамзой и Агрией врываются на площадь с двух сторон.

Рамза: Вы зашли слишком далеко! Верните нам принцессу немедленно, или окажетесь на её месте!

Палач: Хех хех хех хех … прямо как в театре!

Рамза: !?

Палач сбрасывает свой плащ, это чёрный рыцарь Гаффорд Гафгарион. Появляется достаточно сильный и многочисленный отряд войск Лионеля. В придачу ко всем счастьям “принцесса” оказывается вражеским лучником.

Гафгарион: Ты всё ещё слишком наивен, мой мальчик. И глуп. 

Рамза: Где принцесса!?

Гафгарион: В замке, разумеется. Где камень?

Рамза: Камень?

Гафгарион: Ты бы вспомнил, что с такими как я лучше не играть. Я говорю об аураците кардинала. Человек, укравший его, находится среди твоих людей. Отдай камень мне! Это приказ твоего брата. 

Рамза: Если он тебе так нужен, то попробуй и забери!

Гафгарион: Кажется, ты всё-таки немного повзрослел. Хорошо, я так и поступлю!

Битва: Чёрный рыцарь Гафгарион, три рыцаря, два лучника, два мага времени.

Гафгарион: Ещё не поздно вправить себе мозги, Рамза! Возвращайся со мной в Игрос! Твой брат Дайседарг велел передать, что он готов простить тебя! Давай просыпайся!

Рамза: Я не свинья, чтобы купаться в вашей грязи!

Гафгарион: Грязи? Что ты несёшь? Ты Беоульв, в конце концов! У тебя есть долг, который ты должен исполнить! И грязь тоже, если потребуется.  Это твоё дело, не будь таким дураком! 

Рамза: Мои братья готовы развязать гражданскую войну ради своего корыта! Если это не зло, то я не знаю что назвать злом.

Гафгарион: Не смолов крупы, каши не сваришь, мой мальчик! Без жертв нет движения, нет истории! Оглянись. Ивалис прогнил до сердцевины. Кто-то должен переломить ситуацию, иначе нас просто сожрёт таже Ордалия. Твои братья пытаются спасти страну! Даже если это значит испачкать себе руки! 

Рамза: Я не брошу Овелию! 

Гафгарион: Забудь, наконец, о форте Зикден! Так сложились обстоятельства, и никто ни в чём не виноват! Возвращайся домой, ты нужен своим братьям. Помоги им спасти Ивалис!

Рамза: Значит, это обстоятельства убили Тету? Врёшь! Её убили, потому что я ничего не сделал, чтобы её спасти!… Да, я! Я достаточно обманывал себя,… Это моя вина.

Агрия: Рамза, ты действительно Беоульв?

Гафгарион: Неужели ты не знала, Агрия? Рамза Лагрия, Рамза Беоульв. Младший брат неподражаемого Дайседарга.

Рамза: Я сын моего отца! Но я не такой, как мои братья! Я не знал о похищении принцессы! Клянусь!

Агрия: Я не сомневаюсь! После всего, что было, я не сомневаюсь! Я верю тебе!

Гафгарион: Да что за идиотство! Одна девчонка должна сдохнуть, ну и что? Что это значит в сравнении с Ивалисом?

Рамза: Причём тут Ивалис? То, чем вы занимаетесь - это просто обман и убийства! Ради себя, не ради страны! Я не стану отворачиваться от людей, которых вы убиваете ради вашего “Ивалиса”! Я не оставлю Овелию!

Гафгарион: Упрямый щенок!

Агрия: Что вы намерены сделать с принцессой!?

Гафгарион: Мой контракт требует, что бы я довёз её до Галиона. Я не знаю, что с ней сделает Ларг, и знать не хочу! 

Агрия: Ларг использует её как какую-то катапульту! И  тебя тоже! Ты пляшешь под его дудку. Тебе не стыдно за самого себя? У тебя совсем не осталось гордости? 

Гафгарион: А в чём смысл? Арман бы сказал, что это грех, я скажу, что это помеха. Я отказался от неё давным-давно.

После того, как Гафгарион был ранен.

Гафгарион: Ларва! Не ожидал, что вы окажитесь настолько сильны…! Сейчас придётся отступить!

Гафгарион телепортируется.

Рамза: Мы должны попасть в замок Лионель. Немедленно!!

Замок Лионель. Делита

Делита: Почему ты не ешь? Ты умрёшь, если не будешь есть.

Овелия: …

Делита: Хочешь убить себя. Глупо. Никто не оплачет твою смерть. Честно говоря, многих людей она попросту осчастливит. Но ты не умрёшь. Просто возьми ложку и ешь. 

Овелия: Я поняла, что ты один из тех, кто служит кардиналу. Если вы не собираетесь отдать меня Ларгу, то чего вы хотите?

Делита: Отвести тебя туда, где тебе будет хорошо… и это всё.

Овелия: Ты тоже используешь меня. Но ты не можешь заставить меня выполнять ваши желания. 

Делита: У тебя нет выбора, если ты хочешь жить.

Овелия: Что это значит?

Делита: Это значит…

Делакруа и с ним ещё один человек входят в камеру.

Рыцарь: Стало быть, это и есть Овелия, гм… Актасуа…?

Делакруа: Как вы себя чувствуете, моя принцесса? Должен заметить, что если бы вы вели себя, как подобает девице вашего положения и происхождения, мне бы не пришлось поместить вас в столь неприятное место.

Рыцарь: Она слишком хороша для ложной принцессы.

Делакруа: Хех хех… Господин Вормав, я ещё не успел ей сказать.

Вормав: Вижу… бедная девчонка.

Овелия: Я вас не понимаю.

Вормав: Тогда слушай внимательно. Ты не Овелия.

Овелия: Что…?

Вормав: Настоящая принцесса умерла много лет назад. Её заменили тобой. 

Овелия: Это ложь!!

Вормав: К несчастью для тебя, нет. Ты не Овелия. Один старый политик, которому не нужна была тогда ещё не королева Рувелия, сделал тебя,… Что бы однажды ты села на трон вместо неё. Они убили двух старших принцев, подав это под видом болезни, и  вынудили Омдолию удочерить тебя в качестве принцессы. Они думали, что у короля не хватит сил сделать очередного сына, тогда бы ты, вернее они, дорвались бы до власти. Однако родился Ориний. Даже сейчас никто не знает, действительно ли он сын короля. Ларг вполне мог дать своё семя, чтобы превратить свою сестричку в королеву мать… В любом случае план того старика закончился ничем, кроме трупов.   

Овелия: Лжец! Я не верю ни одному твоему слову.

Вормав: Думай что изволишь. Принцесса ты или крестьянка - не имеет значения. Важно то, что у нас будет туз в рукаве, который другие назовут “принцесса”.

Овелия: Что вы хотите со мной сделать? Чего вы вообще от меня хотите?

Вормав: Ничего из ряда вон выходящего. Просто оставайся принцессой.

Овелия: Я потомок Актасуа! Никто не будет управлять мной!

Вормав: И что с того? Если Ларг до тебя доберётся, он тебя убьёт… верно? А мы хотим, посадить тебя на трон.

Овелия: Кто вы?

Вормав: Не приспешники Ларга и не служки Голтаны, хотя с ними мы тоже работаем. Считай нас своими союзниками.  

Делакруа: Вормав, дай ей время, что бы прийти в себя. Когда наша госпожа осознает своё положение, думаю, она не отринет предложенную помощь.

Вормав: Пусть будет так… Арман.

Делакруа покидает камеру.

Вормав: Делита, со мной!

Вормав и Делита тоже уходят.

Леналийское плато. Виглаф

Виглаф стоит на коленях рядом с могилой. Его меч воткнут в землю.

Виглаф: Милюда… прости. Я столько хотел сделать… столького хотел добиться,… а кончилось всё мертвецами и одиночеством. Все твои товарищи погибли, я остался один, живу, сам не знаю зачем. Я так перед тобой виноват,… но что ж, по крайней мере, одно я могу тебе обещать – человек, оборвавший твою жизнь, отправится в ад. На это меня хватит.

Мужской голос: Сомневаюсь.

Виглаф встаёт и хватается за оружие.

Виглаф: Устроить засаду на могиле Милюды? Некрасиво, если не сказать больше, но раз уж вы здесь… Господа, соблаговолите показать свои лица.

Появляется человек в синем плаще с капюшоном.

Рыцарь: Я здесь один. Как рыцарь церкви, могу посоветовать в будущем воздерживаться от клятв, обеспечить исполнение которых вы не в состоянии. Глабадоская вера считает такие поступки опрометчивыми.

Виглаф: Глабадосская вера позволяет вам столь наглым образом прерывать чужое бдение? 

Рыцарь: Меч вам не понадобится, Фоллес. Я пришёл сюда не для того, чтобы уничтожить предводителя Бригады Смерти, тем более что эта ваша должность утратила своё значение… Приношу извинения, но оттого что мои слова причиняют вам боль, они не перестанут быть правдой. Ваши люди погибли с честью, но они погибли.

Виглаф: Чего ты хочешь?

Рыцарь: Моё имя Рофель Уодринг, и я не хочу ничего, хотят другие. Моим заданием было отыскать вас. Первосвященник ищет союза с тобой, Виглаф.

Виглаф: Первосвященник? Изумительно… господин Уодринг, соблаговолите обнажить свой меч, это, если я не ошибаюсь, ромадийская катана. Понимаете, за мою голову назначили такую цену, что отдать её без боя будет просто неприлично.

Рофель: Простите мою самонадеянность, Фоллес, но мне не кажется, что слёзы на ваших щеках обязаны своим рождением смеху.

Виглаф: …

Рофель: Я пришёл сюда не для того, чтобы убить вас. Желание Глабадосской церкви – отстроить Ивалис заново, искоренить ряд порочных явлений и восстановить общественную справедливость. Кажется, именно этого вы добивались, когда поднимали своё восстание?

Виглаф: Я слушаю.

Рофель: Виглаф, если вы как следует поразмыслите над моими словами, то поймёте идеалы церкви и ваши идеалы вполне могут уместится в одной постели. Сияющая воля, страсть и непримиримость, свойственные вам, свойственны и нам, добрым глабадосцам. Первосвященник протягивает вам руку дружбы, Виглаф, и я тоже.

Виглаф: Другими словами, вы предлагете мне продать душу Марселю Фунебрису.

Рофель: Это одна сторона момента, но есть и другая. Примите предложение первосвященники и ваши возможности умножатся многократно. Виглаф, взгляните правде в глаза. Вы один сможете убить Рамзу Беуольва? Вы один способны взять под уздцы то, что вскоре обрушится на Ивалис?

Ворота замка Лионель. Рамза

Рамза и его отряд под покровом ночи готовятся штурмовать замок. 

Рамза: Ждите здесь. Я открою вам ворота.

Рамзе удаётся взобраться на стену.

Знакомый голос: Не так быстро, мой мальчик!

Появляется Гафгарион.

Гафгарион: В этот раз ты сделал всё правильно, но опять не заметил засады. Я разочарован.

Гафгарион даёт команду. Его отряд набрасывается на солдат Рамзы с тыла, прижимая их к запертым воротам. Сам Рамза должен сражаться с Гафгарионом один на один.

Рамза: Ларва!

Гафгарион: Ты и я, Рамза. В позицию!!

Битва: Чёрный рыцарь Гафгарион, два лучника, три рыцаря, вызывающий

Гафгарион смертельно ранен.

Гафгарион: Это … конец? Холодно…

Рамза: Прощай, Гафгарион…

Рамза: Мы должны забрать принцессу, пока не подошло подкрепление.

Водопад Зеркилия. Овелия

Делита: Ваше высочество устали? Сочувствую, но ничем не могу помочь. Отдых может окончиться плохо. Утешьтесь тем, что  чем скорее вы окажетесь в Зелтении, тем скорее вы окажетесь в безопасности.

Овелия: Раньше или позже, какая теперь разница? Мне кажется, я уже умерла,… Вормав меня зарезал. Лучше бы ножом. Делита, вот здесь, на этом самом месте, ты обещал мне свободу – это тоже ложь?

Делита: Ложь или нет, но тебе придётся идти за мной. У нас на плечах висит Норден. Если наши благородные рыцари найдут принцессу, принцесса окажется на дне водопада, ну или в канаве, если мы успеем уйти достаточно далеко. Ты мешаешь своему брату сесть на трон, с этим я ничего могу поделать. 

Овелия: Зачем ты мне всё это говоришь!?

Делита: Затем, что… Зараза! Овелия, стой! 

Овелия пытается убежать, не замечая нескольких вооружённых людей.

Рыцарь Нордена: Никогда бы не подумал, что найду принцессу здесь. Приветствую вас, ваше высочество. По этикету я обязан преклонить колено, но дело наше слишком деликатно, чтобы обращать внимания на формальности. Ребята, этот Гафгарион опять опростоволосился, впрочем, я всегда знал, что он придурок. Прирежьте мальчишку и принцесса наша. Целиком и полностью. 

Делита: Дважды на одном месте, и второй раз за день. Впрочем, говорят, что мелкие неудачи отводят большие. Господа, не понимаю, на что вы рассчитываете, но если вам угодно сразится – я готов. 

Битва: Рыцарь, лучник, чёрный маг.

Делита: Надеюсь, этого было достаточно, что бы её высочество снова ощутили вкус к жизни? Овелия, если вы намерены возрыдать над несчастными убийцами, умоляю - не надо. Насколько мне известно, таких людей обычно награждают ядом или сталью, так что, в сущности, они ничего не потеряли. Ларва… ваше высочество, если вы намерены и дальше сидеть и страдать в ожидании - это ваше дело, но если желаете дать бой обстоятельствам или хотя бы жить, позвольте мне отвести вас в Зелтению. Вам выбирать.      

Овелия: Мне не из чего выбирать.

Замок Лионель

Делакруа: Гафгарион не так хорош, как хотел показать… Или ему просто не повезло? В любом случае, я восхищаюсь вашим прорывом, господа. Я в своё время… впрочем, не важно. В твоих жилах течёт кровь Беоульвов, мой Рамза. Пусть даже это кровь ублюдка.

Делакруа медленно выступает вперёд.

Делакруа: Однако ваша навязчивость непростительна. Господа мои, шутки кончились. Рамза. Отдай мне аурацит и покинь вверенный мне город, в этом случае никаких враждебных действий с моей стороны не последует. Но если ты посмеешь оказать сопротивление, я буду беспощаден…

Рамза: Где принцесса Овелия?
           
Делакруа: Решил освободить её, мой Рамза? Ты уже предал собственную семью, откуда такая трогательная привязанность к этой женщине? Полагаю, в тебе говорит юношеское упрямство, помноженное на ту частичку крови, что досталась тебе от отца, но чего ты надеешься добиться в своём одиночестве? Один человек - это меньше, чем человек. Власть лежит в основе всего, Рамза, власть как возможность, не имеешь её, и никакая цель не может быть достигнута,… Ты же не имеешь.  

Рамза: Где принцесса?

Делакруа: Не здесь, на пути в Зелтению. Она прислушалась к голосу разума и предпочла нашу помощь твоей. 

Рамза: Ты врёшь!

Делакруа: Овелия предпочла смерти трон. В этом деле ей необходимы союзники, и по причинам, которые не нуждаются в объяснении, она сочла тебя ненадёжным и приняла условия церкви. Впрочем, ещё не поздно всё исправить. Не вижу причины, по которым человек твоих достоинств не может вступить в наши ряды. Тебе не интересны крысиные бега своих братьев? Мне они не интересны тоже. Я и в моём лице глабадосская церковь заботится только о благе Ивалиса и всех населённых людьми земель, мой Рамза, даже если эти люди еретики. Вскоре мы предадим этому миру немного более пристойную форму. Твоё решение? 

Рамза: Я не хочу менять мир! Я просто не могу оставаться в стороне, когда тысячи людей гибнут из-за кучки дорвавшихся до власти мерзавцев. Изменить весь мир? Делакруа, ты действительно думаешь, что церковь на это способна? Что на это хоть кто-то спосбен? И после этого ты говоришь мне, что я безрассуден?

Делакруа: Ха ха, я не в силах сдерживать смех, мой Рамза, прости,… как кардинал я должен сказать, что твоё смирение похвально, но… Ты держишь камень зодиака в своей руке. С ним ты способен изменить не только один жалкий мир, но и саму сокровенную суть вещей. Горячее может стать холодным, твёрдое мягким, по твоей воле. Что ж, поскольку ты, вероятно, не разбираешься в этих материях, позволь мне открыть тебе глаза. 

Кардинал достаёт красный кристалл скорпиона из своего мешочка и держит его в руках.  Его окружает странное сияние, но внезапно происходит нечто совершенно неожиданное. Арман Делакруа исчезает, на его месте оказывает уродливая тварь.

Кухулин: Ха ха ха. Как вам это нравится? Удивлены? Посмотрели бы на ваши рожи. Нечистый царь Кухулин, таково моё имя. Теперь позвольте мне повеселиться. Как следует повеселиться. Экстаз мучений, агония пытки, амброзия захлёбывающегося болью предсмертного крика… 

Битва: Нечистый царь Кухулин.

Вообще это сущность чем-то напоминает Уги-Буги из кошмара перед рождеством. Набитый чем-то серый мешок с пастью вдоль брюха, с помощью которой он извергает заклятья яда, а также сна вкупе со смертным приговором, правда сомневаюсь, что Рамзе и остальным это показалось смешным.

Кухулин: Странно… Я, неумирающий… умираю. Я не смогу помочь моей госпоже вернуться…

Кухулин растворяется, оставив после себя камень. Чей-то отчаянный крик слышится, когда камень падает на пол.

Зелтения

Голтана:  Мне сообщили, что вы тот молодой человек,… который спас мою дорогую родственницу принцессу Овелию.

Делита: Делита Хайраль – рыцарь Чёрного Овна под командованием барона Гримса. Был послан в Орбонн бароном с целью спасения принцессы. Я вернулся – моё задание завершено.

Канцлер Глеванн: Хайраль? Никогда не слышал этой фамилии. 

Голтана: Мне казалось, барон Гримс погиб в бою с Рюумоку, в прошлом месяце. Орден Чёрного Овна был полностью уничтожен.

Делита: Всё так и случилось. Чёрные вести вынудили меня торопиться.

Голтана: Как себя чувствует принцесса?

Епископ Канбабриф: Крепко спит, путешествие без должных удобств отняло у неё много сил.

Орланду: Я слышал, ты привёл с собой пленника?

Делита: Да, сир. Приведите его! Вам будет интересно.

Рыцарь вталкивает в комнату пленника Делиты.

Делита: С какой целью вы пытались похитить принцессу?

Пленник: Чтобы оклеветать его светлость герцога Голтану и сделать невозможным его назначение регентом.

Делита: Кто отдавал тебе приказы? Бестрада Ларг?

Пленник: Нет. Один из советников его светлости Голтаны, желавший оказать услугу Ларгу.

Канцлер Глеванн выходит вперёд.

Канцлер Глеванн: Чушь! Никто из нас не предавал нашего герцога! Заставьте этого мужлана замолчать! Он не понимает что говорит!

Голтана: Незачем. Мы слушаем. 

Делита: Кто это был?

Пленник: ….

Делита: Назови человека, отдавшего тебе приказ. Он среди нас? 

Пленник: Я могу рассчитывать на ваше заступничество?

Делита: Обещаю тебе. Кто он!!?

Пленник: Он стоит передо мной… Канцлер Глеванн.

Канцлер Глеванн: Как ты смеешь, скот! Это наглая ложь. Я в первый раз вижу этого человека!

Делита: И кто тебя надоумил? Королева?

Глеванн: Это какой-то больной бред! Я ничего об этом не знаю!

Делита: Предательство - это серьёзное преступление, не правда ли, министр? Здесь золотом не отделаешься…

Делита угрожает министру мечом. Охрана Голтаны и Орланду застывают в боевой готовности.

Глеванн: Я сказал, что не ничего не знаю! Это клевета! Ваша светлость.

Делита убивает бросившегося в бегство министра и преклоняет колено.

Делита: Позвольте мне сказать! Мой Герцог, у вас почти не осталось времени. Зюйден должен взять столицу! Вскоре ваш враг обвинит вас в преступлениях канцлера, а “свидетели” найдутся всегда. Ваша светлость, единственный выход нанести удар первым. Лишите власти королеву, оспорьте права Ориния, и возведите на трон принцессу!

Герцог Драксморд Голтана захватил Лессалию и заточил королеву Рувелию в крепости Бехтла, обвинив её в организации похищения принцессы, и после объявил Овелию Актасуа королевой Ивалиса.

Однако герцог Бестрада Ларг, в свою очередь, заявил, что принц Ориний является единственным законным наследником короля Омдолии и должен унаследовать трон. После этого Ларг самолично провозгласил себя регентом и опекуном несовершеннолетнего короля.  

Вслед за этим Ларг приказал присягнувшему на верность его величеству Оринию ордену Нордена освободить королеву из заточения. В ответ на это Голтана отдал приказ ордену Зюйден, давшему клятву верности её величеству Овелии…

Так началось чудовищного потрясение, которое тогда ещё никто не называл “Война Львов” …

Гарнизон Белтха

Барон Болмина: После известных событий число погибших возросло до сорока тысяч – если считать с обеих сторон.  И ещё больше двухсот тысяч раненых только в наших войсках.

Эльмдор: К сожалению, потери не единственная наша проблема. Запасы продовольствия даже меньше чем я ожидал. Вся беда в засухе, и здесь, боюсь, мы бессильны. Еды у людей как нет, так и не было, рынки опустели, цены взлетели в воздух, налоговые поступления, напротив, значительно уменьшились. Хранилище заполнено едва ли наполовину. Этого хватит на шесть месяцев, и то в лучшем случае. 

Виконт Бланш: Ларг, я уверен, столкнулся с той же проблемой. Согласно моей информации, зерно на его землях было уничтожено дождём раньше, чем его успели собрать.  

Орланду: Хуже всего с теми, кого сделала нищими война. Деревни обезлюдели. По словам Олана, Лесалию наводнили беженцы. Их уже более ста тысяч, и это далеко не предел.  

Бланш: Ха! Не вижу ничего плохого! Ларгу нечем накормить такую ораву. Будут голодные бунты… 

Орланду: А я не вижу повода для смеха! В скором времени беженцы доберутся и до нас. Нужно начать переговоры, пока ещё не поздно!

Голтана: Я понимаю твоё беспокойство. Однако мы не можем остановить войну. От имени Овелии я поднимаю величину налога втрое. Потрудитесь удостовериться, что торговцы не завышают цены. Нарушителей вешать с конфискацией имущества в пользу государства. Так же кто-то должен взять на себя обязанность заворачивать тех, кто ищет убежища в Лимбери. Граница должна стать непроницаема. 

Орланду: Ларг в тяжёлом положении. Ваша светлость, нельзя упускать возможность решить дело миром. 

Голтана: Достаточно, Орланду! Я не собираюсь договариваться с Бестрадой.

Орланду: Ваша светлость, Ивалис ничто без его народа, и мы тоже. Крестьяне - вот кто больше всего страдает в этой войне! Новый налог их просто зарежет! И не только крестьяне, мы уже не можем полноценно кормить собственных солдат, и виноваты в этом не ордалийцы и не Ромадия. Ивалис не выдержит гражданской войны. Я говорю – у страны нет ни ресурсов, ни решимости.

Голтана: Решимости? С каких пор ты превратился в труса, Сидольф?

Орланду: В Пятидесятилетней войне мы в одиночку сдержали вторжение ордалийцев! Но это была честная война.

Голтана: Ты хочешь сказать, что в этой войне чести нет? В чём причина этого лицемерия? С Ларгом и иже с ними можно говорить только на языке силы. Любые уступки они воспринимают как слабость. Мы делаем это ради Ивалиса! Наш долг защитить людей от притеснений со стороны загнивающей королевской семьи. Ради того, чтобы избавить нашу родину от тирании преступивших все земные и небесные законы ублюдков, мы будем сражаться до победного конца.

Бланш: Его светлость сказал правильные слова. Не говоря уже о том, почему это мы должны сдаться, когда победа настолько близка? Признаться, я не ожидал подобных слов из уст человека, которого называют Громовым Сидом.

Орланду: Победа рядом? Я своим ушам не верю! Что в этом безумии предвещает победу? Или этот господин просто слеп?

Бланш встаёт.

Бланш: Это оскорбление! Я не потерплю…

Голтана: Достаточно! Я весьма разочарован, Сидольф. Надеюсь, что это в последний раз.

Бланш садится.

Орланду: ….

Голтана: Я не стану повторять. Если кто-то из вас не согласен с моим решением, уходите сейчас! Я достаточно понятно выразился? Орланду!

Часть третья

Смелый

Христос остроскулый и смуглый
Идет мимо башен,
Обуглены пряди,
И белый зрачок его страшен.

Спешите, спешите за господом нашим!

Фредерико Гарсия Лорка

Делита сказал мне, что есть большой поток, и что он пытается придать ему нужное направление.

Если эта гражданская война и есть тот самый поток, подобный неизбежной судьбе, смогу ли я пойти против неё?

Теперь я направляюсь в Лессалию с целью рассказать моему брату Зальбагу, что кто-то управляет войной, оставаясь в тени…

Новости

Будущие войны.

Три месяца прошли со времени битвы под Гуловафией – первой масштабной битвы, произошедшей на равнине между Лесалией и Лимбери. Потери в обоих армиях достигли четырёх сотен тысяч человек. Битва между теми, кто сражался плечом к плечу во времена Пятидесятилетней Войны, не принесла никаких результатов, кроме новых кровавых столкновений, которым не видно конца. Многие считают ситуацию безвыходной, и крайнее уныние распространяется по всей стране.    

Спасение принцессы Овелии.

Принцесса Овелия, злодейски похищенная из монастыря Орбонн, была благополучно спасена. Человеком, задумавшим это омерзительное и богомерзкое преступление, оказался некий Глеванн, близкий советник одновременно и герцога Голтаны и ныне покойной королевы Рувелии. Мотивом похищения было устранение принцессы, препятствующей единоличному наследованию трона сыном королевы Оринием. Однако сторонники королевы категорически отвергают все обвинения, и в пользу этого свидетельствует, что министр Глеванн был казнён по приказу Голтаны с неприличной поспешностью.
Принцесса была спасена молодым рыцарем по имени Делита Хайраль, состоящим в рыцарском ордене Чёрного Овна под командованием барона Гримса. Ожидается, что за свой героизм Делита будет назначен новым главой ордена Чёрного Овна, поскольку барон Гримс доблестно погиб в бою, сражаясь с восставшими Руюмоку.

Смерть Делакруа

Прошло три месяца после смерти всеми любимого кардинала Армана Делакруа из-за скоротечной лихорадки. В последнее время появились слухи, что на самом деле он был убит при исполнении своих обязанностей. Есть даже те, кто утверждают, что это было сделано неким неизвестным монстром. Косвенным повреждением этих теорий является то, что незадолго до смерти кардинала замок атаковала бесчестная банда воров-богохульников, что привело к множеству смертей и увечий среди охранников замка и иных честных людей. По непроверенной информации, тела некоторых из них описывают так, словно они были раздавлены.    

Засуха и наводнение

Королевство имеет ужасный урожай. Зелтения и Лимбери были опустошены засухой, и зерна было собрано в два раза меньше чем обычно. С другой стороны, Галлион и Фовохам пострадали от небывалого наводнения. Сбор зерна там также сократился вдвое против нормы. Обездоленные войной, страдающие от голода крестьяне массово покидают свои земли, направляясь в Лессалию в поисках убежища и поддержки.  

Каменноугольный бассейн Голанд

Крик: Куда? Куда он побежал?

Молодой человек появляется на крыше.

Крик: Вон там! Он на крыше!

Появляется несколько молодцов весьма разбойного вида.

Олан: Окружён…

Вор: Не знаю, кто ты такой. Плохо, что наткнулся на нас. Для тебя плохо.

Олан: В следующий раз рекомендую вам повесить снаружи вывеску – с надписью “берлога драного ворья”. 

Вор: Очень смешно! Проклятый трепач. Сдавайся, может быть, пощажу! 

Появляется отряд Рамзы

Рамза: Там происходит что-то плохое.

Вор: У нас сегодня полно гостей. Я счастлив по самое не могу. Убить их всех и что бы ни один не ушёл!

Битва: Медиатор (24), три вора, два травника

Олан: Судьба моя в руке моей! Остановись, мгновение! Галактика, тпру!

После этого у врагов случаются разнообразные неприятности от невозможности двигаться до невозможности атаковать. Справится с ними становиться куда проще.

Рамза: Ты в порядке?

Олан: Спасибо за то, что спас мне жизнь. Моё имя Олан Дюрай. А как зовут тебя?

Рамза: Рамза Беоульв.

Олан: !!

Рамза: Что-то не так?

Олан: Ничего, забудь. Куда вы направляетесь?

Рамза: В Лессалию. Если нам по дороге, мы можем пойти вместе.

Олан: Увы, мне не по дороге. Но спасибо за предложение.

Рамза: Будь осторожен.

Олан: Тебе того же.

Они пожимают друг другу руки.

Олан: Я тебя ещё увижу. Постарайся до этого не умереть.

Рамза: Сделаю всё что смогу.

Лессалия. Рамза

Зальбаг: В чём дело? Почему ты не садишься? Я был удивлен, узнав, что ты в Лессалии. Альмэ тоже здесь. Поговори с ней, прежде чем уйти. И ещё одно. Если ты хочешь напомнить мне о Тете, то Аргас убил её из каких-то своих соображений, а ты свернул этой змее шею. Вопрос закрыт. 

Рамза: Брат…

Зальбаг: Да?

Рамза: Ты можешь остановить войну?

Зальбаг: Не говори глупостей.

Рамза: Но зачем? Во имя чего? Беоульвы сражались за Ивалис, не за королей. А сейчас вы и вовсе воюете ради собственных интересов. 

Зальбаг: Рамза, ты ничего не знаешь! 

Рамза: Это ты ничего не знаешь, брат! Вся война - это чья-то интрига! Кто-то использует и Ларга и Голтану!!

Зальбаг: Чья-то интрига…? Договаривай, раз уж пришёл.

Рамза: Я знаю не много,… Дайседарг пытался похитить и убить принцессу, что бы уничтожить Голтану. Но кто-то из окружения  кардинала Делакруа перехватил её и передал Голтане. Если бы Дайседаргу удалось, герцог Драксморд стал бы предателем даже в глазах собственных союзников. 

Зальбаг встает из-за стола

Рамза делает шаг назад.

Рамза: Ты ничего не знал!?

Зальбаг: Глупец! Во что ты превратился, если не веришь даже собственной крови?  Сгинь с моих глаз! Возвращайся в Игрос, иначе мне будет очень сложно сдержаться!!

Рамза: Ты тоже не веришь мне, Зальбаг.

Зальбаг: Интересно, как ты себе это представляешь? И что ты сделал, что бы завоевать моё доверие? Я заботился о тебе, потому что ты мой брат по отцу, но как видно дурная кровь - это дурная кровь. Ты не Беоульв!

Рамза: …это не так, Зальбаг.

Рыцарь Нордена без предупреждения врывается в комнату.

Рыцарь: Ваше превосходительство! Нам сообщили, что Громовой Сид прорвался, прорвал нашу оборону в Догуоле! 

Зальбаг: Вот как!? Орланду… Я думал, что ты всё ещё в Бехтле! Немедленный сбор! Передай всем кому необходимо. Я скоро буду!!

Рыцарь: Сделаю, сэр!

Зальбаг и рыцарь выходят и комнаты.

Ворота Замка Лессалия. Альмэ

Рамза собирается идти.

Альмэ: Рамза, подожди!

Рамза: Альмэ…

Альмэ: Ты уходишь, даже не сказав мне слова?

Рамза: Я ненавижу прощаться…

Альмэ: Ты не вернёшься?

Рамза: Делита жив.

Альмэ: Как?

Рамза: Не знаю. Делита помог украсть принцессу.

Альмэ: Что всё это значит?

Рамза: Я думал, он присоединился к Голтане, чтобы отомстить нам,… Но, похоже, он служит кому-то ещё. Кто-то приказал Делите вытащить принцессу из этого заговора.   

Альмэ: Это правда, что Дайседарг был замешен в похищении? 
 
Рамза: Да. Я уверен, у него есть свои причины, но я не знаю их.

Альмэ: Значит они её… как Тету?

Рамза: Да…

Альмэ плачет.

Рамза: Альмэ, слушай внимательно. Я не знаю, кто стоит за Делитой и чего он хочет. Но он опасен. Он развязал гражданскую войну, чтобы добиться своих целей. 

Альмэ: Делита тоже часть этого?

Рамза: Я не знаю. Мне кажется, Делита на самом деле не служит никому кроме себя. 

Альмэ: Ты будешь бороться против них?

Рамза: …

Альмэ: Я с тобой.

Рамза: Ты с ума сошла? Это невозможно!

Альмэ: Я хочу доказать, что ты говоришь правду!

Рамза: Нет, нет и ещё раз нет.

Альмэ: Я не хочу видеть другую Тету!
 
Рамза: Альмэ, пожалуйста…

Мужской голос: Ты прозываешься Рамзой Беоульвом?

Появляются двое рыцарей и священник.

Священник:  Не стану ставить тебя в неудобное положение, сын мой. Я Зальмур Люцианад, смиренный брат инквизитор. Именем Сына божьего Аджоры и Церкви Глабадоса я приказываю тебе предстать перед строгим, но справедливым, не мстительным церковным судом по обвинению в убийстве и ереси! Соблаговоли проследовать за нами. Любое сопротивление будет расценено как признание вины и повлечёт за собой неизбежную казнь!    

Рамза: Инквизитор?

Альмэ: Беги! Брат!!

Зальмур: Я не позволю этому случиться. И хотя сердце моё скорбит о погибающей душе, я приказываю – убейте еретика!

Битва: Благочестивый Зальмур, три рыцаря, два монаха.

Зальмур: Противодействие инквизиции приравнивается к богоборчеству! Ещё не поздно! Покайся перед Богом и будёшь спасён!

Рамза: Почему ты называешь меня еретиком? Что я сделал и когда? 

Зальмур: Не претворяйся невинной овечкой, грешник! Ты убил благочестивого кардинала Делакруа и украл священный камень, чтобы отдать его в руки демона, которому ты воздавал королевские почести и приносил в жертву девственниц! 

Рамза: Это не правда. Легенды о священных аурацитах лживы. Зодиакальные камни это магициты, наполненные злой силой. Кардинал воспользовался “скорпионом”, и камень превратил его в Ларву!!

Зальмур: Ты смеешь клеветать на него? Боже, прости этому человеку… Ты позоришь благородное имя своей семьи! Братья! Торопитесь. Его не спасти! Торопитесь, братья! Отчихвостить грешника!  

Альмэ: Беги, брат! Те, кто уходит с ними, не возвращаются!
 
Рамза: Это ты должна бежать, Альмэ! Иначе он и из тебя сделает еретичку. Беги! 

Альмэ: Я тебя не оставлю!

Зальмур получает рану.

Зальмур: Еретик, ты не знаешь Божьего страха! Это страшный грех. Но придёт время, и я очищу тебя страданиями.

Зальмур телепортируется.

Альмэ: Ты не ранен?

Рамза: Да… мы оба не ранены. Откуда инквизитор знает о священном камне? Может быть, за Делитой и Делакруа всё это время, в самом деле стояла Глабадоская церковь? Но зачем церкви аурациты…?

Альмэ: То есть священные камни? Ты имеешь в виду легендарный зодиакальный камень? Он на самом деле существует? Тогда, возможно, я его видела…

Рамза: Что? Где?

Альмэ: Обещаешь, что возьмёшь меня с собой?

Рамза: Не будь глупой! Тебе будет очень тяжело! Нет! Я не собираюсь тебя брать. Ни под каким видом. 

Альмэ: Хорошо. Но тогда я тебе ничего не скажу!

Рамза: Сейчас не время для игр. Тебя могут убить!

Альмэ: Тебе не кажется, что уже поздно меня предупреждать? Ты не подчинился им, значит, я, скорее всего, уже еретичка, беглая еретичка вроде тебя. Дайседарг пожертвует мной ради блага семьи и не чихнёт. 

Рамза: Он на это способен. Всё равно идти со мной слишком опасно! Объясни ситуацию Зальбагу, он получит для тебя церковное прощение!

Альмэ: Я видела его в монастыре Орбонна. Да, именно там…. Кристалл, на котором вырезана девушка.

Рамза: Дева…прежде чем он попадёт в их руки, я должен… Спасибо, что сказала. Теперь беги к Зальбагу! 

Альмэ: А как ты попадёшь в Орбонн? Ты еретик. Ты не сможешь проникнуть в монастырь глабадоссцев. Никогда! 

Рамза: …..

Альмэ: Вот видишь? Я нужна тебе.

Рамза: Только до Орбонна и ни шагу дальше, ты поняла. После ты отправишься домой.

Альмэ: Я поняла.

Рамза: Обещай мне.

Альмэ кивает.

Новости

Смерть маркиза Эльмдора.

Известный как Серебряный Лорд среди людей Ивалиса, или как Серебряный Людоед среди наших врагов, человек необычайных достоинств, герой Пятидесятилетней Войны Маркиз Лимбери Мессам Эльмдор был сражён случайной стрелой в битве на равнине Фусс, и умер, не приходя в сознание. Многие люди знали и уважали его как благородного дворянина и верного последователя учения Глабадосской цервки. Многие пришли на его могилу, что бы выразить своё уважение. Поскольку Мессам Эльмдор был одним из главных сторонников герцога Драксморда Голтаны, его смерть без сомнения окажет большое влияние на продолжение войны.  

Подземная библиотека. Второй этаж.

Альмэ: Симон! Пожалуйста, скажи что-нибудь!!

Симон (стонет) Альмэ… Зачем… ты… пришла?

Альмэ: Что случилось?!

Симон: Опасно… уходи… быстрее, дитя. Они пришли за… священным камнем… за девой…

Рамза: Священным камнем? Альмэ, ты была права!

Симон: Камень - это сокровище, предаваемое из поколения в поколение… один из камней королевской короны Ивалиса. Когда принцесса Овелия пришла к нам, корона преподнесла этот камень как доказательство её происхождения.  

Рамза: Кто “они”? Зачем им нужен камень?

Симон: Ты старший брат Альмэ, Рамза, да? Умоляю тебя, не вмешивайся,… тебя убьют.

Мужской голос: Где этот Ларвой, простите, богом взятый камень!! Камень со знаком зодиака!

Другой голос: Терпение! Он должен быть где-то здесь! Ищите его!

Ещё один голос: Мы можем спуститься на нижние этажи здесь. Он, скорее всего, там

Рамза: Я заклеймён глабадоссцами как еретик, что это значит, вы знаете. И все из-за камня? Пожалуйста, расскажи мне. Кто они такие?

Симон: Хорошо… я скажу. Первосвященник и его клика пытаются вернуть церкви власть, которой она некогда обладала. Сейчас они пытаются ослабить Ларга и Голтану, стравливая их друг с другом. Если всё пойдет, как они хотят, война не только погубит обоих герцогов, но и уничтожит доверие к самой королевской семье. Монархия в Ивалисе падёт.

Рамза: Зачем нужны камни… и новые Храбрецы Зодиака?

Симон: Что бы пленить сердца людей… людям нужно во что-то верить.

Рамза: Но Делакруа уже присоединился к Ларвам. Даже если это единственная возможность использовать аурацит, его всё равно достаточно, чтобы заменить целую армию. Фунебрис хочет эту власть?

Симон: Ты не похож на своих братьев. Куда больше на покойного Балбанеса. Может быть, именно ты сможешь помешать их амбициям.  

Рамза: Оставайтесь здесь. Я иду за ними.

Альмэ: Я с тобой!

Рамза: Симона нельзя оставлять одного. Найдите безопасное место и спрячьтесь!

Альмэ: Хорошо, я найду!

Рамза отдаёт священный камень тельца Альмэ.

Рамза: Возьми его на всякий случай. Если я не вернусь, брось его в море Боргосии.

Альмэ: Жаль, я не могу тебе помочь. Я хотела бы родится мужчиной…

Рамза: Не будь дурочкой. Ты единственная, кому я могу доверять! Кем бы я стал без моей маленькой сестры?

Альмэ: Братик Рамза…

Рамза: Позаботься о Симоне.

Подземная библиотека. Второй этаж

Излюд: Оставайтесь здесь. Прикроете нам спину. Понятно?

Церковный маг: Да, сэр!

Излюд отправляется вниз за святым камнем. Рамза приходится заниматься тыловым отрядом. 

Рамза: Ещё ничего не кончено! Не дайте им получить камень!

Битва: Три копейщика (25), травник, два мага времени

Голос Излюда: Боже мой! И при такой красоте она всё ещё дева?

Рамза: Вниз! Быстро!

Подземная библиотека. Третий этаж.

Излюд: Не думал, что ты нас найдёшь. Впрочем, не важно… ты как раз вовремя. Рыцарь Храма Излюд Тингель, к твоим услугам. Еретик Рамза, будь другом, отдай нам второй камень.

Рамза: А почему бы тебе не отдать мне свой? Тогда ты останешься жив!

Излюд: Я почему-то так и подумал. Между делом, а ты уверен, что сможешь справиться с нами? Я собираюсь забрать камень силой!  

Битва: Рыцарь Лезвия Излюд, два рыцаря, два лучника, вызывающий.

Излюд: Почему ты пытаешься нам помешать, Рамза? Беоульвы нам не друзья, но своим братьям ты не подчиняешься. Тогда почему?

Рамза: Я не подчинюсь им, потому что я Беоульв, и по той же причине сейчас сражаюсь против тебя. Потому что нельзя пользоваться именем ради собственных, причём донельзя пошлых интересов! Беоульвы для Ивалиса, а не Ивалис для Беоульвов. Мой отец сражался и умер, защищая нашу родину от иноземцев. Беоульвы не должны сражаться за издохшую королевскую семью или за тех уродов, для кого своё корыто всё, чужая жизнь ничто.

Излюд: Тогда иди к нам! У нас одна цель! Пойми же ты, наконец, Рамза! Глабадос хочет спасти нашу страну и построить мир, где все люди равны! Мир, который открыл людям святой Аджора, Божий мир! Без нищеты, страха, жлобов и подлецов в сутанах, зажравшихся дворян и людей которые только блеют. Никто уже не верит ни королевской семье, ни нобилитету, ни даже Богу, ты сам это знаешь! Мы вместе должны спасти, всё то, что ещё можно спасти!!    

Рамза: Вы устроили гражданскую войну! Причем тут Бог?

Излюд: Революция требует жертв, Рамза, даже если ей занимается церковь. Упадническая королевская кровь и прочие оскотинившиеся дворяне должны заплатить по всем счетам! Ты нам нужен, Рамза! Сделаем это ради счастья людей! Давай, переходи на нашу сторону. Как Делита!

Рамза: Ты лжёшь, Тингель! Церкви нужна армия, превосходящая по силе Норден и Зюйден вместе взятые, а ещё аурациты. Хотите скинуть королей, и посадить на трон ларву?

Излюд: Ларву? Рамза, ты что-то путаешь. Эти камни священны! Они сосуды божьей воли. С ними Глабадос поведёт людей в правде божьей и к вящей его славе. Никакого зла! 

Рамза: У тебя странное представление о божьей славе, храмовник. Ты знаешь, что кардинал Делакруа соединился с Ларвой Кухулином. Если это не злая сила, я не знаю, как это назвать!

Излюд: О чём ты? Конечно, я не верю в Зальмурский бред, но это ведь ты убил кардинала и забрал у него камень! Кстати, за Армана тебе отдельное спасибо, старая крыска собирала камни не для церкви, а в свой карман.  
                                                                                                                                       
Излюд ранен.

Излюд: Не повезло! Проиграть еретику, пропала моя честь,… Рамза, по должности мне полагается биться с тобой до конца,… но камень важнее моей репутации. Но следующий наш бой, так или иначе, будет для тебя последним, еретик. Обещаю.  

Рамза: Стой! Излюд!

Излюд бежит на первый этаж, Рамза преследует его.

Подземная библиотека. Первый этаж.

Альмэ: Нет! Отпусти меня!

Виглаф: Излюд, предоставь их мне. Тебе лучше уйти отсюда… с этой девочкой.

Излюд: Ты, быстро сюда! Я не кусаюсь.

Альмэ: Помогите мне! Брат Рамза!

Излюд уводит Альмэ.

Виглаф: Наш враг Рамза! Недооценка способностей сего молодого человека может стать последней ошибкой в вашей жизни! К бою быть готовыми!! 

Появляется Рамза и его отряд.

Виглаф: …Милюда, наконец-то я могу отомстить за твою смерть!

Рамза: Виглаф!! Ты всё ещё жив!!

Виглаф: Пришлось постараться, чтобы дожить до этого момента, Рамза. Рад тебя видеть. Сколько же времени прошло с нашей последней встречи? Кажется, тогда мы говорили о твоих братьях и переговорах?

Рамза: И ещё о том, почему твои люди не сдавались. Только тогда ты был вождём Бригад Смерти воевавших за мечту, а сейчас стал собакой церкви.

Виглаф: Рамза, вряд ли ты имеешь право спрашивать меня об идеалах, но всё же я отвечу. Даже если мечты благородны и прекрасны, это просто сон, который никогда не станет явью, если человек не сделает его таковым. Но как это сделать, вот в чём вопрос? Мечте необходима власть, это единственный способ дать ей и плоть и кровь. Так устроен этот лучший из миров. Наши дорогие глабадосцы помогли мне сделать следующий вывод - нельзя воплотить мечты в жизнь, не имея соответствующих возможностей, в основе которых всё та же власть. Ты считаешь меня церковной собакой? Что ж, скажи ещё что-нибудь. Назови меня священной гадюкой. Или воцерковленным свином. Мне нет дела до твоего мнения! Ты можешь призирать меня, Беоульв, но последним буду смеяться я. Когда ты умрёшь.

Рамза: Мне жаль тебя, Виглаф. Даже если ты не смог воплотить свою мечту, твои люди верили в тебя. Они сражались, убивали и умирали за тебя. И за мечту, которую ты им дал и за Ивалис. Что ты сделал с ними и с собой? С кем ты связался? Что бы сказала Милюда и твои товарищи, окажись они сейчас здесь? Если тебе нужен кто-то, кто может воплотить твои мечты в жизнь за тебя, они теряют свою ценность. Разве ты со мной не согласен? Виглаф!     

Виглаф: А чем ты отличаешься от меня? Значит, ты у нас не полагаешься ни на кого? Ты не знал бедности, ты не жил нашей жизнью, ты никогда не испытывал этого чувства - чувства собственного убожества! И даже если тебе кажется, что ты знаешь, на самом деле это не так! Ты ничего не знаешь, Рамза. Мир намного страшнее, чем ты можешь себе представить, о потомок великой и благородной семьи. Ты обвиняешь меня? Тогда я скажу тебе, что у тебя нет такого права обвинять меня! 

Битва: Белый рыцарь Виглаф, два рыцаря, два лучника, чёрный маг.

Виглаф ранен.

Виглаф: Больно… нет, я не проиграю… Я один из… храбрецов Зодиака…Овен… я не могу проиграть… так!

Виглаф телепортируется.

Рамза: Куда ты? Виглаф!

Снаружи

Виглаф еле идет, оставляя за собой кровавый след.

Излюд: Ну и вид у тебя. Виглаф!

Виглаф: Обо мне не беспокойся… Просто уходи. 

Появляется Рамза.

Рамза: Альмэ!!

Виглаф: Иди… я…

Излюд: Я не забуду. Прости, Виглаф!

Излюд забирает Альмэ.

Рамза: Стой! Излюд!!

Виглаф кашляет кровью.

Виглаф: Ларва… я не могу умереть…столько осталось несделанным… я не смогу посмотреть в глаза моим товарищам, не отомстив за Милюду,… Нет,… я просто не хочу умирать…

Пурпурный камень выпадет из его кошелька. Камень медленно поднимается в воздух. 

Голос: Держащий божественный камень,… Присягни мне!

Рамза: Что за…? Аурацит…. Говорит…?

Голос: Держащий божественный камень,… Присягни мне,… От тебя дух – от меня плоть.  Смешай их своей волей, и будешь жить вечно.  

Виглаф: И это секрет камня?

Голос: Твой гнев, твоя ярость, твоя обида на мир,… я услышал их, и увидел тебя. Теперь присягни…

Рамза: Нет! Виглаф! Не открывай его!!

Виглаф: Помоги… мне.

Окружённый бледным светом Виглаф сливается с Ларвой, или может быть это Ларва прорастает сквозь него. Когда туман, наконец, рассеивается, на месте бывшего рыцаря стоит страшное четверорукое существо с головой рыжего барана.

Виглаф: Это и есть чудо, творимое камнем? 

Рамза: Виглаф…..!

Виглаф: Рамза, это сила великолепна! Нет, не только сила. Знания тысяч поколений пропитывают мой мозг. Я не могу описать…

Рамза бросается на него с мечом.

Виглаф: Нет, не сейчас… легче, Рамза,… мы встретимся позже… такое чувство… великолепная… Величественная сила….!

Виглаф-Велиус исчезает. Из монастыря выходит раненый Симон.

Рамза: Симон! Ты меня слышишь?

Симон: З, здесь…

Симон отдаёт Рамзе книгу.

Рамза: Это книга? Но зачем…

Симон: Гермоник, апостол, предавший святого Аджору, написал её… Она считалась потерянной… до тех пор, пока я не нашёл её в подземной библиотеке… Это подлинная история Храбрецов Зодиака…

Рамза: Тебе вредно говорить!

Симон: Всё хорошо… так и должно быть… я грешник. Я знал, что церковь задумала злое… но ничего не сказал… Эта книга может остановить их! Ты можешь вернуть Альмэ с этой книгой…

Рамза: Симон!!

Симон: Наконец-то я смогу отдохнуть. Ты должен позаботиться об Альмэ, Овелии и всём остальном. Только ты можешь… Рамза… ты совсем как Бальбанес… в молодости.

Симон умирает.

Рамза: Симон!
                   
Торговый город Дортер

Идёт дождь. К Рамзе подходит странного вида молодой человек.

Колдун: Еретик Рамза?

Рамза: Где Альмэ?

Колдун: Если хочешь её вернуть, приходи в замок Риованес. С собой возьми  “Послание Гермоника”, которое Симон Пенракс передал тебе в монастыре Орбонн.

Рамза: Что оно значит для вас?

Колдун: Ты читал его?

Первый вариант.

Рамза: Да. Верните Альмэ или ложь церкви будет разоблачена.

Колдун: Ты не в том положении, чтобы требовать. И чтобы угрожать. У тебя нет выбора. Я предупредил.

Вариант второй:

Рамза: Ещё нет. Что такого в этой книге?

Колдун: Блаженны нищие духом. Твоя жизнь и жизнь твоей сестры поставлена на карту, но ты даже не дал себе труд узнать из-за чего? В любом случае… я тебя предупредил. 

Колдун быстро уходит.
Зелтения. Церковь.

Делита: Ты здесь… все с ног сбились.

Делита входит.

Делита: Что-то не так? О, забыл, я не должен говорить с принцессой, словно она служанка. 

Овелия: Прекрати!

Делита: С вашего позволения, ваше великолепие.

Овелия: … Пожалуйста, прекрати.

Делита: Прости…

Овелия: Что вы делаете со мной? Я  даже не Овелия. Я ничего не стою,… не стою даже того, чтобы жить.

Делита: Да. Ты не Овелия. Мы не знаем ни твоего настоящего имени, ни даже происхождения.

Овелия: Ради чего я жила все эти годы…? Меня вырастили как замену… ха ха… это смешно, не правда ли? Принцесса, которая должна вести тихую жизнь в монастыре подальше от столицы. Я часто спрашивала себя, зачем мне такая жизнь. Но если мои страдания - это мир в Ивалисе, я думала, что смогу выдержать это. Зачем были вся эта боль, всё это одиночество?  

Делита: Мы похожи… бессчастные люди, обреченные жить чужими жизнями. Нас всегда используют… Работайте как следует и будете вознаграждены, так они говорят. Ложь… Только те, кто обладает властью, получают награду, только для этого им не нужно работать. Это закон мироздания. Большинство людей должны играть роли, которые им дали другие… И снова большинство из них даже не замечают своей несвободы. Я никогда не буду таким. Я не позволю себя использовать. Я буду тем, кто использует! Те, что играли со мной, словно с куклой, заплатят за это! Ненависть, жажда власти, ненасытность, я знаю цену этим людям и найду им всем подходящее применение.      

Овелия: Что ты будешь делать?

Делита: Верь мне, Овелия. Я сделаю эту страну достойной тебя! Ты  проживёшь жизнь, которой ты достойна. Ты будешь как солнце. Поверь мне. 

Делита успокаивает Овелию.

Делита: Не плачь.

Овелия: Я могу тебе верить?

Делита: Тебя я не предам. Клянусь моей погибшей сестрой, Тетой,… пожалуйста, не плачь…

Овелия обнимает Делиту.

Холмы Грога

Отряд Рамзы встречается с отрядом, дезертировавшим из армии Зюйдена.

Дезертир: Ларва. Нам везёт как покойникам, нарваться на отряд преследователей! Мы же ушли так далеко… Ларва. 

Рамза: Вы рыцари Зюйдена? 

Дезертир: Мы устали от войны! Мы всего-то хотим попасть домой. Лучше быть бедным и копаться в грязи, чем эта бойня! Нас тошнит от крови, мы не хотим больше убивать! Нас ждут наши семьи, мы хотим к ним! 

Рамза: Подождите! Мы не преследуем вас. Мы тоже не хотим сражаться. Разойдёмся мирно!

Дезертир: Врёшь! Ты ждал, что мы в это поверим? Пытаешься застать нас врасплох! Да, убивать в спину и проще и безопасней. Только эти трюки не сработают! 

Дезертир (травник) Послушай! Этот парень. Желтоголовый. Он был в списке разыскиваемых! Я видел его!

Дезертир: И что?

Дезертир (Травник) Это он! Еретик! Пойми! Если мы отдадим его им, они могут нас отпустить!!

Дезертир: Ты хочешь… вернуться в лагерь?!

Дезертир (Травник): Пойми! Взять еретика, это как привести вражеского генерала! Если передать его им, нас могут отпустить по домам! 

Дезертир: Точно… я слышал о парне, которого отпустили за генерала.

Дезертир (травник) Мы вернемся домой свободными! А иначе нам придется всю жизнь прятаться по пустыням!

Дезертир: Правильно! Бейте их, ребята! Его можно даже убить! Он еретик, его всё равно рано или поздно казнят! Его голова - это наш пропуск домой! Это наша последняя битва!

Битва: Два сквайра, два травника, лучник, вор.

Рамза: Я понимаю, что ваша жизнь имеет значение,… но неужели вы настолько…

После короткого, но ожесточённого боя.

Рамза: Отец… что бы ты сделал?

Появляется Олан во главе отряда бойцов Зюйдена.

Олан: Вот и встретились.

Рамза: Чёрный лев… Ты из Зюйдена?

Олан: Вы убили наших дезертиров. Спасибо. Правда, никогда не думал, что Беоульв будет помогать нам.

Рамза: Я не хотел. У меня не было выбора.

Олан: Бывает. Я полагаю, сражаться вы не хотите? Мы тоже. Конечно, эти ребята были той ещё дрянью, но… Я преследовал их не потому что мне этого хотелось. Уверен, ты понимаешь, что я хочу сказать.
 
Рамза: Ты знаешь меня…

Олан: Да, я видел твоё лицо и имя в списке разыскиваемых с особенной тщательностью… опаснейший еретик, если я не ошибаюсь. Не удовлетворишь моё любопытство, как ты этого добился?

Рамза: Ты хочешь поймать меня?

Олан: Какой смысл? Моё дело дезертиры… были дезертиры. Нам нет нужды вмешиваться во что-то ещё, тем более в дела Глабадосской церкви. Но вот твои братья считают иначе, на твоём месте я бы здесь не задерживался.   

Рамза собирается уходить, но внезапно останавливается.

Рамза: Почему вы продолжаете войну?

Олан: Скорее твои братья продолжают воевать с нами… 

Рамза: Если Ларг откажется от притязаний, Голтана тоже сдастся?

Олан: Этого не случится.

Рамза: Если ты встретишь графа Орланду, дай мне знать. Церковь использует упрямство Ларга и Голтаны в своих целях. Мы танцуем на их ниточках… Фунебрис и… остальные наши настоящие враги. 

Олан: Почему Орланду?

Рамза: Мой отец говорил, что граф его единственный друг…

Олан: Сидольф Орланду мой приёмный отец. Я передам ему твои слова…

Рамза: Ты веришь мне?

Олан: Я не знаю, зачем они собирают священные камни. Если это для людей, то я не стану вмешиваться. Но если они нужны для собственных подленьких делишек, Орланду остановит их. Его не зря называют Громовым Сидом. Поверь мне на слово.   

Рамза: Ты знаешь о заговоре первосвященника?

Олан: Да, но не радуйся раньше времени, доказательств у меня кот наплакал. Мы расследуем, но ты, скорее всего, знаешь куда больше.

Рамза: Если мы предоставим доказательства, вы прекратите войну?

Олан: Они у тебя есть? 

Рамза: Здесь послание… нет… ничего…

Олан: Никто не знает, когда закончится эта война и чем она закончится. Но я могу сказать… Орланду готов… вложить меч в ножны… 

Рыцарь Зюйдена: Олан, мы уходим?

Олан: Да, я сейчас буду! Мне пора, Рамза. Береги себя.

Олан идёт к своим солдатам.

Олан: Рамза, ты не одинок. У тебя есть друзья! Готовые рискнуть своими жизнями, если понадобится, и я один из них!

Рамза: Спасибо, Олан.

Город-Крепость Ярдоу.

Колдун: Ты понимаешь, что ты такое говоришь?

Рафа: Это ты не понимаешь. Мы ему не инструменты. Не инструменты для убийства! Если мы останемся, то останемся его игрушками до самой смерти! Мне надоело, Малак! Бежим вместе!

Малак: Кто помог нам, когда мы потеряли родителей? Если бы не великий герцог, мы сдохли бы с голоду…он дал нам дом, он заботился о нас… Так ты хочешь отплатить ему за доброту? 

Рафа: Ты обманут! Барингтон сам воспользовался войной, что бы сжечь нашу деревню! Хочешь знать зачем? Да затем, что ему нужно было оружие! Он уничтожил наш дом ради моего Рая и твоего Ада! Этот выродок убил наших родных! Ты что, не видишь?  

Малак даёт ей пощёчину.

Малак: Это безумие!

Рафа: Ты зам знаешь, что он это сделал! Что он сделал со мной, брат! Я знаю, что ты знаешь! 

Малак: Закрой свой рот! Иначе, я…

Появляется ниндзя.

Ниндзя: Ты здесь, Малак. Он скоро будет.  

Появляется ещё несколько солдат.

Малак: Я знаю. Всё готово…

Рафа: Малак…

Появляется Рамза во главе небольшого отряда.

Ниндзя: Он здесь, Малак! Еретик Рамза!

Рафа бросается к Рамзе.

Малак: Рафа!!

Рафа: Помогите!

Рамза: Ты! Ты же должен ждать меня в замке Риованес!

Малак: Так сказал великий герцог. Но я докажу, что смогу разобраться с тобой и без помощи рыцарей церкви. 

Битва: Рыцарь Ада Малак, три ниндзя (26), два вызывающих.

На Стороне Рамзы сражается рыцарь Рая Рафа.

Ниндзя: Что это значит Малак? Рафа предала нас?

Малак: Ваше дело Рамза и его стая. Со своей сестрой я разберусь сам.

Малак ранен.

Малак: Ларва, как я ненавижу отступления!

Рамза: Ты в порядке?

Рафа: В полном. Спасибо.

Рамза: Если они вернутся, нам придётся плохо. Надо найти укрытие.

Подземелье. Рамза

Рафа: Этот Барингтон хочет только одного. Нахлобучить на себя корону. Его уже называют королём, оружейным королём, потому что он продаёт много первоклассного оружия, и имеет при себе кучу мощных колдунов.

Рамза: Геррита подстрекает первосвященник. Убийство Ларга и Голтаны сделает из великого герцога регента…

Рафа: Почему ты продолжаешь драться, когда тебя заклеймили еретиком? Я думаю, что знаю. Но никто не скажет тебе спасибо, если ты убьёшь его.

Рамза: Я сражаюсь не за спасибо, но за честь и гордость Беоульвов. Моей семьи. 

Рафа: Врёшь… Ты не дворянин. Ты просто не научился закрывать глаза на чужую подлость. И хорошо, что не научился. 

Рамза: Ты мне льстишь. Я совсем не такой хороший. Но что ты собираешься делать? Я должен идти в Риованес, чтобы спасти Альмэ. Но ты только что сбежала оттуда, верно? 

Рафа: Я должна забрать моего брата…

Рамза: Почему вы поссорились?

Рафа: Мы сироты Пятидесятилетней Войны. Я никогда не забуду те дни, когда мы рылись в мусоре и трупах, потому что другой еды не было…Баррингтон спас нас. Тогда я ещё верила в Бога…

Рамза: Не вас одних. Герцог Баррингтон построил на свои деньги множество приютов для детей войны. Я слышал, что он отбирал самых отдарённых и готовил из них профессиональных убийц. Вы должно быть одни из них.

Рафа: Рафа Гартани, рыцарь Рая отряд Кукушки к вашим услугам. Наша семья владела особыми знаниями… Мой Рай, и Ад моего брата. Эти навыки сильно отличаются от простой магии,… Баррингтон хотел их себе. Глава семьи отказал ему. Он приказал сжечь деревню. Её сожгли. Он решил, что раз мы не достанемся ему, то не должны достаться никому. Он, наверное, очень обрадовался, обнаружив нас среди своих сирот.

Рамза: Когда ты узнала правду, ты решила бежать.

Рафа: Мы считали его нашим вторым отцом,… Наверное, он им и был… но это не остановило его от… от…

Голос: Я думал, вы умнее.

Рафа: Малак!

Из тёмного угла выпрыгивает лягушка.

Лягушка (голосом Малака): Рамза! Иди в замок в Риованес! Иначе твоя сестра умрёт! 

Рамза: Если ты хоть пальцем тронешь Альмэ, я убью тебя своими руками!

Лягушка: Рафа, к тебе это тоже относится. Беги, и сестра Рамзы останется на твоей совести!

Рафа: Так нечестно! Они не имеют к нам отношения!

Лягушка: Это не предупреждение… это наши условия!!

Лягушка взрывается.

Рафа: Пошли… Рамза! Пошли в Риованес.

Рамза: Прости, Рафа. Я втянул тебя в беду…

Рафа: При чём тут ты? Я втянута в это с рождения. Не волнуйся, как-нибудь выкручусь.  

Лес Югуо

Рафа: Погибшие в гражданкой войне не обретают мира. Они возвращаются снова и снова, со всей страстью, с которой сражались при жизни.

Битва: два мага времени, два чёрных мага, ревенант (27), сполох (28), гуль   

Рамза: Этот призрачный лес… Я надеюсь, что никогда не увижу его снова.

Замок Риованес. Вормав

Вормав и Виглаф на аудиенции у Великого Герцога Баррингтона.

Баррингтон: Добро пожаловать. Как вы находите мой замок? Признаю, что он выглядит несколько бледно в сравнении с Лесалийским, однако я испытываю к нему некую слабость,… он был построен исключительно в военных целях. Я нахожу его куда боле интересным, чем те, что используются в качестве седалищ нобилитета. Наша с вами родина всегда управлялась, возможно, несколько грубоватой, но сильной, я бы даже сказал железной, рукой, и это приносило плоды. Текущая война, как мне кажется, показывает, что королевская семья, к сожалению, не обладает должными качествами. Это сулит весьма печальные последствия, как вы думаете, рыцарь? 

Вормав: Переходите к делу… ваша светлость.

Баррингтон: Вы нетерпеливы, господа. Нетерпеливость нередко предшествует падению.

Баррингтон встаёт со своего места, и идёт по комнате.

Баррингтон: Но будь по-вашему… спрашиваю откровенно и надеюсь на откровенный ответ. Мы можем объединить усилия?

Вормав: Я не понимаю.

Баррингтон: Как я уже сказал, Ивалис нуждается в железной руке, иными словами, спасти нашу общую родину способна только сильная королевская власть. Кто может обеспечить таковую? Может быть, регент Ларг из ордена Норден? Или герцог Драксморд Голтана? К моему глубокому сожалению, эти господа никуда не годятся. Боюсь, что только вы, рыцари храма, доверенные люди первосвященника Марселя Фунебриса, владеете зодиакальными камнями…

Вормав (меняется в лице): !! 

Баррингтон: Священные аурациты, содержащие в себе великую силу, способную даже совершать чудеса. Согласно древним легендам катаклизм, обрушившийся на тогда ещё еретический Мюронд, был именно таким чудом… 

Вормав: Мне просто смешно… Конечно, прошу прощения. Никогда не думал, что великий герцог и оружейный король способен всерьёз воспринимать эти старые сказки.  

Баррингтон: Пытаетесь намекнуть мне, что уж вы-то в них не верите, рыцарь храма? Немного странно… говорят, что кардинал Делакруа убит из-за этого камня. 

Вормав: Мне сказали, что его жизнь забрала лихорадка.

Баррингтон: Зачем тогда вы преследуете младшего Беоульва, мой дорогой храмовник? Какой смысл было обвинять сего молодого человека в столь малоаппетитной ереси? 

Вормав: Это решение инквизиции. При чём тут мы? 

Баррингтон: О господи… Тингель, вы становитесь невыносимы. Продолжаете упорствовать в своём блаженном неведении? Что ж, полагаю, у меня найдётся способ вернуть вашу память… Позовите Малака!   

Малак вводит в комнату пойманного Излюда.

Излюд: О, Отец… я прошу прощения…

Вормав: Вот значит как.

Баррингтон: У меня есть скорпион и телец. Ничего не вспомнили, рыцарь храма?

Вормав: Недоумок!

Вормав бьёт Излюда по лицу. Входит рыцарь Риованеса.

Рыцарь: Простите меня, ваша светлость. Мы подтвердили личность предводителя, вторгнувшегося  ваши земли отряда. Это Рамза Беоульв. 

Баррингтон: Малак, поручаю молодого человека тебе.

Малак и рыцарь выходят из комнаты.

Вормав: Чего ты хочешь, Геррит?

Баррингтон садится на свой трон.

Баррингтон: Не заставляйте меня повторяться, рыцарь. Я хочу оказать посильную помощь вашему благородному делу. Мне кажется, это взаимовыгодное соглашение. 

Вормав: А что если я откажусь?

Баррингтон: Скажем так, некоторая несправедливость церкви выйдет наружу. Вот и всё. 

Вормав: Священные камни - это ещё не доказательство.

Баррингтон: Не спорю. Но что вы скажете о так называемом послании Гермоника? Ларг, Голтана и даже сенат будут весьма заинтересованы….

Вормав: Где оно?

Баррингтон: Скажем так, на своём месте. Каждый должен быть на своём месте, не так ли, рыцарь храма?

Вормав: Виглаф, иди за колдуном. Здесь я разберусь сам.

Баррингтон встаёт. Виглаф идёт к двери.

Баррингтон: Даже не пытайся! Все обстоятельства против тебя! Если ты думаешь, что мои люди неспособны, поднять руку на рыцаря храма… Я слышал о твоих подвигах, но эту битву тебе не выиграть Вормав!  

Вормав: Скорее, её невозможно проиграть. Ты зарвался… тварь земная.

Излюд: Отец…?      

Где-то гремит гром.

Вормав: Ты недооценил нас. Убить тебя будет даже слишком просто…

Баррингтон: Ты угрожаешь мне, храмовник!? У меня твой сын!

Баррингтон пятится к своему трону. Рыцари Риованеса врываются в комнату. Сразу четверо окружают Вормава. Вормав смотрит вниз. Снова гремит гром, но на этот раз уже ближе.  

Вормав: Решился на бой… загнанная крыса. Прекрасно. Ничтожество, взалкавшее того, на что подобные тебе никогда не имели никакого права, я покажу тебе силу священного камня!

Вормав достает жёлтый кристалл. Кристалл сияет.

Замок Риованес. Перед воротами.

Рафа: Малак, пожалуйста, прекрати! Давай уйдём вместе!

Малак: Ты знаешь, что случается с предателями. Их преследуют бывшие союзники и, в конце концов, убивают. Даже если ты сможешь сбежать, то всё равно будешь всю жизнь трястись за свою шкуру. Я не хочу этого! Великий Герцог отдаёт свои долги. Он обещал освободить нас после этого дела! 

Рафа: А ты ему поверил? Ты же знаешь, что он врёт! Если мы не вырвемся отсюда сейчас, то останемся рабами на всю жизнь! Или станем покойниками!

Малак: Я верю ему. Мы получим свободу за голову этого человека и “Послание Гермоника”. 

Рамза: Где Альмэ? 

Малак: Вижу, ты боишься за неё. Отдай мне послание и это спасёт вас обоих! 

Рафа: Рамза, ничего ему не давай! Баррингтон убьет нас всех, после того как получит книгу! Он всегда так делал! Твоя сестра в безопасности только до тех пор, пока послание у тебя!

Битва: Рыцарь ада Малак, три рыцаря, три лучника.

Если Малак ранен.

Малак: Плохо… Я недостаточно силён?

Малак бежит с поля боя.

Рафа: Малак! Ты упрям как плохой козёл! Куда ты собрался? Малак!

Рафа бежит за ним.

Если ранена Рафа.

Рафа: Ты прав. Убегать бесполезно. Кто старое помянет, тому и глаз вон. Я сама всё устрою.

Малак: Стой! Рафа! Куда ты!?

Малак бросается в погоню за Рафой.

Раненый рыцарь выползает из замка.

Рыцарь: Помогите… чудовище…

Рыцарь умирает.

Рамза: Рафа… Альмэ… пожалуйста… пусть с ними ничего не случится…

Замок Риованес. Альмэ

Альмэ: Брат Рамза…

Неожиданно раздается крик, исполненный невыразимого ужаса.

Альмэ: Что происходит?

До неё доносятся крики боя, боли и ужаса. Раненый рыцарь из последних сил прячется в её камере. Он падет на колени, вокруг него медленно растекается лужа крови.

Альмэ: Словно собаки рвали!

Рыцарь: Помогите… боже… монстр…

Альмэ держит его за руку.

Рыцарь: Беги …здесь… опасно.

Рыцарь умирает. Дрожа от страха, Альмэ выходит из своей камеры.

Замок Риованес. Рамза

Рамза входит в зал, заваленный изувеченными трупами рыцарей. 

Рамза: Боже…

Виглаф: Ну, вот и ты, Рамза. Приветствую.

Виглаф медленно приближается.

Виглаф: Мечи наголо, Рамза.

Рамза не движется.

Виглаф: Что случилось? Если ты не ударишь, я ударю.

Рамза: Что ты за человек …отдать свою душу Ларве, что бы отомстить за себя. Что бы сказала Милюда, если бы увидела тебя таким? Мне жаль тебя, Виглаф, больше, чем тебе кажется…

Виглаф: Месть? Ха! Это уже вчерашний день, Рамза… с тех пор моим аппетиты намного выросли. Плевать я хотел на эту жалкую идиотку и её нелепую смерть, и на дворян и  Ивалис мне плевать тоже! Я хочу принести хаос в наш с тобой общий мир… услышать крики человеков… но не волнуйся, Рамза, ты особенный случай. Тебя я убью… своими руками.

Рамза: Аурациты созданы демонами, не богами… Храбрецы Зодиака это те кто одержимы ими. То, во что мы верили, оказалось чудовищной ложью!

Виглаф: Ты забавляешь меня, хотя и не так как прочие люди. Столько усилий ради “Божьих чудес”… Она всегда фальшивы, Рамза, всегда. Правители переписывают историю в угоду собственной пользе, согласно собственным потребностям. И к слову сказать, а почему нет? Разве можно их в этом винить? Безмозглые массы, уродливый организм, который ты называешь людьми жаждет и богов и чудес. Они упиваются ими, как курильщики - опием, в тщетной попытке закрыться от своих страхов и оправдать своё никчёмное существование. Бесконечно жалующиеся, вечно ленивые, всегда надоедливые… вот какое оно на самом деле, наше с тобой человечество. Им не нужно величие, Рамза, они хотят квакать в своём болоте. Правители просто-напросто дают людям искомое… и история повторяется бесконечно. Правители извлекают выгоды из их страхов,… но опять же, людям нравится, когда их используют,… это даёт им чувство удовлетворения… Бог - не более чем образ, созданный страстями грязной толпы. Их главная ошибка, их несмываемая вина в том, что они прекрасно осведомлены о собственной уютной закостенелости, но не делают ничего, чтобы изменить положение. Так в чём же обвинять правителей? 

Рамза: А как же ты сам, Виглаф? Ты не победил свой страх. Ты просто продал себя камню и выпустил на волю чудовище собственной души. 

Виглаф: Я слаб, я жалок, я дрожу от страха перед миром и смертью, и потому отдал себя богу. Рамза, неужели ты, в самом деле, думаешь, что ты сам чем-то лучше меня? Неужели ты, в самом деле, думаешь, что способен на нечто большее, чем просто заглушить один свой страх другим? 

Рамза: Я пытаюсь бороться.

Виглаф: В таком случае твои  усилия подошли к неожиданному и жестокому концу. 

Битва: Белый рыцарь Виглаф.

Рамза сражается с ним один на один.

Виглаф: Ты стал сильнее.

Виглаф телепортируется.

Рамза: Уже бежишь? Ты, храбрец Зодиака? Виглаф!!

Рамза бежит по коридору в поисках Виглафа.

Рамза: Вылезай из своей дыры! Виглаф!

Виглаф появляется

Виглаф: Здесь и закончим, Рамза…

Виглаф использует свой камень.

Велиус: Прости, что заставил тебя ждать.

Появляются солдаты Рамзы.

Велиус: Вижу, к тебе пришла помощь. Тогда пусть она придёт и ко мне. Пусть всё будет честно. Восстаньте, мои слуги.

На подмогу Велиусу приходят три демона.

Велиус: Я иду, Рамза! Позволь мне, Чернокнижнику Велиусу, показать тебе подлинное ничтожество бесхвостой обезьяны, боящейся темноты.

Битва: Чернокнижник Велиус, три древних демона.

Велиус: Смерть… от руки смертного?

Велиус исчезает, оставляя после себя камень. Страшный крик доносится из ниоткуда.

Рамза: Альмэ!

Замок Риованес. Альмэ.

В зале для приёмов, четыре рыцаря  превращены в кровавый фарш. Смертельно раненый Излюд сидит в темноте.

Излюд стонет.

Альмэ подходит к нему.

Альмэ: Ты живой!?

Излюд: Мой меч,… где он? Должен… победить… его. Пожалуйста, …зажги свет. Темно… ничего не могу разглядеть.

Альмэ: Упокойся. Больше не нужно драться.

Излюд: Передай своему брату-еретику… камень… злая сила. Он был прав… как это ни печально. Вормав больше… не мой отец… сила сделала его… ларвой… рубанул, но…

Излюд захлёбывается кровью.

Альмэ: Тебе вредно говорить…

Излюд: Мне всё вредно. Рамза сказал правду… Ивалис погибнет… если его не убить,… Скажи всем… не время воевать… нужно работать… вместе…. Да где же мой меч?… руки совсем… не слушаются…

Альмэ: Всё будет хорошо. Я видела его тело в зале. Мой брат убил его. Тебе больше не нужен меч.

Излюд: Правда? Здорово… он молодец… камень в моём… правом кармане… передай его Рамзе,… только не вздумай использовать…

Альмэ достаёт камень.

Альмэ: Я сделаю это. Обещаю.

Излюд: Устал, как собака… хочу спать… отдохнуть…

Излюд умирает.

Мужской голос: Кто здесь?

В комнату входит Вормав.

Вормав: Альмэ Беоульв. Что ж, тебя я тоже убью.

Вормав приближается.

Вормав: Не нужно бояться. Больно не будет…

Вормав идёт к Альмэ, но неожиданно до него доносятся мучительный вой.

Вормав: Что?… Велиус убит? Твой брат удачлив как дьявол. Теперь… подойди ко мне…

Неожиданно зодиакальный камень сияет.

Вормав: Дева отвечает… невозможно… ты. Очень хорошо. Меньше всего я ожидал встретить тебя здесь. Думал, придётся провести в поисках не меньше сотни лет. Даже не мечтал, что то самое тело…

Вормав хватает Альмэ за руку.

Альмэ: Остановись! Отпусти меня!

Вормав: Не бойся. Ты нужна мне живой. Иди сюда.

Вормав вырубает её одним ударом и уносит с собой, уже не думая о зодиакальном камне оставшемся лежать на полу.

Замок Риованес. Рафа

Баррингтон: Дура! Значит, вот что я получаю за свою доброту!? Месть?! Почему ты до сих пор жива! Я вытащил тебя из мусора! Я дал тебе дом. Я был тебе отцом, неблагодарная дрянь. Ты бы здесь не стояла, если бы не я. Или ты уже об этом забыла?

Рафа: Да, если бы не ты,  меня бы здесь не было. И я ничего не забыла. Ты сжёг мой дом, ублюдок. Ты вырезал мою семью, а потом взял меня к себе и вырастил. Убийцей! Выродком. Живым оружием! Монстром не хуже того, что прошёлся по твоему замку. Я купалась в крови. И ты ещё смеешь обвинять меня в неблагодарности? Я дам тебе все, что ты заслужил, мразь! Ненавижу…

Рафа вытаскивает меч. Баррингтон хватается за пистолет.

Баррингтон: Всё, что я заслужил? У тебя не хватит духу убить меня. Я твой отец, Рафа. Ещё девочкой я качал тебя на коленях. Ты росла на моих глазах. Ну же, давай, убивай меня! Ну же, я жду.

Рафа не движется с места.

Баррингтон: Ха ха! Не можешь,… и знаешь почему? Потому что твоё тело помнит всё, что я с тобой делал… Но не бойся… ужас постепенно уйдёт.  И ты оценишь…  

Малак: Так это правда?

Малок появляется из темноты.

Малак: То, что ты сказал, это правда?

Баррингтон: Ты тоже повернулся против меня, Малак? Вы оба неблагодарные ублюдки!

Рафа: Я тебя убью, мразь!! Убью!

Малак: Осторожно! Рафа!

Малак закрывает собой Рафу от выстрела.

Рафа: Малак!!

Рафа бросается к нему.

Рафа: Малак! Ты в порядке? Господи, нет!

Появляется Рамза.

Рамза: Рафа! Малак!!

Баррингтон: Значит, это ты Рамза… не двигайся. Рафа, если ты хочешь спасти Малака, принеси мне камень. Он должен быть у Малака в кармане. Найди его!

Рафа находит камень.

Баррингтон: Правильно! Давай его сюда! Быстро! 

Молодая женщина появляется позади Баррингтона и берёт его за глотку.

Полузадушенный Баррингтон хрипит.

Женщина молча сбрасывает его со стены.

Мужской голос: Вы не могли бы передать этот камень мне, барышня?

Появляется маркиз Мессам Эльмдор и ещё одна женщина.

Рамза: Маркиз Эльмдор. Почему вы здесь?

Рафа прячет камень.

Эльмдор: Не так… камень не нужно прятать. Отдай его мне. 

Рамза: Рафа! Осторожней! Он уже не человек!

Эльмдор: Еретик Рамза, если я не ошибаюсь? Мне так и не удалось должным образом поблагодарить тебя за ту оказию. Спасибо тебе… мне бы не хотелось опускаться до грубости, как это обычно делает мой друг Вормав. Выражаю надежду, что ты поймёшь. Убеди эту прекрасную даму передать мне камень добровольно, и я с радостью попрошу Блюстителя вернуть тебе юную Альмэ.  

Рамза: Где Альмэ!? Верните её немедленно!!

Эльмдор: Молодой человек, неужели вас поразила внезапная потеря слуха? Мне кажется, я выразился достаточно ясно. Аурацит, пожалуйста. Не советую испытывать моё терпение, оно не бесконечно.

Рамза: Я не верю тебе.

Эльмдор: Это печально,… стало быть, вы оказываетесь от неё? Что ж, с братьями это случается. Хотя до этого момента я был уверен, что вы проделали весь этот путь, чтобы оказать вашей прелестной родственнице необходимую в её затруднении помощь. Неужели я ошибался?

Рамза: Мне не о чем с тобой говорить.

Эльмдор: И снова печально, но пусть будет по-твоему. Я не хотел применять силу, однако ты не оставляешь мне выбора. Целия, Леде, мои дорогие, вперёд. Камень у девушки в белом. Заберите его. Можно с трупа. 

Битва: Рыцарь Радуги Эльмдор, асасин Целия, асасин Леде.

Эльмдор: Что ж, теперь я вижу, почему Кухулина и Велиуса постигла столь печальная участь… Целия, Леде отходим. Слушай внимательно, Рамза, я не имею привычки повторяться. Если тебе нужен мой камень, приходи в мой замок. В маркизете Лимбери, если ты не помнишь. Мы будем ждать, затаив дыхание…!

Всё трое исчезают.

Рафа: Малак…

Рафа: Братик, смотри,… рассвело. Помнишь, как мы говорили друг с другом до рассвета? О путешествиях, в которые мы отправимся вместе, когда всё закончится. Мы собирались вернуться в родной город Гартани,… Помнишь? Братик… скажи что-нибудь… 

Рафа плачет.

Рамза: Альмэ…

Неожиданно зодиакальный камень начинает сиять.

Рафа: Что это?

Рафа держит камень в руке.

Рамза: Он отвечает… Рафе….? Он отвечает её боли,… отчаяние Виглафа вызвало…

Рафа: Тебе тоже больно? Спасибо…

Рамза: Нет, Рафа,… брось его!

Камень сияет. Алый луч с неба пронзает тело Малака.

Рамза: Что?

Малак шевелится и стонет.

Рафа: Братик… Малак!!

Малак: Рафа…? Где я…Что случилось…?

Рафа: Братик, братик… я так рада…

Малак: Рафа, мне больно… ха ха ха…

Замок Риованес. Эпилог

Малак: Кто-то позвал меня,… я не знаю кто. Я никогда раньше не слышал такого голоса. Он сказал мне – возвращайся. Возвращайся к тем, кто прав. Я подумал о тебе…
                  
Рамза: Камень Зодиака… здесь…? Я думаю, эти камни всё-таки созданы богом, или кем-то вроде него, … но в грязных руках они становятся чем-то вроде маяка. Так Ларвы приходят в наш мир. 

Малак: Ничего не могу сказать о руках и зле. Наверное, владелец решает, кем он станет.

Рамза: Альмэ…

Тем временим, устав от кровавой неопределенности, орден Норден мобилизовал все свои силы с целью нанести решительный удар по одной из важнейших вражеских крепостей Бехтле, надеясь этим переломить ход войны.

Малак: Их убил кто очень сильный… и очень крупный.

Рафа: Твоей сестры среди них нет?

Рамза: Нет…

Малак: Она была в замке. Теперь её здесь нет… Только три храмовника приходили в замке, я в этом уверен,…

Рамза: Я убил того, кто превратился в Ларву… Виглафа. Второй,  Излюд, тоже погиб,… Значит, третий - это тот, кто устроил вам бойню и забрал мою сестру.

Малак: Его звали Вормав Тингель. Возможно, теперь он вернулся в их главную церковь в Мюронде. Рыцари храма подчинены ему, а он сам лично первосвященнику Марселю Фунебрису. Твоя сестра вскоре объявится в Мюронде.

Рамза: Думаешь? Я сомневаюсь в том, что первосвященнику известен секрет камней. Виглаф ничего не знал, пока не услышал Велиуса… И я думаю, что Излюд погиб, сражаясь с Ларвой. 

Малак: Что пытаешься сказать?

Рамза: Тайно контролируя войну, они усиливают авторитет церкви... Этим занимается первосвященник. Но аурациты и легенда о храбрецах,… здесь сложнее. Фунебрису нужно поддержка людей, но…

Малак: Думаешь, первосвященник тоже марионетка? Выполняя его волю, Ларвы собирают камни для себя. 

Рафа: Тогда главная Ларва должна находится рядом с Фунебрисом.   

Малак: Думаю, это Вормав. Больше некому. Он первый среди рыцарей храма. Редкостный фанатик, гениальный боец, толковый командир. Лучший из лучших

Рамза: Вероятно, именно он стоит за всем этим.

Малак: Что ты будешь делать?

Рамза: Пойду к Делите в Зелтению.

Малак: Тому, кто заменил барона Гримса на посту главы Ордена Чёрных Овнов?

Рамза: Делита работает на Церковь и её рыцарей. Не представляю, знает ли он о Ларвах, но наверняка он может многое рассказать о планах Вормава-храмовника. 

Часть четвёртая.

Тот, кто достоин любви

И тополя уходят —
Но след их озерный светел.

И тополя уходят —
Но нам оставляют ветер.

Фредерико Гарсия Лорка

Новости

Будущее войны.

Армия регента Ларга мобилизовала все ресурсы! Большая часть рыцарей ордена Норден начала марш по направлению к крепости Белтха. Эта крепость не только ставка Драксморда Голтаны, но и является ключом к его опорной провинции Зелтении. Оккупация этой области означает захват большинства продуктовых складов Зюйдена. Ввиду этих обстоятельств, битва под Бехтлой может оказаться решающей для обоих сторон. 

Чудовище в замке Риованес.

Случившее до боли напоминает события, произошедшие в замке Лионель незадолго до трагической гибели всеми любимого кардинала Делакруа, с той лишь разницей, что на этот раз нападению неопознанного чудовища повергся замок Риованес, резиденция великого герцога Геррита Баррингтона, также известного как оружейный король. По самым предварительным подсчётам, количество жертв переваливает за пять сотен человек. Поистине чудовищные образы раздавленных и разорванных на куски людей, навсегда останутся в памяти тех, кому по долгу службы приходилось лицезреть последствия этого безумия. 

Замок Зелтения

Олан: Счастлив твоим возвращением, отец.

Орланду: А уж я как счастлив… как ты тут, Олан?

Олан: Неплохо, но и не слишком хорошо. Что на фронте?

Орланду: Мясо, кровь, грязь. Словом, как всегда и ещё хуже. Ивалис убивает сам себя. Присматривай за своими людьми, Олан… моя репутация погибла навсегда… ха ха ха.

Олан: Забавно, что ты заговорил о репутации. Голтане следует о многом подумать. Все говорят, что только из-за тебя другие баннереты (29) ещё не ушли. 

Орланду: Верность длиною в жизнь. Девиз графов Орланду. Следи за своим языком.

Олан: Прости,… в будущем я буду осторожней.

Орланду: Слова ветер,… что насчёт остального? 

Олан: Похожий на кристалл камень был найден под Гоугом. Другой нашёл старый кардинал, под конец ты-сам-знаешь-какой войны. Оба подлинные аурациты, не меньше. Церковные рыцари явно задергались, но чего они хотят, я до сих пор не понимаю. 

Орланду: Наши шпионы в Мюронде?

Олан: Уже ничего и никому не скажут. К сожалению,… нам всё ещё нужны весомые доказательство заговора первосвященника. 

Орланду достаёт зодиакальный камень Весы.

Орланду: Они узнают рано или поздно. Тогда начнётся настоящая война.

Олан: Да, отец,… но я ненавижу слово поздно.

Ущелье Догуола

Рыцарь Зюйдена: До тех пор пока мы живы, вам не пройти.

Битва: Рыцарь, два копейщика, два чёрных мага, лучник.

Вольный город Бервения

Мериадор: Рамза Беоульв, сын генерала Бальбанеса и неизвестной куртизанки? Здравствуйте. Я Мериадор Тингель. Ты убил моего брата, и я пришла получить удовлетворение. Желаете обсудить условия дуэли, Беоульв, или опустим формальности? 

Рамза: Убил твоего брата? Я не понимаю тебя.

Мериадор: Ты отрекаешься от собственных дел? Пошло! Я ожидала большего… достоиства. Излюд, которого ты убил в Риованесе, является моим братом. Первосвященник приказал мне уничтожить тебя, но я сделаю это не для него, а для себя и Излюда. Впрочем, для тебя это ничего не меняет.  

Рамза: Подожди! Я действительно не убивал Излюда. Ты не знаешь, что случилось в Риованесе? Я был там, это правда, но замок вырезал не человек. Ларва убила твоего брата!

Мериадор: Ларва? Так ты себя называешь? Я в восхищении. Нет, в самом деле, Ларва восстала из ада, что бы убить моего брата, во имя своих демонических целей? Это было бы смешно, если бы не было так мерзко. Клетиан бы оценил, а мне слов не хватает. Еретик Рамза. Если уж на то пошло, неужели ты не мог придумать более-менее человеческую ложь? 

Рамза: Ты так же непробиваемо глупа, как и твой брат! Ты не знаешь правды! Вы оружие в чужих руках. Зодиакальные камни - это не просто какие-то объекты глабадоской веры, они действительно обладают силой творить чудеса! Сама по себе она, наверное, не добра и не зла, но в сердцах твоих хозяев оказалось достаточно грязи, чтобы выпустить в мир чудовищ! Очнись, Мериадор! Вормав обманывает тебя!

Мериадор: Зря ты это сказал. Вормав наш отец!

Рамза: !!

Мериадор: Мой брат хотел спасти это прогнившее королевство. Мы жестоки… как жесток лекарский нож - безболезненных реформ не бывает. Другими словами, если нет боли - нет перемен, нет перемен - нет развития. А если нет развития, наступает сначала гниль, потом смерть. Жестокий ребёнок вроде тебя, кто не может разобраться с собственной судьбой и калечит чужие, никогда не сможет изменить мир. 

Рамза: Я умоляю тебя! Поверь! Я не убивал твоего брата! Я не тот, с кем ты должна сражаться! Ларвы существуют и действуют! Твой отец уже не человек! Он чудовище, одержимое Ларвой!!

Мериадор: Перестань, Рамза. Это становится утомительным. 

Битва: Рыцарь храмовник (30) Мериадор, два лучника, два вызывающих, ниндзя.

Мериадор ранена
.
Мериадор: Ты… силён. По крайней мере, не слабее меня и Рофеля. Не удивительно, что Виглафу не удалось покончить с тобой. Но наша следующая встреча станет для тебя последней. Я клянусь.

Залив Финаф

Рамза: Это речка глубже, чем я думал. Будьте осторожны.

Битва: три красных чокобо, два жёлтых чокобо, чёрный (31) чокобо.

Зелтения. Церковь

Рамза молится. Входит Делита и преклоняет перед ним колено.

Делита: Еретик в церкви… смело…

Рамза: У меня мало времени… Я спрошу прямо. Почему первосвященник приказал тебе служить Голтане?

Делита: Столько усилий ради того, чтобы задать мне столь пошлый вопрос… Впрочем, как хочешь. Моё дело убить Голтану и графа Орланду…

Рамза: Что…?

Делита: Шшш… Не так громко. У меня уши болят. Такой они придумали план… Сейчас мы пытаемся уговорить недовольных организовать ряд небольших мятежей, таким образом, правительство потеряет даже то доверие, что у него ещё оставалось. Обе армии, разумеется, постараются подавить восстания, но как это ни печально, скорее всего, у них просто не хватит на это сил. Что тогда? Они попытаются разорвать заколдованный круг, покончив со всем одним ударом.     

Рамза: Рюумоку… все последние восстания были частью плана первосвященника. И чтобы остановить агонию, Норден и Зюйден направляются к Белтхе, дать решительный бой. Всё как вы и хотели... 

Делита: Ещё нет. Потому что…у меня предчувствие, что во время битвы Ларг и Голтана будут убиты… кем-то. Вероятно и потенциальные вожди обоих фракций тоже не останутся в живых… Сидольф Орланду со стороны Зюйдена, Зальбаг Беоульв из Нордена, Дайседарг Беоульв… Потеряв вождей, армии прекратят сражения и попытаются договориться…

Рамза: И добрая церковь выступит посредником…

Делита: И наступит мир, покой и во человеках благоволение. Они даже выкатят народу бочку с тухлыми храбрецами Зодиака. Рамза, скажи честно, за исключением последнего момента разве не этого ты хотел?

Рамза: Но зодиакальные камни…

Делита: Как ни странно, но сейчас ты главная головная боль Вормава.

Рамза: А разве ты не пытаешься собрать камни?

Делита встаёт.

Делита: Я не испытываю особого религиозного рвения.

Рамза: Что ты хочешь этим сказать?

Делита: То, что убью тебя, если понадобится. Но не бойся. Наши мотивы различны, но зато цель одна. До тех пор, пока это так… мы не будем врагами. 

Рамза: Идём со мной…

Делита: Прости, не могу. Я нужен ей.

Рамза: Ей?

Делита: Принц или принцесса… не так уж важно кто, до тех пор, пока они легко поддаются контролю. План первосвященника подразумевает марионеточное правительство.

Рамза: Ты используешь Овелию для удовлетворения собственных амбиций?

Делита: Сам не знаю… Но…

Рамза встает.

Рамза: Но что?

Делита: Я готов за неё умереть…

Рамза: Делита…

Делита: Странно, не правда ли?

Рамза: Нет, я верю тебе.

Неожиданно раздаётся выстрел.

Мужской голос: Я обращаюсь к еретику и богохульнику, именующему себя Рамзой Беоульвом! Церковь полностью окружена. Выходи наружу! Опусти оружие и будешь спасён.   

Рамза: Этот голос… Зальмур?

Делита: Смиренный брат Зальмур. Как не вовремя…

Окрестности церкви

Зальмур: Рыцарь чёрного Овна Делита Хайраль! Ответь мне, почему ты оказался в обществе еретика?

Делита: По делам. К несчастью для тебя, благочестивый брат, ты видел меня там, где меня быть не должно, и поэтому я бы на твоём месте задумался на предмет будущей беседы с вашим Аджорой. Давай, Рамза. Конечно, это не слишком приятно, но, увы, необходимо.

Рамза: Этими людьми манипулирует первосвященник! Если объяснить им это, возможно, удастся обойтись без убийства…

Делита: Ты до сих пор так наивен,… Что ж, удачи!

Зальмур: Ты ведаешь, что творишь, рыцарь Хайраль? Этот человек осуждён как еретик и богохульник! Любой, кто помогает ему, разделяет его вину, губя свою бессмертную душу. Ты, недостойный глава чёрных овнов, смеешь чинить препоны инквизиции, опоре и надежде всех верных Глабадосцев в борьбе с ересью? 

Делита: А что, не заметно? Зальмур, я прекрасно знаю, кто ты такой. И именно поэтому живым ты отсюда не уйдёшь!

Зальмур: Господи, прости этого человека, ибо не ведает он. Рыцарь Хайраль, убийство священника - это грех, страшнее которого только отцеубийство. Мы, добрые глабадосцы, принявшие сан, ежедневно защищаем Ивалис и прочие страны от сотен демонических стрел, в поту и крови исполняя возложенную нас волю Святого Аджоры. Восстав на нас, ты восстаёшь на твоего Небного Отца! 

Делита: Господи, какой дурак! Рамза, ты и впрямь рассчитываешь достучаться до этого господина? Зальмур, ты и твои глабадоссцы, не боги и даже не божьи слуги, а всего лишь люди, причём из худших. Нет, даже я готов поверить, что вы желаете нам добра…Впрочем, зла ради зла редко кто-то домогается, оно получается само собой. Из желаний, превосходящих и права и возможности. Рамза, мне кажется, пора с этим заканчивать. Диспут с фанатиком – это скучно, и к тому утомительно.

Рамза: Я не пытаюсь спорить с тобой о боге, Зальмур! Я просто хочу сказать тебе правду!

Зальмур: То есть ты утверждаешь, что тебе известна правда, еретик? Другими словами, ты утверждаешь, что обвинения, выдвинутые против тебя высоким судом, выдвинуты завистниками с целью оклеветать твоё имя или же вследствие личной ненависти? Однако когда святая инквизиция готова была выслушать твоё слово, ты трусливо бежал, оборвав жизни множества достойных братьев. Высокий суд счёл этот поступок исчерпывающим доказательством твоей виновности и приговорил тебя к смерти. Слишком поздно, Рамза! Прими же приговор со смирением, возблагодари бога за отпущенные тебе муки и спасешься, тебе же, отступник Хайраль, следует поступить так же. Бейте их, братья! Быть может, причинённые вами страдания очистят этих людей в глазах господних? Кокните их, братья! 

Рамза: Значит, у меня нет выбора!!

Делита: Вы удивительно непоследовательны инквизитор. Кажется, не так давно вы утверждали, что нас уже ничто не спасёт. 

Битва: Благочестивый Зальмур, три рыцаря, два оракула (32).

В этой битве на стороне Рамзы сражается рыцарь-храмовник Делита.

Зальмур получает смертельную рану.

Зальмур: О боже… уничтожь ересь,… и всех еретиков… не оставь нас.

Зальмур мёртв.

Делита: И что ты теперь будешь делать, Рамза? Мёртвый инквизитор - это не шутки.

Рамза: У меня было две причины посетить Зелтению. Одна - это ты, вторая Орланду.

Делита: Громовой Сид?

Рамза: Мне нужна его помощь, чтобы разоблачить заговор первосвященника.

Делита: Как?

Рамза: У меня есть железное доказательство.

Делита: Послание Гермоника! Ловко… Может сработать.

Рамза: Когда я встретил Олана, приёмного сына графа, он обещал, что если у него появится доказательство, Орланду остановит первосвященника.

Делита: Олан, стало быть?

Появляется молодая дама.

Делита: Всё в порядке… она одна из нас. Нескольких людей прислали из Мюронда мне в помощь. Её в том числе. 

Женщина-маг: В помощь…? Скорее следить за тобой.

Делита: Не вижу разницы. Она всё знает. И она единственная, кому мы можем доверять в армии Голтаны.

Женщина-маг: Ты младший Беоульв, Рамза, верно? Я Бальмаульфа Ланандо. Рада познакомиться с тобой. 

Делита: И… с какой целью ты нас посетила?

Бальмаульфа: Норден начал движение.

Делита: К Бехтле?

Бальмаульфа кивает

Бальмаульфа: Граф Орланду покинул Зелтению несколько дней назад. Голтана направляется к Бетхле… и с ним твои рыцари Чёрного Овна.

Делита: Немного поздновато… Битва продолжится. 

Рамза: Я не сдамся. Я договорюсь с графом, пока не произошло ещё больше смертей.

Делита: Значит, нам пора прощаться, Рамза.

Рамза: Береги себя, Делита.

Делита: Ты тоже, друг…

Делита и Рамза пожимают друг другу руки. Рамза быстро уходит.

Бальмаульфа: Ты отпускаешь его? 

Делита: Я знаю, что он задумал.

Бальмаульфа: Ты используешь даже собственных друзей.  

Делита: Помолчи! Что ты знаешь?

Бальмаульфа: Ненавижу таких как ты.

Делита: Госпожа Ланандо, поторопитесь вернуться на своё место. Нас ждут дела.

Бальмаульфа уходит.

Пустыня Бед

Бальк:… Всё разбросали? Хороший ветер. Если ничего не случится, они продержатся в воздухе до конца дня.

Появляется Рамза и его отряд.

Бальк: Охо-хо… Я ошибся. Следовало бы догадаться, что мы встретимся здесь… Бальк Фензор, инженер, моё почтение…

Рамза: Что здесь делают рыцари церкви? Ты сказал разбросать,… Что именно вы разбрасывали? 

Бальк: Любопытно стало…ну ладно. Сделать ты всё равно уже ничего не сможешь.

Рамза; Посмотрим! Что вы разбросали?

Бальк: Вот это.

Бальк бросает под ноги Рамзе что-то вроде шарика. Он взрывается, распространяя вокруг яд.

Рамза: Яд!?

Бальк: Ну, что-то вроде. Мы распространили его в ближайших провинциях Нордена. Это не смертельно, но любой солдат, кому не посчастливится его вдохнуть, будет слишком болен для боя. 

Рамза: Но первосвященник ничего не добьётся, если Голтана выиграет войну.

Бальк: Да, что-то вроде того. Ты многое знаешь. Если Норден будет непригоден для боя, Зюйден выйдут из замка… и всех убьют. Зато нам представится неплохая возможность избавить мир от Голтаны и Орланду. Ну и Ларга, конечно, тоже убьют. Понимаешь, будет проще убивать во время беспорядка, вызванного массовым отравлением, в этом-то всё и дело.  

Рамза: Что вы за твари?

Бальк: А ты разве не рад? Война закончится! Конечно, в итоге вся власть окажется у церкви, но ведь люди этого и хотят. Время аристократии вышло. 

Рамза: Я закончу войну, но по-другому. Не так подло! 

Бальк: Я так и знал.

Битва: Инженер храмовник Бальк, два рыцаря, два лучника, чёрный маг.

В начале битве все солдаты Рамзы отравлены и им требуется немедленная помощь, в то время как бальковцы свежи и бодры. 

Бальк: Ну, допустим, ты остановишь драку, и что с того? Что дальше Рамза? Ивалис всё равно не спасти. Яд следует выжигать калёным железом или выпускать с кровью, даже ты должен, способен понять смысл этой аллегории, во всяком случае, мне так кажется. Пусть будет теократия имени Фунебриса, они своё дело знают.

Рамза: Из-за нескольких сотни другой уродов вы хотите уничтожить мою страну? Королевство в упадке, это верно, но в нём хватает достойных людей. Ивалис переживёт и тебя и меня.

Бальк: Увы, это не так. Общество, Рамза, желает избавиться от дворянской накипи, нобилитет пережил сам себя. Ивалисом правят гниющие трупы, в этом-то вся и беда. А ещё в том, что один человек знает, что такое равенство, два человека ещё может быть, но двести никогда. Сильные всегда будут порабощать и эксплуатировать слабых. Слабые, в свою очередь, ещё более слабых. Но я не позволю себя поработить. Я займу ваше место и буду делать то, что захочу. По-моему, у меня есть это право.

Рамза: Сесть на место хозяина и хлестать его плёткой? Прыгать на чужих трупах? Не думаю. А что если кто ещё захочет занять уже твоё место? У него будет на это право? Тебе, Фунебрису, прочим, нет дела до Ивалиса, всё, что вы  хотите - это урвать себе кусок пожирнее! 

Бальк: Рамза, ты лицемер.
 
Бальк ранен.

Бальк: Как неудачно… Не хочу умирать в этой дурацкой пустыне.

Рамза: Нам надо спешить.

Бехтла. Орланду

Орланду: Как это понимать, рыцарь? Герцог подозревает в измене меня? 

Рыцарь Зюйдена:  Пожалуйста, господин. Подчинитесь приказу.

Орланду: Безумие. Мне хотя бы скажут, с какой целью я возглавил в заговор?

Входит Голтана.

Голтана: Плохо, Сидольф. Попытка поднять восстание…

Орланду: Герцог, этого не может быть, потому что не может быть никогда. Я никогда и никого не предавал.

Голтана: У меня есть доказательства. Ты тайно вступил в сговор с Глабадосской церковью, желая свергнуть меня и занять моё место. 

Орланду: Безумие! Кто оговорил меня?

Голтана: Всё ещё пытаешься отрицать? Я ожидал большего достоинства, Сидольф. Первосвященник лично уведомил меня о твоём предательстве.

Орланду: Кто громче всех кричит  «держи вора»?

Голтана: Выдвигаешь обвинения в адрес первосвященника? Не слишком ли много для графа Орланду? У тебя есть чем подтвердить свои слова?

Орланду: Я служил вам двадцать лет.

Голтана: Я так и думал… я не могу выиграть войну без твоих рыцарей. Что ж, похоже, выбора у меня нет. Я очень разочарован, Сидольф. Увести его! 

Орланду уводят. Делита и Бальмаульфа входят в комнату и преклоняют колено перед Голтаной.

Делита: Я здесь, ваша светлость.

Голтана: Отправь запрос в Мюронд. Если тебе удастся получить на руки официальный эдикт, свалить Ларга будет значительно проще. 

Делита: Первосвященник принял решение. У вас нет причин для беспокойства.

Голтана: И всё же я обеспокоен. Никогда не думал, что Сидольф… Спасибо тебе за всё. Хайраль, ты принимаешь командованием над рыцарями Зюйдена. Я возвожу тебя в ранг Небесного рыцаря.

Делита: Я сделаю всё возможное и, если понадобится, и невозможное.

Голтана: Я полагаюсь на тебя, Делита. Нет, более того, я верю тебе. 

Делита: Я оправдаю ваше доверие.

Тем временем Рамза должен решить, с какой стороны лучше подступить к Бехтле – северной или южной.

Бехтла. Южная Стена

Рыцарь Зюйдена: Кто вы? Откуда вы взялись?

Рамза: Мы не Норден! Мы здесь, чтобы встретится с графом Орланду! Доложите ему немедленно! 

Рыцарь: С графом Орланду? Держу пари, вы те наемники, что подрядились убить нашего герцога Голтану? Глупцы! Ваш граф уже пойман и во всём признался! Вы его скоро увидите в тюрьме! Или в гробу….

Битва: Три рыцаря, два лучника, ниндзя, вор.

Рамза: Мы должны что-то сделать, пока не началась битва!

Диалог, вернее монолог у южной стены, состоящий из одной фразы, интереса не представляет.

Лагерь Нордена. Зальбаг

Ветер донёс яд Балька до лагеря Нордена, рыцари один за другим теряют сознание.

Зальбаг: Что здесь произошло!?

Зальбаг бросается к своим воинам.

Зальбаг: Вы живы! Соберитесь! Иначе…

Женщина-рыцарь надсадно кашляет.

Женщина-рыцарь: Я… Я могу сражаться сэр… просто голова… болит.

Она теряет сознание.

Зальбаг: Держись!

Появляется Дайседарг.

Дайседарг: Порошок Мосфунгуса в воздухе… проклятье!

Дайседарг падает на колени.

Зальбаг: Брат!

Дайседарг: Я в порядке… Где его высочество?

Зальбаг: Не знаю. Держись, брат, я тебя отсюда вынесу.

Голос Ларга: Сюда… Зальбаг… Дайседарг…

Ларг без сил лежит на земле.

Зальбаг: Ваше величество? Кто-нибудь позовите лекаря!

Дайседарг добирается до Ларга.

Дайседарг: Как вы себя чувствуете?

Ларг: Голова раскалывается,… тошнит,… но это пустяки. Я переживу.  Помогите мне встать.

Дайседарг: Это плохо.

Ларг: О чём…

Дайседарг вытаскивает кинжал и бьёт Ларга в грудь.

Ларг (хрипит): Что? … Почему!?

Зальбаг: Брат!!

Ларг борется из последних сил, но Дайседарг не даёт ему подняться.

Дайседарг: Тихо, Зальбаг!

Ларг: Ты предаёшь меня…? Ты убил Бальбанеса… не только ради титула,… но для того,… что бы убить… меня…

Дайседарг вытаскивает нож. Ларг умирает.

Зальбаг: Брат… нет,… что ты наделал… яд - это тоже ты?

Дайседарг (кашляет): Яд - это наши временные союзники… они хотят, что бы Беоульвы взяли на себя главные роли…

Зальбаг: Зачем им это…

Дайседарг: Регент Ларг погиб в бою, но мы исполним его волю,… Ориний останется королём…

Зальбаг: Но это предательство… ты зашёл слишком далеко.

Дайседарг: Положи этот нож в другие руки… руки убийцы, подосланного Зюйденом. Сделаешь, брат…?

Дайседарг теряет сознание.

Зальбаг: Брат!!

Белтха. Плотина

Рамза: Шлюзы! Если открыть их, поле будет затоплено, и они не смогут сражаться! Только как? Вероятно, необходимо нажать оба на рычага с обеих сторон. Кажется, я их вижу,… но сначала туда нужно попасть…

Битва: два чёрных мага, два лучника, четыре рыцаря.

Белтха. Олан

Олан: Отец!!

Олан, Рамза и Балльмафула входят в камеру.

Олан: Отец! Ты жив!

Рамза и Бальмаульфа преклоняют колено.

Орланду: Я в порядке. Насколько это возможно. Ты, должно быть, Рамза. Ты вырос. Я с трудом узнаю тебя.

Рамза: Вы меня знаете?

Орланду: Ещё бы! Неудивительно, что ты не помнишь меня, тебе было то ли три, то ли четыре года. Ты его едва не отрубил себе ногу, пытаясь утащить мой меч. Бальбанес отругал тебя, и ты заплакал… ха ха ха! Спасибо, что нашёл для меня время. Теперь вы оба можете расслабиться. Но только немного. 

Рамза и Бальмаульфа встают.

Олан: Потери с обеих сторон есть, но они минимальны. Благодаря тому, что Рамза догадался открыть шлюзы, на сегодняшний день нам не угрожает тотальная бойня. 

Орланду: Даже так. Ты достойный сын достойного отца, Рамза. Я благодарю тебя от имени Зюйдена.

Рамза: Нет нужды. Я просто делал то, что нужно было сделать. 

Орланду: Ты унаследовал от Бальбанеса больше чем фамилию. Он был бы горд.

Бальмаульфа: С вашего позволения… Господин Сидольф, Голтана планирует вашу казнь на завтра. Вы должны бежать. 

Олан: Отец, это правда, к сожалению. Тебе нельзя здесь оставаться.

Орланду: Я знаю,… я больше ничего не могу сделать для Драксморда, по крайней мере, сейчас. Олан, мой сын,… так или иначе, война скоро кончится. Я иду с ними. Я должен остановить заговор первосвященника любой ценой…

Олан: Отец, я тоже иду.

Орланду: Нет. Ты вернёшься в Зелтению в распоряжение принцессе Овелии. Она законная правительница Ивалиса. Твой долг защищать её. Ты понял меня?

Олан: …Да.

Орланду: Ну как, Рамза?

Рамза: Вперёд.

Орланду: Пока сюда не нагрянула стража.

Бехтла. Делита

Голтана: Что произошло!? Кто открыл шлюзы? Воистину и двадцать шпионов не натворят больше двух дураков.  

Делита входит в комнату и преклоняет колено.

Делита: Я здесь, ваша светлость.

Голтана: Собери солдат и атакуй Норден.

Делита: Мои люди не умеют ходить по воде.

Голтана: Норден тоже. Это шанс, который нельзя упустить. Зальбаг тебя не ждёт. Ты должен найти способ переправиться тайно и…

Делита: Не самая лучшая идея… ваша светлость.

Голтана: И почему же?!

Делита выхватывает меч и рубит Голтану.

Голтана: Ты! Предатель…

Делита: Потому что никому не нужен король Драксморд!!

Голтана мёртв.

Делита: Можете войти.

Входит Бальмаульфа вместе с человеком как две капли похожим на Орланду. Он падает на колени перед Делитой.

Делита: Как ты знаешь, твоя смерть не будет напрасной.

Фанатик: Всё в руке Святого Аджоры. Коль он позвал меня, так тому и быть.

Делита пронзает его насквозь. Похожий на Орланду фанатик молча валится на пол. 

Бальмаульфа: Настоящему Сидольфу и Рамзе удалось бежать.

Делита: Вот и хорошо… На Рамзу можно положиться…

После гибели обоих вождей глава Глабадоской церкви первосвященник Марсель Фунебрис предложил свои услуги в качества посредника, необходимого для проведения переговоров. Но поскольку обе фракции были всё ещё сильны, предложение первосвященника было отклонено. 

Я направился в Лимбери, в поисках Альмэ.

Торговый город Загридас

Цветочница: Вам нравится этот цветок? Всего один гиль…

Рамза: Цветок?

Цветочница: А что не так? Молодой господин никогда не видел цветов?

Рамза: К… Конечно. То есть, конечно, видел.

Цветочница: Мои вам нравятся? Они красивые. Это гвоздики…

Здесь два варианта, но переводить имеет смысл только второй.

Рамза: Я куплю их. Сколько?

Цветочница: Всего один гиль. Спасибо!

Рамза покупает цветы.

Цветочница: Никто не покупает цветов. Людям очень тяжело. Я всегда мечтала о рыцаре, который появится и увезёт меня из этого кошмара… О, простите. Не обращайте внимания на мою болтовню. Я понимаю, что вы ничего не можете сделать. Ещё раз спасибо за цветы. Пусть они принесут вам удачу.  

Рамза: Просто время такое…

Пик Герминас

Атаман: Ели хочешь пройти, плати деньги. Нет - проваливай. И убери руку с меча, если жить не надоело.

Бандит: Атаман! Этого парня разыскивают! Знаете, сколько за него дают? Если убить его и получить награду, мы получим куда больше, чем просто забрав его деньги. Хватит на долгие месяцы.

Атаман: Точно, я видел его лицо. Конечно, мы не охотники за головами, но ларва… Убьем его за деньги, какие проблемы!

Битва: ниндзя, три лучника, два вора.

Озеро Поешкас

Призрак: Человек мешает нашему сну…? ….!! У человека… аурацит…? Мы заберём его… С ним мы сможем уйти в высший мир…!!

Битва: два ревенанта, оракул, два лучника, мертвяк вызывающий.

Игрос. Зальбаг

Рофель: Я так понимаю, вас не устаивает наше видение мира.

Дайседарг: Именно. Его величество желал объединить королевство… другими словами, до тех пор, пока притязания принца Ориния не будут признаны справедливыми, мы продолжим сражаться. До тех пор пока Беоульвы живы, мы будем исполнять долг по отношению к нашему королю. 

Рофель: Вы знаете, кто позволил вам убить Бестраду Ларга?

Дайседарг: Мне не нравится этот вопрос,… мой сюзерен принял смерть от рук наёмного убийцы Зюйдена… или вы намекаете, что это церковь подослала к нему убийцу…?

Рофель: Я отказываюсь играть в эти игры. Вы отклоняете предложение церкви?

Дайседарг: Если бы я хотел вас уничтожить, храмовник,  мне не потребовалось бы приложить много усилий. Примерно столько, сколько необходимо, чтобы раздавить переживший свою полезность виноград, если быть точным. Моя уверенность основывается не на пустом месте, и тебе лучше не забывать об этом, Уодринг…

Рофель: В таком случае вам придётся отказаться от белых перчаток. Виноградный сок оставляет пятна. Вы знаете, какой яд был использован против Нордена? 

Дайседарг: Вытяжка Мосфунгуса или что-то вроде того…

Рофель: Правильно. Отвратительная вещь. В малых дозах этот яд не смертелен, но если принимать его достаточно продолжительное время, это плохо кончится.

Дайседарг: …

Рофель: Через несколько недель появляются симптомы, сходные с тяжёлой простудой. Боли в горле, кашель, жар. Самое худшее, что даже умелый врач не сможет определить истинную причину недомогания до тех пор, пока не будет слишком поздно. 

Дайседарг: …

Рофель: Ваш отец умер от осложнений, вызванных простудой? Мои соболезнования. 

Дайседарг: Не уверен, что я правильно понимаю. Это какой-то намёк?

Рофель: Я слышал, вы разбираетесь в ядах.

Дайседарг: Разбираюсь,… вы считаете это знание греховным?

Рофель: Нет. Недавно я узнал что-то, что может показаться вам интересным. Настойка на мосфунгусе оставляет в теле жертвы споры… Если человека похоронить, через некоторое время его могила покроется поганками. Вы это знали?

Дайседарг …

Рофель: Я так и подумал,… Кстати, помимо прочего, я принёс вам дар из рук первосвященника.

Рофель кладёт на стол сияющий кристалл.

Дайседарг: Полудрагоценный камень? Не понимаю.

Рофель: Это священный зодиакальный камень из земли Мюронда.  Первосвященник передаёт его в ваши руки как знак личного доверия и честных намерений Церкви.… Прошу вас, примите его.

Зодиакальный камень сияет.

Зальбаг подслушивает.

Логово бандитов. Агрия

Дезертир: Кладовая показала дно. Жрать скоро станет нечего. Что теперь? Снова в поход? Повозки? Торговцы? 

Главный: Не то и не другое. С последнего набега наши ряды значительно возросли, пора попробовать цель побольше. Есть у меня на примете одна деревушка. Там и еда и девушки есть. 

Дезертир: Другими словами, ударить по маленькому городу. Тебе не кажется, что это слишком?

Главный: Слишком!? Кто стоял в передних линиях у этой проклятой Бехтлы? Ты и я! А что взамен? Мы рисковали нашей шкурой, в то время как эти ублюдки Беоульвы уносили свои конечности. Мы ничего и никому не должны. Мы накормим их тем, что они сварили для нас. Грабёж - это всё что нам осталось, но вина на них. Мы просто берём своё! 

Дезертир: А если появится орден?

Главный: Дадим им половину и они уйдут.

Дезертир: Ха! Это по-нашему. Вот почему я следую за тобой.

Главный: Да, похоже, ты не такой дурак, каким кажешься.

Вся компания заходится смехом, но появляется Рамза в компании Агрии. 

Дезертир: У нас гости!

Главный: Очередное пополнение?

Рамза: Вы те самые подонки, которые грабят, прикрываясь именем Нордена?! Я спешу, но оставлять таких как вы за спиной подлость. Сдавайтесь и останетесь живы. 

Главный: Слышали? Мальчик сказал “сдаваться”!

Все ржут.

Главный: Прощу прощения господин, но не привык я сдаваться. Опыта нету, желания тоже, хотя за предложение спасибо, рассмешили вы моих. Идите спокойно своей дорогой, но с одним условием - девочку оставьте нам. Здесь ей будет… интересней.

Агрия: Трусливый червяк! Да ни одна баба в здравом уме не,… Впрочем, если таково твоё желание, крыса, я останусь. Только потом не жалуйся!

Главный: Обычно в женском обществе я предпочитаю заниматься другими… делами.

Битва: Два сквайра, два рыцаря, монах, ниндзя.

Дезертир: Проклятье, это же… Громовой Сид. Точно. Он чуть не убил меня в Догуоле!

Главный: Не пори чушь. Графа прирезали в Бехтле. Это всем известно. Перед тобой будущий труп, а все трупы на одно лицо. 

Орланду: Скажем так, я умер, но жив. Вам, господа, могло повезти, но к счастью не повезло. Вы не поверите, как я счастлив, что хотя бы несколько уродов получат своё не когда-нибудь, а прямо сейчас. 

Рамза: Почему вы опустились до такого? Вы же рыцари Нордена, а долг Нордена защищать людей. Защищать, а не грабить!

Главный: С какого дуба ты рухнул, парень? Мы вступили в орден, чтобы вести, скажем так, рыцарскую жизнь. Однако вскоре эта жизнь кончилось, и мы превратились во вьючных животных имени его величества, нам не то что отказывались платить, нас даже не сочли нужным нормально кормить. Если бы из чести можно было сварить мясной суп, я, может быть, и остался бы, но варёная чечевица - это уже слишком.  

Агрия: И теперь вы предпочитаете отбирать еду у тех, кому ещё тяжелее, чем вам? Обжираться чужой слабостью?! Сколько уже погибло из-за таких как вы? Сколько? 

Главный: А какое мне до этого дело?

Рамза: У тебя не живот пустой, у тебя душа пустая.

Агрия: Обычно я убиваю быстро, но с тебя, ублюдок, получу полное удовольствие!  

Все дезертиры убиты.

Рамза: Норден был создан, чтобы защищать людей… в тяжелые времена.

Агрия: Ивалис слабеет, и вокруг него собираются гиены. Война должна быть закончена, Рамза, и быстро. Эта сволочь сожрёт нас, вернее ордалийцев.

Замок Лимбери. Окрестности

Рамза: Никого… Неужели он в самом деле заброшен? Ворота открыты. 

Рамза подходит ближе.

Рамза: Что-то не так… Словно напротив меня снова Кухулин или Велиус…

Женский голос: Гости пришли в Лимбери! Добро пожаловать в наш дом.

Рядом с воротами появляется молодая дама.

Целия: Мы боялись, что вы нас забыли.

Голос Леде: Это было бы невыносимо. Ваши чаши наполнены. Примите их.

Появляется Леде.

Леде: Я лично вырезала завитушки на гробах. Вскоре мы станем друзьями.   

Появляются демоны.

Рамза: Проклятье! Ловушка!

Битва: асасин Целия, асасин Леде, четверо апандов. 

Целия: Если ты хочешь вернуть свою драгоценную сестричку, иди за нами. Если хватит крови.

Леде: Мы будем ждать! Но не долго! Не долго…

Целия и Леде исчезают.

Рамза: Альмэ!!
Замок Лимбери. Эльмдор

Эльмдор: Велиус и Кухулин погибли… мы остались одни. Мы и Адрамелех, но он блуждает в пустоте…

Вормав: О нём не беспокойся. Это уже вопрос времени.

Эльмдор: Ты нашёл подходящий сосуд?

Вормав: Не я, камень. Как они выбирают нас, камни выбирают нам тела.

Эльмдор встаёт и подходит к окну.

Эльмдор: Удачно… Теперь вопросом первой необходимости  становится возвращение Кровавого Ангела! При таком исходе, даже без аурацитов и сосудов, мы сможем делать наше дело. Камень нашёл плоть достойную её духа? Не говори мне, что это та девочка…

Вормав: Только одно тело годится для Ангела… Альмэ Беоульв. Осталось отыскать путь в мёртвый город.  

Появляется Целия

Целия: Он здесь.

Появляется Леде.

Леде: Мы привели его в паутину. Что нам делать дальше? 

Эльмдор: Я ожидал молодого Рамзу. Пришло время отплатить ему за Риованес.

Вормав: Будь осторожен. Он опасный враг. Ему удалось убить даже Велиуса.

Эльмдор: Думаю, я справлюсь. Отыщи путь, в конце концов, это задача первостепенной важности. 

Вормав: Как скажешь. Возвращайся живым.

Эльмдор: Иначе и быть не может. Удачи.  

Вормав исчезает.

Эльмдор: Что ж, не будем заставлять молодого человека ждать.

Замок Лимбери. Рамза

Эльмдор: Пришло время смыть оскорбление, которое ты нанёс мне в Риованесе, юный Беоульв. Надеюсь, ты не будешь настаивать на соблюдении всех формальностей?

Рамза: Альмэ… Где моя сестра? Где ты её держишь!?

Эльмдор: Задавать вопросы - привилегия победителей, Рамза. А тебе до этого далеко. Я намерен тебя убить.   

Битва: Рыцарь Ковчега Эльмдор, асасин Целия, асасин Леде.

Асасины владеют мощнейшим заклинаем Ультима, которое Рамза может перенять, если попадёт под него, будучи сквайром, и останется в живых.

Эльмдор: Более чем неплохо,…Не стану отрицать,… я догадывался,… что мне не хватит этого тела…

Эльмдор исчезает.

Голос Эльмдора: Соблаговолите проследовать за мной в крипту, Рамза… ваша сестра ожидает вас.

Рамза: Ты от меня не уйдёшь!

Крипта. Аргас

Голос: Фамильная крипта Эльмдоров не место для такого как ты, Рамза. Нет пути для тебя!

Рамза: Кто ты? Покажи своё лицо?

Голос: Наивен, как всегда. И как всегда неспособен познать очевидное.

Аргас в виде полупризрака-полутрупа вылезает из стены.

Аргас: Здравствуй, Рамза. Ты даже не представляешь, насколько я рад нашей встрече! 

Рамза: Аргас! Откуда – ты же мёртв! Делита убил тебя в форте Зикден. Я видел это своими глазами!

Аргас: Делита меня убил? Рамза… Ты также туп и ограничен, как и благополучно “убившее” меня ничтожество. Я не умер, Рамза, – я родился заново. Избранный силой, чью мощь и величие твой ограниченный разум не способен себе представить. Я не умер тогда, не умру и сейчас. Это ты умрёшь! Они раздавят тебя как насекомое.  

Он вызывает себе на подмогу демонов Ультимы.

Битва: Мёртвый рыцарь Аргас, пять ультима демонов

Рамза: Эльмдор купил твою душу, Аргас? Я читал его человеком с хорошим вкусом. Что ж, твой дед бы тобой гордился. Продаться Ларве - это не сдать друзей ордалийцев, это надо ещё суметь.   

Аргас: Ублюдок! Дрянной полукровка! У тебя нет права ни на имя, ни на статус, ни на что! С тобой нянчились с самого рождения, что ты знаешь о нас? Какое право ты имеешь обвинять  нас? Мы пахали на таких как вы, словно грязные крестьяне, не получая ничего, мы копались в вашей грязи, всё ради одной только надежды однажды вернуть то, что и так должно было принадлежать нам по праву, что ты можешь знать об этом? Впрочем, это время прошло… Я велик, Рамза. Я превзошёл всех. Вы прах под моими ногами. Я спутник божества, я избран! Моя судьба  - очистить Ивалис от ничтожества! Вскоре я убью любого, кто осмеливался смотреть на меня свысока! В моём мире не будет места тетам, делитам, тебе, не будет места ничтожеству. Вы захлебнётесь в собственной крови!

Рамза: Аргас. Ты больше никого не убьёшь.

Аргас: А ты хочешь остановить меня, Рамза? Ты, кто даже не в состоянии позаботиться о собственной сестре? Сын Беоульвов, ты хрупок как бабочка, а я вечен! Вечен! Вечен!

Рамза: Ты мертвец.

Аргас: Но не бойся, Рамза, тебе не придётся долго ждать свою дорогую Альмэ. Кажется, одну такую я уже убил?

Аргас получает смертельную рану.

Аргас: Маркиз… Мама… помоги…

Рамза: Я иду, Альмэ!

Крипта. Рамза

Эльмдор: Ещё раз приветствую. Между прочим, как вы нашли мой подарок? Надеюсь, вы получили удовлетворение, загоняя в землю этот нелепый труп. Вы, кажется, питали к этому … гм, человеку некую форму вражды, и поэтому я решил, что вам доставит удвольствие убить его снова. Если я не ошибаюсь, именно с вашей дуэли в форте Зикден, кажется, началось ваше самостоятельное странствование… это должно навевать вам воспоминания. 

Рамза: Хватит, Эльмдор! Ты уже проиграл! Отпусти Альмэ!

Эльмдор: С удовольствием, если вы объясните, как некто может отдать нечто из того, чем он никогда не обладал … Юной Альмэ нет в этом замке. Единственные свидетели нашей встречи - это духи падших…

Мёртвые выбираются из своих гробов.

Эльмдор: Вскоре, Рамза, вы оставите меня и присоединитесь к ним. Окажите мне честь.

Эльмдор использует камень.

Залера: Я Залера, прозванный Ангелом Смерти. Окропим же кровью эти нечестивые могилы.

Внезапно на кладбище входит Мериадор.

Мериадор: Маркиз превратился в монстра? Не представляла, что такое возможно. Причина в аураците? В священном аураците? 

Рамза: Теперь ты мне веришь? Твой брат Излюд погиб, потому что узнал правду и пытался остановить их!

Мериадор: Господи… Папе… рыцарю храма Вормаву Тингелю известно это свойство камня? 

Рамза: Он….

Залера: Забавно… дочь человека Вормава стоит передо мной? Тебе не удалось наследовать своему отцу, женщина, и твоему брату не удалось тоже. Сосуды вашей плоти, были найдены негодными, ровно, как и ваши сердца. Но Вормав Тингель - это совсем другая история…

Мериадор: Мой отец отдал себя демону?

Залера: Наивность не красит тебя, женщина, хотя и придаёт некое подобие жизни. Он перестал быть твоим отцом. Он мой брат по крови. Но это уже не имеет значения,…  Места командиров моих легионов ожидают вас. Мёртвыми вы поведёте их бой.

Мериадор: Ты не лгал… я приношу извинения…

Рамза: Всё в порядке, Мериадор. Мы отмстим за Излюда!

Битва: Ангел Смерти Залера, два рыцаря, костяной хват, живые кости (33), скелет.

Рыло у Залеры, скажем так, выдающееся. Похоже на гибрид дохлой собаки и старого ручного пылесоса с кривыми зубами. В придачу к этому он ещё и горбат, впрочем, такая тварь и не должна быть красивой.

Залера смертельно ранен.

Залера: Хашмалим… прости. Ты остался один…

После него остаётся камень – близнецы.

Мериадор: Тайна камня… я никогда не думала, что такое возможно. Глабадосская церковь считает их реликвиями Бога, но я полагала их не более чем символом. Честно говоря, я  никогда не верила, что с их помощью  человек может творить настоящие чудеса. Чудо - это привилегия Бога.  

Камень сияет.

Рамза: Излюд тоже не знал… Даже Виглаф не представлял, с чем имеет дело, пока не превратился в Ларву. Даже заговор первосвященника входит в план Вормава. 

Мериадор: Ларвы Хашмалима. Чего они добиваются? 

Рамза: Я не знаю. Судя потому, что я видел в Риовансе, одна Ларва способна уничтожить целую армию. Однако они предпочитают действовать чужими руками. Должна быть какая-то причина.

Мериадор: Все легенды описывают Ларву как беспощадное чудовище, неуязвимое для обычного оружия.

Рамза: Что-то вроде того. Но нам удалось убить Кухулина в Лионеле, Велиуса в Риованесе, и Залеру здесь. 

Мериадор: Легенды склонны преувеличивать. Ларвы разумны, в этот нет сомнения, но, вероятно, их возможности не намного превосходят возможности обычных чудовищ.  

Рамза: Надеюсь.

Мериадор передаёт камень Рамзе.

Мериадор: Я отдам тебе этот камень. Взамен позволь мне сопровождать тебя. Я хочу знать, почему мой отец… и, кроме того,… есть ещё один вопрос, на который мне бы хотелось получить ответ.

Рамза: Кроме?

Мериадор: Я хочу знать, почему они отказались от камня с изображением Козерога. Почему сокровище церкви отдали герцогу Дайседаргу, не требуя ничего взамен… Это выглядит по меньшей мере нелогично. Или, напротив, более чем логично.

Рамза: Вормав отдал камень моему брату? Но тогда…

Замок Зелтения. Овелия

Овелия стоит около окна. Неожиданно раздаются звуки боя.

Грубый голос: Куда он делся?

Другой голос: Вы ищите там! С его раной нельзя уйти далеко! Ищите кровь!

Покрытый кровью Олан входит в комнату Овелии и закрывает за собой дверь.

Овелия: Олан!! Что с тобой случилось!? Откуда эти раны? Держись, я…

Олан: Овелия, ваше высочество… я должен сообщить…

Овелия: Не надо…

Олан: Пожалуйста,… соблаговолите выслушать,… Мой приёмный отец не убивал герцога Драксморда…Голтану… ложно обвинённый в измене, он бежал из Бехтлы вместе с Рамзой Беоульвом… за несколько часов до убийства,… Теперь он сражается, чтобы положить конец заговору первосвященника Фунебриса.  

Овелия: Я верю, что дядя не собирался поднимать восстание…

Грубый голос: Плохо! Дверь не открывается!

Другой голос: Ваше высочество! Вы в безопасности? 

Голос: Пожалуйста! Откройте дверь!

Овелия: Тогда… кто? Кто убил Голтану?

Олан: Он…

Рыцари выламывают дверь.

Рыцарь Зюйдена: Ваше высочество… вы не ранены?

Второй рыцарь: Вот он! Господин генерал, мы нашли его.

Делита входит в комнату. Оба рыцаря преклоняют колено.

Делита: Оставьте нас.

Рыцарь: Что?

Делита: Я сказал, оставьте нас. 

Рыцарь: Но…

Делита: Немедленно!

Рыцарь: Да, как прикажете.

Оба рыцаря уходят. Вместо них в комнату заходит Бальмаульфа. Делита идёт к Олану.

Овелия: Умоляю! Не трогай его!

Делита: Это был глупый ход, Олан. Я ждал большего.

Олан: Ты… предатель.

Делита: О господи, Олан… Ты же сам этого хотел! Оглянись. Неужели ты видишь в этом доме кого-то, кто на самом деле скорбит? Тебе бы следовало сказать мне спасибо за убийство, скажем так, твоего отца… теперь он свободен как ветер. 

Олан: Мне не о чем с тобой говорить, Делита. 

Овелия: Делита зачем… ты это сделал?

Делита: Я же сказал, что сделаю тебя королевой. Я сделал. 

Овелия: Это ложь! Ты, как и все… хочешь извлечь выгоду… из меня. 

Делита: Ты не веришь мне?

Овелия: …

Делита: Овелия?

Овелия: Я хотела бы тебе верить… но…

Делита: У меня есть разговор к Олану,… иди в свою комнату…

Овелия: Пожалуйста,… будь к нему снисходителен.

Делита: Обещаю…

Овелия уходит, хлопнув дверью, однако сохраняет за собой возможность услышать всё, что будет сказано.

Олан: Мне уже всё равно. Всё что я хотел - это очистить имя моёго отца. Давай, одним ударом…

Делита: Олан. Когда я загоняю кого-то в гроб, я делаю это обдуманно. Твоя смерть меня никоим образом не устраивает. 

Олан: Зачем я тебе нужен?

Делита: Ты поможешь мне выиграть войну, вытащить Зюйден из ямы, добить Беоульвов и договориться с тем, что останется от Нордена. 

Олан: Издеваешься? Я отказываюсь, даже если это значит смерть.

Делита: У тебя нет права отказываться. Ивалис должен быть отстроен заново под рукой королевы Овелии, и кроме нас двоих это сделать некому. И, разумеется, нам придётся избавиться от первосвященника и указать Глабадосской церкви на её место. Мне ты можешь сказать “нет”, Олан, Ивалису - нет.

Олан: Ты серьёзно? Ларва…?

Делита: Ты сам знаешь, что я прав. Более того, то, что я предлагаю - это единственный достойный выход. Сквайр незнатного происхождения, взятый в академию по слову Бальбанеса Беоульва, возглавивший зюйденское рыцарство и вдохнувший новую жизнь в умирающее королевство. Это очень просто и так же привлекательно. Это именно тот “герой”, который сейчас нужен людям. У первосвященника есть чему поучиться. Не находишь?  

Олан: И теперь ты хочешь сесть на трон?

Делита: И женится на Овелии. Не вижу в этом ничего плохого? А ты? 

Овелия убегает вглубь своей комнаты. Бальмаульфа выступает вперёд.

Делита: В чём дело, Ланандо? Желаете меня убить? Я знаю, какой приказ отдал тебе первосвященник! Если он предаст меня, убей его, верно?

Делита медленно идёт к Бальмаульфе. Она отступает назад и вытаскивает кинжал.

Делита: Давай… ударь меня этим ножом. Чего же ты ждёшь? Быстрее… Если ты не убьёшь… убью я!

Раздаётся женский крик.
Кладбище. Зальбаг

Зальбаг: Сюда…

Травник: Господин, пожалуйста, не так быстро, мои ноги… я не успеваю за вами.

Зальбаг: Отец… Иди сюда. Я хочу показать тебе одну вещь…

Зальбаг поднимает гриб с могилы Бальбанеса.

Зальбаг: Эту…

Зальбаг бросает гриб травнику. 

Зальбаг: Ты знаешь, что это такое?

Травник: Разумеется господин. Это мосфунгус, ядовитый гриб. К счастью, его яд не смертелен, однако он обладает рядом неприятных свойств. Согласно трактату учёного… 

Зальбаг: Я понял…

Травник выбрасывает гриб.

Травник: Господин… нам лучше уйти… пыльца.

Зальбаг: Чего ты испугался? Яда?

Травник: Вы не знаете, господин? Мосфунгус растёт только на захоронениях… Могила с мосфунгусом - это очень дурная примета. Даже говорят, что он предвещает прекращение рода,… простите. 

Зальбаг: Ты свободен.

Зальбаг бросает травнику монету.

Травник: Хех хех… спасибо, господин. 

Зальбаг: Тебе лучше забыть, что ты видел.

Травник: Забыть о чём… господин?

Травник быстро уходит.

Зальбаг: Отец…

Волшебный город Гариланд

Мужской голос: Ты здесь, а Мессам, надо полагать, мёртв. Впечатляет.

Рамза: Кто ты?

На крыше стоит рыцарь-храмовник.

Храмовник: Отвечаю. Клетиан Друа, колдун. Господин Вормав поручил мне встретить тебя и огласить его манифест.

Рамза: Где Альмэ?

Неожиданно Рамза оказывается в облаке голубого света.

Рамза: Я… я не могу шевельнуться. Что это за магия?

Клетиан: Магия времени с моими личными дополнениями. Когда я готовил эту ловушку, мне казалось, что меры предосторожности, которые я принимаю, излишни, но, по-видимому, это не совсем так. Ты не сдвинешься с этого места и не сможешь поднять меч в свою защиту. Бороться бесполезно, при всём уважении, Рамза, ты не маг. Покойся с миром.  

Он направляет на Рамзу колонну огня, однако его вовремя прерывают.

Клетиан: Кто?

Новое заклятье бросает Клетиана на колени.

Женский голос: Господин Клетиан. Кажется, с нашей последней встречи прошло довольно много времени.

Появляется Мериадор.

Клетиан: Не ожидал вас встретить, моя госпожа. Тем более в такой компании. До этого времени я считал вас опорой церкви и доброй глабадосской. 

Мериадор: В ваших устах Клетиан эти слова звучат смешно, но мне почему-то хочется плакать. Вы обманывали меня и моего брата с самого начала. Полагаю, я вправе потребовать удовлетворения. 

Клетиан: Допустим… и каким же образом? Насколько я помню, дуэли между рыцарями храма, строжайшим образом запрещены.

Мериадор: Я намерена искупить свои грехи. И не намерена никого щадить. Даже тебя, Клетиан.

Появляются солдаты Клетиана.

Битва: Колдун-храмовник Клетиан, чёрный маг, маг времени, два вызывающих.

Мериадор: Если тебе известен секрет камня – известны и планы моего отца.

Клетиан: О, они столь же велики, сколь и благородны. Подробности я вынужден опустить. Церковь не советует разбрасывать бисер перед свиньями. Тем более продажными. 

Мериадор: Значит, известны. Почему рыцарь церкви помогает Ларве?

Клетиан: Причины есть,… но позвольте мне о них умолчать. 

Клетиан ранен

Клетиан: Что ж, всё-таки я оказался недостаточно осторожен. Надеюсь в скором времени исправить эту ошибку. 

Мериадор: Клетиан… это правда… Вормав Тингель… Ларва… Это правда?

Клетиан: Не вижу смысла отвечать. Вы увидите всё своими глазами.

Мериадор: Проклятье. Ненавижу не знать… наверняка.

Замок Игрос. Рамза

Рамза: Нет охраны. Странно…

Рамза замечает чокобо, стоящего у ворот.

Рамза: На этой птице всегда ездил Зальбаг.

Рамза подходит к воротам.

Рамза: Я дома.

Замок Игрос

Зальбаг угрожает Дайседаргу мечом.

Дайседарг: Зальбаг! Ты сошёл с ума? Немедленно убери оружие!

Зальбаг: Брат… и ты называешь себя Беоульвом?

Дайседарг: Так это всё из-за Ларга? Его убил не мой нож, а собственная глупость. Подумай сам, брат! Он даже не мог вести войну без наших мечей. Такому как он вообще не следовало бы начинать войну! Для Ивалиса будет лучше…

Зальбаг: Ты не только убил моего сюзерена, ты отнял у меня отца,… я больше не намерен прощать. Как ты мог? Почему он? Зачем ты убил его?

Дайседарг: Я не понимаю, о чём ты говоришь!

Зальбаг: Когда Ларг сказал,… я не мог поверить, но потом этот храмовник и…! Зачем? Почему ты убил нашего отца!?

Появляется рыцарь Нордена.

Рыцарь: Господин Дайседарг!

Дайседарг: Зальбаг обезумел!!

Рыцари окружают Зальбага. Дайседарг встаёт на ноги. 

Дайседарг: Заприте его!

Зальбаг: Брат!!

Появляется Рамза.

Рамза: Зальбаг!!

Зальбаг: Рамза! Ты был прав! Наш брат развязал войну и убил нашего сюзерена ради того, что бы удовлетворить собственные амбиции! Это наш позор, и мы должны его смыть его кровью!

Рамза: Зальбаг!!

Битвы: Лунный рыцарь Дайседарг, пять рыцарей.

Дайседарг: Глупцы! Почему вы отвернулись от меня? Почему вы идёте против меня? Сильные должны править слабыми! В этом наш долг. Даже могущественная королевская семья пала, когда утратила свою силу. Почему мы не должны занять их место? Мы рождены для того, что бы править Ивалисом! Почему вы не можете этого понять?

Зальбаг: У тебя нет чести, брат, только жадность. Беоульвы - рыцари, а рыцарь - это не меч верхом на чокобо, это слуга Ивалиса. Отец сражался за Ивалис и его королей. Ты недостоин своего имени, брат!

Дайседарг: Честь? Мне стыдно даже слышать это слово от тебя! Чего ты добился, служа своим королям? Почему люди называют тебя героем? Ты обязан мне всем брат. Я делал за тебя всю грязную работу, чтобы ты мог держать свои перчатки в чистоте. Ты должен благодарить меня, не презирать!!

Дайседарг ранен.

Дайседарг: Если бы не твоя глупость… Ивалис принадлежал бы Беоульвам… вы идиоты… что вы наделали?

Дайседарг падает на колени и внезапно превращается в уродливого демона. Камень зодиака сияет и исчезает.

Адрамелех: Хех хех… Вот оно что… теперь я понимаю… понимаю, что ощущают боги, я, Дайседарг Беоульв… я Адрамелех, призрак гнева… Молодой глупец! Тебе будет что вспомнить по дороге в ад. Я убил Бальбанеса… Да, я кормил его погнаками до тех пор, пока он не сдох… Беоульвы могли занять причитающееся им место,… но старый дурак не хотел,… и тогда я убил его… вытяжкой ничтожного гриба… даже мастер меча не может сражаться с ядом!

Чудовищная Сила Адрамелеха обрушивается на Зальбага. Старший брат Рамзы гибнет бою. 

Адрамелех: Рамза, моё сердце дрожит в предвкушении нашего боя,…Ты пожалеешь о том, что восстал на меня!

Битва: Призрак гнева Адрамелех

Это парнокопытное существо с козлиной головой.

Адрамелех смертельно ранен.

Адрамелех: Дерьмо! Это неправильно. Я не успел,… кровавый ангел не пришла…

Демон исчезает во вспышке молнии. Зодиакальный камень падает на пол.

Рамза: Дома Беоульвов больше нет… нет, род и имя не имеют значения… важно только то, как мы проживаем свои жизни. Альмэ… Я должен спасти Альмэ!

Зелтения. Агрия

Овелия молится.

Агрия: Моя госпожа.

Агрия входит в церковь и преклоняет колено.

Овелия: Агрия!?

Агрия: Я опоздала,… простите.

Овелия: Агрия! Боже, ты жива! Я так рада… я ничего о тебе не знала, я боялась, что… Словно гора с плеч. Да встань же ты, наконец!

Агрия: Простите. Мне следовало дать знать о себе раньше. После побега из Лионеля я присоединилась к отряду Рамзы Беоульва.

Овелия: Я обязана Рамзе не только жизнью, но и тобой? Агрия, ты ведь вернёшься ко мне? Ты нужна мне как никогда раньше. Они хотят, чтобы я была королевой… здесь плохо, одиноко и страшно. Пожалуйста, Агрия, ты будешь со мной?  

Агрия: Ваше высочество, я не могу уйти и не имею права остаться. Простите. За первосвященником стоит некая нечеловеческая сила, готовая положить нашу страну на алтарь своей, непонятной мне, цели. Не представляю, откуда они пришли и кто они на самом деле, но для Ивалиса они зло. Как рыцарь и как человек, я не могу не сражаться с ними. Ваше высочество, когда я приносила свою клятву, я клялась защищать Ивалис и только потом вас. Я всегда буду на вашей стороне, и я вернусь к вам, как только смогу, но сейчас я вынуждена уйти. Простите меня, или если не можете, не прощайте.     

Овелия: Агрия я… я понимаю… но…

Делита: Судя по всему, ты решила здесь поселиться, Овелия? Не то что бы я был против, но вряд ли нас поймут…

Делита входит в церковь. На нём не привычные покрытые тусклым золотом доспехи, но одежда богатого дворянина.

Овелия: Делита.

Делита: А вы… Агрия, кажется. Рад видеть.

Агрия: Вижу, вы не только предатель, но ещё и невежда. Напомнить вам, что ни одна зараза не имеет право обращаться принцессе иначе как “ваше высочество”?

Овелия: Агрия, всё нормально.

Агрия: Но моя госпожа…!

Овелия: Всё хорошо. Не обращай внимания.

Агрия: Как скажете… ваше высочество. Ты! Я даже в кошмарном сне не думала, что стану просить что-либо у человека вроде тебя, но обстоятельства не оставляют мне выбора. Ответственность за безопасность принцессы лежит на мне, но мои руки в ближайшее время будут связаны другим долгом. До тех пор, пока я не вернусь, единственный человек, способный защитить госпожу Овелию - это ты.
 
Делита: Не завидую господину Вормаву. Успокойся. С ней ничего не случится.  

Агрия: Я поверю тебе, Делита, но не потому, что у тебя в душе расцвели розы. Тебе не выгодно её предавать, но если ты хоть раз сделаешь ей больно, я доберусь до тебя даже в аду!

Овелия: Агрия!

Агрия подходит к Овелии и передаёт ей кинжал.

Агрия: Моя госпожа. Я хочу, чтобы вы взяли это и надеюсь, что оно вам не понадобится никогда.

Делита: Если вы решили должным образом вооружить свою принцессу, госпожа Оакс, то вынужден заметить, это не самая лучшая из ваших идей. Впрочем, как угодно моим дамам… 

Овелия (принимая кинжал) Спасибо, Агрия.

Агрия: Я должна идти.

Овелия: Благослови тебя Господь.

Агрия: Обещаю, я вернусь, как только покончу с делами. Будьте осторожны.

Овелия: Я буду ждать.

Агрия: Боже, храни королеву. Прощайте.

Мюронд. Вормав

Фигуры одна за другой снимаются с доски. Люди один за другим показывают свои истинные цвета. Вормав нападает на первосвященника… маски сброшены…

Фунебрис: Ты… предал… меня…

Вормав вытаскивает меч из тела первосвященника.

Вормав: Если бы ты сказал мне всё и сразу, я бы оставил тебя в живых. Я не собирался принимать настолько… решительные меры, но у меня очень мало времени. 

Фунебрис: Я не… понимаю…

Вормав: Я выполнял твои приказы, поскольку эту давало возможность собрать зодиакальные камни… Но теперь, когда большая часть их оказалось у этого парня, мои усилия пошли прахом.

Фунебрис: П… пощады Вормав…пощади…

Вормав: Эта рана глубока, но не смертельна. Если займёшься ею в ближайшее время - будешь жить. Если хочешь, чтобы я дал тебе это время, скажи мне, где находится вход в Мюронд!! Ты знаешь, о каком Мюронде я говорю. 

Фунебрис: Орбонн…в глубине подземной библиотеки… запечатанный магией глиф (34)

Вормав: Как мне сломать печать?

Фунебрис: Не знаю… это должно быть в послании…

Вормав бьет Фунебриса по руке.

Вормав: Гермоника. И снова он!

Вормав делает знак Рофелю.

Вормав: Я закончил.

Вормав и ещё один храмовник Клетиан уходят. Первосвященник протягивает руки…

Фьюнераль: Пожалуйста,… пощады… не оставляйте меня… так… умоляю…

Рофель бьёт его катаной в спину.

Мюронд. Рамза

Маг Церкви: Остановись. Только священникам и рыцарям церкви позволено входить сюда. Назови своё имя, титул и цель, приведшую тебя к воротам великого собора Мюронда.

Рамза: Я Рамза Беоульв! Я пришёл сюда с требованием освободить мою сестру Альмэ, незаконно и против её воли удерживаемою человеком по имени Вормав!

Колдун церкви: Еретик Рамза!! Ты глуп, раз пришёл сюда открыто! Мы исполним твой приговор здесь и сейчас!

Битва: священник, два геомансера (35), вызывающий, медиатор.

Рамза: Держись, Альмэ. Я уже…

Церковь Мюронда. Зал

Рамзу и его отряд встречают трое рыцарей-храмовников. Вормав, Рофель и Клетиан.

Вормав: Стало быть, это ты, Рамза… приятно встретиться лицом к лицу… моё человеческое имя Вормав Тингель. Рад бы пригласить тебя на обед, но в последнее время я слишком занят… Прошу прощения. Сейчас у меня мало времени, поэтому перейдём к сразу к делу. Если ты хочешь увидеть сестру живой, отдай мне послание Гермоника и все зодиакальные камни. Если откажешься, её убьют. Твоё слово!

Рамза: Где Альмэ? До тех пор, пока я не увижу её, я ничего вам не отдам!

Вормав: У тебя плохо со слухом? Повторяю. Камни и Послание за жизнь тела по имени Альмэ. Твоё слово!

Рамза: Только Послание! Вы получите камни только после того, как приведёте Альмэ!

Рамза кладёт книгу на пол и медленно отходит назад. Рофель поднанимает и неторопливо переворачивает страницы.

Вормав: Ну?

Рофель: Оно здесь. Достаточно простая инвокация. Я запомнил. 

Вормав: Прекрасно. Я мог бы отпустить тебя, Рамза, но в мои намерения входит отомстить за Велиуса и остальных. 

Рамза: Ты обманул меня!!

Битва: Рыцарь-храмовник Вормав, Рыцарь-храмовник Рофель, Колдун-храмовник Клетиан.

Рамза: Почему ты оставил Альмэ в живых?

Вормав: О чём ты? 

Рамза: Ты убил собственного сына. Почему ты оставил её жить?

Вормав: Не твоё дело. Если хочешь знать – победи меня, тварь земная. 

Мериадор: Папа… ты действительно мой отец?

Вормав: Конечно, моя драгоценная дочь. Почему ты - с ними? С каких пор ты стала моим врагом?

Мериадор: В тот момент, когда ты перестал быть моим отцом. 

Вормав: О чём ты, дочь?

Мериадор: В замке Лимбери маркиз Мессам Эльмдор использовал зодиакальный камень – и превратился в... существо, называвшее себя Ангел Смерти Залера. Другое… существо, монстр, вероятнее всего называющий себя Хашмалим, убил моего брата Излюда в замке Риованеса. Папа, это был ты?

Вормав: Монстры? Ты говоришь, что мы - это монстры? 

Мериадор: Я поняла. В тот момент, когда ты продал свою душу Хашмалиму, ты потерял право называться моим отцом. Я свободна от всех обязательств перед тобой.  

Один из храмовников серьёзно ранен.

Вормав: Мы не можем сейчас умирать. Отступаем (36)

Вормав и остальные исчезают.

Рамза: Трус!!

Мюронд. Капелла

Вормав: Как мало времени… я бы хотел закончить бой, но опасаюсь, что он слишком затянется. Боюсь, мне придётся перепоручить тебя другим. Мои слуги будут твоими противниками, Рамза. Что ж, по крайней мере, необходимое количество саркофагов в этой комнате найдётся. Думаю, это судьба. 

Вормав использует камень, чтобы вызвать демонов. 

Вормав: Это тело - твой враг.

Появляется Зальбаг.

Рамза: Зальбаг!!

Вормав: Когда-то он был твоим братом, но теперь он часть нашей семьи. Сможешь убить его во второй раз? Почему такое лицо?… Брось, ты уже еретик… что для тебя братоубийство?

Вормав исчезает.

Рамза: Ублюдок!

Голос Вормава: Зальбаг, убей тело, которое стоит пред тобой, и всех, кто попытается его защищать. Другими словами, всех, кто находится в храме.

Рамза: Барт! Зальбаг!! Это я!! Ты не узнаёшь меня?

Зальбаг: Это ты, Рамза… Это храм? Почему здесь так темно?… Что я делаю? Я не чувствую собственного тела…

Рамза: Тобой управляет Ларва!!

Зальбаг: Я… сражаюсь… с тобой? Почему? Беги, Рамза, беги! Или я… могу… убить тебя.

Рамза: Брат!!

Рамза уклоняется от удара.

Зальбаг: Пожалуйста, Рамза… Убей… меня… Мне больно… не чувствую рук и ног… но всё равно больно… везде… самое страшное… я медленно теряю память.

Рамза: Всё будет хорошо, Зальбаг!! Я уверен, способ есть! Не сдавайся! Пожалуйста, не сдавайся!

Зальбаг: Нет… поздно… быстрее… убей меня,… больно… слышу голоса… говорят,… плачут,…зовут,… насмехаются. Сделай что-нибудь… помоги мне… быстрее… убей меня.

Рамза: Будь ты проклят, Вормав!!

Битва: Рыцарь радуги Зальбаг, два древних демона, ультима демон.

Зальбаг смертельно ранен.

Зальбаг: Прости, Рамза,… я заставил тебя… страдать. Спаси… Альмэ… ты один… можешь… Я должен идти… Прощай… Рамза… Спасибо тебе…

Зальбаг падает и исчезает навсегда.

Рамза: Зальбааааг!

Храм Мюронд. Первосвященник

Всюду трупы. Первосвященник лежит на полу с катаной в спине. 

Фунебрис: Кто-нибудь…пожалуйста…

Рамза входит в комнату.

Рамза: Ужас…

Фунебрис: Помогите…

Рамза: Держись,… держись!

Фунебрис: С… святыня…рыцари…

Рамза: Вы знаете, куда они пошли? Куда? Куда она пошли?

Фунебрис: Ор…бонн…

Фунебрис умирает.

Рамза: Монастырь Орбонн…

Таверна. Мустадио

Агрия сидит за столом в одиночестве. Мустадио и Рамза останавливаются неподалёку. 

Мустадио: Мм…

Агрия оборачивается и Мустадио делает несколько быстрых шагов назад.

Рамза: Ну? Ты хочешь сделать ей подарок или нет?

Мустадио:  Подарить… что? Кому? Я… я тебя не понимаю…

Рамза: Мустадио!

Мустадио (опустив голову): Хорошо, хорошо… сейчас.

Он медленно подходит к Агрии.

Мустадио: А… Агрия! Привет. Я… я надеюсь… не помешал? 

Агрия: Что-то случилось?

Мустадио: Н-нет, я просто, я – вот.

Он протягивает ей красиво упакованную коробку.

Агрия: Что это?

Мустадио: Это… м… это подарок! Я слышал, что сегодня у тебя день рождения, и я… ну…

Агрия: Сегодня мой – день рожденья? Я почти забыла. Кто тебе сказал? Лавиан? Алиса? Кое-кому надо научиться следить за своим языком.

Мустадио: Ум… в любом случае, я… я хотел подарить тебе это. Это не много, но…

Агрия: Я могу открыть?

Мустадио: А, да, конечно!

Она открывает коробку.

Агрия: Краска… для губ?

Мустадио: Да. Ты-ты всегда занята в сражениях… и… и… Я знаю, что у тебя часто не хватает времени на то, чем обычно занимаются женщины, но может быть… пусть она у тебя будет. 

Агрия: У меня нет времени, это правда, я сама так решила. И я не жалею, разве что иногда… Ты уверен, что это правильно для такой как я, носить с собой помаду?

Мустадио: Конечно! Почему ты спрашиваешь?

Агрия: Она стоила тебе больших денег, я права? Зачем было тратить их на рыцаря вроде меня?

Мустадио: Нет, нет, всё не так. Пожалуйста, возьми!

Агрия: Ладно.

Мустадио: Ой!

Агрия красит губы.

Агрия: Ну? Я стала страшная?

Мустадио: …

Агрия: Странная?

Мустадио: Что-что? Нет! Ты прекрасна! Это… это правда?

Агрис: Спасибо, Мустадио. Я сохраню её как память о нашей дружбе.

Мустадио: Только дружбе?

Монастырь Орбонн

Подземная библиотека. Четвёртый этаж

Рофель: Охраняйте это место! Я иду за Вормавом.

Рыцарь Церкви: Да, сир!!

Рофель уходит вниз, появляются войска Рамзы.

Рамза: Что они могут искать в этой библиотеке?

Битва: Три рыцаря, два монаха, лучник.

Рофель: Это моё дело…

Вормав: Полагаюсь на тебя, Рофель.

Рофель: Фаел… Цао… де… анда…! Зорда… мю… Фе…мал… Судья… присягаю тебе. Время… пресечь… твою пустоту… Повергни её… чтобы мы прошли!

Рамза: Я не позволю тебе уйти!

Подземная библиотека. Пятый этаж

Рофель: Я знал, что ты придёшь, Рамза. До сих пор у меня не было случая представиться. Я Рофель Уодринг, рыцарь Храма. Здесь, в этом святом месте, я принесу тебе упокоение. Иронично, не правда ли? Еретик найдёт покой в монастыре.  

Рамза: Это чувство… как с Целией и Леде!! Ты уже не человек!

Рофель: Ты прав… я поднялся выше человека.  Вормав освободил меня  от цепей невежества, избавил от оков плоти, дал мне причастие вечной жизни. Боюсь, ты не сможешь понять мою радость.

Рамза: Чего вы пытаетесь добиться? Чего вы хотите?

Рофель: И вновь вопросы. Ты действительно хочешь знать это, Рамза? Если да, то сразись со мной. Если сможешь…

Битва: Рыцарь-храмовник Рофель, два чёрных мага, два вызывающих, маг времени

Рофель смертельно ранен.

Рофель: Я ещё не могу умереть. Я ещё не исполнил свой долг до конца. Рамза… я приглашаю тебя в ад… Фаолос цеос де ванда!! Зорда рамуд фелио… Зомал, верховный судья времени, я присягаю тебе. Вечный, пересеки бездну времени. Открой для нас её врата!
 
Пол начинает трястись. После нескольких вспышек света комнату заволакивает туман. Вскоре он рассеивается, и Рамза оказывается один на один с Рофелем.

Рамза: Что ты сделал?

Рофель: Приветствую тебя… в настоящем Мюронде, мёртвом городе. Отсюда… уже не будет пути назад. Ты никогда не увидишь небо Ивалиса. Всё, что мне осталось сделать - это уничтожить вход… 

Используя последние силы, Рофель создаёт энергетический шар и, используя его, разносит глиф вдребезги. Рамза, Агрия, Мустадио, Мериадор, Орланду и остальные оказываются заперты в мёртвом городе Мюронде.

Рофель: Иди… твоя сестра ждёт.

Рофель умирает.

Рамза: Альмэ…

Мёртвый город Мюронд

Клетиан: Ты убил Уодринга? Я не смогу посмотреть ему в глаза, если мне не удастся оборвать нить твоей жизни… К бою!

Клетиан вызывает вои солдат.

Рамза: Где Вормав? Куда он пошёл?

Клетиан: Куда? Странный вопрос… Есть только одно место, куда господин Вормав мог направить свои шаги. Цель нашего похода - вернуть к жизни нашего сюзерена. Или правильнее будет сказать, разбудить её, вывести из несовершенного состояния, в котором она оказалась в результате смерти предыдущего носителя. Господин Вормав направляется к  её усыпальнице… туда, где Святая Аджора Глабада умерла.

Рамза: Где это место? Отвечай!?

Клетиан: Клетиан Друа, колдун, если ты не помнишь. Рамза, на твоём месте я куда больше беспокоился бы о своей собственной судьбе.

Битва: Колдун-храмовник Клетиан, два самурая (37), два ниндзи, два мага времени.

Клетиан смертельно ранен.

Клетиан: Прости… Рофель.

Клетиан умирает. В некотором отдалении раздается удар грома.

Рамза: Там!?

Затерянные границы

Бальк: Рад снова тебя видеть, Рамза. Один раз ты меня убил, но сегодня у тебя этого не получится. Тебя прямо здесь и закопают. Мои слуги. Как они тебе? Красавцы, не правда ли?  

Рамза: Ты тоже соединился с Ларвой… ты пошёл на это только ради того, чтобы продолжить своё существование? Неужели смерть, в самом деле, настолько страшна, что ради того, что бы отсрочить её, вы готовы продать всё и всех? Вы, добрые глабадосцы?

Бальк: Спасибо за добрые слова, Рамза, но ты ошибаешься. Только теперь я наконец-то стал настоящим человеком.

Рамза: А мне кажется, что свою человечность ты продал раньше своей души, Бальк.  

Бальк: Я бессмертен, Рамза. Высшее достижение нашей расы. Теперь мне нет нужды сносить несправедливое обращение аристократии. Я обрёл свободу. Я настоящий человек, не тварь земная. Как это ни печально, но с этого момента тебе придётся обращаться со мной как с равным.

Рамза: Настоящий человек? Не смеши меня, Бальк! Что стоит свобода с чужого плеча? В тот момент, когда человек теряет свою гордость, он и теряет и свободу…! Ты лишился подлинной свободы в тот момент, когда предпочёл склониться перед чужой подлостью. Ни свободу, ни равенство нельзя получить от кого-то в подарок, их нельзя  купить. Только добиться самому. Тебе кажется, что ты стал человеком, но на самом деле ты просто раб Вормава. Я не знаю, насколько свободны Ларвы, но ты не Ларва, и я уверен – Вормав презирает тебя.     

Бальк: Как скажешь, Рамза,… я давно с тобой не спорю.

Битва: Инженер-храмовник Бальк, травник, гидра (38), тиамат (39), чёрный бехемот (40).

Бальк смертельно ранен.

Бальк: Я умираю… печально… А говорили, что я бессмертен…

Рамза: Камень реагирует… сюда.

Кладбище воздушных кораблей

Вормав преклонил колено перед лежащей без сознания Альмэ.

Вормав: Я не понимаю. Почему она не пришла? Почему дева молчит? Проклятье…

Вормав встаёт.

Вормав: Дух Ангела здесь,… Что не так? Неужели это тело не годится для Аджоры… Нет. Этого не может быть. Камень реагировал. Оно - это то, что мне необходимо.

Вормав оглядывается.

Вормав: …Вы здесь.

Рамза и его отряд стоит напротив Вормава.

Рамза: Всё кончено, Вормав! Твой камень бесполезен! Сдавайся и отдай нам Альмэ! Она слишком чиста для тебя!

Вормав: А луну с неба не дать? Он будет работать,…ну конечно… всё дело в крови… Ей нужна кровь. Кровавый Ангел не может вернуться, не утолив своей жажды. После смерти женщины Аджоры Ивалис и она напились вдоволь но всё ещё недостаточно,… Пусть будет так… Ещё один бой. Я принесу тебя в жертву… тварь земная.  

Вормав использует камень, превращается в Хашмалима.

Хашмалим: Госпожа моя, кровавый ангел… припади же к эбеновой чаше, куда льётся напиток, что чернее вина и жарче пылающей лавы! То пиршество, достойное тебя!

Битва: Блюститель Хашмалим.

Это могучий и грозный львомонстр.

Рамза: Альмэ! Держись! Открой глаза Альмэ!!

Хашмалим: Брось это… её нельзя разбудить…

Рамза: Что ты сделал с Альмэ!?

Хашмалим: Её самость мешала мне… Когда она проснётся, она вспомнит о своём долге… Она одна может призвать наших братьев. Без камней…

Хашмалим ранен.

Хашмалим: Госпожа… ты ещё не пробудилась…

Камень отвечает и Альмэ открывает глаза.

Альмэ: Где… где я?

Рамза Альмэ!!

Альмэ: Брат… Рамза?

Хашмалим: Если я не могу победить живым, я… госпожа моя, Кровавый Ангел! Я Хашмалим Блюститель… жертвую тебе… себя… Вернись!!

Хашмалим рвёт собственное тело на части. Его камень падает на землю и вспыхивает. Камень на теле Альмэ вспыхивает в ответ. Луч света пронзает её тело. Она преображается.

Святая Аджора: Спасибо тебе, Хашмалим… я вернулась…

Рамза: Альмэ!!

Зодиакальный камень сияет.

Святая Аджора: Что… что со мной происходит?

Камень снова вспыхивает.

Святая Аджора (заходится в кашле): По… помоги мне… брат…

Рамза бросается к ней.

Рамза: Альмэ!!

Святая Аджора: Брат Рамза… стой… не подходи… Не подходи… не под…хо…ди…!!

Ещё один луч света бьёт, разделяя Альмэ и Аджору.

Рамза: Альмэ!! Ты жива!?

Альмэ: Брат… я… в порядке… Ты должен… убить её… Аджору… быстро…

Святая Аджора: Ты тот, кто пытается помешать моему возвращению. Не будет так, как ты желаешь. Ко мне, мои воины!

Появляются несколько демонов.

Святая Аджора: Я Ультима высокий серафим, любимая дочь богов. Моему воскресению должно свершиться сейчас… и оно свершится…! Я не потерплю ненависти ни от владыки, ни от раба.

Во вспышке света она принимает свою боевую форму  - теперь у неё красное чешуйчатое тело, человеческое лицо и белоснежные крылья.

Ультима: Приготовься к смертельной битве… бессильный!

Битва: Ангел Ультима.

Ультима: Невозможно… Теперь я вижу. В твоих жилах кровь того, кто однажды принёс мне смерть… много лет тому назад. Сегодня… я не приму поражения.

Аджора исчезает и появляется вновь в форме громадного демона-скелета, парящего в воздухе на четырёх крыльях цвета пролитой крови.

Ультима: Мой гнев на вас!

Битва: Арх-Ангел Ультима.

Ультима смертельно ранена.

Ультима: Больше… больше… силы…Я убью…

Чудовищной силы взрыв полностью уничтожает кладбище кораблей. Уцелеть в этом безумии невозможно.

Кладбище. Олан

Священник: С благословением нашим ты возвращаешься к земле. Святой Аджора. Прими же душу Альмэ Беоульв и отведи на небо, где Отец ожидает её, и прости ей всё сделанное и несделанное… Амен.

Люди: Амен.  

Люди начинают расходиться.

Старик: Какая жалость. Она была такой молодой.

Старуха: Все её родственники погибли. Бог слишком жесток. 

Человек средних лет: У младшего, Рамзы, не будет даже могилы… Жаль…

Женщина средних лет: Трёхсотлетняя история рода Беоульвов закончилась….

Все уходят. Вместо них появляются Олан и Бальмаульфа.

Олан: Простите,… я опять опоздал. Альмэ, Рамза. Я хотел бы прийти раньше, но я ненавижу молиться, когда на меня смотрят.

Бальмаульфа кладёт цветы на могилу Альмэ.

Олан: Делита женился на Овелии. Простолюдин принёс мир в раздираемое междоусобицами королевство, женился на принцессе, стал королём… Эта легенда его надолго переживёт. Делита, возможно, на самом деле неплохой человек, как ты и сказал. Когда Бальмаульфа раскрыла себя… Всё выглядело так, словно он убил её, но на самом деле он её отпустил. Думаю, он чувствовал какое-то родство с ней, их обоих использовал Вормав…  

Бальмаульфа молча делает какой-то знак. Олан кивает, и она уходит. 

Олан: Мой отец умер как настоящий герой, правда, Рамза?

Олан кивает сам себе.

Олан: … Ну, я ещё вернусь… пока.

Олан уходит, но неожиданно останавливается и оборачивается.

Олан: Ты на самом деле погиб? Я всё ещё не могу поверить,… то есть, я хочу сказать,… ты знаешь…

Появляются Рамза и Альмэ на чокобо.

Олан: !!

Они быстро уезжают. Олан бежит за ними.

Олан: Постойте! Рамза! Альмэ!

Они исчезают. Подходит Бальмаульфа.

Олан: …Они живы! Живы!

Олан и Бальмаульфа смотрят в след исчезнувшему чокобо.

Олан: Спасибо тебе, Рамза.

Человек не мог уцелеть во время взрыва Ультимы. Что это было - видение, иллюзия или чудо, остаётся неизвестным.

Двое всадников на жёлтых чокобо практически повторяют путь, совершённый отрядом в самом начале… через развалины, равнину лес, они поят чокобо из той самой реки, проезжают мимо разрушенного моста, к останкам Орбоннского монастыря и далее в вечность…

Эпилог

С этого момента Рамза Беоульв и его сестра Альмэ исчезли бесследно.

Олан Дюрай вспоминает об этом событии в такой манере.

Где человек находит своё счастье?
Что заставляет людей жить так, так они жили?
Какое сокровище они оставили нам?

Единственное, в чём я действительно уверен –
Их история  не должна быть забыта.

Через пять лет после описываемых событий Олан Дюрай закончит свой бесценный труд, получивший название Собрания Дюрая, где сведёт воедино собственные воспоминания и тщательнейшим образом отобранную и проанализированную информацию, относящуюся к описываемой эпохе.  

Собрание Дюрая было принесено в дар сыну Делиты Клименту в день его коронации.     
Однако, под давлением иерархов глабадоской церкви, боявшихся обнародования этих документов, Олан Дюрай был арестован, ложно обвинён в ереси и по приговору церковного суда сожжён на костре.
Его работа была конфискована церковью, и заперта в её хранилищах на несколько сотен лет.
Но теперь я открыл для себя правду…
И я теперь я понял, что должен восстановить его честь,
И передать её следующим поколениям.

Алазлам Дюрай, историк.

FINAL FANTASY TACTICS

+---------+
-+- Staff -+-
+=========+

Executive Producer
Tetsuo Mizuno
Tomoyuki Takechi

Produced by
Hironobu Sakaguchi

Co-Producer
Michio Okamiya

Written and Directed by
Yasumi Matsuno

Game Design by
Hiroyuki Ito

Art Direction
Hiroshi Minagawa

Character Design by
Akihiko Yoshida

Main Program
Taku Murata

Music & Original Score by
Masaharu "Rezon" Iwata
Hitoshi "YmoH.S" Sakimoto

. BATTLE SECTION .

Main Planner
Hiroyuki Ito

Additional Planner
Takayuki Suguro

Programmers
Kazuhisa Marakami
Taku Murata
Yoshinori Tsuchida

. BATTLE MAP SECTION .

Planners
Tsukasa Fujita
Daisuke Fukugawa
Kiminori Ono

Artistic Supervisor
Hideo Minaba

Creators (Artists)
Yuko Abiru
Yuki Azuma
Akane Haruki
Nobuyuki Ikeda
Akiyoshi Masuda
Koji Matsushita
Yuka Migamoto
Toshiyuki Mogi
Tsutomu Mouri
Rena Sasaki
Yukiko Sasaki
Sachiko Tanabe
Takaharu Tanaka
Misako Tsutsui
Takahiro Yamashita

Assistant Creators
Shin Ienaka
Hiroshi Kitakami

Programmer
Kazuo Suzuki

. CHARACTER SECTION .

Artistic Supervisor
Fumiyasu Sasaki

Character Animators
Micko Hoshino
Konomi Ishizuka
Kiyofumi Kato
Toshiaki Matsumoto
Eiichiro Nakatsu
Tsuyoshi Namiki
Makoto Sawano
Yuichi Shioton

Programmers
Taku Murata
Yoshinori Tsuchida

. VISUAL EFFECT SECTION .

Artistic Supervisor
Tiro Mifune

Designers (Artists)
Yoshimasa Furukawa
Noriko Ikeda
Taizo Inukai
Yuko Hatae

Programmer
Satoshi Ogata

. EVENT SECTION .

Directed by
Hiroshi Minagawa

Planners
Jun Akiyama
Hiroyoshi Okazaki
Nobuyuki Inoue
Kazutoyo Maehiro

Programmer
Tetsuji Iwasaki

World Map Program
Hiroshi Ono

Shop & Organization Program
Masaaki Kubo

Item Illustrator
Masaki Takahashi

Assistant Portrait Painter
Chiaki Nakanishi

Sound Programmer
Hidenori Suzuki

Sound Engineer
Motoko Watanabe

Sound Effects
Jun Nakamura
Kazumi Mitome
Shojiro Nakaoka

Recorded & Mixed Engineer
Kenji Nagashima

Synthesizer Operator
Toshikatsu Kashiwabara
(Smile Sound)

. MOVIE SECTION .

Directed by
Toshiyuki Momose

Production Coordinator
Keiko M. Randolph

Production
AnimaTek International

AnimaTek International Staff

Main Manager
Vadim Grigoriev

Art manager
Violetta Kolesnikova

Managers
Vadim Arefiev
Artem Kolomeitsev

Landscapes Artists
Anna Butina
Inna Cherreykina
Tatiana Kovtigika

Skeleton Animator & Camera work
Sofia Asonova

Lighting
Vadim Sotskov

Character Modeling
Denis Trofimav
Vadim Sotskov
Sergey Fomichev
Irina Poleschuk
Victoria Kudriavtseva

Architecture & 3D Object Creation
Svetlana Titova
Eleonora Slepko
Olga Novikova

Scene Composing & Effect Creation
Viatcheslav Likhatchev
Alexander Karetnikov
Stanislav Panor
Egor Poleroy
Ilya Izergin

. MONITOR SECTION .

Chief Coordinator
Yoshia Shibano

Assistant Coordinator
Kenichi Miyake

. LOCALIZATION SECTION .

Coordinators
Aiko Ito
Jade Shiho Takahashi
Yoshinori Uenishi

. SQUARE SOFT, INC. .

Production Management
Masahiro Nakajima
Randy Fujimoto

Product Localization Director
Micheal Baskett

Assistant Translators
Naomi Cooper
Daisuke Kato

QA Manager
Jonathan Williams

Lead QA Technician
Clayton Chan

QA Technician
Sean Camanyag
Andy Hsu
Kyoko C. Makino
Yoshinobu "Nobby" Matsuo
Vang "Az" Moua
Stanford Ng
Takahiro So

. SCEA STAFF .

Assistant Producer
Jeffrey Ng

Associate Producer
Seth Luisi

Senior Producer
Perry Rodgers

Lead Tester
Conner Morlang

Licensing Manager
Etsuko Kobata

Marketing Management
Craig Rechenmacher
David Bamberger

Special Thanks

S. Akiyama          S. Aira            Y. Ikeda
A. Kaneko           Y. Maekawa         R. Maruya
K. Yamaguchi        T. Yamauchi        S. Yamashita

Copyrights 1997/1998 SQUARE Co.,Ltd.
All Rights Reserved

 

Мимо расщелин и скал вниз, с перевала,
Ехало четверо конных, ночь умирала,
Ехало четверо конных к южному морю,
Ай-яй-яй-яй, вниз с перевала

Мимо убитых озёр в звёздах усталых
Ехало четверо конных, утро вставало,
Ехало четверо конных, таяли зори,
Ай-яй-яй-яй, в звёздах усталых…

В Камша.  Из книги “Яд Минувшего”,  часть первая

Зелтения. Руины церкви

Делита подъезжает к руинам на своём чокобо. Овелия ждёт его.

Король Делита: Ты здесь… все с ног сбились.

Делита идёт к Овелии, пряча за спиной букет.

Делита: Сегодня твой день рожденья… я помню. Я принёс тебе цветы… твои любимые. Гвоздики…

Овелия поворачивается и бьёт Делиту кинжалом. Цветы падают на землю.

Делита: О…Овелия…?

Королева Овелия: Как ты мог? Ты… ты использовал их, и всех остальных! И я знаю, однажды ты избавишься от меня, как избавился от них. Я не стану ждать…

Делита отбирает у неё кинжал и бьёт. Овелия падет на землю. Делита, зажимая рану, отступает назад и смотрит на небо. 

Делита: Рамза… что ты получил… в самом конце? Я это….

Я шел мимо мертвых градирен,
И ты, любовь, позабылась.
Кто хочет сердце найти,
Пусть спросит, как это случилось.

Ах, парень, волна
Моего уносит коня!

Фредерико Гарсия Лорка

Конец.

Приложение.

Иду по садам вечерним,
В цветы одетым,
А грусть я свою, наверно,
Оставил где-то.

На кладбище, над черепами
Забывших время,
Трепещет земля цветами,
Взросло их семя.

Фредерико Гарсия Лорка

Послание Гермоника.

Я раскрыл послание Гермоника, которое перед смертью успел передать мне Симон, и предпринял попытку разобраться в описанной здесь истории. Это древний священный текст, снабжённый уточняющими рисунками, однако, множество страниц отсутствовали или были сильно повреждены, что затрудняло чтение. Мной овладело любопытство, я хотел знать, какие тайны могут быть скрыты в этой ничем не примечательной с виду книге. Книге, на которую Симон потратил последние минуты своей жизни.    

По мере того, как  я углублялся в чтение, мне стали попадаться вполне понятные записки на полях, сделанные мелким, но разборчивым почерком на обычном икоку, как правило, содержащие пояснения к древнему тексту. Кто мог написать их? Симон?

Судя по цвету чернил, часть записей была нанесена более десяти лет назад, но ближе к концу попадались и те, что были сделаны совсем недавно. Слова размазались, когда я потёр их пальцем – чернила даже не успели высохнуть. Почерк говорил о том, что все записи на икоку были сделаны одним человеком. Я понял, что Симон медленно переводил написанное в этой книге из года в год и, вероятно, потратил на это значительную часть своей жизни.
             
Поскольку знание древних диалектов не относилось к моим достоинствам, у меня не оставалось выбора, кроме как сосредоточить внимание на записях Симона и постараться с их помощью выстроить более-менее полную картину описываемых в книге событий. 

Очевидно, автором этого писания являлся один из последователей Святого Аджоры по имени Гермоник… Гермоник…? Это имя кажется мне знакомым, вероятно, я уже не раз слышал его… скорее всего на уроках истории и богословия…

Вскоре я вспомнил. Гермоник был апостолом, который отрёкся от учения Аджоры и продал Сына Божьего в руки священной империи Юдор… В моих руках находилось книга, вышедшая из под пера этого человека – бесценный исторический артефакт. Никогда не представлял себе, что нечто подобное может сохраниться до наших дней.

С трудом заставив себя успокоиться, я перевернул страницу. Вскоре меня охватило потрясение, наверное, превзошедшее даже то, что я испытывал в форте Зикден. Возможно, дело было в том, что смерть Теты при всей своей омерзительности осталась в прошлом, а это происходило со мной здесь и сейчас. Не важно… Я нашёл нечто, переворачивающее все мои представление о мире.    

До этого момента я считал, что Гермоник, как другие апостолы, писал своё послание со слов Сына Божьего, что объясняло некоторое сходство всех писаний такого рода, однако вскоре я осознал свою ошибку. Это были записи, посвященные делам Святого Аджоры, но не того Святого Аджоры, которого знал я и, наверное, все люди Ивалиса, да и не только Ивалиса.  

Во-первых “мой” Святой Аджора отличался от прочих смертных. Я не настолько истовый последователь Глабадосского учения, как мой брат Зальбаг, но и я верю, что Святой Аджора был сыном Божьим, сошедшим с неба с целью спасения погрязшего в кровавом хаосе мира людей. Нет, правильнее будет сказать, я верил,… пока не прочитал эту книгу, не оставляющую камня на камне от официальной истории Глабадосской церкви.  

Святой Аджора родился на закате золотой эры, когда множество воздушных кораблей бороздили небо…

Это событие произошло в Лесалии, в городе, называемом Беверния. Сын Божий родился в обыкновенной семье, точно так же, как всякий другой ребёнок. Но, через несколько мгновений после этого, он встал на ноги, подошёл колодцу и изрёк: «Эта вода несёт в себе беду. Засыпьте колодец, и пусть не один человек не прикоснется к плохой воде».

Через несколько дней Бевернию поразила чума. Все люди, которые пили заражённую воду, заболели и погибли мучительной смертью,… Только те семьи, что поверили пророческим словам сына Божьего, остались в живых. С тех пор люди стали называть его чудесным ребёнком и Сыном Божьим. Это было началом того, что в будущем приняло облик Глабадоской церкви, с её рыцарями и первосвященниками.

Святому Аджоре не исполнилось и двадцати лет, когда он взял на себя миссию искупить грехи Ивалиса…

Задолго до объединения Ивалиса земля моей страны была разделена между семью небольшими королевствами – Зелтенией и Фовохамом, Лионелем и Лимбери, Лесалией, Галлионом и, наконец, Мюрондом. Каждый из них пытался расширить свою территорию за счёт соседа, войны всех со всеми не знали конца.

Так продолжалось на протяжении нескольких веков, пока молодой амбициозный король не взошёл на трон Мюронда. Мечтой этого человека было объединить то, что в будущем получит название Ивалис, под своей рукой. Под знаменем Мюронда собралась огромная армия, которую король вёл от победы к победе, но даже этого было недостаточно, чтобы покорить весь Ивалис. Тогда король решил прибегнуть к помощи тайного знания, которое ему удалось обнаружить в ныне потерянных книгах, и с помощью искусства чёрной магии призвал себе на помощь злого духа из самых глубин ада, рассчитывая обрушить на своих врагов его чудовищную силу. Но освободившийся демон убил короля и направил свою разрушительную мощь против мира людей, желая уничтожить его.

Что бы противостоять чудовищу, некто храбрый с двенадцатью последователями, чьи имена остались неизвестными, собрал зодиакальные камни, разбросанные по всему миру, и храбрецы Зодиака возродились. В тяжелейшей битве они уничтожили креатуры злого духа, а его самого изгнали назад в его чёрный мир, который мы называем ад. Так мир был спасён во второй раз.

Это легенда о храбрецах Зодиака, проявляющихся всякий раз, когда мир оказывается на грани катастрофы, и после исчезающих вслед за побеждённой ими бедой, известна, наверное, каждому ребёнку.

Нечто подобное случилось во времена Святого Аджоры. Король Лимбери призвал злого духа в надежде с его помощью покорить весь Ивалис, и последствия этого безумного поступка оказались ужасны. И точно так же, как и говорилось в легенде, Святой Аджора собрал все двенадцать священных камней, возглавил новых храбрецов Зодиака и в тяжёлой битве победил демона.

Но герои, умевшие побеждать, не умели ни править, ни договориться с правителями.

Могущественная империя Юдора боялась растущей популярности Святого Аджоры, и её император распорядился послать солдат, чтобы захватить Святого и его наиболее известных последователей. Наиболее влиятельной религией в то время являлся фаризм, и Верховный Жрец Фары также боялся растущего влияния Святого. В конце концов, тринадцатый апостол Гермоник, соблазнившись запятнанными деньгами, выдал империи жизненно важную информацию, и сын Божий вскоре был похищен солдатами, осуждён судом Фары и повешен на Голголанде.

Но они забыли, что Святой Аджора был не обычным человеком, но сыном Божьим и секта Фары была поражена гневом его небесного Отца. Сразу же после казни Мюронд, где располагался центр учения Фары, был уничтожен землетрясением и поглощён морем.

Так святой Аджора вернулся на небо, заняв своё законное место по правую руку от своего небесного отца.
Это всё, что я знал, и то во что до этого времени верил. И это то, что известно всему Ивалису, да и не только Ивалису. Но святой Аджора Гермоника - это совершенно другая личность.

Аджора не была сыном Бога.
Она была столь же смертной и столь же богоподобной, как и любой другой человек.
Она была революционеркой, решившей изменить то, чего не могла перенести.
Она не любила мир таким, каков он есть – но и не была героем, готовым пожертвовать собой во имя блага человечества.
Она сражалась с Юдорской империей, повернув против неё единственное оружие, которым она обладала – веру людей в её собственную божественность.

Гермоник писал…

Как основатель новой набирающей популярность религии, Аджора, несомненно, является угрозой благополучию империи. Считаю доказанным, что эта женщина является не просто священником, но шпионом, вероятнее всего лимберийским, проникнувшим на территорию империи, с целью сбора информации, распространения заведомо ложных сведений, порочащих императорскую власть, и организации вооружённых востаний. Боже, храни императора. Гермоник. 

Тринадцатый апостол на самом деле был имперским шпионом, чьим заданием было установить её истинные намерения.
              
Похоже, что Аджора действительно пыталась собрать заново храбрецов Зодиака. В своих отчётах Гермоник утверждает, что ей удалось найти несколько зодиакальных камней, и запрашивает дополнительную информацию, касающуюся этих артефактов. Однако для какой цели Аджора собирала камни, остаётся неизвестным. Возможно, Гермоник не знал этого, возможно, не счёл нужным записать. Или, может быть, эти записи навсегда исчезли вместе с пропавшими страницами. 

Я так и не узнал, действительно ли король Лимбери вызвал духа зла.
По крайней мере, в частях, которые удалось перевести Симону, об этом не сказано ни слова. Однако уничтожение Мюронда действительно совпало с казнью Аджоры. Согласно посланию, после землетрясения и пришедшего следом цунами большая часть города оказалось на морском дне. Рыбы получили то, чем некогда владели люди. 
           
Здесь записи Симона становятся всё более интересными. Если ранее он занимался исключительно переводом слов Гермоника, то здесь он впервые начинает высказывать своё личное мнение.
          
Несмотря на многочисленные слухи о его существовании, немногие видели Послание Гермоника своими глазами. Многие, вероятно, скажут, что книга, которой я отдал долгие годы, является не более чем чудовищной фальсификацией, написанной нечестивцем с единственной целью – очернить подвиг Святого и оправдать омерзительное предательство. Однако как специалист по истории Ивалиса и библиотекарь я могу со всей ответственностью заявить – Послание Гермоника аутентично.  

В то время когда я служил в инквизиции, большинство моих братьев проявляли признаки страха, когда речь заходила об этой книге. Первосвященник, вероятно, чувствовал то же самое, из чего я могу сделать печальный вывод, что всё написанное в ней правда. 

После смерти женщины по имени Аджора и разрушения Мюронда церковь, основанная ею, сосредоточила усилия на удержании и увеличении количества  пасомых, и соответственно своей власти и влияния. Для достижения этой цели тогдашними иерархами была поставлена очевидная задача – скрыть или уничтожить любые упоминание об Аджоре-человеке. Все противоречащие или не стыкующиеся с этой линией факты безжалостно вытравливались из человеческого сознания и из анналов истории. Вследствие их упорной работы история Аджоры постепенно приняла тот вид, который она имеет сегодня.

Первые иерархи поступили достаточно мудро, воспользовавшись зодиакальной историей, в которую верило большинство обитателей нашего мира, и что более важно, почти все жители древнего Ивалиса. Было достаточно просто убедить людей верить в Святого Аджору, первого из Храбрецов зодиака, самолично сразившего ужасного демона, к счастью никогда не существовавшего нигде, кроме как в воспаленном воображении фанатиков.  

Прочитав книгу, я потерял веру, которой отдал лучшие годы своей жизни. Но всё же я не чувствую горечи… потому что она вдохновила меня на поиски правды. 

И в тоже время я виновен в том, что никогда не пытался передать это знание, даже зная, что официальная церковная история лжива. Почему? Потому что я боюсь, что если расскажу людям об этой книге, церковь отберёт у меня библиотеку. 

Потеря этого места была бы непереносима для меня, ибо это единственное место, где я могу удовлетворить бесконечную жажду познания, постепенно ставшую единственным смыслом моей жизни. Моя любознательность оказалась сильнее меня…

Симон считал, что демон Святой Аджоры никогда не существовал. Это похоже на правду, но всё же… я видел силу зодиакальных камней своими собственными глазами. В последнее время мне кажется, что за войной стоит нечто куда более тёмное и жуткое, чем даже первосвященник со своими бесчеловечными интригами. Мы все оказались в жерновах чужой войны…

Пояснения:

1. Стихи В. Камши – этот и другие эпиграфы добавлен мной по моему собственному разумению.
2. Самый что ни на есть базовый класс. Носит доспехи, но не слишком прочные, сражается, используя оружие ближнего боя, или подручные средства, например камни. Никакими особенными способностями не отличаются, за одним исключением. Рамза может использовать эту профессию для изучения новых заклинаний по методу break or make, другими словами попал под заклятье и выжил – значит, выучился, не выжил - значит не судьба.
3. В моей русской версии это профессия носила название химчик. Ребята с большими мешками, полными разнообразных зелий, в ближнем бою меньше чем никто, в дальнем тоже, по крайней мере, пока не обзаведутся огнестрельным оружием. Но зато очень надежен, когда требуется привести кого-то в чувство. Чем опытнее травник, тем больше зелий он может использовать.
4. Не слишком сильны в ближнем бою, но их особые способности внушают уважение. Не только могут воровать предметы прямо на поле боя, но ещё использовать некую магию (обязательно против противоположенного пола) которая заставляет вражеских солдат биться против своих.
5. Несмотря на название, во-первых, она жёлтая, во-вторых, больше похоже на помесь рыси и шакала. Укусы этой твари ядовиты (привет Ляпису-Трубецкому)
6. Мелкие лесные жители довольно забавного вида. Правда, обладают не слишком забавной магией, неправленой на ослепление или вовсе на мгновенное убийство врага.
7. То же что и гоблин только сильнее.
8. Этот огнистый монстр фактически состоит из одной пасти. Его тело содержит в себе легковоспламеняющуюся жидкость. Следует заветам японских лётчиков-камикадзе.
9. Основной атакующий класс. Носит тяжёлые доспехи, щиты и мечи, или двуручные мечи. Может запросто сломать оружие или доспехи противника.
10. Как не трудно догадаться, легковооруженные воины с луками. Все их способности направлены на то, чтобы послать стрелу как можно дальше и точнее.
11. Следует заметить, что если для европейского человека монах- это обитатель монастыря, проводящий жизнь в работе и молитве, то для японца это, помимо всего прочего, ещё и мастер боевых искусств. Монахи сражаются кулаками и не носят тяжелой брони но, тем не менее, они довольно опасные противники.
12. Последние имеют очень большое значение. Они мастера белой магии, и делают с её помощью то, что травники делают с помощью зелий, только куда лучше. И вдобавок могут использовать заклинания поддержки.
13. В английском скрипте употреблено слово unfortunately, то есть к несчастью, к сожалению, но вероятнее всего просто ошибка.
14. Мастера того, что в серии Final Fantasy называют чёрной магией, то есть магией, направленной непосредственно на уничтожение противника как прямыми (заклятье в рыло), так и опосредованными (ослепить, отравить, заткнуть и т.д.) способами.
15. Работает непосредственно со временем, ускоряя своих и замедляя чужих. Сам по себе дунуть и растереть, но в компании союзников весьма опасен.
16. Это вид куриц в основном специализируется на лечении.
17. Девизом этому кукушонку следовало бы взять – что стоит услуга уже оказанная.
18. Очень хотелось написать рыцари чёрной овцы.
19. Их атрибутом является налобный рог. Один из самых опасных противников, в виду своей способности призывать огромное количество разнообразных чудовищ. В убойной силе намного превосходит чёрного мага.
20. Воин, поднятый из могилы. Морда у него, правда, на редкость козлиная, и рога тоже. Костяной хват отличается от них только цветом плаща (зелёный вместо синего).
21. Здесь – парящий в воздухе бессметный призрак в ярко-жёлтой накидке. Одно его прикосновение наводит дурные состояния.
22. Типичный для этой серии монстр – здоровенный зелёный злобглаз с крыльями. Его таинственная сила скрыта в его глазу.
23. Также известен как Мальборо. Растительное чудовище с огромной пастью, пожирающее все, что ему попадётся. Его липкая вязкая плоть издаёт страшный смрад. Его дыхание содержит в себе концентрированный эффект сотни сигарет.
24. Довольно редкий класс, чьей отличительной особенностью является дебильного вида шапка. В его обязанности входит вести переговоры к вящим интересам союзников, крыть противника семиэтажным матом, переманивать его на свою сторону, делать дурные предсказания врагам, ободрять своих и всё непосредственно на поле боя.
25. Также известный как драгуны. Носят серые шлемы с ушками, очевидно для того, чтобы походить на драконов. Сражаются копьями. Главная их опасность в том, что использовав магию, эти воины могут совершать невероятной для человека длины прыжки и обрушиваться но противника сверху.
26. Эти воины в масках проявляют большую склонность к бросанию предметов, и вдобавок могут биться двумя клинками сразу. Несмотря на отсутствие тяжелой брони, опасные противники в виду своей своей высокой скорости и сильных ударов.
27. Парящий в воздухе бессмертный призрак, чьё прикосновение вызывает дурные состояния. Может пожрать энергию врага и превратить его в нежить.
28. То же что и ревенант, но послабее плюс накидка не зелёная, а ярко красная. Может обдать врага маслом, а потом поджечь.
29. Имеется в виду рыцарь, ведущий вассальное войско.
30. В английском тексте используется словосочетание Divine Knight, что переводится скорее как Божественный рыцарь, или Божий рыцарь.
31. Гигантская нелетающая птица. Благодаря исключительной выносливости чокобо, их разводят для перевозки грузов. Лишь черные чокобо умеют летать.
32. Модернизация священника, парни в плащах и шляпах. Ходят по воде аки посуху, вытягивают из врага жизнь и магию, укрепляют веру своих. Владеют чёрной магией, направленной на изменение статуса, но вследствие этого разучились лечить.
33. Самый сильный из костяной братии. Имеет козлиную голову и золотые рога. Носит красный плащ. Может воскреснуть, даже будучи искрошенным на куски.
34. Глиф – рельефный знак, символ.
35. Отличительной чертой этих товарищей является возможность использовать поле боя для атаки особыми заклинаниями. Также довольно сильны в рукопашной, могут использовать тяжелое оружие и броню.
36. Возможно, в этом месте английский скрипт не полон и другие храмовники тоже говорят что-то перед побегом если ранить их.
37. Воины в доспехах японского типа, сражаются мечами восточного типа. В том числе и двуручными чудовищами но-дачи. Также имеют ряд атакующих и защитных специальных способностей. Одни из самых сильных и сбалансированных бойцов… что бы овладеть этой профессией, надо успеть побыть рыцарем, монахом и ещё немного копейщиком.
38. Чёрный трёхголовый дракон, тяжёлый и грузный, но прекрасно летает. Атакует трижды и вдобавок изрыгает огонь и молнии в трёх направлениях. У всех его голов общий разум.
39. Белый трёхголовый дракон. То же, что и гидра, только сильнее. В придачу ко всем счастьям его дыхание ослепляет и погружает в сон.
40. Самое безобидное из всех собравшихся существ. Похож сразу на льва, быка и ящера. Огромен и ужасен в гневе. Может убить врага одним ударом или использовать силу звёзд.

Автор перевода - Xronist [www.xronist.ru]

Реклама:  Choice wedding организация vip свадьбы под ключ. | http://salut-print.com/ нанесение и печать логотипа на одежду футболки.
Рейтинг.ru        Яндекс.Метрика
Все материалы (c) 2002-2017 Final Fantasy Forever
Дизайн и движок (c) 2017 EvilSpider